Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Историческая прелюдия (продолжение – 7)

Действительно, Алехин был способен сыграть едва ли не любое начало, но при этом ему не хватало рубинштейновской глубины и основательности. Главной задачей было удивить, шокировать соперника, заманить его на неизвестную территорию, пусть даже ценой некоторой экстравагантности и риска.

То, чего Алехин не мог себе позволить в противостоянии с Капабланкой, в борьбе с менее уважаемыми им противниками он допускал в полной мере.

Пожалуй, у него отсутствовала и дебютная интуиция, присущая прирожденным исследователям, он порою скептически оценивал варианты, выдержавшие испытание временем, зато иногда увлекался откровенно авантюрными идеями. Вообще, читая алехинские примечания в дебютной стадии, частенько удивляешься их банальности и непрозорливости. Достаточно привести некоторые его высказывания. «1.е4 с5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5? g6 — На 3-й ход белых хорош почти любой ответ». «1.d4 d5 2.Кf3 Кf3 3.с4 с6 4.Кс3 е6 — Неточность, так как в ортодоксальной защите ход с7-с6 не всегда полезен...» «1.d4 Кf6 2.с4 е6 3.Кf3 d5 4.Кc3 Сb4 — Хотя, строго говоря, эта защита не вполне корректна, ее нелегко опровергнуть. Я ее избрал исключительно для того, чтобы убедиться в тех практических шансах, которые могут возникнуть при неточной игре белых, и в той опасности, которую она представляет, если белые играют правильно». «Этот ход (6.Сg5 — В.Т.), как и 6.Сf4, пользовался известной популярностью в первые годы применения защиты Тарраша, но был почти полностью вытеснен из практики шлехтеровским 6.g3 (Прага, 1908). Я избрал этот ход исключительно для разнообразия, стремясь, по возможности, поставить моего противника перед новыми — или основательно забытыми — дебютными задачами». Еще одна яркая цитата: «Я считаю выбор этого хода (1...с5 после l.d4 в партии с Боголюбовым из матча 1934 г.), который после данной партии приобрел некоторую популярность, одним из моих шахматных грехов. Потому что если чемпион мира, будучи человеком, и не может иногда удержаться от плохих дебютных ходов, он должен, по крайней мере, избегать таких, которые сам считает не вполне удовлетворительными».

Если за Рубинштейна красноречиво говорили его ходы, то Алехин частенько дополнял или даже подменял их словами. По мне, куда ближе к истине мнение Фишера: «Многие считают Алехина великим дебютным теоретиком, а по-моему, он применял «книжные» варианты, зная их не детально и свято веря, что благодаря природному таланту сможет выкрутиться из любой передряги».

Подводя итог этому беглому исследованию, можно сказать, что для Алехина дебют значил то же, что для канадских хоккеистов вбрасывание шайбы в чужую зону. Главное — перевести игру поближе к воротам противника, применительно к шахматам — к королю. Стихия русского гения — миттельшпиль, особенно разбалансированные позиции, в которых превалирует динамический фактор. В таких позициях он на голову превосходил современников. Дотошные исследования и тщательно отработанные схемы никогда не были коньком Алехина — здесь он, как и остальные современники, значительно уступал Рубинштейну. Но никто в те времена не уделял такое, как он, внимание психологии дебютной подготовки — здесь ему не было равных.

Фантастические турнирные успехи чемпиона мира в Сан- Ремо, Бледе, Цюрихе, уверенные победы в матчах с Боголюбовым подтвердили гегемонию Алехина.

Более того, и на горизонте не было видно претендента, способного оказать ему достойное сопротивление, если не считать старого и заклятого соперника Капабланки, матча с которым он старательно избегал. Поэтому поражение от Макса Эйве и потеря титула явились для шахматного мира едва ли не большим шоком, чем для самого Алехина.

Что же тогда произошло и каким образом скромный школьный учитель из Амстердама смог стать в один ряд с легендарными чемпионами?

