Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Одноразовое вдохновение (партия 77)

Мемориал Эйве (Амстердам, 2—13 мая 1991): 1—2. Салов и Шорт — по 6 из 9; 3—4. Карпов и Каспаров — по 5,5; 5.Корчной — 4,5; 6—7. Хьяр- тарсон и Тимман — по 4; 8. М.Гуревич — 3,5; 9—10. ван дер Виль и Лю- боевич — по 3.

 

Через два месяца после Линареса мы встретились с Карповым на мемориале Эйве — турнире десяти гроссмейстеров в Амстердаме. Мое участие в бурной общественной и политической жизни (напомню: шел последний год существования СССР) привело к тому, что я не смог набрать хорошей формы и выступал на сей раз просто из рук вон плохо. При том, что Амстердам был в целом послабее Линареса, очки давались мне еще тяжелее.

Разыграв в 1-м туре против ван дер Виля сицилианский «Найдорф», я на 6.Cg5 е6 7.f4 избрал 7...Фс7 (вместо принципиального 7...Фb6) 8.Фf3 Кbd1(вместо 8...b5), допустил форсированный ничейный вариант и, попытавшись что-то изобрести, едва не проиграл. Во 2-м туре я в лучшей позиции не сумел дожать Гуревича. В 3-м была очень сложная партия с Шортом — я добился перевеса, но упустил его в наступающем цейтноте. Нечто подобное случилось и в следующем поединке с Саловым. Затем я имел отличную «староиндийскую» игру против Хьяртарсона, однако инициативы черных, увы, не хватило для победы.

В 6-м туре я играл с Карповым, который к тому времени сумел выиграть одну партию и вместе с Саловым и Корчным преследовал идущего на пол-очка впереди Шорта. Победа надо мной могла стать для экс-чемпиона трамплином к победе во всем турнире, однако и я вышел на партию в боевом настроении, надеясь наконец-то сполна использовать белый цвет (кстати, в Хоргене-1995, сразу после матча с Анандом, у меня тоже случилась стартовая серия из пяти ничьих, а затем я в кошмарном стиле проиграл белыми Иванчуку, ставшему в итоге одним из победителей турнира). Карпов словно предчувствовал, что настал час большой битвы, и опять избрал острейший вариант и без того сложной системы Зайцева в «испанке», принесший ему жестокое поражение в 20-й партии нашего недавнего матча. Он заготовил усиление (см. № 74, примечание к 19-му ходу черных), затем, пользуясь моей неуверенной игрой, перехватил инициативу и был очень близок к победе, но в жутком цейтноте позволил мне спастись.

К 7-му туру, в котором мне предстояло сразиться с бескомпромиссным Виктором Корчным, я впервые всерьез претендовал на титул «короля ничьих».

Играл — хуже некуда, а до финиша оставалось уже всего три тура. Корчной настраивался на большую битву, отчетливо понимая, что лучшего шанса победить меня может и не представиться. Я тоже не собирался прятаться в кусты — пора было выигрывать! Выбор дебютной системы в нашей дуэли был предопределен.

 

№ 77. Староиндийская защита Е99
КОРЧНОЙ - КАСПАРОВ
Амстердам 10.05.1991, 7-й тур

1 .Кf3 Кf6 2.с4 g6 З.КсЗ Сg7 4.е4 d6 5.d4 0-0 6.Се2 е5 7. 0-0 Кс6 d5 Кe7 9.Кe1. Вычурное 9.a4 дает черным комфортную игру: 9...а5! 10.Кe1 Кd7 11.СеЗ f5 12.f3 Кс5 1З.Kd3 b6 14. b4 К:d3 15.Ф:d3 ab 16.Кb5 Крh8! 17.Фb3 Кg8 (Корчной — Каспаров, Барселона 1989).

9...Кd7. Через год я в виде эксперимента применил против Широва (Манила(ол) 1992) и Корчного (Дебрецен 1992) рискованный вариант 9...Ке8 10.СеЗ f5 11.0 f4 12.Сf2 h5 13с5 g5 (см. № 529 в 5-м томе «МВП»).

426 

10.CеЗ. Коронная схема Корчного, которая раньше считалась несколько медлительной и менее удачной, чем 10.Кd3 f5 11.Сd2 (№ 64), а ныне стала весьма актуальной.

10....f5 11.f3 f4 12.Cf2 g5 13.а4!? Пикет играл против меня 13.b4 (№ 58). Корчной же пробовал и 13.Кb5 (№ 528 в 5-м томе «МВП»), а с 1996 года перешел на 13.Лс1!? с идеей 13...Кg6 14с5! К:с5 15.b4Ка6 16.Кd3 h5 17.Кb5Сd7 а4 Сh6 19.ЛсЗ (Пикет — Каспаров, Линарес 1997; Корчной — Цвитан, Пула 1997).

