Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Глава первая.

К тезису об относительной безобидности пешечной лавины.

Эта стратагема, примененная мною впервые в 1911 году, очень скоро выявила свое значение. От родоначальника ее - партии, начи­навшейся ходами 1. е4 с5 2.Кf3Кf6!! (Шпильман - Нимцович, Сан-Себастьян 1911), - берут свое начало, между прочим, и способы игры 1. d4 Кс6 (Боголюбов) и 1. е4 Кf6 (Алехин).

Подробнее...

Глава вторая.

«Эластичная» трактовка дебюта (переход из одного дебюта в другой).

Этот стратегический прием, введенный в свое время автором, считался архимудрецами времен Тарраша продуктом декаданса; так, например, Теркатц (любитель, иг­равший достаточно плохо, чтобы быть в состоянии редактировать большой шахматный отдел) утвер­ждал, что маскирование дебютных планов доказывает «недостаток му­жества».

Подробнее...

Глава третья.
Игра в центре и игра на флангах.

Что «лучше» (в американском смысле слова, то есть что имеет большее практическое значение для достижения успеха): атака в цент­ре или диверсии на флангах? Воп­рос трудный. Ясно, правда, что ата­ки на флангах могут предприни­маться лишь при достаточно проч­ной позиции в центре, но что же, спрашивается, следует понимать под достаточно прочной по­зицией в центре?

Подробнее...

Глава четвертая.
Небольшой, но крепкий центр.

Как мы знаем, обладание креп­ким, хотя бы и стесненным, цент­ром дает достаточные основания для начала фланговых атак, причем последние в известном смысле опираются на упомянутую проч­ность центра. В партиях № 85 и 86 расстояние между центром и поля­ми, где происходила фланговая ата­ка, географически было весьма значительным; да и логически опе­рации на этих участках шахматной доски были вполне самостоятель­ными.

Подробнее...

Глава пятая.

Асимметричная трактовка симметричных вариантов.

Псевдоклассики не только пи­тали какое-то непонятное в наши дни пристрастие к симметричным вариантам, но и сумели еще при­дать этому малоотрадному делу видимость научности. Они давали понять, что многие положения или дебюты имеют якобы тенденцию к симметрии и что, стало быть, про­тивны интеллекту любые попытки уклониться от этой «богоугодной» симметрии. Всякие попытки по­добного рода, говорили они, некор­ректны и при правильной контриг­ре неминуемо должны повести к проигрышу.

Подробнее...

Глава шестая.
Слон с форпостом и без него.

При переигрывании следующих трех партий у читателя должно со­ставиться впечатление, что он име­ет дело со слонами «неороманти­ческими», которых отнюдь не сле­дует смешивать со слонами «старо­го» времени. Однако дело здесь лишь в «невесомых» различиях.

Подробнее...

Глава седьмая.

Слабость комплекса полей определенного цвета.

Для современной турнирной партии типично, что один из парт­неров защищает ряд слабых полей, притом определенного (одинакового) цвета. Процесс цен­трализации (см. партию № 23), рав­но как и процесс ограничения под­вижности, протекает обычно с по­разительной регулярностью на по­лях определенного цвета. То же можно наблюдать и при лавирова­нии (см. пятую часть): необходи­мые «две слабости» здесь либо «белы», либо «черны», но почти никогда - «смешанны» (см. партию №71).

Подробнее...

Глава восьмая.

Победное шествие «вычурных» и «безобразных» ходов.

Таковы были те чрезвычайно милые эпитеты, которые псевдо­классические мастера находили для наших ходов. Сегодня же, когда наши идеи победили по всей линии, любой шахматист удивляется, как мог казаться «безобразным» такой естественный, прекрасный и глубо­кий способ игры, как, например, вариант Хенема?

Подробнее...

Глава девятая.

Героическая защита.

A priori можно предположить, что все области практической игры в равной мере захвачены но­выми идеями. Однако область за­щиты, по всей видимости, упорно не желает подчиняться живитель­ному воздействию современного духа. Похоже даже на то, будто выбитое со всех своих «позиций» псевдоклассическое направление собирается окопаться на рассматри­ваемом участке.

Подробнее...

Глава десятая.

Комбинации, дремлющие под тонким покрывалом!

Таковыми Адольф Андерсен (ибо именно ему принадлежит это прекрасное определение) считал комбинации закрытой партии. Если бы этот великий классик сегодня был в живых, то весьма вероятно, что он к этим комбинациям причис­лил бы все комбинации гипермо­дернизма. И действительно, совре­менным комбинациям присуще, по- видимому, нечто нарочито непри­метное: иногда они словно призра­ки снуют между строчками, не ре­шаясь забраться в текст.

Подробнее...