Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Уроки Спасского.

Со Спасским я впервые встретился за доской осенью 1981 года в Тилбурге. Это был мой первый турнир экстракласса — так сказать, проба сил. Собрались все сильнейшие, кроме Карпова и Корчного, игравших тогда матч в Мерано, да еще, пожалуй, Таля и Полугаевского (они помогали Карпову). Я набрал всего 50 процентов, но, по отзывам участников турнира, играл очень интересно. Многие гроссмейстеры уже смогли оценить и мою игровую манеру, и мой потенциал. Общественное мнение потихоньку начинало настраиваться на то, что в 84-м году будет матч Карпов — Каспаров.

Между тем в Тилбурге я установил личный турнирный рекорд, который, к счастью, пока не побил: проиграл три партии! Причем Тимману черными уступил по игре, а вот поражения белыми от Петросяна (№ 347) и Спасского были весьма болезненны. Обе партии протекали с моим перевесом, в обеих я имел прекрасные позиции, но обе закончились для меня печально. Мне не хватило того самого опыта, которого обычно недостает в 18 лет.

Если с Петросяном я играл не впервые и, уже имея некоторый опыт, действовал с легкой опаской, то на дуэль со Спасским вышел без всякого пиетета. У меня было 2 из 4, настроение — боевое: я думал, что смогу набрать еще много очков (и, кстати, не без оснований: во всех поединках до самого конца турнира у меня были шансы на выигрыш). Недавно Борис Васильевич напомнил мне, что накануне партии я радостно сообщил ему, чем она закончится: подготовил его к худшему, причем в своей обычной непринужденной манере — кажется, даже с использованием не совсем литературной лексики. На что Спасский, также в своей обычной — «толушевской» — манере, важно ответил: «Прошу исполнить!» И хотя, как мне казалось, боялся Борис Васильевич страшно, на игру он собрался.

 

№ 381. Староиндийская защита Е74

КАСПАРОВ - СПАССКИЙ

Тилбург 1981, 5-й тур

1 .d4 Кf6 2.с4 с5 3.d5 g6 4.Кc3 d6 5.е4 Сg7. Спасский всегда тонко выбирал дебют. Меня слегка поразило, что он рискнул сыграть хорошо знакомую мне индийскую схему. Поразмыслив, я остановил свой выбор на системе Авербаха — может быть, и не самой опасной для черных, но зато требующей от них очень энергичной игры и детального знания дебютных тонкостей (которых соперник наверняка не знал!).

6.Cе2 0-0 7.Cg5. Тут Спасский призадумался и решил пожертвовать пешку в духе волжского гамбита, надеясь перехватить инициативу и заставить белых аккуратно защищаться, то есть придать борьбе неприятный для меня характер.

339

7...b5?! (7...h6; 7...е6 - см. 4-й том) 8.сb а6 9.а4! Фа5?! Первая тонкость: лучше 9...h6! 10. Сd2! е611.de С:е6 12.Кf3 ab 13. С:b5 Ка6 14.0-0 Кс7 15.Лe1 К:b5 16.К:b5 (16.аb?) 16...d5 17.edК:d5 с более-менее достаточной компенсацией за пешку, как я сыграл через два месяца против Тукмакова (СССР(ч) 1981).

10.Сd2! Кbd7? Игра из общих соображений здесь чересчур пассивна: получается просто «ухудшенный волжский гамбит». Как и в случае 10...ab?! 11.С:b5. Единственный шанс замутить воду — 10...Фb4!?

11.ЛаЗ! Теперь активность черных выдыхается.

11 ...Сb7 12.Кf3 ab 1З.С:b5 Фс7 14.0-0. Позиция белых уже технически выиграна: у них здоровая лишняя пешка без какой- либо контригры у соперника. Таким образом, затея Спасского провалилась. Но он продолжал играть как ни в чем не бывало, с совершенно невозмутимым видом (что, помню, меня немного смешило).

14...Кg4. Совсем плохо 14... е6? 15.de fe 16.Кg5 Лae8 17.Сf4 е5 18.Сc4+ Крh8 19.Фb5 Крb8 20.K:d6+-.

15.Cg5. Трудно не сделать этот ход, хотя компьютер предлагает 15.а5.

339 2

15...Kgf6. Прагматичное решение опытного практика! Черные должны стоять на месте, терпеть и ждать — вдруг соперник где-то зарвется, сделает ход не первого сорта...

Вариант 15...Kde5 (или 15... Kge5) 16.Kе5 K:е5 17.f4 Kd1 18. C:е7 Лfe8 19.Cg5 h6 (19...С:сЗ 20. be Л:e4 21.c4+-) 20.Ch4 Cc3 21.bc Ле4 22.c4 вел к решающему перевесу белых.

16.Кd2 е6 17.Сс4. И при 17.de!? fe 18.Кс4 d5 19.ed К:d5 (19...ed 20.С:d7 dc 21.Сe6+) 20.a5 дела черных оставляли желать много лучшего.

17...ed 18.ed Лad8. Не проходит 18...Кb6? из-за 19.Ф:b6 Ф:b6 20.ФfЗ! Kh5 21.g4+-.

19.а5. Очевидный план реализации. До сих пор не пойму, как же я умудрился проиграть такую позицию!

19...h6 20.Ch4. Возможно, лучше 20.Cf4!? и на 20...Ke5 -21. C:е5 de 22.d6 Фb8 23.а6 Фа8 24.Ле1 е4 25.Фa4 или 21.К:е5 de 22.d6! Ф:d6 23.Ф:d6 Л:d6 24.С:е5 Лd2 25.a6 Сa8 26.Кa4, с выигранным положением в обоих случаях.

Ход в партии тоже пока ничего не портит, однако у черных появляется намек на контригру.

20...Кe5 21.а6 Са8 22.Лe1 g5 23.СgЗ Кfd7! (открывая дорогу пешке «f») 24.а7! f5 25.С:е5 К:е5 26.К:е5 de! Только так: при 26...С:е5 27.Фh5 Крg7 28.Лa6! С:сЗ (28...Сb7? 29.Ке5! С:а6 30.Ле6) 29. bс С:d5 З0.с4 Сf7 31.Фf3 Ла8 32. Лea1 белые побеждали без хлопот. Пешка а7 и теперь должна решить исход поединка, но она хотя бы блокирована и у черных остается надежда на мощь своего чернопольного слона.

27.Лa6 е4 28.Сc4 (машина советует «грубое» 28.d6!? Фf7 29. Фе2) 28...Фf7. Слабо 28...Фf4 29. Фe2 Се5? 30.g3.

