Шахматы в Питере Шахматы в Питере

№7

Р. КАСЫМДЖАНОВ - И. ЧЕПАРИНОВ

Джермук 2009

1.d4 d5 2.c4 с6 3.Кf3 Кf6 4.Кс3 е6 5.е3 Кbd7 6.Фс2

Любопытно, с какой легкостью Рустам меняет дебютные настройки. В 5-м туре, как мы уже видели, он играл против Ароняна 6.Сd3; сейчас избирает продолжение, считающееся более спокойным и надежным, а в 11-м туре этого же турнира против Леко вновь возвратится к 6.Сd3. Конечно, при выборе он учитывал игровой стиль и темперамент соперника. Не стоит забывать еще и о том, что Чепаринов многие годы был тренером Топалова, а Леко и сам играл матч за мировое первенство.

6...Сd6 7.Сd3 0-0 8.0-0 dxc4 9.С хс4 а6 10.Лd1 b5 11.Се2 Фс7 12.Ке4!?

Любимый ход Карпова. Так он играл против Ананда еще в матче 1998 года, да и позже Анатолий не раз и с успехом применял это солидное продолжение.

Основной стартовой площадкой для дебютных поисков является позиция после 12.е4 е5.

12...Кхе4 13.Фхе4 СЬ7

Избегая 13...е5 14.Фd3!? (в тот момент это было новинкой) 14... exd4 15.Фxd4 Се7 16.Фf4!Фxf4 17.exf4 с небольшим, но стойким преимуществом белых, Касымд- жанов - Аронян, Нальчик 2009.

14.Сd3 g6!

14… .Кf6 15.Фh4 c5 16.e4 cxd4? 17.Сg5 e5 18.Сxf6 gxf6 19.Кxd4!±, как случилось в партии Волжин - Малахатько, Свид- ница 1998, наверняка было известно

Чепаринову.

15.Фh4 c5 16.Кg5 h5

29

Пожалуй, самый принципиальный ход. Спокойнее 16...Кf6 17.dxc5 Фхс5 (17...Схс5?! 18.b4) 18.Сd2 Фс7.

17.g4!

Только таким образом можно попытаться поставить под сомнение предыдущий ход черных. 17.Ке4 Схе4 18.Схе4 Лае8 19.Сf3 (ничего не дает 19.Сd2 Се7 20.Фg3 Фxg3 21.hxg3  Кf6) 19...Се7 20.Фе4 Кf6 21.Фс2 Лc8 привело к равенству, Онищук - Шульман, Монреаль 2009.

17...Кf6 18.gxh5 Кxh5

Не удается попытка контратаки 18...Фс6? 19.d5! Фxd5 20.е4 Фс6 21.hxg6 fxg6 22.Фh6 и черным плохо.

19.Се2 Крg7!

Начиная с этого момента, буквально на каждом ходу перед соперниками (в большей степени это относится к черным) возникает серьезный выбор. Судя по показаниям часов, болгарский шахматист давно уже перешел на «ручное управление», принимая решения непосредственно за доской. У его соперника задача до поры до времени была проще: время уходило в основном на воспоминания.

Серьезного изучения требовало 19...Кf6!? 20.dxc5 Фхс5 (хуже 20...Схс5 21.b4 Сd6 22.Сb2 е5 23.Сf3 с минимальным перевесом белых) 21.Сd2 Крg7 (Возможно и 21...Фf5!? 22.Сс3 Се5 23.Cb4 Cхb2 24.Лаb1 Се5) 22.Лас1 и у черных снова непростой выбор:

а)22...Лh8! 23.Фxh8+! Лxh8 24.Лхс5 С хс5 25.Сс3 и эндшпиль поприятнее для белых;

b)менее предсказуемой становится ситуация в случае 22... Схh2+!?

b1) в красивейших вариантах вроде 23.Крхh2 Фd6+ 24.Фf4 Лh8+ 25. Крg3 e5! (слабее 25... Лh5? 26.Сxh5 Кxh5+ 27. Крg4 f5+ 28.Крh4 Кxf4 29.Сс3+ e5 30.exf4! Фb6 31.Схе5+ Крg8 32.Лd2 Лc8 33.Лс7! и белые побеждают) 26.Фb4 Кh5+!! 27.Схh5 Лхh5 28.Фxd6 Лxg5+ 29. Крh4 Лh5+ 30. Крg3 черные чудесным образом спасаются;

b2) 23. Крf1 23...Фf5 24.е4 Схе4 25.Кхе4 Кхе4 26.Сh6+ Крg8 27.Сg4 Фе5 28.Сf3 - здесь ситуация для черных критическая.