13...Кg6. Если 13...h5, то 14. а5! (Корчной — Форстер, Швейцария 1994; Корчной - Се Цзюнь, Прага 1995). Но заслуживает внимания 13...а5!? 14.Кd3b6 15.b4 ab 16.К:b4 Кf6 17.ЛаЗ Сd7 с обоюдоострой игрой (Юсупов — Каспаров, Ереван(ол) 1996).

14.Кd3 (энергичнее 14.а5! — в 90-е годы Корчной выиграл этим ходом с полдюжины партий) 14...Кf6. Держать коня на d7 больше нет смысла: прорыв с4-с5 неминуем.

15.с5h5. С очевидной угрозой g5-g4. Альтернатива — 15...Лf7 или 15...Крh8 16.а5 Лg8 (Корчной — Ланка, Линц 1997), пока обходясь без h7-h5 и оставляя поле h5 для коня.

16.h3. Спорная новинка — ослабление в том месте, где тебя атакуют: теперь вскрытие линий на королевском фланге еще опаснее для белых. Неточно 16.cd?! cd 17.а5 g4 18.Kb5 g3! с контратакой (Ларсен - Toppe, Байанг 1973).

Однако надежнее 16.а5! g4 17.с6 (Корчной — Се Цзюнь, Амстердам 2001) или 17.а6 ba 18.Kb4.

16...Лf7 17.c6. В этом и состоял замысел моего многоопытного партнера, но всё оказалось не совсем так, как задумывалось.

427

Ошибочно 17...g4? 18.fg hg 19.cb С:b7 20.С:g4. Ha 17...Сf8 неприятно 18.Кb4! (указанное мной в «Информаторе» 18.Kb5 слабее из-за 18...be) 18...b6 (иначе cb и Кс6) 19.а5! и т.д. А при 17...bс 18. dc Се6 19.Кb4 белые захватывают пункт d5 и инициативу: 19... g4 20.hg hg 21.fg Лb8 22.Кbd5! Л:b2 23.С:а7 Фa8 24.Сf2 Ф:c6 25. Сf3 и а4-а5.

17...а5! Я страшно гордился этим неожиданным ходом, тормозящим наступление белых. Черные тоже сыграли на чужом поле (как бы в противовес 16.h3), надеясь затем преуспеть на королевском фланге, пока белые будут создавать проходную пешку по линии «а».

18.сb Немедленное 18.b4 допускает 18...b6 19.ba Ьа!, и активность белых заходит в тупик, а черные спокойно готовят атаку путем Сb6, Лg7 и g5-g4.

18....С:b7 19.b4. Попытка игры против пешки с7 — 19.Лс1 Сс8 20.Кb5 g4 21.Фc2 наталкивается на 21...g3! 22.Се1 С:hЗ! 23.gh Фс8, и белые вынуждены вернуть фигуру — 24.Кf2 (24.Сd1?! Кh4!) 24...Ке8 (не спеша с 24... gf+? 25.Л:f2!) и затем Кh4 с комфортной игрой у черных.

19....Сс8! (на поддержку g5- g4) 20.ba Сh6! С намерением выбраться из клетки после g5-g4 и Сg5-h4. Шаблонное 20... Сf8?! здесь ни к чему: пешка d6 не нуждается в защите.

21.Кb4. По окончании партии Корчной сказал, что мог получить перевес путем 21.а6. При 21...С:а6 22.Кb4 позиция белых, благодаря наличию проходной «а», и впрямь получше.

Но после 21...g4! 22.fg hg 23.hg Сg5 они вынуждены отбиваться почти единственными ходами, например: 24.а7 Фf8! 25.Ле1 Фh6 26.Лb1 Лh7 27.Крf1 Фh1+Сg1Кh4 29.Сf3 К:g4! 30Лb8! К:f3 31.Фf3 Кh2+ Кре2 К:f3 33. Л:а8! (в «Информаторе» я усомнился в атаке черных из-за 33. gf(?) Фg2+ 34.Крd1Ф:f3+ 35.Крс2, не заметив выигрывающего 35... Л:а7! 36.Л:с8+Крg7 37.С:а7 Лh2+) 38.Ф:g2+ 34.Сf2 Фh3! 35.Лb8! К:e1 36.К:e1К:сЗ 37.Л:с8+ Крg7 З8.а8Фf3+ 39.К:f3 Фс4+ 40. Кре1Ф:е4+ 41.Крf1  42.Л:с7+ Крh6 43.Л:h7+ Кр:h7, и бурные осложнения заканчиваются ничьей.

21 ...g4 22.Кс6 Фf8.

428

23.fg? Равнозначно капитуляции: теперь в обороне белых образуются зияющие щели, сквозь которые в их лагерь неумолимо просачиваются черные фигуры.

Корчного наверняка нервировала угроза взятия на h3, которую вроде бы отражает 23.а6! (решиться на такой ход в преддверии цейтнота нелегко!): на 23...gh?! 24.gh C:h3 хороша жертва качества 25.а7!Ке7 26.Крh1! или 25...Фg7 26.Крh2! Однако черные могут пожертвовать на ЬЗ фигуру: 23...g3! 24.Се1 (24.Са7? С:h3! 25.gh Кс8! 26.Лf2 Л:а7!) 24...С:h3! 25.gh Кh4, вынуждая отдать ладью - 26.Лf2 с очень острой, примерно равной игрой.

