Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Сгоревшая звезда: Леонид Штейн.

Как я уже упоминал, на финише 28-го чемпионата СССР (февраль 1961 года) повторилась трагедия 1958 года: Спасский снова не выдержал нервного напряжения — проиграл дебютанту из Львова мастеру Штейну и уступил ему путевку в межзональный турнир. Впрочем, проиграть такому сопернику было не зазорно: Леонид Захарович Штейн (1934—1973) являлся одним из самых великолепных шахматистов того времени.

К сожалению, его имя ныне почти забыто в шахматном мире, особенно за пределами бывшего Советского Союза (возможно, из- за того, что главных своих успехов — и каких! — Штейн добился как раз на территории СССР). Попробую хотя бы отчасти восполнить этот пробел, рассказав читателям о драматичной судьбе украинского гроссмейстера.

Начинал он куда скромнее, чем Спасский или Таль: лишь в 13 лет был принят в шахматный клуб городского Дворца пионеров (его первым наставником был мастер Алексей Сокольский), в 18 стал кандидатом в мастера, в 24 — мастером. «Штейн уже тогда поражал и талантом, и... легкомыслием в игре, — вспоминает известный тренер Виктор Карт. — Он ориентировался в позиции, как ясновидящий. Если опытный шахматист при обдумывании своего хода в каждый момент видит только часть доски, то Штейн «схватывал» всю доску целиком, предвидя каким-то образом возникающие позиции. Когда начинал показывать варианты, которые он видел, казалось, что доска шевелится... И вот, обладая таким очевидным для всех бесценным даром, Штейн был нетерпелив безмерно, совершенно не мог заставить себя поразмышлять за доской, а сплошь и рядом принимал поспешные решения, чем пользовались его опытные противники».

Да, это был импульсивный, впечатлительный и ранимый человек — но какой бесстрашный боец! О стиле игры Штейна дает представление следующая партия, ставшая его визитной карточкой. Она возвестила миру, что вслед за Бронштейном и Талем на шахматную арену вышел еще один ниспровергатель строгих позиционных истин эпохи Ботвинника.

 

№ 352. Староиндийская зашута Е92
КРОГИУС - ШТЕИН
Матч Россия — Украина, Киев 1960


1.d4 Кf6 2.с4 g6 3.Кс3 Сg7.

Коронная защита Штейна — достойного наследника украинской «староиндийской школы»: Константинопольского, Болеславского, Бронштейна, Геллера...

4.е4 0-0 5...Се2 d6 6.Кf3 е5 7.d5 h6?! Несколько вычурный способ сбить соперника с теоретических путей, избежав «петро- сяновского» выпада Сg5. Позднее Штейн пришел к 7...а5! (№ 364).

8.0-0 (хорошей альтернативой считается 8.h3 или 8.Кd2 а5 9.Кf1 Кbd7(a6) 10.g4) 8...Кh7 9.Ке1 Кd7 10.Кd3 f5.

235

11 .f3. Неплох и типичный «антистароиндийский» прием 11.ef gf 12.f4 (Эйве) или даже немедленный контрудар по центру — 11.f4.

11 ...f4 12.b4 Лf7?! Игра вабанк (осторожнее 12...а5). «Черные намечают следующую перегруппировку: Сf8, Лg7, g6-g5-g4, причем конь h7 усиливает атаку, попадая на g5. Поэтому белые форсируют события на ферзевом фланге» (Штейн). Классическая староиндийская интрига!

13.с5! Кdf6 14.с6! bс 15.dс Се6 16.b5. Пока Крогиус играет правильно, явно опережая соперника в развитии инициативы. Рекомендация Гуфельда и Лазарева 16.Фe1?! и Сd1-b3 хуже хотя бы из-за 16...а6, и белым мешает слабость пешки сб.

16..Сf8 17.Кb4. Белые выиграли стратегическое сражение: у них ясный план — оккупировать пункт d5, разменять коней и белопольных слонов, а затем прорваться на ферзевом фланге. Если черные не предпримут чего-то экстраординарного, их позиция быстро станет критической.

235 2

17...d5! «Начиная исключительно сложную комбинацию, не поддающуюся точной оценке» (По- лугаевский). Эта освобождающая жертва, корректна она или нет, — единственный шанс черных!

18.Kb:d5. Заслуживало внимания и 18.ed!? Похоже, что после 18...Cс5+ (18..Cf5 19.Kа6) 19. Крh1 Cf5 20.Kd3 (20.Фb3? Кh5) 20...Сd4 21.Сb2 черные не успевали создать контратаку: 21...Кh5 22.Ке4, и на 22...С:е4 23.fe Кg3+ 24.hg fg выручает 25.Сg4 Фh4+ 26.Сh3 Л:f1 + 27.Ф:f1 С:b2 28.К:b2 Кg5 29.d6 К:h3 30.gh Лf8 31.Фg2+-. Правда, и ход в партии ставит не менее серьезные проблемы.

18...Cс5+ 19. Крh1 Kh5 20. Фe1. На это и рассчитывал Крогиус: хотя черный слон занял боевую диагональ, никаких конкретных угроз не видно.

Но именно здесь проявилась буйная фантазия Штейна, сравнимая с творческими озарениями Таля. По части риска в этой партии львовянин, может быть, даже превзошел «рижского волшебника».

236

20...KgЗ+! «Компенсация за эту вторую жертву сразу не бросается в глаза. Черный ферзь не матует по линии h. Но он врывается в гущу событий, а за его спиной, как пехота за мощным танком, к белому королю подводятся атакующие резервы», — пишут Э.Гуфельд и Е.Лазарев в книге «Леонид Штейн».

21.hg Фg5 22.g4 h5 23.g3! hg 24.Крg2 Лaf8! За эту позицию Штейн и пожертвовал фигуру. У черных по-прежнему нет ни одной конкретной угрозы, но они играют как ни в чем не бывало: хотят отойти ферзем, затем двинуть пешку «g»... Не правда ли, несколько абстрактно? Зато очень смело!

25.Сd2. Гуфельд и Лазарев ставят к этому ходу вопросительный знак и рекомендуют 25.Лh1, но вряд ли это сильнее: 25...Сd4 26.Лb1 Кf6 27.К:f6+ Ф:f6 (неясно и 27...Л:f6 28.Кa4 Се3) 28.Са3 (28.gf ef 29.Кd5 Фg5!) 28...fg 29. Ф:g3 gf+ 30.С:f3 Ф:f3+ 31.Фf3 Л:f3 32.С:f8 Л:с3 с острым эндшпилем. По мере углубления в дебри вариантов формальная компьютерная оценка «+-» (материал!) неуклонно снижается...

25...Фh6! (танк открывает дорогу пехоте) 26.Лh1?! По-моему, правильно неожиданное 26.fg! Кg5 27.Лh1 Фg7 с двумя возможными продолжениями:

1)28.gf ef 29.Сf3! (не 29. еf1 Фd4) 29...Фd4 30.Фe2! К:f3 (30... Фd3?! 31.Лh8+! Кр:h8 32.Фh4+ Кh7 33.Сc3+ Кр g8 34.Фh6 Лe8 35.Ф:g6+ Кр f8 36.Кf6+-) 31.К:d4!, отдавая фигуру, но получая после 31...Кe1+ 32.Лa:e1 f6+ (32...С:d4 33.Кр f3! Лd8 34.Сb4) 33. Кр f2 С:d4+ 34.Се3 ясный перевес;

2)28.Сd1!? f3+ 29. Кр f1 Фh7 30. Лh4!, и если 30...С:g4, то 31.Се3! f2 32.Л:h7 feФ+ 33. Кр:е1 Лf1+ 34. Кр d2 С:е3+ 35.К:е3 Кр:h7 36.К:g4f+-

Это лишь иллюстрация ресурсов белых: скорее всего они должны были отразить атаку и добиться перевеса. Но вспомним, что и соперники Таля почему-то находили путь к выигрышу только после партии! Что говорит о большой роли динамики в «человеческих» шахматах: великие романтики умели создавать столь запутанные, иррациональные позиции, что их объективная оценка не играла решающей роли.