Даже в спокойной обстановке с надежным ЖД под рукой чрезвычайно сложно разобраться в лабиринтах сложнейших вариантов. Можно только посочувствовать Чепаринову, вынужденному принимать решения за доской и не знающему, до каких глубин простираются анализы противника.

20.dxc5 Cе5!?

С практической точки зрения - разумное решение. Теперь черным хотя бы не нужно опасаться неприятностей по большой диагонали. Однако удивительным образом дела черных, начиная с этого момента, неуклонно ухудшаются.

Куда сложнее оценить последствия 20...Фхс5!? 21.b4 Схh2+ (к худшему окончанию ведет 21... Фxb4 22.Фxb4 Схb4 23.Лd7 Сd5 24.е4 Сс6 25.Кхе6+ Крg8 26.Кxf8 Сxf8 27.Лс7 Схе4) 22. Крf1? (неожиданная развязка наступает после 22. Крхh2 Фе5+ 23.f4 Фxa1  24.Схh5 Лh8 25.Кхе6+ Крg8 26.Лd8+ Лxd8 27.Фxd8+ Крh7 28.Кg5+ Крg7 29.Кe6+, ничья!) 22...Фe5, и исход битвы совершенно непредсказуем.

21.f4Сf6 22.Сd2Фxc5?

Самый естественный ответ, неожиданно ведущий к большим проблемам. Теперь белые получают дополнительные темпы для развития своей инициативы. Открытое положение белого короля давало Чепаринову отличные контршансы в случае 22...Лh8 23.Лас1 е5.

23.Лас1

В какой момент завершился анализ Касымджанова, сказать сложно, но вскоре огромное преимущество белых по времени растаяло, и решающие события происходили уже в обоюдном цейтноте.

23...Фd5 24.Фh3!

Конечно, не 24.Сf3? Фxf3! 25.Кxf3 Сxh4 с полным уравнением.

24...Лh8!

Естественное 24...Лас8 приводило к краху: 25.Лхс8 Лхс8 26.Сf3 Фd7 27.Сb4 Фc7 28.Схh5 Фh8 29.Фxe6! Сxg5 30.Лd7 Фcl+ 31.Сdl Фxdl+ 32.Лxdl fxe6 33.Лd7+.

25.Сc3 Фxa2!?

31

Преждевременным признанием неудачи было бы 25...Кxf4?! 26.Сxf6+ Крxf6 27.exf4 Лxh3 28.Лxd5 Сxd5 29.Кxh3 Сxa2, хотя реализация преимущества белыми связана с техническими трудностями.

26.Лd7?

Из нескольких соблазнительных решений белые выбирают не сильнейшее. Не годилось 26.Кхе6+? Крg8!, но после промежуточного 26.Ла1 Фb3 27.Кхе6+! уже куда сильнее, поскольку на 27... Крg8 находится 28.Кс5. Остается 27...Фхе6 28.Фхе6 fxe6 29.Лd7+ Крh6 30.Лхb7 Схс3 31.bxc3 е5!, и черные должны устоять.

Самым жестким решением было 26.Кxf7! Крxf7 (проигры вало 26...Кxf4 27.Сxf6+ Крxf7 28.Лc7+ Крxf6 29.Фf1!, но 26... Cхс3!? 27.Кxh8 Фxb2! 28.Сxh5 Лxh8 29.Лd7+ Крf8 30.Лcdl! Лxh5 31.Лxb7 Сd2! оставляло некоторые шансы на спасение) 27.Лd7+ Крg8 28.Фg4! Лh6 (28...Се4? 29.Сf3+-) 29.Лxb7 с большим, вероятно, решающим преимуществом, что стало бы логическим и закономерным итогом блестящей домашней подготовки.

26...Схс3!

Вероятно, этот хладнокровный ответ белые недооценили.

27.Фхе6

Еще меньше обещало 27.Лxf7+ Крg8   28.Лхb7  Кxf4    29.Фg4 Кхе2+ 30.Фхе2 Фd5, хотя после 31.Фg2! Сxb2 32.Фxd5 exd5 33.Лс6 активность белых фигур компенсирует материальную недостачу.