29.Кb5 Крh7 (29...С:d5? З0.а8Ф Л:a8 31Сd5 и т.д.) 30.Ле6. Обстановка конкретизировалась, и я заиграл довольно предприимчиво:
конь защитил пешку а7, ладья вторглась на еб. Началась стадия добивания, причем Спасский был уже в остром цейтноте (может, это меня и подкосило?).

30...Фb7! Не прельщаясь 30... Ф:е6? 31.de Л:d1 32.Л:d1 Се5 ЗЗ.е7 Ле8 34.Лd8.

340

31.Фh5?! Первый ход, заслуживающий серьезной критики. Следовало просто подорвать пешку е4 — 31.f3!, и борьба быстро заканчивалась, например:31 ..Л:d5?! 32.Сd5Ф:d5 33.Ф:d5 С:d5 34.Лd6 Сa8 35.fe fe 36.Лf1! Удивляюсь, почему я так не сыграл. Комментировать это бессмысленно...

31...Лf6 32.Л:f6 Сf6 ЗЗ.g4? Если выпад ферзем на h5 был еще не так плох, то здесь я попросту «дернулся». Элементарно выигрывало 33.f3! Фd7 34.fe fe 35.Лf1 Фg7 36.Фg4+-.

33...f4! Мгновенный ответ! У черных впервые появились реальные контршансы.

34.h4!? «Боковой» ход под цейтнот соперника — неплохой шанс в неожиданно обострившейся ситуации.

Опрометчивое 34.Л:е4? вело уже лишь к ничьей: 34...Л:d5 35. С:d5 Ф:d5 (против открытого белого короля заработала батарея Ф+С) 36.f3 Фd1+ 37.Крf2 С:е4 38. Фf7+ Сg7 39.fe Фd2+ с вечным шахом. Ну разве можно было примириться с таким исходом?!

З4...Крg7? На флажке! В случае 34...еЗ! 35.hg С:g5 36.Фh1 Фe7 возникала острая, совершенно неясная позиция. Правда, 35.fe Л:d5 36.С:d5 Ф:d5 37.e4Фd3 38.Фf7+ Сg7 Фf5+ Крh8 еще форсировало ничью.

35.Кc3? Снова упуская несложный выигрыш: d6! еЗ 36.f3! (иг- рать так страшно, но только с виду) 36...Лс8 (или 36...Лf8 37.Кc7 Ф:f3 З8.Ке6+) 37.Кс7 Л:с7 38.dc Ф:с7 З9.Фе8.

341 

35...еЗ! Ведет к резкому обострению борьбы. Почему-то я рассчитывал только на 35...Ф:a7? 36. К:е4 Фе7 37.Крf1 С:d5 38.С:d5 Л:d5 39.К:f6 Фf6 40.Фe8+-.

36.СdЗ ef+ 37.Крf2 Ф:b2+ 38.Ле2? Грубая ошибка — уже в собственном цейтноте. Надо же: отдать коня всего за пару шахов!

После единственного 38.Ке2 белые, как ни странно, еще сохраняли перевес:

1)38...С:d5?! 39.Фg6+ Крf8 40. Ф:h6+ Кре7 41.Крf1 Крd7 42.hg Сg7 43.Фg6+-;

2)38...Л:d5?! 39.Фg6+ Крf8 40. Сc4 Сd4+ (40...f3 41.С:d5 С:d5 42.Фе5 Се5 43.Ф:е5 С:e5 44.Лd1 Кc6 45.Лd8+ Кре7 46.Лс8 Cb7 47.hg hg 48Л:с5+-) 41.Крf1 f3 42.C:d5 fe+ 43.Лe2 Фc1+ 44.Лe1 Фf4+ 45.Кре2 C:d5 46.a8Ф+! С:а8 47.Лf1+-;

3)38...Cd4+! 39.Крf1 f3 40.Фg6+ Крf5 41.Фh5+ Крg7 42.Ф:f3 Лf8 (42... С:d5? 43.Ф:d5 Л:d5 44.a8Ф+-) 43. Сf5, и хотя у черных явно хуже, это все-таки игровая позиция.

38..Ф:сЗ 39.Фg6+ Крf8 40. Ф:h6+ Сg7 41.Ф:g5 Фf6? Если бы Спасский знал, что контроль уже позади, он бы задумался — и мог выиграть сразу: 41...Фd4+! (отбрасывая короля с f2) 42.Крf1 Фf6! 43.Ф:f6+ С:f6 44.g5 Сd4 45.Сc4 f3! 46.Лa2 Ле8 47.Лa3 f2 48.Крg2 Лe149.Лf3+ Кре7 50.Лf5 Лс1 51.Сe2 Лg1 + 52.Крh3 Лa1. А так партия была отложена в позиции, где ограниченность материала оставляла белым хорошие шансы на ничью.

Доигрывание было в тот же день, через два часа. Резкая смена декораций (вместо выигрыша надо срочно искать спасение!) подействовала на меня угнетающе, и я упустил все свои шансы...

42.Ф:f6+С:f6 43.Сс4. Мне казалось, что надо сохранить пешку И в кратком анализе, и за доской я не видел, вероятно, самого точного 43.g5!? Cd4+ 44.Крf3 Cd5+ 45.Ce4 C:е4+ 46.Кр:е4 Ce3 47.Ла2 Лa8 48.Ла4 с4 49.Лс4 Л:а750.Крf3 Крg7 51.Лс6! (указано Спасским). Здесь в конце концов возникал эндшпиль «ладья и слон против ладьи», который я, надеюсь, удержал бы, несмотря на подавленное состояние.

43... с:h4+ 44.Крf3 Лd7.

342

45.Ла2? Это уже непоправимо. Необходимо было 45.Лh2! 46. g5!, максимально затрудняя задачу черных: 46...Се5 47.Кре4 Ле7?! 48.Крf5 f3 49.d6! С:h2 50.de+ Кр:е7 51.g6 f2 52.g7 f1Ф+ 53.С:f1 Крf7 54.Cd3 c4 55.Сe4 Сg1= или 46.. Сg7 47.Лa2 Сe5 48.Кре4 Cc7 49.Лb2 Лd8 50.Крf3, и выигрыша нет (белые просто ходят Крg4 или Лb3).

45...Cg5. Теперь осуществить прорыв g4-g5 не удается, и позиция белых проиграна.

46.Кре4 Лf7! 47.Ла5 Крg7! Важный момент: ошибочно 47...f3? из-за 48.Лc5 Лf4+ 49.Кре5 Лc4 50.Лc4 f2 51.Лс8+ Крg7 52.Л:а8 f1Ф 53.Лg8+ Крg8 54.a8Ф+ с ничьей.