26...Фg7 (с первой угрозой — f4:g3) 27.gf ef. Намечая g6-g5, затем g4:f3+ и g5-g4.

28.Лd1. К сложной игре вело 28.Кa4!? Сd4 29.Сс3 (выкуривая слона; если 29.Лс 1, то 29..Сd5! 30.ed Ле8 31.Фd1 Кg5 32. Кр f1 gf 33.С:f3 Лe3 34.Сg4 Фe5 с атакой) 29...С:d5 30.ed Лe8! 31.Фd2 (31. С:d4?! Ф:d4 32.Фd1 Сe5 33.Лe1Фg5!) 31...Л:e2+ 32.Ф:e2 С:c3 33. Кс3 (или 33.Лaf1 Сe5 34.Кc5 Кg5 35.Ке6 Фf6 36.Кg5 Ф:g5) 33...Ф:c3 34.Лaf1 Кр g7 35.Фel Фb2+, и белым отнюдь не просто реализовать свое лишнее качество.

237 

28...g5! Позиция обостряется: как только рухнет пешка О и придут в движение связанные проходные «f» и «g», лишняя фигура белых, находящаяся на другом участке доски, перестанет иметь значение. А вся эта внешне неказистая конструкция — Фg7, Лf8 и Лf7 — может ударить по белому королю, как тугая пружина.

29.е5! (отвлечение) 29...Ф:е5. Теперь 29...gf+? 30.С:f3 g4 плохо из-за 31.Се4 f3+ 32. Кр g3 f2 33.Фе2 Фf3+ 34. Кр g2 Фh3 35.К f4+-.

30.fg? Не знаю, может ли человек в цейтноте и в столь головоломной позиции найти этюдный машинный ход 30.Лh6! Теперь плохо 30..С:d5? 31.Кd5 Ф:d5 32.Лg6+ и, видимо, лучший ответ — 30..Ле8! Например:

1)31.Сd3 gf+ 32. Кр h1Сd5 32.Сd5 Се3 34.Лg6+ Лg7 35.Кe3 Л:g6 36.С:g6 fe с безумной игрой: 37.С:e8 e2! (при 37...Ф:e8 38.Фg3! Фh5+ 39.Фh2 Ф:h2+ 40. Кр h2 e2 41.Лc1 f2 42. Кр g2 f1Ф+ 43.Л:f1 efФ- 44. Кр:f1 Кf5 спасаться надо черным) 38.Лb1 (единственный ход; 38.Лс1? Кf6! 39.Сс3 Фd5!, и черные пешки проходят) 38...Кf6 39.Лb4! Ф:е8 40. Кр gl Ке4 41.Л:е4 Ф:е4 42. Кр f2 g4 43.Фal Фе7 44.Фg1 Фс5+ 45.Се3 Фb4 46.Сd2=;

2)31.Сс4! gf+ 32. Кр h1Фf5 33. Фе4 Фg4 34.Лh2! (34.Кf4 Кf8!! 35. Фe5 Л:f4 36.Фh8+ Кр f7 37.Лh7+ Лh7 38.Ф:h7+ Кр f6 39.Фh6+ Кр е7 40.Фg7+ Сf7 41.Фе5+ Кр f8 42.Фh8+ с вечным шахом) 34...f2 35.Фe2 Фf5! (не 35..Лd8 36.Cc3 Cf5? 37. Кe7+ или 36...Лd6 37.Лf1) 36.Ф:f5 Сf5 37.Кec3 (37.Кdc3? Сg4! 38. С:f7+? Кр:f7 39.Лh7+ Кр g6-+) 37... Сg4 38.К:c7 С:d1 39.Кe8 Сf3+ 40.Лg2 f1Ф+ 41.Сf1 Лe7 42.Сc4+ Кр f8 43.c7 Л:e8 44.Сe6 Сb7 45.Сd5, и белые сохраняют-таки перевес.

Но разобраться в этих хитросплетениях измученному предыдущими ударами Крогиусу было крайне трудно (вдобавок его нервировало, что он никак не находит выигрыша с лишней фигурой, и психология ход за ходом всё больше работала против него). Это и предчувствовал Леонид! Огромная вера в себя, интуиция, способность в критический момент рискнуть и пойти на опаснейшую игру с контршансами у соперника — как раз эти качества и отличают выдающихся шахматистов.

После ошибки белых следует очередной всплеск фантазии Штейна

238

30...Ф:е2+!! Конечно, не 30... f3+? 31.С:f3 Ф:e1 32.Лh:e1 Л:f3 33. Л:е6 Фf2+ 34. Кр h1 Л8f3 35.Се3!+-.

31.Ф:е2. Пропустив такой ошеломляющий удар, трудно собраться и найти тропинку к ничьей.

«После 31.К:е2 Сd5+ в доме белого короля вспыхивает губительный пожар: 32. Кр h3 Кf6! с угрозой Сh7#, а на 32. Кр f1 сразу решает 32...f3!» (Гуфельд, Лазарев). Однако на 32...f3? сильно 33.Кd4! С:d4 (33...f2? 34.Фе5) 34. Се3! f2 35.Фb4 С:h1 36.Ф:d4, и речь может идти скорее о выигрыше белых. По-моему, лучше 32...Ch1, хотя после 33.Cb4! f3 34.C:с5 fe+ 35. Кр:е2 Ле8+ 36.Се3 Сf3+ 37. Кр d3 ферзь должен помочь белым устоять под натиском черных.

Впрочем, еще не проигрывает и 31.Ф:е2.

31… f3+ 32.ФfЗ Л:f3.

238 2

33.Лhf1? Капитуляция. Похоже, спасало 33.Сe1! С:g4 34.Кe4 Ла3 35.К:с5 С:d1 36.Ке7+ Кр g7 (36... Кр h8 37.Кg6+) 37.Ке6+ Кр f7 38. К:f8 Сf7+ 39 .Кр g1 К:f8 40.Лh2 Ле3 41.Сb4 Л:е7 (41...Ле4 42.Лb2) 42. С:е7 Кр:е7 43.Лd2 Кр е6 44. Кр f2 g4 45.Лd7+ Кр f6 46. Крg3 Кре5 47.а4! Сd5 48.С:g4 С 49.а5 Са4 50.b6 ab 51.ab cb 52.Лb7=.

Но, думаю, к этому моменту Крогиус был уже не в состоянии контролировать ситуацию на доске...

33...C:g4 (всё кончено) 34. Кe4 Сh3+ 35.Крh2 Л:f1 36.Л:f1 С:f1 37.К:с5 Лf2 + 38. Крg1 Л:d2 39.К:c7 Сh3 40.a4 Лg2+ 41.Крh1 Кf6 42.a5 Кg4 43.Кe4 Лe2. Белые сдались.