Два матча Алехина с Эйве явились этапными с точки зрения совершенствования искусства подготовки, поэтому есть смысл остановиться на них подробнее.

Несомненно, значение Эйве в шахматной истории несравнимо с его великими предшественниками. Но в плане обсуждаемой нами темы это фигура во многом знаковая. Ведь он победил одного из самых великих шахматистов всех времен, находившегося в расцвете сил и таланта. И что бы ни говорили историки шахмат о спаде в игре чемпиона, это не так — уже упоминавшиеся достижения весомое тому доказательство. Пресловутое пьянство Алехина тоже не в счет. Существует расхожее мнение, что Алехин проиграл матч 1935 года, поскольку пил, а матч-реванш выиграл, потому что «завязал». На мой взгляд, Алехин проиграл в 1935 году не потому, что пил, а, напротив, начал серьезно прикладываться к рюмке лишь тогда, когда почувствовал, что матч пошел по неожиданному сценарию; справиться же со стрессом другими средствами он не мог. За счет чего же выиграл голландец, шахматист не выдающегося таланта и отнюдь не бесспорный претендент на мировое первенство? В первую очередь, за счет глубокой и комплексной подготовки к матчу, занявшей целых полтора года — ничего подобного шахматы прежде не знали. Скрупулезному анализу были подвергнуты все партии соперника, его дебютные пристрастия и слабости. Эйве не обладал столь яркой фантазией, как чемпион мира, не продуцировал в таком количестве неожиданные и парадоксальные идеи, но его подготовка была куда более фундаментальной и основательной. Не в характере голландца было полагаться на озарения, зато он всегда был в курсе последних исследований, внимательно проверяя и дополняя известные анализы. Способствовала успеху и психологическая ситуация: и в глазах общественного мнения (даже своих патриотически настроенных соотечественников), и в глазах специалистов он был заведомым аутсайдером. Сам Эйве также не переоценивал свои силы и главную свою задачу видел так: показать достойную игру и уступить с пристойным счетом. Он не выигрывал отборов, не доказывал своего права в борьбе с конкурентами, к тому же такому самоощущению способствовала природная скромность голландца. Так что внутренне он был совершенно раскрепощен, но в то же время максимально сосредоточен и собран — идеальное состояние для борьбы. Поэтому неудачное начало матча совершенно не выбило его из колеи. Алехину, напротив, и без того не сомневавшемуся в успехе, успешный старт только добавил самоуверенности.

 

Французская защита [С15]
Алехин — Эйве

Нидерланды (м/7) 1935

1.е4 е6 2.d4 d5 3.Кс3 Сb4 4.Кge2 dxe4 5.а3 Се7 6.Кхе4 Кс6

38

7.g4?!

Один из самых шокирующих ходов, сыгранных на столь высоком уровне! Как вообще могла родиться подобная идея? Попробуем разобраться.

В 5-й партии матча Алехин сыграл «нормально»: 7.СеЗ Кf6 8.К2с3 0-0 9.Кg3 b6 10.Се2 Сb7 11.0-0, но ничего из дебюта не извлек. Более экстравагантное 7.f4 Кf6 8.Фd3 Кхе4 9.Фхе4 Фd5! также ничего не дает; неплохо смотрится 7.g3, но тогда 7...е5 8.d5 Кd4 9.К2с3 (вероятно, сильнее 9.Кxd4 Фxd5 10.Сg2 Фxd4 11.Фxd4! exd4 12.Сf4 с достаточной компенсацией за пешку) 9...f5, и у черных все в порядке. В связи с этим и могла возникнуть мысль заранее взять под контроль поле f5. Хотя природа столь вызывающего хода, возможно, кроется в удачном старте Алехина в матче и возникшей в связи с этим излишней самоуверенностью.

7...b6?!

Эйве реагирует аналогично пятой партии; игру голландского чемпиона вообще отличала некоторая стереотипность принимаемых решений — возможно, и эту особенность своего противника учитывал Алехин.

