Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Специфика тренировки молодежи.

Классическое шахматное образование подразумевает обязательную работу над учеб­ной литературой. Здесь умес­тно напомнить крылатое вы­ражение Михаила Ботвинни­ка: «В шахматы научить играть нельзя, можно только на­учиться!» И хотя помощь тре­нера в учебном процессе край­не важна, основную работу обучающийся должен проде­лать сам.

 Пробелы «школы»

При изучении основ пози­ционной игры, на начальном этапе обучения важную роль следует уделять внимание воп­росам тактики. Тем более что наличие хороших книг на эту тему позволяет талантливым юниорам получить хорошую тактическую подготовку. К со­жалению, зачастую молодежь рассматривает тактические приемы только со своей сто­роны, недооценивая возмож­ности соперника, что оборачи­вается не только неожиданно­стью, но и банальным про­смотром. Причиной этого яв­ляется чрезмерное увлечение прокруткой партий на компь­ютере под углом зрения лишь со своей стороны доски, так как некоторые ребята просто не умеют (и не желают) смот­реть позицию и с противопо­ложной стороны. Поэтому важ­ной составляющей индивиду­ального обучения является углубленный анализ тренером партий ученика. Причем наи­больший эффект приносит анализ партий, сыгранных с сильными соперниками, что не всегда учитывается.

Огромные проблемы связа­ны с изучением эндшпиля. Как говорил в свое время знаме­нитый тренер Анатолий Бы- ховский, отвечавший в СССР за подготовку перспективной молодежи, сейчас изучать де­бют и эндшпиль несложно. Учебного материала — море! И хотя по эндшпилю его значи­тельно меньше, чем по дебю­ту, он добротнее. Проблема, прежде всего, в недооценке важности изучения эндшпиля, самими тренерами. А ведь чемпионы мира Хосе-Рауль Капабланка и Василий Смыс­лов настаивали, что именно с эндшпиля, то есть более про­стых позиций, нужно обучать правильному взаимодействию фигур. Молодой шахматист, избравший путь профессиона­ла, несомненно, обязан обла­дать хотя бы школьным обра­зованием, гарантирующим элементарный уровень грамот­ности при разыгрывании тех­нических окончаний, состав­ляющих своего рода азбуку шахмат. Отметим, в советское время такие знания имели перворазрядники в Домах пи­онеров.

Пренебрежение этими ос­новополагающими составляю­щими обучения ведет к недо­статочному уровню позицион­ного понимания игры. Особенно это выпукло прояв­ляется при работе с юными шахматистами Запада. Напри­мер, в Голландии тренеры ог­раничиваются лишь обучени­ем тактике, и получаются ве­ликолепные счетчики, такие как Вутер Спульман, который по расчету вариантов соответ­ствует уровню гроссмейстера, но его позиционное понима­ние игры просто не развито.

Большое значение имеет и профессиональный уровень детских тренеров. Но, к сожа­лению, у большинства из них, при всем энтузиазме и несом­ненной любви к шахматам, от­сутствует профессиональное образование. Поэтому при подготовке талантливых ребят неизбежны разного рода про­белы. Ведь не случайно у не­которых учеников после рабо­ты с тренерами такого уровня позиционное понимание игры просто испорченное. Образно говоря, кроме использования открытой линии и атаки явной слабости они ничего другого не умеют. Эти проблемы про­являются при передаче учени­ков на другой, более высокий уровень тренерской подготов­ки. Чем быстрее и эффектив­нее они ликвидируются, тем быстрее молодой шахматист способен подняться на новый уровень.

 

Специфика тренерской работы

В большинстве стран Евро­пы существует серьезная под­держка юношеских шахмат. Приведу, к примеру, хотя бы программы Голландии, Герма­нии, Словении, Польши, ко­торые позволяют тренерам ус­пешно развивать таланты до определенного возраста. Но эта поддержка заканчивается с достижением 18 лет. То же касается и российских юнио­ров. В дальнейшем, работай сам или нанимай классного тренера. Но не каждый спо­собен на самозабвенный са­мостоятельный труд, который проделал Магнус Карлсен. Но это гениальный самородок, своего рода исключение. Для большинства же молодежи ре­шить эту проблему не по силам, ведь самостоятельно постигнуть тайны шахмат чрезвычайно тяжело. Я вспо­минаю, как стал гроссмейсте­ром в 22 года (в 70-е годы про­шлого века в таком возрасте этого титула