Посмотрим теперь, что творил 26-летний львовский мастер в начале 1961 года на своем первом чемпионате СССР, где разыгрывались и четыре путевки в межзональный турнир. Казалось, у новичка мало шансов в борьбе против десятка гроссмейстеров экстракласса во главе с экс-чемпионом мира Смысловым. Но Штейн шаг за шагом освоился в звездной компании и даже нанес единственное поражение будущему победителю турнира — непробиваемому Петросяну!

 

№ 353. Французская защита С18
ШТЕИН - ПЕТРОСЯН
28-й чемпионат СССР, Москва 1961, 6-й тур

1.е4 е6 2.d4 d5 3.Kс3 CЬ4 4.е5 с5 5.а3 C:с3+ 6.Ьс Kе7 (6...Фс7 - № 275) 7.Фg4 Кf5. Старинный способ избежать острого варианта 7...cd 8.Ф:g7 Лg8 9. Фh7 Фc7 10.Ке2.

Ныне предпочитают 7...0-0! 8. Сd3 Кbc6, встречая 9.Кf3 ходом 9...f5; поэтому белые взяли на вооружение 9.Фh5, а черные, в свою очередь, склоняются к раннему 8...f5 (подробнее об истории этого варианта будет рассказано в 4-м томе).

8.Сd3 h5 9.Фf4. На 9.Фh3 черные имели в виду 9...cd 10.g4 (спокойнее 10.С:f5 ef 11.cd Кc6) 10...Ke7 11.cd Фd7 12.С e2 Кbc6 13.0-0 Сd7 14.gh 0-0-0 (Дубинин — Петросян, Горький 1950) или 10.Кf3 Фc7! (10...Кс6? 11.g4Кfe7 12. gh! Фc7 13.Сf4 Кg6 14.Фg4... 1-0 Таль — Петросян, СССР(ч) 1957) 11.Лb1?! dc 12.g4 Кe7 13.gh Кbc6 11.Сf4 Кg6! 15.Сg3 Кg:e5... 0-1 (Таль — Корчной, СССР(ч) 1958).

239 

9...Кс6?! В партии-первоисточнике Боголюбов — Флор (Ноттингем 1936) было 9...cd 10.cd Фh4 11.Кf3 Ф:f4 12.С:f4 Кc6 13.c3 Сd7 =, но при 11.Ф:h4! К:h4 12.Сg5 Кf5 13.Кe2 Кc6 14.с3 у белых лучший эндшпиль. Как и в случае 9...Фh4 10.Кe2 Ф:f4 11.К:f4 Ке7 12.Сe2 h4 (12...g6 13.dc!) 13.Кh5! Крf8 14.Сg5 cd?! 15.cd (Глигорич-Пахман, Мюнхен(ол) 1958; Таль -Петросян, СССР(ч) 1983). Петросян хотел переиграть дебютанта в сложной борьбе и потому уклонился от размена ферзей. Но, как позже выяснилось, эластичнее 9...Фс7 (Шорт — Пеллетье, Цюрих(бш) 2001; Свидлер -Пеллетье, Биль 2001).

10.Кe2 (10.Кf3!?) 10...Ксе7.

Белые сохраняют инициативу и в случае 10...с4 (10...Кh4? 11.Фg3!) 11.С:f5 ef 12.Фg3 или 10...Кfe7!? 11.dc Фс1 12.Фg3 Фe5 13.Сf4 Фf6 14.Сg5 Фe5 15.f4 Фc7 16.С:e7 Ф:e7 17.Ф:g7 Лf8 (17...Фf8 18.Фf8+ и 19.c4!) 18.Фg5 (Штейн - Лейн, СССР(ч) 1964).

11.КgЗ Кg6?! Слишком скучно 11...c4 12.С:f5 К:f5 (12...ef 13. Фg5) 13.К:f5 ef 14.a4 и Са3 (Эйве) или 14.Фg3!?

По мнению Штейна, следовало готовить длинную рокировку путем 11...Сd7, хотя, на мой взгляд, и здесь после 12.0-0 Фa5 (12... Фс7? 13.С:f5 К:f5 14.С:f5 ef 15. e6+-) 13.Сd2 у черных малоприятная позиция.

12.Фd2 Сd7. На 12...cd Эйве приводит 13.cd Кgh4 (13...К:d4? 14.С:g6) 14.К:f5 К:f5 15.С:f5 ef 16.a4 и Са3 (типичный «французский» мотив), но еще лучше 13.К:f5! ef 14.cd.

240

13.Лb1! Теперь, по остроумному замечанию Панова, «черному королю приходится оставаться в центре, ибо короткая рокировка для него хоть и возможна, но нежелательна, а длинная хоть и желательна, но невозможна». Петросян заманивал соперника на большую игру — а тот оказался в своей стихии!

13...Лb8. Если 13...Фc7, то 14. Фg5! cd 15.К:f5 ef 16.cd Фc3+ 17. Фd2 Ф:d4 18.Л:b7 Ф:e5+ (18... К:e5? 19.Сb2) 19.ФКрd1 (Бейм) или 17.Крf1 Ф:d4 18.Л:b7 с сильной атакой.

14.0-0 c4 (опасно 14...h4 15. К:f5 ef 16.Лe1 c4? 17.e6! или 16... 0-0 17.dc) 15.Сe2 К:gЗ. «После 15...h4 16.К:f5 ef 17.Сf3 Сe6 18.a4! перевес белых очевиден» (Гу- фельд, Лазарев).

16.fg! (вскрывая линию для атаки) 16...h4. Черные избавляются от пешки h. На 16...Cа4 комментаторы дружно советовали 17.h4!, фиксируя слабость на h5 и угрожая Фd1.

17.Cg4. Гуфельд и Лазарев ставят к этому ходу восклицательный знак, вспоминая советский фильм «Соло для слона с оркестром». Однако сильнее было ан- тиблокадное 17.а4! (Фтачник) 17...hg 18.hg C:а4 19.Cа3 с грозной инициативой.

17...hg 18.hg.

240 2

18...Фe7?! Продолжение серии не самых удачных ходов: характер позиции таков, что черным непросто отыскать верную линию. Необходимо было 18...Cа4! -по мнению Эйве, после 19.Фf2 0-0 20.Се3 белые сохраняли перевес, но, во-первых, точнее 20. Сh5!, а во-вторых, в случае 19... Фс7! крепость черных еще вполне обороноспособна.

Интересный с психологической точки зрения момент. Разумеется, столь опытный «француз», как Петросян, не мог забыть о типичном блокадном маневре Cа4-просто он недооценил жертву пешки а3-а4 или, скорее всего, сознательно ее провоцировал, не веря в силу атаки белых.

19.а4! (выход слона на а3 куда важнее пешки) 19...C:а4. Невыгодно 19...0-0 20.Ла1! Фd8 21.Cа3 Ле8 22.Сd6 и т.д., а при 19...f5 (19...f6 20.Фe2) 20.ef gf 21.Фe2 (Фтачник) 21...Крd8 22.Ch5 Cе8 23.g4 черного короля ждали нелегкие испытания.

20.Ла1 b5 21.Са3 Фd7 22. Лf2 Лb7 23.Лaf1 Фd8. «Кажется, черные всё защитили. Не спасало как 23...Фc8 24.Фg5! (с угрозой Ф:g6) 24...Лh6 25.Сh5! (25... Фd8 26. Фg4! - Г.К.), так и 23... Кf8 24.Л:f7 Ф:f7 25.Л:f7 Л:f7 26.С:f8 Лh:f8 27.С:e6» (Гуфельд, Лазарев). Например: 27...Лf1+ 28. Крh2 Лh8+ 29.Сh3 с техническим выигрышем. Еще лучше 24.Фg5! g6 25.С:f8 Л;f8 26.Ф:g6+-.

