Шахматы в Питере Шахматы в Питере

5. Беседа четвертая: «Образ победителя»

Я приехал к Г. в тот момент, когда он прогуливался в своем парке. На свежем воздухе мы и начали нашу, почти аристотелевскую, очередную беседу.
- Ты никогда не задумывался о психологии победителя? - спросил меня Г.

 - Спортивного победителя?

- Неважно, спорт ли это, политика или наука.
- Мне всегда казалось, что победа служит венцом большого и кропотливого труда. Поэтому я больше размышлял о психологии труженика, - ответил я.
- И к каким выводам ты пришёл?
- Я понял, что достигнуть каких-либо больших целей, если вернуться к теме спорта, способен даровитый спортсмен, не чурающийся труда.
- А Капабланка? - вопросил Г.
- Это врожденный уникум. Таких единицы. Да и он в конце концов понял, что напрасно в свое время мало трудился.
Мы вошли в дом, расположились возле знакомого камина, Г. угостил меня рюмкой дорогого французского коньяка.
- Великие спортсмены с рождения запрограммированы на победу, - продолжал Г. ,- по большому счету, в начале своей карьеры они не нуждаются в психологической поддержке. В период от 12 до 18 лет их скорее нужно не подталкивать вперед, а удерживать, чтобы они в спешке не наломали дров. Мудрый наставник необходим в возрасте совершеннолетия.
- Сразу вспоминается, какую важную роль сыграл в карьере Анатолия Карпова его тренер Семен Фурман.

- Это очень яркий пример творческого сотрудничества, - согласился Г.

- А можно приобрести «харизму победителя»?
- Ответом на твой вопрос послужит мой рассказ о том, как я проводил психотерапию С. Это сейчас он - перспективный гроссмейстер, а семь лет назад передо мною предстал шестнадцатилетний юноша, который буквально застрял на уровне кандидата к мастера. Ко мне его привел отец, мой давнишний приятель. По его мнению, у парня не было «чувства победителя», поэтому в большинстве своих партий, получая ощутимый перевес, он тушевался и нередко терял все достигнутое. В это время я как раз работал над очень важным докладом, поэтому провести полноценную тренировку не представлялось возможным. Отказать было неудобно, да и у парня в ближайшие дни предстоял важный турнир. Я провел то, что можно назвать неотложной психотерапевтической помощью, и это сработало. Вот стенограмма нашего сеанса:
«Садись поудобнее в это кресло. Сейчас мы проведем небольшую психологическую работу, после чего ты станешь успешнее играть в турнирах. Закрой глаза и представь, что ты стоишь между двух зеркал. На одном из зеркал ты видишь черно-белое мутное изображение самого себя, сидящего за шахматной доской и не верящего в возможность победы. Создай этот образ и расскажи о своих впечатлениях.
- Неприятно... Сразу во всем теле появилось какое-то напряжение, дыхание стало тяжелее.
- Хорошо. Теперь обернись к другому зеркалу. На этом зеркале ты видишь цветной и яркий образ самого себя в будущем. Представь, что ты стал победителем крупного международного турнира. Играл ты блестяще и по праву завоевал первое место. В зеркале ты видишь себя в полный рост, на тебе дорогая одежда. Твоя осанка и лицо отражают полную уверенность в себе. Ты улыбаешься улыбкой победителя. Посмотрев на тебя такого, соперники задрожат от страха. Поработай над этим образом внимательно и не спеша. В твоем изображении не должно быть ни одного слабого места. Если тебе что-то не понравится в мимике, осанке или расположении рук, измени это. Это не трудно. Образ должен отображать победителя, поэтому добавь в эту картинку больше силы и уверенности в себе. Остановись только тогда, когда образ станет для тебя притягательным, и ты сможешь сказать: «Я хочу быть таким!» (пауза в течение нескольких минут).