48.Л:с5 Крf6?! Сразу решало48...Ла7 49.Крf5 Ce7 50.Лс8 f3, но и так фигура есть фигура!

 49.Лс8 (49.Ла5 Ле7+ 50.Крd4 Сh4 51.Ла2 Крg5) 49...Л:а7. Всё кончено, и после отчаянного сопротивления белые погибают.

50.Лf8+ Крg7 51.Лс8 Крf6?! (второй цейтнот) 52.Лf8+ Крg7 (52...Кре7? 53.Лf5) 53.Лс8 Сb7! 54.Лс7+ Крf6 55.Фd4 Сh4 56. d6 Сf2+ 57.КрсЗ Сh4! (57...Кре5? 58.d7 Сh4 59.g5!=) 58.Ле7. Плохо и 58.g5+ Крg5 59.d7 Ла8 60.Лс8 СЬ6, и 58.СЬ5 Кре6 59.Лс4 Се1+! 60.Крb2 Сd3 61.Лс7 С:b5! 62.Л:а7 Сg3 или 62..Сd7-+

58...Л:е7 59.g5+ Крg6 60.de Сс6 61.Крb4 Сb6 62.Сb3 (62. Сb5 Сb5 63.Кр:b5 Крf7!-+) 62... Сd7 (62...f3? 63.Сd5=) 63.Сd5 Се8 64.Сс4 f3 65.Сd3+ Кр:g5 66.Сb5 f2. Белые сдались.

Предприимчивость и хладнокровие, с которыми Спасский сражался в безнадежной позиции, произвели на меня большое впечатление. Несмотря на цейтнотные промахи, он прекрасно использовал возникавшие практические шансы и тонко чувствовал психологические нюансы борьбы. Он переиграл меня в первую очередь психологически. У другого в такой уродливой позиции уже просто опустились бы руки, а Спасский боролся до самого конца под девизом: «Молодой, горячий — может где-то сказаться!» Так оно и случилось.

В Бугойно (1982) у нас с Борисом Васильевичем была сверхбоевая ничья, а затем наши дороги пересеклись в Никитиче (1983). Я был тогда в «нечеловеческой» форме (сказывалась основательная подготовка к матчу с Корчным) и со старта громил одного соперника за другим. Партия 2- го тура с Петросяном, протекавшая с моей инициативой, была отложена в неясном окончании, где мы имели по ладье, слону, коню и три пешки. Доигрывание должно было состояться сразу после ужина. Скептически оценивая свои шансы на победу, я не стал тратить много времени на анализ и спустился в ресторан. Там сидели почти все участники турнира и, как обычно, обсуждали сыгранные партии. Спасский спросил у меня об отложенной: «Ну как?» Я ответил: «Кажется, упустил перевес». А он вдруг говорит: «Э, нет: там всё не так просто! Слоны-то разноцветные, а это в пользу белых: можно создать атаку. Ты посмотри! Петросян на ужин не вышел — значит, позиция ему не нравится». И я взглянул на отложенную другими глазами! Доигрывание длилось всего десять ходов: Петросян отказался от пассивной защиты, «дернулся» и попал под неотразимую атаку. Да, наверное, Спасский лучше всех в мире знал повадки своего исторического соперника...

Мы встретились с ним, когда у меня было 6,5 из 7. Разумеется, я горел желанием продолжить победную серию.

 

№ 382. Староиндийская защита Е84
КАСПАРОВ - СПАССКИЙ
Никшич 1983, 8-й тур

1.d4 Kf6 2.с4 g6 З.KсЗ Cg7.

Снова «староиндийка» — это вызов! Ну что ж, такой поворот событий меня устраивал, и я решил избрать систему Земиша, которую мы в те годы смотрели на сборах с Тимощенко (правда, со стороны черных).

4.е4 d6 5.f3 Kс6 6Ce3 а6 7.Kge2 Лb8 8.Фd2 (8.h4!?) 8... 0-0 (8...b5!?) 9.h4.

343

9...b5. На 9...h5 сам Спасский позже с успехом играл и 10.0-0-0 против Кина (Дортмунд 1992), и 10.Ch6 против Фишера (Югосла- вия(м/8) 1992).

10.h5 bс?! Объективно ход второсортный, но Спасский сознательно уклонился от сильнейшего 10...е5 (10...К:h5? 11.g4 Кf6 12.Сh6 с атакой) 11.d5 Ка5: в известной партии Тимман — Каспаров (Бугойно 1982) после 12.Кg3 bс?! 13.0-0-0 Kd7? 14.hg fg 15.Кb1! белые получили подавляющий перевес. Явно сильнее 13...Лb4, хотя против Логинова (Манила (ол) 1992) мне удалось продемонстрировать плюсы позиции белых: 14.Сh6 С:h6 15.Ф:h6 Фe7 16.Сe2 Сd7 17.Кf1 Лfb8 18.Лd2 с5 19.Cd1 Ке8 20.hg fg 21.g4 и т.д.

11 .g4! Самый энергичный и полезный ход. Конь е2, ожидая е7-е5, пока сторожит пункт d4. Но уже грозит 12.hg fg 13.Кf4 и Фh2! Не столь опасно немедленное 11 .hg fg 12.Кf4 е6 13.C:с4 d5 14Cb3 Л:b3! 15.ab de 16.0-0-0 ef 17.gf Ке7! 18.Кd3 Кf5 19.Кe5 Сb7 20.Cg5 Фe8 с хорошей контригрой (Вай — Спасский, Германия 1983).

Тут Борис Васильевич погрузился в раздумья...

344

11 ..Сg4!? Увидев, что в случае 11...е5 12.d5 с дальнейшим Кg3 и 0-0-0 черные лишены какой-либо контригры (пешка «g» проскочила на g4!), Спасский понял: надо что- то делать, иначе можно попросту задохнуться, получить быстрый мат. И принял решение, может, с чисто шахматной точки зрения и спорное (ясно, что жертва фигуры не вполне корректна), но с игровой, психологической — наилучшее, ибо это резко меняет характер борьбы. У белых уже не будет прямой атаки, им надо перестраиваться на реализацию материального преимущества, а у черных возникает некоторая контригра.

12.fg К:g4 13.0-0-0! Думаю, этот ответ Спасский недооценил, рассчитывая на hg? К:еЗ! 14. Ф:e3 Л:b2! 15.gf+ Л:f7 16.Фh3 h6 17.0-0 Фb8!с опасной атакой. Белые не пускают ладью на b2, и у черных начинаются трудности.