24.Фd1. Раньше этот ход сопровождался восклицательным знаком, но с учетом следующего примечания гроссмейстер Валерий Бейм предложил 24.Фe2! b4! (24... а5 25.С:е6!) 25.Сb4 Фg5 26.Са3 Фh6 27.Сh3 Фh5 28.Фe1!? Сс6 29. Фa1«с явным перевесом белых».

241 

24...Лh6? Решающая ошибка. Плохо и 24...Фc8? 25.Сh5!, и 24... Фg5? 25.Сc1! Фd8 26.Сh5! А на 24...а5?! Фтачник вслед за Гуфельдом и Лазаревым советует 25. Л:f7? Лf7 26.Л:f7 Кр:f7 27.Фf3+ Кре8 28. С:e6 Фc7? 29.Сd6 Фb7 30.С:d5+- зевая 28...Кe5! 29.Фf4 (29.de Фb6+) 29...b4 30.cb ab 31.Сb4 Фb6-+.

Обнаруживший этот контрудар Бейм указал и верный путь: 25. С:е6! fe 26.Фg4 Ке7 27.Ф:g7 Крd7 28.Лf8 Л:f8 29.Л:f8 Ф:f8 30.Ф:f8 b4 31.cb ab 32.Сc1+-. Упорнее 29... b4!? 30.Л:d8+ Крd8 31.cb ab 32.Сc1 b3 33.сb cb 34.Сb2 Сe8, но и здесь после 35.Фf6 Крd7 36.g4 у белых реальные шансы на победу.

По мнению Бейма, единственной защитой было 24...b4! (отвлекая слона от поля c1) 25.C:b4 (при 25.cb Cb5 «черные пока держатся») 25...Фg5!, например: 26. Са3 Фh6!? 27.Сh3 Фe3 28.Фa1 Л:h3! 29.gh (29.Сc1? Ф:g3 30. Ф:а4+ Крf8) 29...Ф:g3+ 30.Лg2 (30. Крb1 Ф:h3+ 31.Лh2 Фg4!=) 30... Фe3+ 31.Лff2 Кh4 32.Л:g7 С:с2 или 26.Фе2 Фh6 27.Сh3 Кrf8! 28. Са3 (28.Лf4 Кg6 29.Л4f2 Кf8=) 28...Кh7 29.Лf4 Фg6! «со сложной, небезвыгодной для черных игрой». Поэтому-то и точнее 24.Фe2!

25.Cс1! Лh7 (25...Лh8 26.Сh5!) 26.С:е6! Черные сдались: 26...fe 27.Фg4 или 26...Кh8 27.Фf3. Мало кому удавалось столь эффектно и быстро разгромить Петросяна!

Вслед за тем Леонид выдвинулся в лидирующую группу и одержал еще ряд важных побед, в том числе над Геллером, Бронштейном и в заключительном туре — над Спасским.

Эта в некотором роде историческая дуэль решила судьбу четвертой путевки в межзональный турнир (первые три достались Петросяну, Корчному и Геллеру). Очков у партнеров было поровну, и при ничьей их ждал дополнительный матч. Поэтому Спасский, как и Петросян, попытался обыграть менее опытного соперника черными, избрав, по словам Бондаревского, «заманчивый, а по сути плохой дебютный вариант».

 

№ 354. Испанская партия С64

ШТЕЙН - СПАССКИЙ

28-й чемпионат СССР, Москва 1961, 19-й тур

 

1 .е4 е5 2.Кf3 Кс6 3.СЬ5 Сс5. Сравнительно редкая «классическая система». Спасский перенял ее у Толуша, а в практике Штейна она вообще встретилась только один раз — в этой партии!

241

4.сЗ (на 4.0-0 Спасский уверенно играл 4...Кd4 5.К:d4 С:d4 6.с3 Сb6 7.d4 с6 8.Са4(с4) d6=) 4...Кf6. Рискованное 4...f5!? оправдало себя в партии Глигорич -Спасский (Амстердам(мз) 1964).

5.d4 ed (альтернатива — 5... Сb6 Унцикер — Фишер, Лейпциг(ол) 1960; Белявский — Иванчук, Линарес 1989) 6.е5 Ке4 7. 0-0. В старину анализировали и 7.Фе2 d5 8.ed 0-0 (8..Сf5!?) 9.dc Фd5, а история варианта 7.cd Сb4+ тянется от 8. Крf1 (Альбин-Стейниц, Нюрнберг 1896) к 8. Cd2 (Хименес - Фишер, Лейпциг(ол) 1960) и 8.Kbd2!? (Шорт-Камский, Линарес(м/4) 1994).

7...d5 8.ed. Менее обещающим считалось тогда 8.Кd4 0-0 9.С:с6 Ьс 10.Се3 Фe8 11.f3 Кd6 12.Сf2 (Глигорич — Келлер, Цюрих 1959) 12...Kc4!= (Эйве) или 10.Kg5 Cе3 f6 12. Крh1 C:d4 13.cd fe 14.de Cа6= (Глигорич — Фишер, Буэнос-Айрес 1960).

8…0-0 (так играл еще в 1864 году Макс Ланге; при 8...Kd6?! 9.C:с6+ be 10.cd Cb6 11.Cg5! f6 12.Ле1+ черные лишаются рокировки) 9.dc.

242

9...Фf6? «Вот что заготовил Спасский! Штейн был готов к обычному 9.Фс7 10.cd Сd6 (не выгодно 10...Лd8 11.Фc2! Кd4 12. К:d4 Л:d4 13.Сe3) 11.Кc3 Сf5 12. Лe1 (Куппер — Паоли, Амстердам 1954), считая, что черные тут не имеют достаточной компенсации за пешку», — писали Гуфельд и Лазарев, игнорируя уже известное к тому времени усиление 10...К:d4! 11.К:d4 Фb6 12.Сd3. (12.Фe2Кd6!=; 12.Се3 Лd8=) 12... К:f2! 13.Л:f2 С:d4 с опасной инициативой у черных.

Странно, что Спасский предпочел авантюру, не дающую реальных контршансов. Видимо, это следствие надлома, появившегося в его игре после очень обидного поражения от Полугаевского (№ 350). Кстати, ход 9...Фf6? не был новинкой и уже применялся в турнирах по переписке, но Штейн узнал об этом лишь после партии.

10.С:с6 (10.Фс2?! Сf5 11.Cd3 dc 12.K с3 Kb4 13.K:е4 C:е4 14. Ф:с5 К:d3= Сальм — Нильсен, по переписке 1954/56) 10...bс 11.cd Сd6. Эйве советовал 11... Cb6 12.Ле1 Cf5, чтобы в случае 13.Кс3 Фе8 14.К:е4 С:е4 15.Сg5 Фd6 16.Сd8 С:с7 17.С:с7 Ф:с7 попытаться выстоять без пешки. Однако сильнее 13.Сf4! и Кbd2 (а если 13...Cа5, то 14.Ле3).

12.Ле1! «Штейн за доской находит великолепный план, который при помощи изящных тактических тонкостей ставит под сомнение хрупкое построение черных» (Гуфельд, Лазарев).

 Не так хорошо 12.Кc3 Сf5 13. Сe3 С:с7 14.Лс1 Кс3 15.Лc3 Сe4! с переводом слона на d5 и шансами на уравнение (Шмид — Нильсен, по переписке 1954/56).