удостаивались лишь единицы), и стал думать, как тренироваться и разви­ваться дальше. Совета не мог дать никто, и это в условиях высокой тренерской культуры золотого века советских шах­мат. Что уже говорить о сегод­няшнем дне. Неудивительно, что молодые таланты ограни­чиваются лишь анализом де­бюта и участием в турнирах. Мне до сих пор больно смот­реть, как спортивные показа­тели бывших талантливых по­допечных, таких как гроссмей­стеры Эрик ван ден Дул и Деннис де Фройгт, без тренер­ской опеки стали стремитель­но падать вниз. Им оплата тре­нера казалась непозволитель­ной роскошью. Другая ситуация в США. Там шахма­ты используются для повыше­ния интеллектуального уров­ня детей, и в профессионалы идти просто невыгодно. На­помним о таком таланте как Патрик Вульф, ушедший в юридическую сферу деятель­ности. Жалко работы проде­ланной тренерами, но что по­делаешь.

Но возвратимся к собствен­но тренерской работе с моло­дыми талантами. В современ­ном шахматном мире есть не­сколько типов тренеров — учителя шахмат, тренеры клубного уровня, бизнес-тре­неры (работают с разными ти­пами любителей и не ставят высоких целей ни себе, ни ученикам), тренеры-секундан­ты на соревнованиях самого различного уровня от юно­шеских турниров до матчей на первенство мира. И есть тре­неры, работающие индивиду­ально с талантливыми и ам­бициозными шахматистами, перед которыми ставится цель прорыва на высокий уровень. О проблемах работы с после­дней категорией хотелось бы остановиться подробнее.

У меня богатый опыт рабо­ты с учениками такого уров­ня. Я работал как тренер с се­страми Жужей и Софией Пол- гар, Алисой Марич, Лукасом Бруннером, Аркадием Найди- чем, Матеушом Бартелем, Лу­кой Леничем, из современной молодежи — с голландцами ван ден Дулом, Смейтсом, Стеллвагеном, Л’Ами, а в пос­леднее время — с украинцем Ильей

Нижником. В моем тре­нерском активе была и секун­дантская работа, проводимая во время соревнований выс­шего уровня с Анатолием Кар­повым, Александром Белявс­ким, Олегом Романишиным, а также чисто дебютная работа с Майей Чибурданидзе и На­ной Александрия. При этом надо отметить, что тренерская работа заметно отличается от секундантской, хотя высоко­классный тренер должен быть и отличным секундантом. Зна­ние психологии и характера, как знаменитого гроссмейсте­ра, так и молодого ученика будет отличной базой для при­нятия решений по выбору де­бютов и турнирной стратегии.

При анализе и рекоменда­циях я использую опыт, прак­тику и знания ряда выдающих­ся тренеров, с которыми мне приходилось работать и об­щаться. Это Виктор Карт, Анатолий Быховский, Юрий Сахаров, Олег Дементьев, Иосиф Дорфман, Юрий Разу­ваев, Аршак Петросян, Борис Постовский. Но главное, что я должен отметить в моем шахматном и тренерском раз­витии, роль такого титана, как Михаил Ботвинник. Не слу­чайно же трехкратный чемпи­он СССР Леонид Штейн под­черкивал: «Все мы вышли из Ботвинника».

 

Мой практический опыт

Перейду к конкретной практике. Гроссмейстер Матеуш Бартель, чемпион Польши 2006 года, член олимпийской сборной. Я начал работать с ним в 1999 году, причем обыч­но проводили один сбор в год. Остановлюсь лишь на одном эпизоде. Начало 2008 года Матеуш откровенно провалил, проблемы с учебой привели к кризису в игре и потере места в рейтинговой группе «2600». Был проведен недельный сбор, направленный на улучшение и стабилизацию счета, плюс уг­лубленный анализ партий для выявления острых недостат­ков. Первым делом установле­но, что репертуар за черных — французская и голландская за­щита дал течь, особенно ле­нинградский вариант голлан­дки. Резервный дебют — за­щита Нимцовича получался неудачно, но не из-за незна­ния вариантов, а из-за оши­бок с планом в середине игры. Результат сбора — 2 удачных турнира и прибавка 27 пунк­товрейтинга.

 

Я. ЧАКОН - М. БАРТЕЛЬ

Люблин 2008

1

Вполне безобидная позиция и очевидный план игры связан с 13...Фе7 и затем е6-е5. Одна­ко следует агрессивное 13...Лf6?