13...К:е3. Недостаточно и 13...е5, на что верно не 14.d5 Кd4 15.Кg1 К:е3 16.Ф:еЗ с5! 17.С:с4 (17.dc?Фb6) 17...Лb4 18.b3 Фа5, и черные живы, а только 14.hg! fg 15.Сh3К:еЗ 16.Се6+! Крh8 17.Ф:еЗ Сf6 18.Фh3 h5 19.d5 с явным перевесом.

1 4.Ф:еЗ е6?! Характерный момент! После 14...е5! 15.d5 (15.hg fg) 15...Кd4 16.К:d4! ed 17.Л:d4 С:d4 18.Ф:d4 положение черных нелегкое, но у них есть свои контршансы. Спасский же избрал ход пусть объективно и неважный, зато поддерживающий напряжение в позиции и не дающий мне ясной игры: мол, атакуй, а там посмотрим, что получится...

15.hg hg. Приходится, ибо 15....fg? 16.Фh3! ведет к немедленному разгрому: 16...Фg5+ (16...Фf6 17.Ф:h7+ Крf7 18.Сg2! Лh8 19.Лdf1 Л:h7 20.Л:f6+ С:f6 21.Л:h7+) 17.Крb1 Л:b2+?! 18.Кр:b2 Лb8+ 19. Кра1 Кb4 20.Ф:е6+ (не 20.a3? Кc2+ 21.Кра2 Фa5 22.Фd5 ed 23.Ф:h7+ Крh7 Лh3 de 25.Сg2 Кb4+ 26.Кра1 Кc2+) 20...Крh8 21.a4! Кc2+ 22. Кра2 Кb4+ 23.Крb1 Кc6+ 24.Кра1 К:d4 25.Кd4 С:d4 26.Ф:c4.

Взяв пешкой «h», черные надеются, что слон g7 защитит их от мата — как в «драконе»!

16.Лd2? (необходимо было начать с 16.Кg1! и Кf3) 16...Ле8?

Упуская случайный шанс: 16...Фf6! 17.Крb1 (17.Сg2 Кb4) 17...Лfd8 с очень неплохой встречной игрой. Интересно, что Спасский ответил быстро. Теперь всё вернулось на круги своя.

17.Кg1!d5 (при 17...е5?! 18.d5 слон g7 «отдыхает») 18.Кf3. Видно, что белым удалось раскрутить фигуры и черные утратили инициативу. Теперь маневр Лdh2 станет решающим: у белых хватит сил, чтобы заматовать неприятельского короля.

18..а5. От безысходности. Но здесь происходит невероятное.

345

19.е5? Думая, что выигрываю уже как угодно, я даже не стал считать 19...Лdh2! е5 (19...de 20.К:е4 К:d4 опровергается путем 21. Лh8+! С:h8 22.Л:h8+ Кр:h8 23. Фh6+ Крg8 24.Кfg5). И лишь позднее, в разговоре на общей вечерней прогулке, вдруг прозрел: стоп, ведь можно пойти 20.Лh7! И впрямь, после 20...ed 21.Л:g7+! Крg7 22.Фh6+ Крf6 23.К:d5+ Кре6 24.Кg5+ атака белых неотразима.

Я начал жутко переживать — помню, Милунка Лазаревич тогда мне сказала: «Ты прямо как Фишер: он после партии тоже не находил себе места!» Но как тут не переживать?! Упустить столь простой выигрыш! Поразительно, что я не посчитал этот вариант за доской... Повторилась тилбургская история, и диагноз стал очевидным: в выигранных позициях я теряю точность.

19...Ке7! (оказывается, у черных есть некоторая контригра: с7- с5 и Кf5) 20.Сh3? Гораздо важнее было предотвратить с7-с5: 20.Кa4! Кf5 21.Фf4 еще с немалым перевесом.

20..с5! 21.dc Фс7. Ситуация на доске резко обострилась: центр белых разбит, а атаку им создать нелегко.

22.Фf4 Кс6! Еще один сильный ход: под прицелом «коренная» пешка е5! С треском проигрывало 22...Ф:с5? 23.Ф:f7+!! Кр:f7 24.Кg5+ Крf8 (24...Крg8 C:е6+ Крf8 26.Кh7#) 25.К:е6+ Крg8 26. Кс5. Теперь же позиция совершенно неясная.

23.Лe1 d4! 24.Л:d4! (увы, приходится: 24.К:d4?Ке5!) 24... Кd4 25.К:d4! Это еще правильно: 25.Ф:d4? Фb7 26.Фf2 Сh6+27.Крb1 Лed8! 28.с6! (проигрывает28.Ка4? Ф b4 29.Кb6 сЗ 30.bЗ Сd2) 28...Ф:c6 к выгоде черных.

25...Ф:c5 26.КfЗ Лed8 (любопытно и 26...Фb6!? 27.Ле2 Лed8 28.Сg4) 27.Кg5! Фe7? Начало дикого обоюдного цейтнота.

После 27...Лd7! белые не могли победить даже при лучшем 28. С:е6! (но не 28.К:е6? Фb6 29.Кa4 Фb4 30.Лf1 Ф:а4 31С:g7 Ф:а2 32. С:d7 Ф:b2+ ЗЗ.Крd1 Фb1+) 28...fe 29.Фh2 Сh8 30.Фh6. Варианты сложны, но, похоже, ничья есть и в случае 30...Ф f2(только не 30... Лb6? 31.Кge4! Ф:е5 32.Ф:g6+ Крf8 33Лf1+ Кре7 34.Лf7+ Крd8 35.Лf8+ Крс7 З6.Фе8+-) 31.Фg6+ Крf8 32. К:е6+ Кре7 ЗЗ.Ле2 Фf1 + 34.Крс2 Фа1 35.Фh7+ Кр:е6 36.Фh6+ Кре7 37.Фh4+ Кре6=, и при 30...Фс6!? Ф:g6+ Лg7 32.Фh6 Лgb7= (33. Лg1? Фd6!).

28.Фh4! Лd3.

 346

29.Фh7+? «Горе, горе...» — приговаривал в таких случаях Болеславский.

Конечно, правильно 29.Ксе4! с относительно несложным выигрышем: 29...сЗ 30.Лf1! cb+ (30...Фb4 31.Кf6+ Крf8 32.Кgh7+ Кре7 33.Кd5++) 31.Крb1 Лb6 32. Фh7+ Крf8 33.К:f7! или 29...С.:e5 30.Фh7+ Крf8 31.Лf1 С:b2+ 32. Крс2 f5 33.Ф:g6 Сg7 (33...Сa3 34. К:e6+ Ф:e6 35.Л:f5+! Кре7 36. Фg5+ Кре8 ЛЬ5!! Ф:e4 38.Лe5+) 34.К:e6+ Крg8 35.К:g7 Ф:g7 36. Кf6+ Крf8 37.Ф:f5. Надо было всего-то решиться пустить черного слона на b2...