12...Сf5 13.Кc3 Лfe8 14. К:е4 С:е4 15.Сg5! Используя силу уцелевшей пешки с7, белые теперь добиваются желанных упрощений.

15...С:f3. Если 15...Фg6, то 16.Сd8! Ce7 17.С:е7 Л:е7 18.Фе2! Фg4 19.g3 или 18...С:f3 19.Ф:f3 Лс7 20.Лac1.

16.Л:e8+ Лe8 17.Ф:f3 Ф:f3. Нельзя 17...Ф:g5? 18.Ф:c6; плохо и 17...Фе6?! 18.Се3 Сс7 19.Лс1 Сb6 20.h3. Спасский надеется спастись в ладейно-слоновом окончании.

18.gf Cс7 19.Лс1. Итак, у белых здоровая лишняя пешка, и весь вопрос в том, сумеют ли они ее реализовать.

243

19...Сb6. Предлагая форсировать пешечные размены. Заслуживало внимания и пассивное 19...Ле6 20.Сd2 (не 20.d5? из-за 20...Лg6 21.Лс6 Л:g5+ 22. Крf1 Сd8 -+) 20...Лd6 или 20.Се3 Сb6 и f7-f5 с некоторыми шансами на ничью.

20.Л:с6. Белые избегают 20. Се3 Лe6 с переходом к только что упомянутой позиции.

20...С:d4 21.СеЗ С:b2 22. С:а7 Лe1 + (22...g6!?) 23.Крg2 Крf8 24.Лc7 Кре8 (24...g6!?) 25. СеЗ Лd1 26.a4 Сd4! Предприимчивая игра: Спасский стремится к ладейному эндшпилю, памятуя о его ничейных тенденциях.

27.Сg5! Опасаясь расплескать перевес при 27.а5 С:е3 28.fe Лa1 29.Ла7 Ла3.

27...h6 28.Сс1 Сb6 29.Лc2 Лd5 30.Лb2 Сс7 31.Сe3 Крd7 32.Лb5! Лd3! 33.Лb4 h5. Несмотря на отчаянную защиту, черным не удается «соскочить с крючка». Вряд ли удачнее 33... Кре6 34.Лg4! Се5 (34...g5 35.Лс4+ Крb7 36.f4!) 35.Лс4+ Крb7 36.f4 (36. Лb4+!?) 36... Сf6 37. Крf3 и т.д.

34.Лd4+! Лd4 35.С:d4 g6?! Инстинктивно хочется поставить пешку на белое поле, но лучше было сразу 35...g5! в надежде на 36.Сf6?! g4 (36...Сf4? 37.h4! gh 38.Крh3 Кре6 39.Сd4 Крd5 40.Се3! Се5 41. Кр:b4+-) 37.fg hg 38.h4 (38. Сh4 f5, стремясь зафиксировать пешку на f2) 38...gh+ 39. Кр:b3 Кре6! (быстрей к пешке «а»!) 40. Крg4 (если 40.Се7, то 40... Крd5 41. Крg4 Крс4 42. Крf5 Крb3 43. Крf6 Кр:а4 44.Кр:f7 Крb5) 40... Крс5 41.Сс3 Крс4! 42.Сe1 (42.Сd2 Крd3) 42... Крd3 43.f3 Кре2 44.Сb4 Кре3 (при 45..f5+? 45. Кр:f5 Кр:f3 46. Кре6+- черный король не попадает на а8) 45.Сс5+ Кре2 с позиционной ничьей.

Штейну пришлось бы за считанные минуты до контроля найти тонкий, почти этюдный путь к победе: 36.Се3! g4 37.fg hg 38.h3 gh+ 39. Кр:h3 f5 40.f3! (40. Крh4? f4! 41.Сd4 f3! 42. Крg4 Сa5 43. Кр:f3 Сe1! и С:f2=) 40...Сa5 41. Крh4 Кре6 42. Крg5 Кре5 43.Cf4+ Кре6 44Крg6 Сb6 45.Сd2 Кре5 46. Крf7 Крd4 47. Кре6 Крd3 48.Cg5 Крс3 49.Кр:f5 Крb4 50. Крg4! (50.Крg6? Сс7=) 50...Сс7 (50... Кр:а4 51.f4!) 51.Сf4 Сd8 52. Сd2+ Кр:а4 53.f4 Крb5 54.f5 Кре6 55.Сg5 Сb6 56.f6 Крd7 57. Крf5+-. Очень интересное окончание!

З6.СсЗ Кре6 37.h3 Крс5 38. Крf1 Крс4 39.Сd2 Сd8 40. Кре2 g5. А что делать? «Иначе белые движением пешки а4 отвлекут черного короля от контроля над пунктом е4, переведут туда своего короля и форсируют прорыв f3-f4-f5» (Гуфельд, Лазарев).

41.f4! g4. Записанный ход. На доске учебный слоновый эндшпиль.

244

Не приступая к доигрыванию, черные признали свое поражение. Многие сочли это преждевременным, но домашний анализ убедил Спасского в безнадежности сопротивления: 42.hg hg 43.а5! Крd5! (43... Крd5 44. Крd3 Сh4 45. Сe1 f5 46. Крd4, прорываясь к черным пешкам) 44.а6! (не 44. Крd3? f5! 45.а6 Кре6 46.Се3 Са5!! 47. Крс4 Се1 48.а7 Крb7 49. Крd5 g3 50.fg С:g3=) 44... Кре6 45.f5! Сh4 (45... Крb6? 46.Сa5+!) 46.Се3 g3 47.fg С:g3 48. Крf3 Ce5 49. Кре4 Сg7 50.a7 Крb7 51. Крd5 Сf8 52.Сf2! Сe7 53. Сc5 Сg5 54. Крd6+-.

Таким образом, дебютант с ходу завоевал не только бронзовую медаль чемпионата страны и гроссмейстерский балл, но и путевку в межзональный турнир. Тот факт, что на шахматном небосклоне зажглась новая яркая звезда, подтвердился и в конце 1961 года на командном Кубке СССР, где Штейн эффектно разгромил в 'сицилианской защите самого Таля.

На межзональном турнире в Стокгольме (январь—март 1962) он впервые испытал на себе действие дискриминационного «правила Ботвинника»: ФИДЕ допускала в восьмерку претендентов не более пяти представителей одной страны (то есть СССР), а поскольку два места уже были заняты Талем и Кересом, на долю четырех советских участников межзонального оставались лишь три из шести вакансий.

Поначалу казалось очевидным, что «четвертым лишним» будет именно Штейн: дебютант стартовал... 2 из 7. Но затем совершил поразительный спурт — 11,5 из 14! Посмотрите, как он разделался с одним из потенциальных конкурентов.

 

№ 355 ШТЕЙН - ПОРТИШ

Межзональный турнир,
Стокгольм 1962, 12-й тур

245

Постепенно нагнетая инициативу, белые создали мощное давление, и Портиш решил упростить позицию:

18...Kb6? Не замечая убийственного ответа соперника. «Что делать черным? В случае 18.. Cc4 19.Ф:с4 f6 20.Сh4 Сb6 21.Лd6 у них безрадостная позиция» (Гуфельд, Лазарев). Похоже, еще лучше 20.Сc1! .Сb6(а7) 21.b3 и Са3.

Типичная паника на корабле! Хотя и не хочется оставлять белым сильного белопольного слона, после холодного компьютерного 18.. Сf5! и f7-f6 черные еще сохраняли вполне обороноспособное положение.

19.К:g7!! (нокаут!) 19..С:c4 20.Сf6! Се7 21.Фf3. Черные сдались. Нечасто проигрывал в 21 ход такой закаленный боец, как Портиш!

