Шахматы в Питере Шахматы в Питере

БИОГРАФИЯ МАГНУСА КАРЛСЕНА.

Его желание во что бы то ни стало добиться победы напоминает Фишера.

Норвежец Магнус Карлсен в настоящее время обладает всеми необходимыми качествами, чтобы ещё много лет пребывать на троне мировых шахмат. Сможет ли он превзойти достижения Каспарова и Карпова, доминировавших в последней четверти XX века? Таким вопросом задаёмся мы все сегодня, после победы Карлсена в матче за мировую корону над россиянином Сергеем Карякиным, одержавшим победу над Фабио Каруаной в решающей партии турнира претендентов.

 

Во времена лидерства Анатолия Карпова, воспитанника советской шахматной школы, существовала определённая дистанция между ним и вторым по силе игроком в мире, великим Виктором Корчным. По настоящему серьёзных конкурентов не было, хотя Любоевич, Хюб- нер, Портиш, Ларсен, Таль, Юсупов, Салов, Белявский были весьма достойными противниками. Появление юного гиганта из Баку, Гарри Каспарова, покончило с эпохой явного превосходства одного игрока над всеми остальными. Новое соперничество оказалось намного ожесточённей, более шахматным и с более явным различием стилей, чем в предыдущие 10 лет. Правда, Карпов выдерживал эту конкуренцию только вначале, до 1991 года. Хотя ещё в 1994 году он одержал победу в Линаресе, опередив Каспарова, первого номера мирового рейтинга, на невероятное число очков и добившись невиданного прежде результата в супер-турнире. Но именно с этого момента звезда Карпова стала закатываться. Ему на смену пришли Крамник, Топалов, Широв, Рад- жабов, Леко и Ананд, для которого Каспаров долго оставался непреодолимым соперником.

Фактически Крамник (вопреки прогнозам одержавший сухую победу над Каспаровым в чемпионском матче 2000 года), Топалов и Ананд начали играть главенствующую роль только когда Гарри устал от шахмат и уже не горел желанием бороться за объединённый титул лучшего шахматиста планеты.

Освободившееся место на троне может занять Магнус Карлсен. У него есть харизма, которая так важна для поклонников шахмат. Как могло случиться, что в такой маленькой стране, как Норвегия, родился столь большой талант? На этот вопрос мы ответим позже. Вообще-то, в скандинавских странах всегда поддерживали и развивали шахматный спорт, но более перспективными считались датские и исландские игроки.

Сначала мы должны рассказать историю этого молодого гроссмейстера, уже являющегося действующим чемпионом мира. Путь от «обычного» игрока до гроссмейстера из суперэлиты занял у него меньше пяти лет (примерно с 11 лет и до 2006 года). Если мы проведём параллель с Каспаровым (турнир в Баня-Лука, 1979 год), то этот случай более выдающийся, поскольку его соперники быстро стали сильнейшими в мире.

Конечно, достижение Каспарова заслуживает огромного уважения, так как город Баку, столица республики Азербайджан в составе СССР, был тогда не самым лучшим местом для развития шахматиста. Вдали от столичной Москвы и второго города страны, Санкт-Петербурга (тогда Ленинграда), юный претендент часто испытывал дополнительные трудности. Но ведь Норвегия вообще имела лишь очень отдалённые сведения о шахматной жизни, да и приходили они из соседних стран. Исландия была страной, которая видела как американец Бобби Фишер добился звания чемпиона мира в борьбе с действующим чемпионом Борисом Спасским. Кроме того, впоследствии там появилось множество гроссмейстеров приличного уровня, в том числе Хьяртарссон, претендент на мировой титул. А совсем рядом, хоть и довольно давно по времени, совершал свои шахматные подвиги датчанин Бент Ларсен, который в 1970 году считался столь же выдающимся шахматистом, что и Фишер.

Любопытнее всего тот факт, что главный герой нашей книги словно вышел из горнила советской системы обучения шахматам, из непобедимой школы, которая в последние годы распространилась по всему миру. Он освоил её самостоятельно, также, как в Испании — Пако Вальехо, во Франции — Бакро, в Великобритании — МакШейн, а в Италии — «американец» Каруана. И всё же здесь несколько иной случай: мастерство Карлсена не имеет себе равных, поскольку в нём соединилось сразу множество факторов. Один из них - образование и воспитание, которые он получил.

Отец Магнуса, Хенрик, сразу заметил талант сына и, возможно, опираясь на опыт родителей семейства Полгар, которые по профессии были педагогами и давали образование своим детям на дому, стремясь эффективнее использовать время и проложить путь к профессиональной карьере детей, увидел выход в гораздо более открытой атмосфере, с меньшим числом запретов.

Поддержка и обязательства семьи были очень важны для Магнуса, который и сам быстро добился финансовой поддержки. В северных странах такие вопросы решаются легче, чем в других государствах Запада, и таким образом уже в 10-11 лет он имел возможность ездить на более серьёзные шахматные соревнования.

Магнус, в отличие от других гениев, занимался почти исключительно с помощью компьютера. Однако, как бы быстро вы ни обучались, знания не могут стать, по-настоящему, глубокими, если ваша память и другие природные способности не позволяют моментально усваивать новые понятия.

Но не только штудии за компьютером сыграли свою роль. Огромное влияние на игру Карлсена оказали книги Каспарова из серии «Мои великие предшественники» (благодаря сотрудничеству с голландским журналом «New In Chess» он осилил все тома). По мнению Хенрика, Магнус основательно усвоил всё, что написано в этих книгах. В самом деле, этот труд даёт возможность в полной мере оценить классическое наследие шахмат.

Уже в раннем возрасте (с девяти лет) Карлсен начал сотрудничать с прекрасным тренером и сильнейшим норвежским шахматистом Сименом Агдестейном (в Испании было бы трудно рассчитывать на бескорыстную помощь лучшего игрока в стране неизвестному мальчишке), но их более плотное сотрудничество началось только по достижении Магнусом рейтинга в 2000 пунктов... Тогда они редко собирались для живого анализа, и больше было рабочих контактов на расстоянии. Карлсен почти всегда полагался на свою индивидуальную работу, сам принимал решения при подготовке к партиям. Поэтому на самом деле речь идёт о таком же гениальном самоучке, каким ранее был Фишер.