29...Крf8 30.К:е6+?! Опять я запутался! И здесь 30.Кce4! еще сохраняло .хорошую игру: 30... Л:hЗ! (нельзя ни 30...C:e5? 31. Лf1, ни 30...Л:b2? 31.К:е6+ fe 32. af1+ Кре8 33.Фg8+ Фf8 34.Л:f8+ Фf8 35.Кf6+ Кре7 З6.Ф:е6+ Крd8 З7.Фс8+) 31.Ф:h3 С:е5 32.Лf1! С:b2+ ЗЗ.Крс2 f5. Дальше — развилка:

1)34.Фh6+ Сg7 35.Ф:g6 Лb2+ 36.Крс1 Л:а2 37.К:е6+ (или 37. Кh7+ Крg8 38.Khf6+ Крf8=) 37.. Крg8 38.Лf8! fe 39.Лf8+ с ничьей;

2)З4.Кc5! Крg8! (плохо 34...Кре8? 35.Кg:е6 Cе5 36.Ле1 Лb2+ 37.Крс1 Фd6 38.Фh6 Лg2 39.Кс7+! Крf7 40.Фh7+ Сg7 41.Ф:g7+! или 39... Ф:с7 40.Фh8+ Крf1 41.Л:е5 Лg1 + 42.Крс2 Фd6 43. Фе8+ Крg7 44.Ке6+ Крd6 45.Фh8+) 35.Фg3! Ле8! (З5...е5 36.Кf3 Фd6 37.Лh1!) 36.Кg:e6 Фf6 37.Лg1Сe5 38.Ф:g6+ Ф:g6 39. Л:g6+ Крf7 40.Лh6 Лg8=.

Во всяком случае, играть белым было бы легче: сопернику пришлось бы спасаться единственными ходами. Но я хотел выдать все шахи...

30...fe 31.Лf1 + Кре8 32. Фg8+ Сf8.

346 2

33.Ф:g6+? Самое обидное, что даже здесь белые еще спасались фантастическим этюдным ходом 33.Кd5!! Например: ЗЗ...Крd7!? (33...ed 34.Л:f8+! Ф:f8 Фе6+ Фe7 36.Фg8+ с вечным шахом) 34.Ке7 Сh6+ 35.Крс2 Кg8 36.К:g8 Л:h3 37.Лd1+! Крс7 (37...Кре8 38. Кf6+) 38.К:h6 Л:h6 39.Лd4= (это я обнаружил уже позднее).

ЗЗ...Крd8! Белые просрочили время. После 34.С:е6 Фb4! (но не 34...Кb6? 35.Фg8 Л:сЗ+ 36.Крb1! Л:b2+ 37.Кр:b2 Фb4+ 38.Кра1 Лf3 =) 35.Ка4 Се7! 36.Фg8+ Крс7 37. Фh7 Лbd8! или 36.Сf5 Лd4 37. Фс6 Фd2+ 38.Крb1 Лf4 они проигрывали.

Это было мое единственное поражение в том турнире. Спасский вновь проявил недюжинную изобретательность, и хотя был неточен в деталях, в целом оказался хитрее. Мне рассказывали, что сразу после партии Борис Васильевич на радостях позвонил жене в Париж и прокричал в трубку телефона: «Марина, я выиграл у Каспарова!» Я же со злости на другой день обыграл черными Николича, а в итоге занял первое место, набрав 11 из 14 — на 3 очка больше, чем «обидчик».

Реванша пришлось ждать довольно долго. Победив Спасского в Барселоне (1989) и Линаресе (1990), я сравнял личный счет. Забавно, что аналогичным образом сложились мои турнирные отношения и с Петросяном: ему я тоже сначала дважды проиграл белыми, а потом дважды, и тоже белыми, отыгрался. Правда, Петросян в наших первых встречах получал хоть и неважные, но все- таки игровые позиции, Спасский же — буквально математически проигранные, и реализация вовсе не представляла собой бином Ньютона...

Скажу еще о влиянии идей Спасского на мой «черный» дебютный репертуар середины 80-х годов. На подступах к Олимпу мне, завзятому «староиндийцу», пришлось осваивать классику. Вспоминаю присказку одного из моих тогдашних помощников гроссмейстера Евгения Владимирова: «Ферзевый гамбит — дебют матчей на первенство мира!» Речь не только о защите Тарра- ша (см. № 372), но и о системе Тартаковера — Макогонова — Бондаревского: 1.d4 Кf6 2.с4 е6 3.Кf3 d5 4.КсЗ Се7 5.Сg5 0-0 6.еЗ h6 7.Сh4 b6. Изучая ее перед матчами с Корчным (1983) и Карповым (1984/85), мы обратили особое внимание на ряд учебно-показательных партий Спасского и Геллера:

1) 8.Фс2. Вариант 8.cd К:d5 9.С:е7 Ф:е7 10.Кd5 ed 11.Лс1 Се6 12.Фа4 с5 13.Фа3 Лс8 14.СЬ5 (Фишер — Спасский, Рейкья- вик(м/6) 1972 — см. 4-й том) вышел из строя после 14...ФЬ7! dc be 16.Л:с5 Л:с5 17.Ф:с5 Ка6! (Тимман — Геллер, Хилверсюм 1973).

8...Сb7 9.С:f6 С:f610.cd ed 11.0-0 (самый обоюдоострый план, который привлек мое внимание в юности) 11...c5.

348

12.g4 У меня с Зайцевым (Баку 1980) было 12.dc Кd7! (при 12... С:сЗ 13.Ф:с3 Кd7 14.с6 С:c6 15. Крb1 Лc8 16.Фd4 у белых чуть лучше, Полугаевский — Ивков, Бевервейк 1966; 13..Фе7!? Овечкин — Бологан, Москва 2003; жертва 12...bс 13К:d5 С:d5 14. Сс4 Кd7 15.Л:d5 Лb8 невыгодна из-за 16.bЗ Фе7 17.h4! Кb6 18. Ле5! Фd6 - 18...Сe5? 19.Кg5! - 19.Лe4 К:c4 20Л:c4 Лfd8 21.Кd2 Фe5 22.Л:c5+- Никитин — Гергель, Вильнюс 1980) 13.К:d5 (13. с6 С:с6 Сb7=) 13...К:с5 14.Сс4 (14.Фf5 Фс8!) 14...b5 15. К:f6+ Ф:f6 16.Сd5 Лac8 17.Крb1 a4 18.Фe2 С:d5 19.Л:d5 Лc4! 20.Лd4 Лfc8 21.Лhd1 Фg6+? (верно 21...Лc2! 22.Ф:c2 Л:c2 23.Ф :c2Фg6+ 24.Крd2 К:b2 25.Лc1 Кр:g2 26.Кре2 Кс4 с хорошей игрой, Гицеску — Лпутян, Берлин 1982) 22.Фd3 Ф:g2 23.Фf5! ... 1-0.

