Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Историческая прелюдия (продолжение – 2)

Следующий известный пример служит тому убедительной иллюстрацией.

Испанская партия [С66]

Тарраш — Ласкер

Германия (м/4) 1908

1.е4 е5 2.Кf3 Кс6 3.Сb5 Кf6 4.0-0 d6

Характерный для Ласкера подход к дебюту. Избегая форсированных вариантов (в данном случае связанных с 4...Ке4), он предпочитает перенести тяжесть борьбы на миттельшпиль.

5.d4 Сd7 6.Кс3 Се7 7.Лel exd4 8.Кxd4 Кxd4

Возможно и 8...0-0, как играл Ласкер во второй партии матча.

9.Фxd4 Схb5 10.Кхb5 0-0 11.Сg5 h6 12.Сh4 Лe8

Ход «из общих соображений», после чего у черных начинаются некоторые затруднения. Более конкретное 12...с6 13.Кс3 Ле8 14.Лadl Фa5 вело к равной игре.

13.Лadl

Предотвращая возможность с7-с6 и угрожая ходом 14.е5.

13...Кd7 14.Схе7 Лxe7 15.Фc3!?

Подготавливая перевод коня через d4 на f5. Были у белых и другие возможности использовать некоторое преимущество в пространстве: 15.с4!? Лe6 16.f4 а6 17.Кс3 Кf6 18.Кd5 (18.е5!? Фe8 19.Кd5) 18...Кxd5 19.exd5 (19. cxd5!) 19...Лe7 привело к ничьей в партии Капабланка — Маршалл, (Нью-Йорк (м/4) 1909); 15.f4!? а6 16.Кс3 Кf6! 17.е5 Фe8 также с вполне защитимой позицией.

17

15...Ле5!

Дальнейшее течение партии следует оценивать не только чисто шахматными критериями. Первое (и абсолютно верное!) впечатление, что на стороне белых небольшой, но стабильный перевес. Как следствие, черным следует аккуратно защищаться. Чемпион мира избирает прямо противоположную тактику: он резко нарушает равновесие, стремясь предельно обострить позицию. Конечно, Ласкер учитывал, что именно такое развитие событий будет наиболее неприятно сопернику.

16.Кd4

Плохо 16.Кxc7? Лxb5 17.Фxd6 Лxb2 18.Фxd7 Фxd7 19.Лxd7 Лс8 c лучшим эндшпилем у черных.

16...Лс5

Продолжая тактику раскачивания лодки.

17 .Фb3 Кb6 18.f4

У белых были другие возможности нагнетать давление, например, 18.Кf5 или 18.Ле3, однако последний выпад черных спровоцировал их на более активные
действия. Ход в партии, ограничивающий подвижность зарвавшейся ладьи, вполне логичен, однако характер позиции при этом кардинально меняется.

18...Фf6 19.Фf3 Лe8 20.с3 а5! 21.b3

Пытаясь максимально ограничить активность черных фигур. Опаснее выглядело 21.Кb3! Лb5 22.Фe2 Лf5 (22...с6?! 23.Кd4 Лc5 24.Фf2±) 23.g3, и черные в сложной ситуации, поскольку на естественное 23...а4 весьма неприятно 24.е5! dxe5 25.Кd4! Тарраш, однако, оказался не готов к столь резкой смене регистров.

21...а4 22.b4

Ход в партии отнюдь не плох, но еще более нарушает равновесие. А в динамических позициях, насыщенных тактическими мотивами, Ласкер явно превосходил своего соперника. После стабилизирующего 22.с4 белым было бы куда проще играть.

22...Лс4 23.g3 Лd8

Готовя контрудар с7-с5, что сразу не годилось из-за 24.Кb5.

17 2

24.Ле3?

Потеря концентрации? Паника? Цейтнот? Вероятно, все вместе. Последний ход белых — серьезная ошибка, хотя у них имелось немало хороших продолжений. Самое простое — 24.е5 dxe5 25.Лхе5 с небольшим преимуществом. Сложнее в условиях недостатка времени оценить последствия 24.Лd2!? с5? 25.bхс5 Лхс5 (25...dxc5 26.е5 Фg6 27.Кf5) 26.Лb2 или 24.а3 с5 25.bхс5 Лхс5 (25...dxc5 26.Кb5) 26.Лb1. Из последних вариантов становится очевидным, что продвижение с7- с5 не очень-то и грозило, а стало возможным из-за крайне неудачного хода в партии.

24...с5 25.Кb5?

Погоня за комбинацией-миражом. Тарраш полностью потерял контроль над собой и позицией, хотя объективно для паники не было оснований. Равновесие без труда удерживало как 25.Кс2 схb4 26.Кxb4, так и 25.bхс5 Лхс5 26.Лb1 Кс4 27.Лd3.

25...cxb4 26.Лxd6?

Заключительный аккорд саморазрушения! После хладнокровного 26.Лed3! белые могли продолжать борьбу.

26...Лхd6 27.е5 Лxf4!

А вот и опровержение, причем достаточно очевидное.

28.gxf4 Фg6+ 29. Крh1

Немногим лучше 29. Крf2 Лd2+ 30.Ле2 Лхе2+ 3l.Фxe2 Кd5.

29...Фb1+ 30. Крg2 Лd2+

Положение бельпс абсолютно безнадежно, и продолжение борьбы можно объяснить все той же потерей чувства реальности.

31.Ле2 Фха2 32.Лxd2 Фxd2+ 33. Крg3 а3 34.е6 Фel+ 35.Крg4 Фхе6+ 36.f5 Фс4+ 37.Кd4 а2 38. Фdl Кd5 39.Фа4 Кхс3 40.Фе8+ Крh7 41. Крh5 а1Ф 0-1

Вызывающие передвижения черной ладьи, казалось, лишили соперника чувства реальности. С определенного момента Тарраш потерял контроль за происходящим, его ходы потеряли логичность и связность. Однако это произошло не само собой — подобную реакцию вызвали неожиданные, но психологически точно выверенные действия противника.

Уже тогда чемпионы мира определяли вектор развития шахмат. И Стейниц, и Ласкер были не только выдающимися игроками, но и глубокими исследователями. Правда, первого интересовали, если сформулировать упрощенно, исключительно шахматные фигуры, способы и закономерности их взаимодействия. Второго же больше привлекала философия борьбы, логика принятия решения непосредственно игроками. Но оба были одними из первых архитекторов стройного и прекрасного дворца современных шахмат.

Как ни странно, победа Капабланки в матче с Ласкером стала в каком-то смысле тупиковой с точки зрения развития шахмат. Вообще появление абсолютного гения зачастую нарушает связь времен и преемственность традиций. Когда мы рассуждали о составляющих успеха, подразумевалось, что чем выше сумма отдельных благоприятных факторов, тем выше шансы на успех — во всяком случае, теоретически. Но феномен Капы невозможно было разложить по полочкам. Новый шахматный гений не обладал исключительной памятью, не отличался трудолюбием и, по свидетельству современников, даже не держал в доме шахмат (для молодых читателей напомню, что персональных компьютеров с мегабазами и прекрасной графикой тогда еще не существовало). Он просто знал, на какие поля необходимо расставить фигуры, а взаимодействовали они, похоже, уже самостоятельно. У него было трудно, если вообще возможно, чему-нибудь научиться, оставалось только восторгаться.

читать следующую главу