23...hg 24.hg (явно хуже 24. C:g4? К:g4 25.hg f3!-+) 24...Сg5 25.Сf3. Тщетная попытка законопатить дыру. Впрочем, и чуть более упорное 25.ЛаЗ не помогало ввиду 25...Фh6 26.Кb5 f3! 27.C:f3 Лh7 Сg3 СеЗ+ 29.Л:еЗ К:еЗ+ ЗО.Фf1 (30Сf2 Фf4!) 30... Фh6! 31.Лf1 С:g4 32.С:g4 К:е4 ЗЗ.Сh3 К:g3-+.

25...Фh6 26.Ле1 Кh4! Только так! Трафаретное 26...Сh4? резко снижало потенциал атаки: 27.Крf1 C:f2?! Кр:f2 C:g4+ 29. Кре2, и белые еще на плаву.

27.C:h4 Увы, приходится отдавать слона за коня: совсем уж катастрофично 27.Крf1 К:f3 28.gf К:g4! (мое прежнее 28...С.:g4 хуже из-за 29.Фd3) 29.fg f3 или 29.Сg1 КеЗ+ 30.С:еЗ Сg4! и т.д.

2 7... С: h4! Староиндийский слон в этой партии сделал блестящую карьеру! Ошибочно 27... Ф:h4? 28.Крf1 К:g4 29.Кре2. Теперь же белый король не в силах выбраться из матовой сети.

428 2

28.g5. Отчаянный рывок пешки. На 28.Фf1 решало как 28... С:е1 29.Кр:е1 К:g4 Крd2 КеЗ 31. Фе2 Лg7, так и 28.К:g4 с угрозами КеЗ+,Сe1и Лg7, например: 29С:g4 С:e1 ЗО.Кр:е1 f3! или З0.С:с8 Фh1+ 31.Кре2 f3+!

28....Ф:g5 29.Ле2 Кg4 (29... Сg3!) 30.Лb1 СgЗ 31.Фd3 (горе...) 31 ...Фh4. Грозит КеЗ и Фh2#. Белые сдались.

Впечатляющий разгром! Эта эффектная партия была признана лучшей в 51-м томе «Информатора». Так уж получалось тогда в наших встречах с Корчным: даже если я выступал в турнире неважно, против него играл с вдохновением и чаще всего выигрывал.

Карпов тоже бросился в запоздалую погоню за лидерами, выиграв у Тиммана. А вот я в следующем, предпоследнем туре не пробил голландского гроссмейстера, игравшего без серьезных ошибок. И хотя на финише победил Любоевича, но догнал только Карпова, который не смог одолеть белыми Шорта. В итоге Салов и Шорт опередили нас на полочка.

Если Карпов выступил значительно лучше, чем в Линаресе, то у меня произошел явный спад: вместо 2-го места с высоким результатом я уже разделил только 3—4-е места, выиграв всего две партии. Интересно прокомментировал эту ситуацию Александр Рошаль:

«Постепенно от Карпова перестали “требовать” только первых мест. В отношении Каспарова общественное мнение пока не сговорчиво. За свою первую чемпионскую пятилетку он приучил всех к обязательным аплодисментам на финише любого турнира, где играл. Небольшую заминку Каспарова в Линаресе отнесли за счет стремительного взлета Иванчука, без которого, мол, ничего бы не изменилось...

Завершился и амстердамский турнир. Ну, что же необычного в успехе Салова и Шорта, безусловно входящих в число сильнейших гроссмейстеров мира ?! Так или иначе, разговор опять вокруг Карпова и особенно Каспарова. И эксчемпион, и чемпион не проиграли, как и победители турнира, ни одной партии. Но имеется и существенное различие: оба фаворита ни разу не вышли в лидеры. Ближе к удаче был Карпов, о чем свидетельствуют и его поединок с извечным соперником, и другие нереализованные возможности. Следовательно, в пояснениях более всего нуждается игра Каспарова. Общеизвестны коллизии политической жизни в нашей стране и та активность, с какой чемпион мира по шахматам участвует в этой жизни и пытается на нее влиять. И всё это по обратной связи не может не отражаться на турнирных выступлениях Каспарова. Он сам решает, что сейчас важнее, мы же обязаны обратить внимание на некоторый спад его шахматных амбиций, как бы утрату вкуса к игре.

Очевидцы подметили и совсем уж неожиданное — куда-то подевалось привычное превосходство Каспарова в дебютах. Вполне вероятно, “запрограммированный на Карпова ”, он не успел — занятый другими делами! — перестроиться на иных противников. И, почти не играя теперь 1.е4, избегал столь любимых прежде форсированных продолжений».


 читать следующую главу