12...cd 13.ed Кc6 14.h4 g6 15.g5. Ничего не сулит белым h5 g5 16.Фf5 Кb4 17.Ке5 Сс8 18.ФfЗ С:е5 19.de Фс7 20.Крb1 Ф:e5= (Огдестейн — Х.Олафссон, Гьёвик 1985), но крепче 15. Крb1 или 15.Сb5.

 15...hg 16.h5?! Слишком азартно, хотя и вполне в духе девиза «Вперед, Казимирыч!». Сильнее 16.hg Cg5+ (при 16....Сg7 17.Фd2 или Лh4 у белых куда больше шансов на атаку, чем в партии) 17.Крb1 с компенсацией за пешку в виде открытых линий на королевском фланге.

16...Крg7! Конечно, не 16...g4? 17.hg gf 18.g7 Сg5+ 19.Крb1 Крg7 20.Фh7+ Крf6 21.Лh3!, и черным плохо: 21...Кре7 22.Фf5! Кре8 23. Лe1+ Се7 24.Кd5 Фd6 25.Сb5 Крd8 26.С:с6 С:с6 27. Ке7 28.Л:f3! или 21...Кре6 22.Л:f3 Крd7 23.Лf5 Крс8 24.Л:d5 с выигрышем слона g5 и партии.

Теперь же прямая атака белых заходит в тупик, им нужно переходить на позиционные рельсы.

17.hg fg 18.Cb5? Шаг к поражению. После 18.Фd2! еще можно было рассчитывать на компенсацию за отданную пешку.

348 2 

18...g4! 19.Фd2. Плохо и 19. С:с6 С:с6 20.Ке5? С:е5 21.de d4! или 20.Лdg1 Сg5+ 21.К:g5 Фg5+.

19..gf 20.Фh6+ Крf7 21. Фh7+?! Сg7 22.ЛhЗ Лh8! Ферзь в капкане! Ввиду 23.Л:f3+ Фf6 24.Л:f6+ Крf6 25.К:d5+ Крf7 белые сдались (Ульман — Спасский, Москва 1967). Для Спасского это была легкая задачка — тем вечером он вполне мог бы, как когда-то Капабланка, успеть в театр;

2) 8.Лс1 Сb7 9.С:f6 Сf6 10. cd ed 11 .b4 с6?! Спасский не любит сразу форсировать игру путем 11...с5! 12.bc Ьс, хотя это самое резкое возражение: 13.Сb5 Ка6 14.0-0 Кс7 15.Фа4 cd 16.К:d4 Сd4 17.ed Кe6 18.Са6? (18.Ке2=) 18...С:а6 19.Ф:а6 Фg5! 20.Ке2 ЛаЬ8 с отличной игрой у черных (Хой — Геллер, Мальта(ол) 1980). Эта партия игралась на моих глазах в последнем, решающем туре олимпиады, и вскоре Ефим Петрович добился эффектной победы. Содержательнее 13.dc Кd7 14. Кb5 Лс8! 15.Сe2 (15.Лd6 Л:с5 16. К:b7 Л:с1 17.Ф:c1 Фb6= Тимман — Хюбнер, Тилбург 1979) 15... К:с5 (15...Л:с5!?) 16.0-0 а6 17. Кbd4 со сложной борьбой (Акопян — Шорт, Линарес 1995).

12.Сd3! Важное усиление. До этого Корчной играл 12.Сe2. Теперь он нащупал интересную идею с переводом слона на b1 и затем, после а2-аЗ(а4), на а2 с последующим еЗ-е4 или b4-b5 (см. примечание к 8-му ходу белых в варианте 3).

12...Ле8 13.0-0 Кd7 14.ФbЗ Кf8 15.Лfd1 Лс8 16.Сb1! (16.е4 Ке6 17.е5 Се7) 16...Ке6 17.а4. На рекомендацию Стина 17.Фc2 g6 18.Ке5 неплохо 18...Фd6. Но любопытно 17.аЗ!?, не ослабляя поле b4.

17...Cf8 18.Ca2 Лc7! 

349

19.Фb1 ?! Энергичнее 19.b5! с5 20.К:d5 С:d5 21.Ф:d5 Лd7 22.Фf5! (по-моему, хуже 22.ФbЗ cd 23.ed C:d4) 22...cd (22...g6 23.Фd3) 23. Сe6 Л:е6 24.ФdЗ Лdd6 25.ed (25. е4!?) 25...С:d4 26.К:d4 Л:d4 27. Ф:d4 Лe1+ 28.Л:e1 Ф:d4 29.Лa1, и хотя дело ближе к ничьей, на выигрыш все же играют белые.

19...а5?! (прочнее 19...Лd7! и лишь затем а7-а5) 20.bа?! Конечно, правильно 20.b5! с5 21.dc CсЗ (21...Л:с5 22.Ке4! Л:с1 23. Ф:с1; хуже 22...de?! 23.Л:d8 Л:d8 24С:е6 ef 25.Л:с5 bс 26.Сb3 fg 27Фc2) 22.c6! (не 22.Л:сЗ К:c5 23.Фc2 Фf6 С:d5 Лd7 25.e4 Лed8 с контригрой благодаря мощному коню с5) 22...Сf6 23. C:d5 Фe7 24.Кd2 Кс5 25.Фc2 с более чем достаточной компенсацией за фигуру.

20...bа. Теперь позиционный замысел черных оправдывается: белая пешка на а4 делает невозможным маневр Ка4-с5, слон на а2 безработный, а слабость пешки сб компенсируется слабостью пункта b4.

350

21 .Фb6?! Принципиальная ошибка: после 21.Фd3 с постепенным возвратом к жизни слона а2 черным было бы сложнее использовать плюсы своей позиции.