- Я создал этот образ. Он мне нравится, и я действительно хочу стать таким.
- Отлично! Итак, ты стоишь между двух зеркал. На одном ты видишь самого себя, сидящего за доской. Это образ черно-белый и размытый. Смотреть на себя такого тебе не нравится. Тем не менее, ты глядишь на свое изображение, в то время как оно начинает постепенно стекать с зеркала... Зеркало полностью очищается от этого негативного образа! Все, что остается от него, - это комки серой желеобразной массы, как попало разбросанные по полу. Ты давишь ногой эти комки, топчешь их, пока они не превращаются во влажные и скользкие следы! Через некоторое время эти следы подсыхают, и вот перед тобой снова чистый и сухой пол.
Ты поворачиваешься к другому зеркалу и видишь яркое и цветное изображение самого себя в полный рост. Это ты в будущем! Ты - победитель! Этот образ тебе нравится, он притягивает к себе... Тебе хочется стать таким, и ты будешь таким... Остается подойти поближе и принять этот образ в себя, слиться с ним в единое целое. Возьми себе всю силу и энергетику, которые соответствуют этому образу! И открой глаза не раньше, чем этот процесс объединения подойдет к своему логическому концу... (Следует пауза около двух минут. С. открывает глаза и радостно улыбается.)
Ты не поверишь, но это несложное вмешательство привело к глобальным подвижкам в карьере юного С. Парень через четыре года стал мастером спорта, а еще через четыре года - гроссмейстером... Я понимаю, что семя упало на подготовленную почву. И тем не менее до сих пор радуюсь.
- Могут ли наши читатели самостоятельно применить эту технику?
- Техника «двух зеркал» весьма проста и может быть взята на вооружение любым шахматистом с подобными проблемами. Более того, шахматист может ее применить даже во время партии. Закрой на пару минут глаза, выполни технику, и я уверен, что та энергия, которую шахматист получит, внесет решающий перелом в течение партии.
В нашем мозгу хранится масса всевозможных негативных «изображений». Вспоминая то или иное неприятное событие из нашей жизни, мы невольно вытаскиваем из запасников подсознания гадкий образ, связанный с целым комплексом болезненных ощущений. Уничтожив этот образ, мы уничтожаем и эти ощущения. А на освободившееся место помещаем новое, позитивное «изображение» себя в будущем, и уже в статусе победителя. Все просто и гениально! Впервые это поняли и применили на практике два выдающихся американских психотерапевта Ричард Бэнд- лер и Джон Гриндер. Они разработали целую систему подобных ♦ подсознательных» приемов и техник и назвали все это нейро- л и нгвистическим программированием.

- В работе с С. Вы уделили больше времени созданию позитивного образа. С чем это связано?
- Неприятный образ вызвать легко, он уже сидит в подсознании. Хлопни в ладоши - и он выскочит, причем человек сразу почувствует определенное психическое напряжение. А вот новый образ, изображающий человека совершенно другим, да еще в будущем... тут надо основательно поработать! Этот образ должен быть совершенным, без малейшей степени ущербности. Образ должен нести силу и мощь! Если где-то что-то тебе не понравится, срочно добавь, исправь, переделай. Иногда на это уходит несколько минут, а бывает, что не хватает и получаса. В технике «двух зеркал» -это наиболее ответственный момент. Но зато и результат будет соответствующий. По-моему, ради будущих побед стоит немножко потрудиться.
- Почему негативный образ - черно-белый, а позитивный - яркий и цветной?
- Если мы переживаем какой-либо неприятный жизненный опыт, например, нас покусала большая собака, то в подсознании сохраняется изображение этого печального события. Как правило, это изображение черно-белое. Если же это изображение, вследствие какой-то ошибки, яркое и цветное, сила его негативного воздействия на нас удесятеряется. Мы должны его срочно обесцветить и сделать черно-белым. Даже при этих условиях подобный образ будет нас тревожить и угнетать, но все же таким его еще можно стерпеть.
А вот позитивный образ обязан быть ярким и цветным, ведь нам как раз и нужно, чтобы он влиял на нас всеобъемлюще. С помощью своего воображения мы увеличиваем его яркость, цвета делаем насыщенными и четкими. В итоге получается радостная и привлекательная «картинка», от которой мы в буквальном смысле не можем отвести глаз. Поэтому процесс слияния с этим воображаемым образом происходит без затруднений, и в результате мы становимся волевыми и непобедимыми!

- Встречаются люди, которые не способны представлять зрительные образы. Что делать в подобной ситуации?
- Если человек не может увидеть внутреннюю «картинку», ему нужно проделать следующее: представить фрагмент этой «картинки», например, кисть левой руки, после чего не составит труда мысленно «нарисовать» и всю левую руку, далее воображается плечо и т.д., пока не смоделируется весь образ.
- Некоторые читатели могут усомниться, что подобная «игра в картинки» приведет к серьезному психологическому воздействию.
- На самом деле данная техника, несмотря на свою внешнюю простоту, является весьма мощным и эффективным средством перепрограммирования психики. Скептицизм быстро испарится, когда будет достигнут положительный результат. Верите вы в подобные техники или нет, - это не суть важно! Главное - приложите необходимые усилия, и я уверен, что вы не пожалеете об этом.
- Из чего исходили изобретатели данного направления психотерапии, когда создавали подобные техники?
- Бэндлер и Гриндер считали, что каждый индивидуум воспринимает окружающий мир собственным, глубоко личным и неповторимым способом. Если сто человек одновременно будут наблюдать какое-то конкретное событие, например, пожар многоэтажного дома, то в результате мы получим сто различных изображений этого действа. Вследствие накопления в подсознании многих тысяч таких «картинок» в голове человека складывается своеобразная «карта мира». У каждого человека складывается своя индивидуальная «карта мира». А ведь раньше все мы считали, что воспринимаем окружающий мир абсолютно одинаково. Оказывается, что это великое заблуждение! Когда Бэндлер и Гриндер все это осознали, они задумались, что они могут сделать с этим знанием. Когда они поняли, что наши внутренние образы, или если хотите, «картинки», можно изменять, переделывать, совершенствовать, а в некоторых случаях даже уничтожать, они стали много об этом писать и очень быстро прославились и разбогатели.
В этой книге мы еще не раз встретимся с творческими откровениями этих американцев. И поверьте: это хорошие новости!

