Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Дортмундская лихорадка (партия90)

Международный турнир в Дортмунде (16—26 апреля 1992): 1—2. Каспаров и Иванчук — по 6 из 9; 3. Бареев — 5,5; 4. Ананд — 5; 5—6. Камский и Салов - по 4,5; 7. Хюбнер - 4; 8-9. Адамс и Широв - по 3,5; Пикет - 2,5.

Короткий супертурнир юбилейного 20-го дортмундского фестиваля, хотя и уступил в элитности Линаресу, зато дал шанс заявить о себе талантливой молодежи. Троим «ветеранам» — 43- летнему Хюбнеру, 29-летнему Каспарову и почти 28-летнему Са- лову противостояли соперники, чей средний возраст едва превышал 20 лет. «Юные львы окружают вожака стаи», — шутил по этому поводу корреспондент газеты «Frankfurter Allgemeine».

Впервые я увидел в серьезном деле Широва, Адамса и 16-лет- него Крамника (он стал одним из победителей опен-турнира). Все трое прибыли в Дортмунд с сильного молодежного опена в английском Океме, где Широв с блеском взял 1-е место, а Крамник разделил 2-е. Достойное выступление бывших учеников школы Ботвинника — Каспарова!

В стартовой партии мне выпало играть черными именно с 19-летним рижским гроссмейстером Алексеем Шировым, занимавшим уже восьмую строчку в мировом рейтинг-листе. Предстояла дуэль двух «староиндийцев», и по всему чувствовалось, что будет бескомпромиссная борьба.

 

№90. Староиндийская защита Е86

ШИРОВ - КАСПАРОВ

Дортмунд 17.04.1992, 1-й тур

1 .d4 Кf6 2.с4 g6 З.КсЗ Сg7 4.е4 d6 5.f3 0-0 6.СеЗ е5.

Сам Широв играл с успехом гамбитный вариант 6...с5!? А я кроме хода в партии пробовал и 6...c6 (№ 51 в 1-м томе «МШП»), и 6... а6 (см. № 91), и 6...с6 (№ 8 в 3-м томе «ВП»), и 6...Kbd7 (№ 68).

7.£>де2 (7.d5 - № 43, 84, 92) 7...c6 8.1d2 Kbd7 9.0-0-0. Самое агрессивное, если белые отвергают d4-d5 (9.Лd1 - № 98).

9...а6. Табия системы Земиша.

482

1О.Крb1 - Полезно защитить пешку а2 и освободить поле c1 для коня. На 10.de следует 10...K:е5! — давняя идея Геллера (актуальный пример: Любоевич — Тимман, Линарес 1992).

Опаснее для черных лобовая атака 10.h4 Ь5 11.h5 Фа5! 12.Сh6 С:h6! 13.Ф:h6 Ь4 14.К Ф:а2 15. Кg3 (15.Лd2 Кb6!) 15...Кb6 16.с5! Кc4 17.Лd2 К:d2(?) 18.К:d2 Фal+ 19.Кbl Сe6 (Белявский - Тимман, Линарес 1991), и здесь решало указанное Белявским 20.Cс4! (20...С:с4 Кf5!). Конечно, я анализировал эту напряженнейшую партию и припас новинку — 17...Ка5! 18.cdКb3+ 19.Крс2Ка1 + 20.Крс1 КbЗ+ с вечным шахом (Белявский — Каспаров, Линарес

Но Широв избрал более популярный позиционный план, который был на вооружении и у Крамника.

10...b5 11 -Кс1 - До середины 90-х так играли автоматически, а затем, во многом усилиями Графа, умами овладело острое 11 .с5!?

11 ...ed! Правильный ход: я чувствовал, что у черных хорошая игра, но им надо вскрыть центр. На старое 11...Ле8 возможно и 12.d5 (как было в партии- первоисточнике варианта Хасин -Болеславский, Горький 1954), и 12.de (Барберо - Шандорфф, Копенгаген 1991). А на 11...СЬ7?! еще неприятнее 12.de К:е5 (12... de? 13.g4!) 13.Ф:d6 Л:d6?! (упорнее 13...Кd5!) 14Л:d6 (Крамник -Ремлингер, Гаусдал 1992). Малопривлекательно и 11...Ьс 12.С:c4 (Крамник — Акопян, Окем 1992).