21...Лb7! 22.Ф:d8 (22.Ф:с6?? Лb6-+) 22...Л:d8 23.Кe1 Лb6 24.Кd3 Лdb8 25.h3? Не чувствуя опасности. Стин советовал 25.Лb1! Крf8 26.Л:b6 Л:b6 27.Лb1 Л:b1 + 28.Кb1 Кре7 29.Кd2 Крd6 30.Кb3=, но сильнее 27.. Сd8! 28. Л:b6 С:b6 29.Крf1Сb7 30.Крe1 Кре7 31.Сb1 Сc7 и Сd6 с некоторым перевесом черных.

25...Сb7! 26.Ке5 Се5 27.de Лb4! Оказывается, у белых уже тяжелое положение.

28.f3 Комментаторы рекомендовали 28.е4 d4 (28...de?! 29.Лd7) 29.Кe2 Лd8 З0.С:е6 fe 31.Кf4 Крf1 32.Кd3 Л:а4 33.Кc5 Лb4 34.Лb1 с шансами на ничью (благодаря силе коня с5), а по-моему, лучше 29...Са6! 30.Кg3 Л8b6! 31.Кf5 Се2! 32.Лd2 d3, и белым туго: ЗЗ.Ч:е6 fe 34.Кg3 Лb1 35.Л:b1 Л:Ь1+ 36. Крh2 Лd1 и т.д.

28..Сa6 29.Лd2 Сс4 30.f4? Упорнее З0.С:с4 Лс4 31.Ке2 Лс1+ 32.Кс1 Лb4 ЗЗ.Лс2 Л:а4 34.Лc6 Лс4 35.Лс4 dc 36.Крf2 с надеждой спасти коневой эндшпиль.

350 2

30...Кс5! 31.Лd4 Кd3 32.Лd1 Кb2! (красивый маневр конем!) 33.Лс1 с5 34.Л:d5 (34.Лd2 С:а2 35.Ка2 Л:а4 36.Кс3 Лс4 37.Л:d5 Ка4-+) 34...С:d5 35.С:d5 с4 36.Ке4 Ка4. И ввиду 37.С:с4 Лb1 38.Л:b1 Л:b1+ 39.Крf2 Кb6 белые сдались (Корчной — Спасский, Белград(м/11) 1977/78). Первое из четырех рядовых поражений Корчного в том драматичном матче.

В связи с этой партией я вспоминаю одну из своих первых встреч за доской с Карповым (Москва 1981), где после 1 .d4 Кf6 Лc4 е6 3.Кf3 d5 4.Kc3 Се7 5Сg5 Ь6 6.С:f6 С:f6 7.еЗ 0-0 8.Фd2 Кс6 9.cd ed 10.Сe2 Сf5 11.0-0 Ке7 12.b4 c6 13.Лfc1 а6 14.a4 Фd6 15. Фb2Лfe8 16.Фb3 Kg6 я сыграл 17.Лa2 и предложил ничью, а Карпов молниеносно ответил 17...Се7 и вдруг, в нарушение правил, сказал: «Сделайте ход!» Удивившись, я сделал ход 18.b5, и тогда Карпов, подумав, согласился на мировую.

В анализе после партии он заметил, что при 18...ab 19.аb действительно ничья, но возможно 18...а5!? 19.bc bс, используя слабость поля b4. И добавил нечто вроде: «Это как Спасский надурил Корчного». То есть Карпов взял на вооружение прием Спасского (правда, в данной конкретной ситуации после 20.Фd1 с идеей Сd3, и Лас2 слабость пешки сб весомее, так что лучше все-таки 18...ab);

3)8.Се2. В партии Корчной — Каспаров (Лондон(м/10) 1983) было 8.ФbЗ С 9.Сf6 10.cd ed 11.Лd1 Ле8 12.аЗ!? (на 12.CdЗ есть выбор между 12...с5 13.dc Кd7 и планом Геллера 12...Кc6, Ка5 и с7-с5) 12...с6 13.Сd3Кd7 14.0-0 g6!? (14...Кf8 15.е4!) 15.Лfe1 (15.e4 c5!) 15...Кf8 16Cb1 (неясно 16.e4 Ke6 17.e5 Cg7) 16... Kе6 17.Cа2 Фe7 18.Фa4!? (18.e4 Лad8 19.ed cd 20.Фa4 Фb8=) 18... Лad8 19.b4! Фb8 (19...a6!?) 20.Фc2! Фc7, с трудом удерживая равновесие.

Попытки нового века были не столь опасны: 15.Лd2?! Кf8 16. Лс1 Кe6 17.Фd1 Фe7 с равной игрой (Пикет — Каспаров, Вейк- ан-Зее 2001) или 15Сb1 16. е4?! Са6! 17.Фе1 Ф 18.Фс2 de 19.Л:е4 Л:е4 20.Ф:е4 СbЗ 21Сс2 Кf6 1/2 (Крамник — Каспаров, Москва(м/3) 2001).

Между прочим, в матче со мной Корчной придумал ход 12. аЗ!? и против защиты Тарраша. Годами работая над подобными стратегическими идеями и проблемами, Виктор Львович внес весомый вклад в развитие дебютной теории.

351 

8...Cb7. Продолжение 8...Кbd7 9.cd ed 10.0-0 Сb711.Лc1(11.Фb3 c5! 12.С:f6 К:f6 13.dс С:c5 14.Лfd1 Фe7 15Кd4 Лad8 16.Лac1 Кe4 17.Сf3 Фе8= Белявский — Геллер, СССР(ч) 1979) 11...c5 12. Фa4!? а6 13.dс bс 14.Лfd1 Фb6 15. Фb3! Фa7 (в эндшпиле после 15... Фb3 16.ab слабость висячих пешек ощутимее слабости сдвоенных пешек «b») 16.Cg3 (Карпов -Каспаров, Москва(м/31) 1984/ 85; Топалов — Каспаров, София (бш, м/1) 1998) ведет к более динамичной позиции с висячими пешками у черных, но при точной игре белые сохраняют некоторое преимущество.

9.Cf6 C:f6 10.cd ed 11.0-0. К тому же приводит и 11.Фb3 с6 12.0-0 Ле8 13.Лad1 Кd7 (13...Kа6!? -конь на с7 будет расположен лучше, чем на f8). А табией моих матчей с Карповым стал вариант 11.b4 с5 (или 11.0-0 Kd7 12.b4 с5).

11 ...Kd7. Потерпев после 11... Фd6?! болезненное поражение в 11-й партии матча с Карповым (1974), Спасский изыскал более точную защиту.