14. d5 Лg6 15.Кd4 и зачем-то переход в полный пассив — 15…Кf8?, когда еще возможно было 15...exd5! 16.Кsxf5 Фg5 с контригрой.

16. g3 exd5 17.cxd5 Сxd5 18. Кxf5 Фg5 19.Лad1 Фxf5 20.Лxd5 Фe6 21.Сc4, и черным впору сда­ваться.

 

 

 

М. БАРТЕЛЬ - М. КАРЛСЕН

Бундеслига 2008

2

Другой недостаток — пре­небрежение игрой в центре. Здесь надо играть 18.d4, и у бе­лых точно не хуже. Но следует агрессивное 18.Фh5, и вскоре выяснилось, что выпад ферзя оказался холостым выстрелом:

18...f6! 19.ЛеЗ Ке7! 20.Кхе7 Кхе7 21.Сg3 Фf7 ! f5+ Фg6 23.Фxg6+ Крg6 24.f4 Лfe8 25.Лdl Крh7 26.Лe2 a5! 27.d4 exd4 28. cxd4 c4! 29.f5 сЗ! 30.bхсЗ Ka4. Ясно, что на победу играют уже черные.

 

М.БАРТЕЛЬ - С. ТЕР-СААКЯН

Пловдив 20083

У белых ясный перевес пос­ле 23.Фа4 или 23.Се3. Но Ма- теуш забирает пешку — 23. Фха7?, рассчитывая, что не проходит 24...Ла8 из-за взятия на с7. Он не видел тактическое опровержение 23...g5!, и после 24.Сxg5 Лa8 25.Фb7 Лeb8 остал­ся без ферзя.

 

Д.ДЖОШУА - М. БАРТЕЛЬ

Пловдив 20084

А вот тактически уязвимая профилактика. В партии не­стандартное соотношение сил — два коня против ладьи и от­даленной проходной пешки, которая приобретает вес при размене ферзей. Но при фер­зях черные играют на победу. Агрессивность толкает молодо­го гроссмейстера на резкую игру: 27...h5? (правильно 27...h6!) 28.h3 Kfd7 29.а4 Фа8 30.Фb5!, и поскольку выясни­лось, что нельзя 30...Фха4? из- за 31.Лс8+ Крh7 32.Фxh5X, про­ходная «а» решила партию в пользу белых. А стой пешка на h6, все было бы наоборот.

Рекомендации тренера по искоренению типичных, по­вторяющихся ошибок состоят из двух частей:

— Разбор классических партий, где показывается, как разыгрывается та или иная структура. В связи с этим, вспоминается наставление Ботвинника: «Молодые люди, чтобы знать, как правильно играть в этом типе позиций, посмотрите партию Рагозин — Каспарян из чемпионата СССР 1937 года». Правда, на такую форму работы способны лишь высокообразованные тренеры, бывшие сами хорошими шах­матистами.

— Упражнения на заданную тему, подобранные тренером. Заметим, что компьютерная «Рыбка» здесь не спасет, и не проделавший такую работу иг­рок будет хромать всю свою карьеру.

В этом аспекте, можно упо­мянуть, как удалось вывести на высокий гроссмейстерский уровень Аркадия Найдича. Ра­бота велась по трем главным направлениям.

  1. Стабилизация счета. Он был внешне хорошим, но до­вольно «грязным» (с ошибка­ми тактического плана) и не­стабильным.
  2. Изучение классики. Осо­бое внимание уделялось техни­ке размена Акибы Рубинштейна и стратегии Михаила Бот­винника.
  3. Глубокий анализ своих партий с выявлением и ликви­дацией ошибок. Дебют затро­нут лишь в том плане, что ус­тановлен соответствующий стилю репертуар, а углубление являлось основой самостоя­тельной работы.

Другое содержание работы было с таким талантом, как Илья Нижник. Кроме основ­ных направлений работы (изу­чение классики сначала дела­ем вместе, и Илья продолжает работать дома), первоочеред­ная помощь идет в обучении оценке позиций, типичным планам и построении дебютно­го репертуара. У молодых шах­матистов всегда есть пунк­тик — любимая «левая» схема, которую они долго анализиру­ют и чаще всего неудачно при­меняют. Поэтому надо дели­катно, но настойчиво при­вивать им вкус к здоровым схе­мам.