12Сd4 Ле8. Вполне надежно, но еще точнее 12...b4! 13.Ка4 с5 14.С:f6 (если 14.СеЗ, то 14... Кe8 15.h4 Фcl 16.h5 Сb7 17.hg fg! или 17.b3 Сc6 18.Кb2 a5 - как мы установили с Макарычевым, у черных хорошая контригра) 14... С:f6 15.Ф:d6 ±е7! 16.Фg3 (16. Фd5?! Ла7) 16...Сh4! 17.Фh3 Се7 18.Фg3 Сh4 Фh3 1/2 (Крамник -Каспаров, Линарес 1993). И хотя эта быстрая ничья страшно разгневала сеньора Рентеро, после нее вариант исчез из серьезной турнирной практики.

482 2

13.C:f6?! Сыграно после непродолжительного раздумья. Честно говоря, размен важного чернопольного слона на коня я вообще не рассматривал — еще в юности периодическое шахматное общение с Гуфельдом приучило меня к тому, что такие взятия не могут быть хорошими! Но Широв демонстрирует конкретный подход к решению проблем, характерный для современных шахмат: он надеется, что его лишняя пешка перевесит активность черных. Тем более что другие попытки не сулят белым особых дивидендов:

1)13 Сf2 Сf8 14.h4 (не 14.КbЗ?! Ь4 15.Ка4 с5 16.Сg3 Ле6 Мешков — Петрушин, Казань 1980) 14... Ке5 15.с5 (Рязанцев — Сакаев, Линарес-опен 2001) 15...d5! или 14...Сb7!? (с идеей Ь5-Ь4 и с6-с5) 15.аЗ Ке5, и черные в полном порядке;

2)13.КbЗ!? (более энергичный ход, введенный в практику Сака- евым в том же 1992 году) 13...Лb8 (не указанное мной в «Информаторе» 13...Кb6 из-за 14.с5! Кс4 15.Фс1 d5 16.g4) Са7 Лb7 15. Сf2 (Джобава — Смирин, Беэр- Шева 2005) 15...Сf8! 16c5 Ь4 17. Кa4d5 или 13...Сf8! с намерением Ь5-Ь4 и с6-с5, а если 14.с5, то 14... dc 15.С:с5 С:с5 16.К:с5 Фb6=.

13...Ф:f6! Именно так! Как ни странно, при ферзях — 13... Cf6 14.Ф:d6 Фb6 15.КbЗ черным сложнее развивать инициативу: 15...Ьс16.С:с4СсЗ(16...Се5!?)17. Ьс Кe5 18.Се2 (18.Фd4? с5!, но хорош ход словацких заочников 18.Фd4!?) 18...ЛЬ8 (мое «информаторное» 18...Се6(?!) хуже из-за 19.Фс5! Фb8 20.Кра1! С:bЗ 21.Лb1) 19.Кра1 Се6 20.Лb1, и белые держатся.

14.Ф:d6 Ф:d6 15.Л:d6 Ке5 (белым уже не так просто найти верный путь) 16.f4?! Псевдоак- тивный ход, ведущий к ненужным затруднениям.

Спокойнее 16.cb ab 17.аЗ (на мое «информаторное» 17.КaЗ(?) сильно 17...b4! 18Ке2 Сf8) 17... Сf8 18.Лd1 (потом так играли заочники), хотя после 18...Cе6 у черных отличная компенсация за пешку.

16...Kg4! Неожиданный обходной маневр с угрозой Кf2:е4 или С:сЗ! и Л:е4. При 16...К:с4 17.С:с4 Ьс 18.К1е2! (мое прежнее 18.е5 хуже ввиду 18...Сf5+ 19.Кра1 Лаd8) белые выходили сухими из воды.

17.е5 Кf2! Лg1 Сf5+ (или сначала 18...b4) 19.Кра1 Ь4! 20.Ка4. Слабо 20.К3е2? Сf8 или 20.Кdl?!Сf8 21.Лd2 Кe4.

483

20...f6! Этот подрыв (с идеей 21.ef? Ле1!) Широв явно недооценил. После вскрытия игры белым очень трудно наладить взаимодействие фигур.