27...Фхе6    28.Кхе6+ Крh6 29.Лхс3

И на 29.Кg5 у черных находилась единственная защита: 29... Сс8! 30.Кxf7+ Крg7 31.Лс7 Са5 32.Ле7 Сb4 33.Лес7.

29...Cс8! 30.Лхс8 Лhxc8 31.Лxf7Лe8?!

Черные не выдерживают напряжения, уже решив, по существу, все проблемы.

Простое 31...Лс2! 32.Сd3Лxb2 33.Кg5 Кg7 34.Лf6 Лc8 35.Лxg6+ Крh5 36.Лxg7 Лcl+ 37.Сfl Лbbl обеспечивало ничью с позиции силы.

32.Кg5 Кg7 33. Крf2 Лf8?

Ошибка, вновь погружающая черных в пучину проблем - усталость и цейтнот делают свое дело. К ничьей вело 33...Лad8 34.Ла7 Лd2 35.Кf7+ Крh7 36.Кg5+.

34.Лd7!

Теперь невозможно 35...Лad8, и активность белой ладьи становится решающим фактором. Заключительную атаку минимальными силами Касымджанов проводит блестяще.

34...Лf6?

Последним шансом было 34... а5 35.Сd3 b4, пытаясь создать контригру.

35.Сd3! b4 36.h4! а5 37.h5! а4 38.hxg6 а3 39.Кf7+ Крh5 40.Ке5 Лxg6 41.Сxg6+ Крh6 42.bxa3

1-0

Немногим титанам удается сразиться за мировое первенство, круг претендентов тоже достаточно узок, так что подобная возможность поработать над шахматами случается редко и далеко не у всех. Зато с необходимостью подойти во всеоружии к очередному поединку сталкивается каждый. Иногда подготовка начинается с абсолютно чистого листа, поскольку очередной соперник определяется всего лишь за несколько часов до партии, а кроме фамилии, о нем ничего не известно. В этом случае будет удачей, если удастся в какой-то степени разобраться в пристрастиях оппонента и выбрать из своего дебютного репертуара наиболее подходящий под него вариант.

Но для опытных турнирных бойцов привычнее ситуация, когда хорошо знаком и игровой почерк сегодняшнего противника, и его дебютные предпочтения. Тогда останется лишь просмотреть его последние партии и внести необходимые коррективы с учетом его игры в данном турнире и турнирной ситуации. Более того, нередко дебютная конфронтация с данным шахматистом в каком-то варианте имеет свою историю, и продолжить ее является делом принципа. Особенно часто подобные дуэли случаются на элитном уровне. Круг участников престижных турниров, как известно, весьма узок, а отдельные гроссмейстеры встречаются между собой едва ли не каждый месяц. Супертурниры следуют один за другим, современная техника работает 24 часа в сутки, так что развитие дебютной теории происходит стремительно.

Один из примеров подобной точечной дебютной подготовки мне особенно памятен. История эта случилась в 9-м туре Олимпиады в Мурсии. Команде Украины, которую я возглавил незадолго до этого, предстояло играть с Арменией. Матч был чрезвычайно важен, поскольку мы лидировали в турнире, а наши противники были одними из главных преследователей. Мне, как капитану, предстояло заявить на этот матч четырех игроков. С первыми двумя шахматистами сомнений не было, но я никак не мог определиться с кандидатурой белых на 3-ю доску. Проблема упиралась в дебют. У Ваганяна и Лпутяна, сильных и опытных гроссмейстеров, один из которых должен был противостоять нашему участнику, был практически одинаковый дебютный репертуар - узкий, но чрезвычайно хорошо отработанный. На 1.е4 можно было со стопроцентной вероятностью предположить Французскую защиту, причем чрезвычайно острый и принципиальный вариант. С одной стороны, это существенно облегчало выбор, но идти на форсированные варианты, прекрасно известные сопернику, резонно было только в случае безупречной подготовки - ведь в предыдущем туре Ваганян уверенно решил дебютные проблемы против Грищука. Перед 18-летним Андреем Волокитиным, который превосходно выступал на этой Олимпиаде, была поставлена амбициозная задача опровергнуть известный вариант - не больше и не меньше. В помощь ему был отряжен 14-летний Сергей Карякин, а ставкой было участие в матче. Вот что из этого вышло.

читать следующую главу