Не считаю лишним подчер­кнуть, насколько важен каче­ственный анализ своих партий для выявления и ликвидации типичных ошибок. Меньше ошибок — лучше результаты, это ясно. Но над ликвидацией ошибок надо серьезно рабо­тать, что очень редко делает­ся. Первый шаг — это выявле­ние ошибок, их классифика­ция. Ведь у каждого шахмати­ста свои типичные повторяю­щиеся ошибки. Если эти при­меры разложены по своим ме­стам в тетрадях, даже беглый просмотр перед турниром включает сигнал «Стоп, я это­го не делаю!». Но почему-то шахматисты повторяют лишь дебюты, а не изучают технику игры в типичных позициях миттельшпиля и эндшпиля. Впрочем, изучение техники игры в заключительной стадии партии, которую, в условиях современного контроля време­ни, приходится играть в добав­ленные секунды — тема от­дельного разговора. А пока ос­тановимся на типичных примерах стратегических оши­бок в миттельшпиле.

 

Р.РАППОРТ - В.НЕВИДНИЧИЙ

Сараево 20105

38.Cd3? Попытка выиграть пешку g4 тактическим путем, ослабляет основу позиционно­го перевеса белых — пешку d5. Правильно 38.K hl! с угрозой Кg3 и f4-f5, так как взятие пеш­ки 38...Сxd5 39.Сg3 Фе6 40.f5 Фf7 41.Фxg4+ ведет к решающе­му перевесу.

38...Фh5 З9.Ке4 g3 40.Фxh5 Сxh5 41.Кxg3 Сf7. С разменом ферзей и потерей пешки d5 бе­лые свели к минимуму свой перевес.

42. Кf5+ Крg8 43.Сc4 Сxd5 44. Сxd5+ Кxd5 45.ЛdlКc3 46.Лd3 Кe2+ 47.Крf2 Кclc3 Кa2 49.Лg3+ Крh7 50.Лh3+ Крg8 51.Крf3 d5, и за потерянную пешку черные получили доста­точную компенсацию в виде активности своих фигур. Партия закончилась вничью на 64-м ходу.

 

Б.ИЛДИС - С.МЕЛИЯ

Лиглер 20107

17.ахb5?! Контригра черных связана с с5-с4. Поэтому тех­ника противодействия этому выражалась в 17.с4!, что фик­сировало пешечную структуру черных на ферзевом фланге, и предупреждало активизацию коня d7.

17...ахb5 18.сЗ с4 19.Фс2 Кс5. Черные получили актив­ную игру и сумели выиграть партию.

 

Внимание — эндшпиль!

Умение играть эндшпиль, на мой взгляд, является важ­нейшей составляющей, опре­деляющей показатель силы игры. Этим неизменно отли­чались великие чемпионы прошлого. Однако ведение эндшпиля в режиме игры до окончания партии проходит, как правило, в условиях край­не ограниченного времени на обдумывание. Поэтому дости­жение высоких спортивных результатов требует особого внимания к изучению эндш­пиля и, прежде всего, знания технических позиций и осво­ения техники игры, доведен­ной до автоматизма. Это тре­бует кропотливой, порой скуч­новатой работы, что непросто для нетерпеливой молодежи, и не случайно, что именно игра в эндшпиле является для нее особенно трудной. Между тем, именно в этой стадии партии совершается гораздо больше ошибок, чем в середине игры. Причины разные: здесь и не­достаток знаний фиксирован­ных позиций, и слабое владе­ние типичными приемами, да и что говорить, незнание клас­сических примеров. Отсюда и частые «проколы» в технике, которые сплошь и рядом до­пускает высоквалифицирован- ная молодежь в условиях ско­ростной игры в эндшпиле. Эти пробелы непросто устранить, здесь нужна серьезная тренер­ская помощь. Особое внима­ние следует уделять технике защиты худших позиций, ко­торая по определению Миха­ила Ботвинника является по­казателем силы игры в энд­шпиле.

В качестве примера полез­но использовать опыт совер­шенствования техники игры в эндшпиле наиболее яркого ли­дера шахматной молодежи Магнуса Карлсена. Если в под­ростковом возрасте у него, как некогда у Роберта Фишера, в этой стадии партии было мно­го проблем, то сейчас можно говорить о превосходстве над гроссмейстерами, перешагнув­шими 2700-ю отметку в рей­тинге. В настоящее время тех­ника реализации перевеса Кар­лсеном напоминает технику Фишера и редко дает сбой.