- Выходит, что весь секрет побед - в наличии «победных картинок» в подсознании шахматистов?

- «Победные картинки» подталкивают к победе, но шахматист не должен забывать о своем общем шахматно-профессиональном совершенствовании, т.к. только будучи мастером, можно показывать мастерскую игру.
- Честно признайтесь, почему вы не любите работать с гроссмейстерами?
- Потому что я сам не гроссмейстер, и мне сложно понять, о чем и как они думают.
- Мне кажется, вы лукавите.
- Гроссмейстер - это уже сложившийся организм, в большинстве случаев достигший апогея в своем развитии. Здесь уже трудно что-то менять, т.к. у каждого из них есть свои собственные психологические наработки, приведшие их к успеху. Если я подойду к опытному рыболову и начну ему говорить, что он - несомненный мастер ужения рыбы, но есть способы, которые приведут к еще большей результативности, думаю, он меня не поймет.
- А кандидат или мастер?
- О! Это самая благодатная для работы аудитория. Эти ребята все еще рвутся в бой, к тому же на них давит комплекс неполноценности.
- Какой?
- То, что они еще не гроссмейстеры!
- Опять вы шутите, профессор. Почему наши спортсмены не стремятся включать в свои команды спортивных психологов?
- Потому что мы всегда славились мастерством по совершению глупостей. Квалифицированный спортпсихолог в ближайшее время обязан стать незаменимым партнером всех известных отечественных спортсменов.
- Как же без них обходились Стейниц, Ласкер, Капабланка, Алехин и другие «классики» шахмат?
- Другое было время: мало гроссмейстеров, мало турниров... А может быть, они были психологически более устойчивы, чем мы теперешние?
- Вряд ли. Недаром Морфи, Стейниц и Пильсбери к концу жизни стали душевнобольными...
Г. закурил гаванскую сигару и задумался. Через несколько минут продолжил беседу.

- А как ты считаешь, почему Карпов и Каспаров так быстро закончили борьбу на высшем уровне? Почему в конце XX столетия они стали «пробиваемыми»?
- Достигли своего предела? - спросил я.
- Мне кажется, что они оба надломились в упорной борьбе друг с другом. Они напоминают мне великих рыцарей, которые нанесли друг другу столько глубоких ран, что продолжать дальше борьбу не только друг с другом, но и с другими рыцарями, им показалось бессмысленным. А ведь они были гроссмейстерами, как казалось, неисчерпаемого потенциала.
Г. посмотрел мне прямо в глаза.
- Поэтому я не работаю с гроссмейстерами...
- Меня всегда интересовало творчество Михаила Чигорина. Как вы считаете, он не стал чемпионом мира как раз потому, что не смог смоделировать свой «образ победителя»?
- Чигорин - это природный алмаз, который не прошел окончательной ювелирной огранки. Он начал играть в шахматы в 22 года и вскоре стал супермаэстро. А как тяжело он жил, сколько сил потратил на поиски меценатов. Россия приложила немало усилий, чтобы он не стал чемпионом... Нет, за доской трусом он не был! Просто он был сильно уставшим от жизни человеком...
Если ты хочешь найти супергроссмейстера без «образа победителя», то это Пауль Керес. Вот кому действительно не повезло! Его всю жизнь звали «вечно вторым». Он так и не смог подняться на Олимп, т.к. Ботвинник никого туда не пускал.
- А что Вы скажете о Ефиме Геллере?
- У него схожая судьба с Болеславским. Оба - выдающиеся аналитики, мастера кабинетной работы. Их трагедия в том, что они больше внимания уделяли шахматным фигурам, чем сопернику, сидящему напротив. Психологическая подготовка у них страдала...
- Зато Гилл ер имел положительный счет с Фишером.
- Это лишний раз говорит о великом потенциале Геллера. Эх, если бы у него была психологическая устойчивость Ботвинника!
- Ботвинник, по-видимому, никого не боялся?
- Никого! Это была совершенная шахматная машина. Турниры он обычно использовал для тренировки, не слишком задумываясь о призовом месте. Зато в матчах он был неподражаем! Не пора ли нам перейти уже к другой теме?

читать следующую беседу