21 .е6? Растерянность: возвращая пешку, белые примиряются с худшим окончанием. Необходимо было 21.g4! С:g4! 22. Сd3 fe! 23.C:f5 gf 24.h3 efl 25.hg f3 26.gf (но не Kd3? Лad8!-+ или 26.g5?! f2 27.Лf1 Лe1 28.Лd1Л:d1 29.Л:d1 Лe8 30.Кd3 Сd4 31.Крb1 Ле2! и т.д.) 26...f2 27.Лf1 Лe1 28. Лd1 Лae8 29.Кd3 Л:dl+ 30.Л:dl Ле2, и грозная проходная f2 вкупе с мощным слоном с лихвой компенсирует черным недостающую фигуру (да и конь а4 пока вне игры): 31.КрЫ?! Лd2! 32.Лfl Лd3 33.Л:f2 Лd4 34.Лg2 Крf7 35.Лh2 h6 и т.д. Но белые могут добиться ничьей, разменяв свою пешку «f» на потенциально опасную пешку «h» и отдав коня за пешку f2: 31.Лh1 Сd4 32.Крb1 Крg7 33.с5 Cf6 34.b3 Cd4 35.Кb6 CсЗ 36.f6+! Кр:f6 37.К:f2Лb2+ 38.Крc1Л:f2 Л:h7.

Оба партнера видели за доской варианты с 21.g4 К:g4, но проходная пешка О показалась Алексею слишком опасной (белые вынуждены спасаться единственными ходами), и вместо этого он попытался хотя бы немного закрыть позицию.

21...Л:е6. Перспективно и 21...С:е6!? (пока сохраняя по две ладьи) 22.Се2 Ке4 (22...Сf8!?) 23. Лddl f5 или 22.Кс5 (Штоль) 22...Сf8. 23.Лc6 Лас8 24.Лсx8 С:с8 25.К5d3 Сf5! 26с5 С:d3 27.С:d3 С:c5 и Сс8! с неугасимой инициативой.

22.Л:е6 (не лучше 22с5 Л:d6 23.cd Лd8 иЛ:d6 или 23..Сf8!? 24. d7Лd8 и С:d7) 22...С:е6 23.e2 f5 24.Кb3 Сf7 25.Кa5. На мое «информаторное» 25с5 сильно 25...Сd5!, а если 25.Сd3 Лd8 26с5 (Штоль), то 26...Кe4!

25...Лd8. Раньше я ставил к этому ходу восклицательный знак, однако заслуживало внимания и 25...Ле8!? 26.Сf3 Кd3 27. Лdl К:f4 с дальнейшим g6-g5, и все фигуры черных, включая двух дальнобойных слонов, чрезвычайно активны.

484

26.Лf 1 ? В остром цейтноте Широв допускает решающую ошибку. Справедливо отметив в «Информаторе» непригодность варианта 26.К:с6? Лd2! - на 27.Сf3 есть 27...Се8! 28.Сd5+ Крf8 и Кd1(d3), я прошел мимо самой упорной защиты — 26.Крb1! (выбираясь из угла) 26...Ке4! (26...Лd2 27.Ле1 и КbЗ) 27.Лd1 Лdl+ 28.Сd1l Кd2+ 29.Крс1 К:c4 30.К:c6, и хотя после 30...Ке3 31.Сf3 Сf8 b3 Сd6 черные сохраняют перевес, у белых куда больше шансов на ничью.

26...Кg4!27.Лd1 (иного нет) 27...Л:d1+ (27...Ле8!?) 28.С:d1 KеЗ! (28...K:h2?! 29.Kс5! и K:а6) 29.Cf3 K:с4 З0.K:с6. Безнадежно 30K:с4?! C :с4 31. C :с6 Cd4! (грозит Cb5) 32.Крb1 CdЗ+ ЗЗ.Крс2 CеЗ+ 34.Крd1 CЬ5! 35.Cd5+ Крg7 З6.bЗ Cf4 37.hЗ Крf6ит.д.

30...а5! 31.Кd8. К сожалению, с королем, застрявшим в «коробочке» на а1 (31.Крb1? Кd2+ и К:f3), белые никуда не поспевают: 31.Cе2КеЗ! (куда жестче моего прежнего 31...Крf8) 32.Сf3 Кс2+ ЗЗ.Крh1 Ке1 или 31.g3 Се8! 32.Сd5+ Крb8 ЗЗ.Крb1КеЗ! 34Сb1 Кfl 35.Кс5 С:с6 36.С:с6 К:h2 37.Сg2 Кg4 с угрозами КеЗ и Сd4-f2.