12.ФbЗ с6 13.Лad1. На 13. Лfe1 Ле8 14.е4 есть типовой контрудар 14...с5! 15.К:d5 cd 16.Кf6+ Ф:f6 17Фa4 Кc5 18.Фd4 Ф:d4 19.К:d4 Л:e4 20.Кb5 Сc6 1/2 (Тимман — Спасский, Бугойно 1982).

13...Ле8 14.Лfe1. Неудачно 14.Кe1?! Кf8 15. КdЗ Ке6 16.Лfe1 Фd6 17.Сf1 Ле7 18.g3? С:d4! 19.ed К:d4 20.Фa4 Кf3+ 21.Крb1 К:e122.К:e1 d4 23.Кg2 c5 24.Крg1 Лae8 Кb1 (25.Сb5 Фd1-+) 25...a6 26.b5 27.Фa3 Фd5 28.b3 Лe1 29. Л:e1Л:e1 30.f3 Лd1 31.Фb2 Фg5 32.Кf4 Фe5 Кe4 f5 34.Кf2 Фe3 35.Кg2 Лd2 36.К:e3 Л:b2 37.К:f5 Лa2 0-1 (Ваганян — Спасский, Москва 1975).

Потерей темпа выглядит и 14. Сd3 — Корчной против меня получил эту позицию уже с пешкой на аЗ (см. примечание к 8-му ходу белых).

14...Кf8 15.е4!? (15.Сf1 Кe6= Чандлер — Спасский, Германия 1981; Пикет — Крамник, Вейк-ан- Зее 1999) 15...Ке6 (15...de? 16. Сс4!) 16.е5 (16.ed cd 17.Сb5 Ле7=) 16...Се7.

352 

17.аЗ. Очередная попьпка Тиммана. До этого встречалось 17.Лd2 Сg5! (Горт — Таль, Монреаль 1979) и 17.Фс2 Фc7 18.Сd3 Лad8 19.Ке2 с5= (Николич — Геллер, Сочи 1982).

17...Сf8. Конечно, не 17...с5? 18.dc К:с5 19.Фа2! Соперники начинают маневрировать, и черные делают это поудачнее.

18.gЗ Лc8 19.Лd2 (19.Сf1!?) 19...g6 20.Сf1 h5 21.Сg2 Лc7 22.Фa2 Лd7 23.b4. Крепче 23. Лed1 Сh6 24.Лc2.

23...Фе7. Возможно было 23... с5!? 24.dc Ьс 25.bc С:с5, но Спасский не хотел так быстро определять позицию.

24.Лdd1. Наверное, стоило пойти 24.Лb1!?

24...а5! Такой же неожиданный подрыв, что и в партии с Корчным (из варианта 2).

25.Kа4?! По-моему, лучше никем не указанное 25.bа bа 26. Фd2! Са6 (неясно 26...Ф:a3 27.Лa1 Фе7 28.Л:а5 с5 29.Сh3) 27.Лb1 Фd8 28.Фe3, поддерживая динамическое равновесие.

25...ab 26.K:b6 Лс7 27.ab Ф:b4 28.Лb1 Фе7 29.Лed1 Лd8 30.Лb2? Серьезная ошибка: теперь проявляется скрытая динамика позиции черных.

После 30.Кa4! Са6 (рекомендовали 30...с5 31.К:с5 К:с5 32.dc Ф:с5 «с перевесом черных», но после 33.Кd4 Сg7 34.f4 перевеса нет) 31.Сf1 (З1.Фс2 с5 32.dc Кс5 33.К:с5Лс5 34.Фd2 d4) 31....С:f132.Кр:f1 белые вряд ли столкнулись бы с серьезными проблемами.

353

30...с5! 31.dc d4! 32.ФаЗ? Необходимо было З2.Кс4 Сd5 33. Фfd2 Ф:c5 34.С:d5 Фd5 или 32. Фd2 С:g2 33.Кр:g2 Ф:c5 34.Кbc4 Фd5+ 35.f3 Лa8 36.Фb3 Фc5 37. Фc2 Кd7, и хотя у черных везде перевес, белые в силах продолжать сопротивление. Однако, расклеившись, они проигрывают буквально в два хода.

З2...Л:с5 33.Ка4? Лс1! 34. Фd3 (34.ФbЗ Сd5 35.Л:с1 С:bЗ 36.Л:b3 Фа7 37.Кb6 d3) 34...Фа3! 35.Фf1 Л:d1 36.Ф:d1 Сс6. Белые сдались (Тимман — Спасский, Хилверсюм(м/3) 1983). С точки зрения планов игры за черных — тоже одна из ключевых партий.

353 2

А теперь, как всегда, — несколько памятных фраз шахматных королей.

Ботвинник: «Спасский — великий шахматист. Это продолжение линии Ласкера — его мало интересовало, что делают другие, он имел свое мнение... Спасский обладает завидным здоровьем, он хороший психолог, тонко оценивающий возникающую обстановку, свои силы и силы партнера.

Он редко попадает в цейтнот, это отличный спортсмен, его ничем не запугаешь. Спасский всегда в хорошем, жизнерадостном расположении духа... Второй матч с Петросяном он играл просто великолепно, а Фишеру проиграл матч по глупости: переоценил себя».

Смыслов: «Спасский — шахматист огромной практической силы, в высшей степени разносторонний. Он предпочитает ясные формы борьбы, но прекрасно чувствует себя и в сложных позициях, насыщенных тактическим содержанием».

Петросян: «Уже после первого матча со Спасским (1966) я предчувствовал возможность новой встречи с ним на Олимпе. Меня поразили его упорство и изобретательность в защите, хладнокровие и выдержка после поражения. И, конечно, пройти дважды столь трудный путь наверх дано немногим».

Спасский: «Я упрощенно делю шахматистов на две категории: верующих и неверующих. В шахматном смысле, конечно. Есть законы, требующие уважения к себе, которые шахматисты стремятся не переступать. Это — «верующие». К ним я отношу классиков: Ботвинника, Смыслова, Петросяна, Геллера. Я тоже «религиозный» шахматист. Корчной и Ларсен (как и Таль. — Г.К.) относятся к атеистам, далеко не всегда почитающим эти законы».

Фишер: «На самом деле Спасский более глубокий шахматист, чем Таль, хотя Таль и более блестящий... У Спасского есть некоторые слабости, но он играет так, что противнику ими трудно воспользоваться. Спасский не очень уверенно разыгрывает закрытые положения позиционного типа. Зато всегда кажется, что он чуть превосходит вас в знании теории».

Карпов: «Спасский — цельный и совершенный универсал. Он одинаково хорошо и атаковал, и защищался, и накапливал позиционное преимущество. Это он создал моду на универсальность, которая жива до сих пор».

 читать следующую главу