А в партии с одним из ведущих американских гроссмейстеров того времени Леонид продемонстрировал свое необычное видение доски, умение находить скрытые ресурсы буквально на ровном месте.

 

№ 356 БИСГАЙЕР - ШТЕЙН

Межзональный турнир,
Стокгольм 1962, 15-й тур

246

22....Сb4!? Белые скромно упрощали позицию, не возражая против ничьей, как вдруг черные вызывают огонь на себя!

23.С:f6 gf 24.Ф:h6 f5 25. Кg5 (с угрозой Фh7+ и Фh8#; 25.Кe5? С:d2!) 25...Сc3!! Удивительно смелый замысел. Защитив поле h8, черные угрожают пойти Фf6 и затем использовать мертвую связку по вертикали «d».

26.h4? Растерянность. Еще можно было удержать равновесие путем 26.Фh7+ Крf8 27.Фh6+!Сg7 28.Фh4! Фc5! (с угрозой Л:d3) 29.Фg3 Л:d3 30.Кh7+ Крg8 31. Кf6+ (Моисеев) или 29.Фh5 Фb4 30.Фe2 е5 31.е4 Сh6 32.Фh5 С:g5 33.Фh8+ Кре7 34.Ф:e5+ Крf8 35. Фh8+ с вечным шахом.

26...Фf6! 27.Фh7+ Крf8 28.Фh5 Фh8!? (элегантнее, чем грубое 28...Кре7) 29.Кh7+ (не лучше и 29.Ф:h8+ С:h8) 29... Крg8 30.Фg5 + Фg7! (30... Кр:h7 31. С:f5+!) 31.Лс2 Ф:g5 32.Ф:g5 Л:d3. Белые сдались.

Перед последним, 23-м туром Штейн отставал лишь от Фишера, Геллера и Петросяна. Но, увы, проиграв в острой схватке Олафссону, пропустил вперед еще Филипа, а главное — Корчного. И хотя разделил 6—8-е места, дорога в претенденты для него, четвертого из соотечественников, была закрыта. Тем не менее ФИДЕ провела там же в Стокгольме одно из самых нелепых соревнований в истории шахмат — дополнительный матч- турнир трех за 6-е место: 1. Штейн — 3 из 4; 2. Бенко — 2,5; 3.Глигорич — 0,5 очка. Однако в турнир претендентов попал... Бенко! А Штейн стал лишь первым кандидатом на случай отказа кого-либо из советских участников.

Впрочем, этот удар судьбы был еще отнюдь не самым страшным в его карьере. Леониду минуло всего 27 лет, он выполнил норму гроссмейстера и вполне осознал свою огромную шахматную силу.

Между прочим, в Стокгольме Штейн с легкой руки Геллера познакомился и подружился с Фишером. В свободное время они частенько играли в блиц, причем с переменным успехом. По свидетельству Геллера, Бобби был поражен, проиграв первые две партии: кто такой этот мистер Штейн? И в итоге проникся к нему искренним уважением...

Штейна не зря называли тогда «вторым Талем». Я бы добавил к ним еще Спасского. Эта троица вышла за рамки ботвинниковс- ко-смысловской гармонии, расширив границы понимания игры, изменив наши представления о соотношении материала и качества позиции, о положениях с нарушенным материальным и стратегическим равновесием — и создала почву для появления современных сверхдинамичных шахмат. Резко продвинул их развитие и Фишер. Но, образно говоря, если оружием Фишера была удавка или дубина, то эти три мушкетера виртуозно фехтовали на шпагах, метали кинжалы и стреляли из арбалетов. У них главную роль играла интуиция! Фишер чтил правила, они — исключения, парадоксы.

Следующий образец искрометного творчества Штейна живо напоминает знаменитую партию Мак-Доннель — Лабурдоннэ (№ 1). В этой «староиндийской дуэли» перевес был то у белых, то у черных, а в острейшем обоюдном цейтноте опять перешел к белым. Возникло на редкость картинное окончание. Бросив запись партии, соперники не заметили, как проскочили контрольный 40-й ход, и продолжали играть в темпе блиц.

 

№357

ГЛИГОРИЧ - ШТЕЙН

Матч Югославия — СССР, Львов 1962

247 

43.CеЗ? Впопыхах Глигорич упускает шанс доказать, что его пешки сильнее: 43.с6! bс 44.bc. Здесь Гуфельд с Лазаревым, а за ними и Ноткин в ChessBase указывают 44...Cb6 45.с7?? C:f2?? 46. d7+-, не замечая, что после 45... е3! 46.C:е3 C:е3 47.d7 f2 48.Лf1 Лg8! 49.Л:f2 Сf2    50.h4 Лg1+! 51. Крh2 Сg3+ 52. Крg1 С:с7 выигрывают не белые, а черные, тогда как на самом деле решает 45. Cb6! ab 46.с7 f2 47.d7+-.

Легко убедиться, что плохо и 44...d2 45.Лd1, и 44...Са5 или 44... Лf6 из-за 45.с7 С:с7 46.dc, и 44... Сf6 (рекомендация Ноткина) 45. Се3! Се5 46.d7 d2 (46... Крh8 47.Сс5 Лd8 48.Сd4! или даже 47.Сd4) 47.Сd2 Сd4 48.Лg7+! С:g7 49.hg Кр:g7 50. Крgl! е3 51.С:e3 Лd8 52. Сg5+-.

Теперь же позиция резко осложняется. В этот момент партия была наконец-то отложена и Штейн, поразмыслив, записал ход.

43...f2! 44.Лf1 Са5! Гениальный плод домашнего анализа. «Этот ход Глигорич недооценил, рассматривая в основном 44...Лg6 с целью не допустить образования двух связанных проходных. Тогда ничего не давало 45. Крg2 из- за 45...Лg6+, и нельзя 46. Кр:f2?? Сh4# (или 46. Крh3 Л:h6+ 47.С:h6 Кр:h6 48.с6 bс 49.bc е3 50.с7 е2 51.Крg2 Сc7 52.dc d2!, в память о Лабурдоннэ. — Г. К.). Но возможно было 45.h4!, затем h4-h5 и Крg2» (Гуфельд, Лазарев).

248 

45.с6? «Глигорича можно понять: трудно поверить, что столь мощное продвижение не только не ведет к победе, но и выпускает ничью! Правильно было 45.d7! Сd8! (не 45...d2? 46.С:d2 С.:d2 47. Л:f2!) 46. Крg2 Лg8+ 47. Крh3 Лf8! с ничьей повторением ходов» (Гуфельд, Лазарев). Правда, при 48. Крg4 повторять ходы нельзя (48... Фf8+? 49. Крf4), но после 48...Сс7 у черных крепость: 49.а4 Лf7 50.с6 bс 51.bc а5 52.Сg5 Лf8 53.h3(h4) Фf7 и т.д.

Может быть, лучше 45.Крg2!? d2 46.с6! (46.С:f2 Лg8+ 47. Крh3 Лf8= Ноткин) 46...bс 47.bc Лg8+ 48. Кр:f2 Лf8+ 49. Кре2 Л:f1 50.Сd2, но и здесь после 50...Лf6! 51.с7 Сc7 52.dc Лс6 53.Сf4 Лс4 черные достигают ничьей.

45...bс 46.bc Сb6! 47.С:b6 (мотив 47.с7 С:е3 и Лg8!-+ уже звучал в примечании к 43-му ходу) 47...ab 48.Л:f2! Последняя иллюзия.