31 ...Кd2! 32.Сс6. На 32.К:f7 у меня было два пути к цели:

1)32...Кр:f7 ЗЗ.Сd5+ Кре7 34. Кb6 (не 34.Сg8 Сd4, отрезая коня) 34...Крb6 35.Сg8 Крс5 36.Ка4+ Крb5 37.Сf7 Сd4 или 36.Кd7+ Кре6 37.Сe5+ (37.Кd8+ Крd6!, и если 38.С:h7?, то 38...а4!, матуя!) 37....С:е5 38.fe h6 39.Сh7 Крd5 40. Сg6 Кр:е5, и с королем на а1 у белых нет никаких шансов на спасение;

2) 32...К:f3 33.gf (на ход Штоля 33.Kd6 проще всего 33...Ке1(Ь4) 34.g3 Кf3! и т.д.) 33...Кр:f7 34.Кс5 Сd4! (заметно сильнее указанного в «Информаторе» 34...Cf8 35.Кd3 и т.д.)35. Кd3 Крf6 З6.h3 CеЗ 37.Крb1 g5! 38.Крс2 b5 (выигрывает и 38...C:f4) 39.Крd1 g4 40.fg fg-+.

32...Ch6 (32...Cd4!?) ЗЗ.gЗ Кf1 (начиная сбор урожая) 34. Кb6. Или 34.Кс5 К:h2 35.Кd3 Сg7 36.Сg2 (36.Крb1? Кfl и a:g3) 36...Кg4-+.

34...К:h2 35.Кd7 (и при 35. Сg2 Сf8 оценка позиции очевидна) 35...Cg7! З6.Ке5 С:е5 37.fe Крf8 38е6 Се8 39.С:е8 (наконец-то разменивая слонов, но поздно...) 39...Кр:е8 40.Кс6 Kfl. Белые сдались.

Хорошее начало турнира. Мало того, во 2-м туре я неожиданно легко выиграл у Ананда, который на 16-м ходу — редчайший случай! — оставил под боем коня (см. № 97, примечание к 8-му ходу). Похоже, Виши дрогнул психологически, не выдержав «бремени лидерства»: до этой встречи он вел со мной в счете (+2—1=2), а после нее проиграл мне еще три серьезные партии подряд — в Линаресе (1993 и 1994) и Риге (1995), а свою единственную, последнюю «классическую» победу надо мной одержал только в 9-й партии нашего матча на первенство мира (1995).

Но с 3-го тура, в котором я встретился с самым юным, но уже опытным участником, 17-летним Гатой Камским, мою игру стало сильно лихорадить. Поединки с представителем уже совсем другого поколения поначалу давались мне нелегко: выиграв у Гаты в Линаресе-1991, я с трудом сделал с ним две ничьи в Тилбурге-1991, а в Дортмунде, помышляя лишь о победе, явно перегнул палку и потерпел поражение (см. № 80, примечание к 19-му ходу черных). Впрочем, вскоре я освоился с манерой игры Камского и, начиная с Манилы (№ 92), одолел его в «классике» трижды подряд...

На следующий день я выиграл в «шотландке» у Пикета и возглавил гонку вместе с Иванчуком — по 3 из 4. В 5-м туре мы сотворили с ним боевую ничью и сохранили лидерство. Но в 6-м нас обоих подстерегла катастрофа: я в сложной «староиндийской» борьбе (см. № 66, примечание к 13-му ходу) неожиданно проиграл Хюбнеру, хотя до этого имел с ним счет 6:0 при восьми ничьих, а Иванчук трагично просрочил время в партии с Бареевым, который и обошел нас на крутом повороте!

В 7-м туре, еще не оправившись от предыдущей неудачи, я ничего не достиг против Бареева в его излюбленной французской защите и сделал ничью даже «с позиции слабости». За два тура до финиша мои шансы на 1-е место были ничтожно малы: Бареев, Иванчук и Салов — по 4,5 из 7; Ананд и Каспаров — по 4. В 8-м туре Бареев и Ананд довольствовались ничьими, Иванчук обыграл Салова и стал единоличным лидером, а мне удалось выиграть черными у Адамса и догнать Бареева.

На финише все сыграли вничью, а я сломил сопротивление Салова и в итоге настиг Иванчука, разделив с ним 1—2-е места. Но по большому счету, с учетом моей нервной и неровной игры (+5—2=2), я этого не заслуживал. Турнир со всей ясностью показал: чтобы успешно противостоять новым поколениям, надо поменьше отвлекаться на посторонние дела и больше работать над шахматами.

 читать следующую главу