Впечатляющее свидетельство проделанной работы!

В этом аспекте изучающим шахматы интересно будет уви­деть ошибки юного Карлсена, уже в 14 лет титулованного зва­нием гроссмейстера.

 

М.КАРЛСЕН - Л.АРОНЯН

Чемпионат мира ФИДЕ, Триполи 20046

Известно, что ладейные окончания с пешками «f» и «h» оставляют слабейшей стороне реальные шансы на спасение. И тот факт что, играя в режиме рапида (в тай-брейке), Карлсен не сумел спасти партию, его не оправдывает. Квалификация гроссмейстера обязывает зна­ние ключевых позиций подоб­ного эндшпиля.

В окончаниях такого типа лучшими полями для короля считаются f2 и g2. Поэтому на­прашивалось 66.Фg2, стремясь блокировать пешку «h» и оставляя ладье возможность шахо­вать по горизонтали и вертика­ли (лучшее поле для нее а8). Однако 14-летний гроссмейстер соблазнился идеей пата и сыг­рал 66.Крg4?!, допустив 66...h3, и поскольку выигрыш этой пешки ведет к проигранному пешечному эндшпилю, держать ее стало труднее. Партия про­должалась:

67.Лg5+? Этот ход взаимо­связан с предыдущим наивной надеждой на пат в случае 67...fxg5? Но брать необязатель­но, а ладья попадает на неудач­ную позицию, что ведет к по­ражению. Между тем, можно было защищаться посредством 67.Ла2 f5+ 68.Крf4, имея в виду на 68...Лf8 69.Ла6+ Кррh5 70.Крg3 ЛbЗ+ 71.Крh2 или сразу 69.Крg3 Лh8 70.Крh2.

67...Крf7 68.Лh5 Креб 69.Лh8 ЛсЗ 70.Крg4 Крg6 (70...Лс2!) 71. Крg4 Крg6 72.Крf4 Лc2! Техни­ка реализации поучительна. Так как 73.Лxh3 Лf4+ ведет к раз­мену ладей, пешка продолжает движение, а черный король со­вершает обход.

73. Крg3 h2 74.КрfЗ Крf5 75. Лh5+ Кре6 76. Лd8 Фе5 77. Ле8+ Крd4 78. Лd8+ ЛсЗ 79. Лh8 Лd2 80. Крg3 КрdЗ 81. Крf3 Крс2 82. Крg3 Крdl. Белые сдались.

Сходный по «школе» курьез случился и в другой теоретичес­ки ничейной позиции.

 

Л.АРОНЯН - М.КАРЛСЕН

Мемориал Михаила Таля, Москва 20068

Карлсен знал и уже приме­нял типичный способ защиты в подобных позициях: метод «прицепа» к пешке — 69...Лe2! Вместо этого он предпочитает другой план защиты: атаку ла­дьей с длинной стороны, что оказывается сложнее.

69...Лal 70.Кре7 Ла5 71.е6 Лa7+ 72.Лd7 Лa8 73.Лd6 Лa7+?? Нельзя при фланговой атаке отдавать 8-ю линию. Единствен­ной защитой было 73..Крg6.

74.Кре8. Черные сдались.

Поучительны ошибки Маг­нуса и в таком хрестоматийном эндшпиле как «ладья против слона», в котором надо знать основополагающие приемы за­щиты.

 

К.ПЕДЕРСЕН - М.КАРЛСЕН

Гаусдаль 20059

93...Крh5?! Технически пра­вильно идти в угол, противопо­ложный цвету слона — 93...КрhЗ.

94.Крf5 Cd8?? Одна неточ­ность нередко рождает другую, несравнимую по последствиям. Если бы допускала шахматная транскрипция, то этот ход зас­луживает большего числа воп­росительных знаков. Держало позицию 94...Крh6.

95.Лс8. Черные сдались.

В заключение можно сказать следующее. Не снимая ответ­ственности тренера за работу над повышением шахматного мастерства, я считаю главным в работе с молодыми таланта­ми следовать совету моего зна­менитого тренера Виктора Кар­та: важен индивидуальный под­ход. Это означает как помощь в формировании личности, так и работу над индивидуальным стилем игры.

Адриан Михальчишин,

председатель тренерской комиссии ФИДЕ,

гроссмейстер