248 2

48…еЗ!! Изумительно красивый, парадоксальный ход, особенно на фоне прозаического выигрыша — 48...Л:f2 49.d7 d2 50.d8Ф Лf1+ 51. Крg2 d1Ф 52.Фe7+ Кр:h6 53.Фe6+ Крg7 54.Фе7+ Лf7 55.Фе5+ Лf6 56. Фe7+ Крg6 57.Ф:e4+ Крf7, убегая от вечного шаха.

49.Л:f8 d2 50.с7 d1Ф+ 51. Крg2 Фg4+ (теперь от черных требуется лишь точность) 52. Крf1 Фс4+ 53. Крg2 е2 54. Крf2 Фе6 55.Кре1 Ф:d6 56.Лh8+ Крg6 57. Лg8+ Крh5. Белые сдались.

В 30-м чемпионате СССР  (1962) Штейн занял только 6-е место (+8-4=7), зато вновь одолел Спасского, став для него на ближайшие годы трудным, неудобным соперником.

Следующий чемпионат страны (1963) был отборочным впервые не к межзональному, а лишь к двухкруговому зональному турниру. Советская федерация усложнила жизнь шахматной элите, решив провести специальное соревнование, куда допускались шесть победителей чемпионата страны, экс-чемпион мира Смыслов и «выдающийся гроссмейстер, который либо не мог участвовать в чемпионате, либо выступил в нем неудачно» (им оказался Корчной).

Штейн начал с восьми ничьих, а затем совершил великолепный рывок (8 из 10!) и перед последним туром стал единоличным лидером. Но тут вдруг проиграл Багирову — и был настигнут Спасским и Холмовым... Чемпионат финишировал 27 декабря, а уже 18 февраля должен был стартовать зональный турнир, и тем не менее с 7 по 17 января в Москве провели еще и дополнительный матч-турнир трех на звание чемпиона СССР.

Исход этого изнурительного состязания, фаворитом которого считался Спасский, во многом предопределила следующая партия.

 

№ 358. Защита Грюнфельда D86
СПАССКИЙ - ШТЕЙН
Матч-турнир на звание чемпиона СССР, Москва 1964, 1-й тур

1 .d4 Кf6 2.с4 g6 3.Кс3 d5. Второй дебют Штейна после староиндийской защиты — тоже со слоном на g7 и возможностями контратаки!

 4.cd. Месяцем раньше на чемпионате СССР соперники испытали 4.Кf3 Сg7 5.Сg5 Ке4 6.cd Кg5 7.К:g5 е6 8.Фd2 ed 9.Фe3+ Крe3 10.Фf4 Сf6 11.h4 c6 12.0-0-0 h6 13.Кf3 Крg7 14.e3 Сe6 15.Сd3 Кd7 16.g4 Фb8!= (патент Штейна — ключевой способ защиты в этом варианте).

4...Кd5 5.е4 К:сЗ 6.bс Сg7 7.Сc4 0-0 (7...с5 - № 367, 376) 8.Кe2 Кc6 Идея гроссмейстера Владимира Симагина.

249

9.h4?! Эта рискованная атака была любимым оружием молодого Спасского. Через два месяца в зональном турнире он и Геллер предпочли спорить со Штейном в варианте 9.Ce3 (9.0-0!?) 9...Ка5 10.Cd3 b6 11.0-0 с5, и черные не имели особых дебютных проблем.

9...Ка5 10.CbЗ. Невыгодно 10.Cd3 с5 11.Cе3 cd 12.cd Кс6 13.е5 Фа5+ 14. Крf1?! (14.Фd2) 14... Лd8 15.h5 Се6 (Спасский — Шайтар, Бухарест 1953). Но, может быть, лучше сразу 11.h5 cd 12.cd Кс6 13.hg hg (Шабалов — Яндемиров, Ленинград 1989) 14.Сh6!? C:h6 15.Л:h6 К:d4 16.Фd2 e5! c острой борьбой (Яндемиров).

10...c5 11.h5 (если 11.dc, то 11...Фc7 12.Сe3 Лd8) 11... К:b3 12.ab (безобидно и 12.Ф:b3 cd 13.hg hg 14.cd Сg4! 15.f3 Ce6 Берлинер — Бенко, Нью-Йорк 1962/ 63) 12...cd 13.cd.

250 

13.Cd7! Новинка! «Рекомендация авторов монографии «Защита Грюнфельда» Кутянина и Эстри- на (1959). Создавая угрозу Cb5, черные добиваются удобной игры. В партии Спасский — Суэтин (СССР(ч) 1958) после 13...Сg4? 14. f3 Сd7 15.hg hg 16.Се3 Сb5 17.КсЗ Фd7 18.Фd2 они получили тяжелую позицию, так как f2-f3 полезно для белых в связи с возможностью Крf2» (Штейн).

14.hg hg! «Не опасаясь открытия линии h. Более робкие шахматисты могли бы сыграть 14...fg? и оказаться... в худшем положении» (Симагин). Теперь же поставлен под сомнение весь план белых: угрозы по линии «h» эфемерны.

15.d3 «Обязывающий ход, сделанный после длительного раздумья. Предпочтительнее 15.Ce3» (Штейн). «А напрашивающийся размен 15.Ch6 C:h6 16.Л:h6 обернулся бы для белых бумерангом после 16... Крg7 17.Фd2 Лh8», - добавляют Гуфельд и Лазарев, вероятно, имея в виду 18.Л:h8 Ф:h8 19.Кg3 Фh2!

15...Фb6! 16.Сd2. Штейн считал, что белые были обязаны играть 16.Фg3, однако после 16... Лfc8! (Спасскому не нравилось и спокойное 16...f5 17.е5 Сb5 и Лfd8) 17.Фh4 Л:c1+! 18.Л:с1 Фh4+ 19. Крf1 (но не рекомендация Штейна 19.Лс3? из-за 19...Лс8) 19...Сb5 у черных опасная инициатива за пожертвованное качество.

16...Лfc8 17.Ла5. «Цель этого необычного маневра — предупредить Сb5 и сыграть 0-0, а если черные потратят темп на а7- а6, то перекрыть линию «с», откуда белому королю грозят главные неприятности» (Гуфельд, Лазарев).

17...а6! 18.Лс5! Л:с5 19.dc Фс7 20.Сc3 е5. Избегая размена важного слона g7.

21 .b4 Лd8 22.Фg3? Уже ясно, что авантюра белых провалилась, но Спасский по-прежнему ищет приключений, не желая вести унылую борьбу за ничью после 22.0-0 Cb5 23.Фе3 Фе7!, но не 23...Лd3 24.Фg5 b6? 25.cb Ф:b6 из- за красивого 26.С:е5! С:e5 27.Ф:е5 Лd2 28.Лc1! Сd7 29.Ле1 или 29. Фс7 Фb4 30.Фс3=.

22...Сb5 23.f4? (непоправимое ослабление) 23...Фd7. Начало решающей контратаки.

24.Крf2 С:е2 25. Кр:е2.

251 

25...а5! Логичный «человеческий» ход, разбивающий пешки белых.