7...е5!? 8.d5 Кd4! 9.К2c3!? (9.Кxd4!? Фxd5 10.Сg2 Фxd4 11.Фе2 с определенной компенсацией за пешку также возможно) 9...Кf6 10.Кxf6+ Сxf6 ll.Сg2 h5 бьшо совсем неплохо, но проще 7...Кf6! 8.Кxf6+ С xf6 9.Се3 h5! 10.gxh5 Фd5 с отличной игрой у черных.

8.Сg2 Сb7 9.c3 Кf6 10.К2g3 0-0!?

Вовсе не плохое решение, хотя многие комментаторы и осуждали этот ход. Осмотрительнее бьшо спрятать короля в другую сторону: 10...Фd7!? 11.h4 (ll.g5 Кхе4 12. Кxe4 0-0-0= - Алехин) 11...0-0-0.

11.g5

Снова самое энергичное (и рискованное) продолжение.

Правда, спокойное ll.Кxf6+ Сxf6 12.0-0сулило лишь равенство.

11…Кхе4 12.Кхе4 Крh8

Готовя f7-f5. Однако лучше было атаковать центр другим способом: 12...е5! 13.СеЗ (13.d5?! Ка5 14.h4 Фd7) 13...exd4 14.cxd4 Ка5, и у черных нет проблем.

13.Фh5! Фе8?!

Последовательно продолжая свою линию. Однако и здесь 13...е5! 14.dxe5 Кхе5 15.0-0 Фd5 было лучшим решением.

39

14.Кf6!

Наверняка черные просмотрели этот удар!

14...Сxf6

Хуже 14...gxf6?! 15.gxf6 Ка5 (15...Сxf6 16.Се4+-) 16.Схb7 Кхb7

17.Фf3! ЖД 17...Ка5 18.fxe7 Фхе7 19.Сh6 Лg8 20.0-0-0 с преимуществом у белых.

15.gxf6 gxf6 16.Фh4 Фd8

16.Фe7? 17.Сe4+-.

17.Сf4! e5 18.Сg3 f5!? 19.dxe5

Собственно, здесь можно подвести итоги дебютного эксперимента белых: он полностью оправдался. Получившаяся позиция явно в их пользу. Дальнейшие приключения в этой партии, как говорится, тема другого рассказа. Приведем партию до конца, ограничившись только краткими примечаниями.

19...Лg8!? 20.Сf3?

Из широкого круга возможных продолжений белые выбирают самое неудачное. Интересно как 20.Фh5!?, так и 20.Фh3!?; ЖД отдает предпочтение «нечеловеческому» 20.Лgl.

20...Фd3!

Прекрасный ресурс, не использованный, однако, черными до конца.

21.Ce2d Фе4?

После сильнейшего 21...Фс2! уже белые должны были искать спасение. Сейчас же преимущество снова переходит к ним.

22.Фхе4 fxe4 23.Сh4!?

Еще сильнее 23.0-0-0!

23...h6?!

23... Крg7!

24.0-0-0Лae8 25.Сf6+ Крh7 26.f4!+- exf3 27.Cxf3! Кa5 28.Сxb7 Кxb7 29.Лd7 Кc5 30.Лxf7+ Крg6 31.Лxc7 Кd3+ 32. Крb1 Крf5 33.Лdl Кxe5 34.Лf1+ Кре4 35.Лxa7 Кc4 36.Лd7 Кре3 37.Лel+ Крf3 38.Лxe8 Лxe8 39.Лd4 Кe3 40.Лh4 1-0

Партия, течение которой должно было насторожить чемпиона мира. Рискованная, но психологически точно просчитанная акция в самом начале, уверенная, размашистая игра по выходе из дебюта, затем труднообъяснимый сбой. Неуверенность Эйве помешала тому использовать представившийся шанс, но это был сигнал, оставшийся незамеченным. Видимо, Алехин решил, что соперник деморализован и судьба матча решена. Однако голландец продолжал сражаться как ни в чем не бывало.

 читать следующую главу