Неплохо и 25...Фa4 (Гуфельд, Лазарев) или более сложное 25... Фb5+ 26. Крf2 Лd3 27.Фh4 Л:с3 28.Фd8+ Сf8 29.Лh8+! Кр:h8 30. Ф:f8+ Крh7 31.Фf7+ Крh6 32.Фf8+ Крh5 33.Фh8+ Крg4 34.Ф:e5 Лс2+ 35.Сg1 Л:g2+! (но не указанное Штейном 35..Сс1+ 36. Крh2 Лh1+ 37.Кр:h1 Фf1+ 38. Крh2 Ф:f4+ 39. Фf4+ Крf4 40. Крh3 Кр:е4 41. Крg4 с шансами на ничью) 36.Кр:g2 Фe2+ 37.Сg1 Фe1 + 38.Сg2 Фd2+! 39. Крh1 Крf2 40.Фg5 Фc1+ с переходом в выигранный пешечный эндшпиль.

26.Крf2. Не спасает ни 26.ba ef 27.Фh3 Фb5+, ни 26.Фh4 Фd3+ 27.Крf2 Фc2+, ни 26.Фh3 Фb5+ 27.Кре1 Фc4!

26...ab 27.С:e5 С:e5 28.fe Фd4+. Проще 28...Фd2+! 29. Крgl Фd4+ 30. Крh2 Крg7-+

29.Крf3 (29.Фe3 Ф:e5 и Лd4!) 29...Фd3+ 30. Крf4 Фd2+ 31. Крg4 (31.Фe3 g5+!) 31...Лd4! 32. Лf1 Л:e4+ 33. Крh3 Фh6+. Белые сдались. Впечатляет четкость, с которой Штейн опроверг замысел грозного соперника.

Так Леонид впервые завоевал золотую медаль чемпиона страны: 1. Штейн — 2,5 из 4; 2. Спасский — 2; 3. Холмов — 1,5. Но впереди была еще двухкруговая «битва восьми» за четыре путевки в межзональный турнир. Безумный, издевательский характер отборочной системы стал особенно очевидным, когда по воле советского руководства одну из путевок отдали без игры Смыслову. Оставшиеся «семеро смелых» — все гроссмейстеры высокого класса — боролись теперь лишь за три выходящих места.

Утомленные герои чемпионата явно засиделись на старте: Штейн начал с трех ничьих, Спасский — с ничьей и двух поражений. В 4-м туре они встречались между собой и, конечно же, оба жаждали победы. Бондаревский успокаивал друзей: «Сегодня будет перелом. Боря должен выиграть. Так больше продолжаться не может!» Но случилось иначе. Эта знаменитая партия внесла ценный вклад в теорию контратаки Маршалла.

 

№ 359. Испанская партия С89
ШТЕЙН - СПАССКИЙ
Зональный турнир, Москва 1964, 4-й тур

1.е4 е5 2.Кf3 Кс6 3.Сb5 а6 4.Са4 Кf6 5.0-0 Се7 6.Ле1 b5 7.Сb3 0-0 8.сЗ d5 9.ed К:d5 10.Кe5 К:e5 11.Л:е5 с6! Форпост на d5 играет важную роль в развитии инициативы черных.

Хуже 11...Кf6, как играл Маршалл против Капабланки (№ 86), или 11...Кb6 12.d4 Сd6 13.Сg5! Фd7 14.Лe1Сb7 15.Кd2 Лae8 16. Сh4 (Верток — Штейн, Стокгольм) 1962).

252 

12.d4. Вскоре занялись поисками и других путей: 12.С:d5 cd 13.d4 Сd6 14.Лe3 Фb4 15.h3 Фf4!? 16.Лe5 Фf6 17.Лe1 Фg6 18.Лf3 Сe6! 19.Сf4 Сf4 20.Фf4 С:h3= (Таль -Спасский, Тбилиси(м/7) 1965) или 12.g3, как играл Фишер против О’Келли (Гавана 1965) и Спасского (Санта-Моника 1966), -на это возможно 12...Сd6 13. Лel Фd7 14.d4 Фh3 с переходом к позиции в партии, а в случае 14.d3 Фh3 15.Ле4 на доске табия наших дней.

12...Сd6 13.Ле1 Фh4 14.g3 Фh3 15.Cе3. На 15.Ле4 (Таль - Штейн, Москва 1967) неплохо 15...g5! 16.Фе2 (16.Фf3 Сf5=) 16... f5 17.Сd5+ cd 18.Ле6 f4! 19.Л:d6 Сg4 20.Фf1 Ф:f1+ 21.Кр:f1 Лае8 22.Сd2 Сh3+ 23. Кр g1 fg 24.hg Ле2= (Пономарев — Ананд, Линарес 2002).

15...Сg4  16.Фd3 Лае8! Труднее задачи черных при 16...К:е3 17.Л:е3, что показали партии Спасский — Геллер (Рига(м/2) 1965)и Фишер — Доннер (Гавана 1965; Санта-Моника 1966).

17.Кd2 Ле6. Одна из главных позиций системы. Соперники сделали эти ходы всего за одну минуту.

252 2

А здесь Штейн размышлял 52 минуты! Помня о двух партиях из недавнего чемпионата СССР (1963) — 18.а4 bа!? (новинка) 19. Л:а4 f5 20.f4? С:f4! 21.Cf2? (упорнее 21.gf Лg6!) 21.Лe1 + 22.С:e1 Ле8 0-7(Новопашин — Спасский) и 18.Фf1 Фh5 19.а4 bа 20.Л:а4 f5 21.с4?! (Суэтин — Геллер), он собирался следовать второй из них и заготовил усиление 21.f4!, как вдруг обнаружил 19...Сh3! 20.Фе2 Сg4 21.Фd3 Сf5=. Пришлось менять порядок ходов.

18.а4 bа. Через год на сцену вышло 18...Фh5! 19.ab ab 20.с4?! bс (20...К:е3!?) 21.К:с4 Сb4 22. Лес1 Се2= (Таль — Спасский, Тбилиси(м/1) 1965). Это считается лучшей защитой и поныне, например: 20.Кe4 Сf5! 21.Сd2 Л:е4 22.Л:е4 Фf6 23.f3 Фg6! 24.Фf1 К:е4 25.fe С:е4= (Свидлер — Камский, Гронинген 1995).

Кроме того, Таль и Гутман подробно анализировали 18...f5, что после 19.Фf1 Фh5 20.f4 bа 21. Л:а4 приводит к позиции, которая могла случиться и в этой партии (см. примечание к 20-му ходу черных).

19.Л:а4 f5 20.Фf1! Вместо 20.f4?

253

20...f4?! «Почувствовав неладное, Спасский первым уходит с проторенной дороги» (Гуфельд, Лазарев). И все-таки можно было сыграть 20...Фh5, не опасаясь ни 21.Л:а6 f4! 22С:f4 (Иванчук — Шорт, Рига 1995) 22...Л:е1 23. Ф:e1 Сf4=, ни 21.f4! — продолжения, ставшего основным и в очной, и в заочной практике. Из множества вариантов выделим следующие:

1) 21...g5?! 22.Л:а6 gf 23.Л:с6?! fg! 24.hg (если 24.Фg2, то 24... Кр h8 25.С:d5 Сh3! 26.Фe2(f3) Сg4=) 24…f4! 25.Сf4 (25.Сd5? fe 26. С:е6+ С:е6 27.Фe2 ed 28.Ф:e6+ Кр h8 29.Л:d6 d1Ф!-+ Лилиенталь) 25...Сf4 26.Лe:e6 С:d2 27.Фg2 Сf3 28.Фh2 Фg5 29.Фf2 Фh5= или 23. Сf4! С:f4 (Таль — Геллер, СССР (ч) 1975) 24.Л:е6! С:d2 25.С.:d5 cd 26.Фg2! f4 (26...С.g5 27.Ф:d5) 27.Ф:d2 С:е6 (на 27...fg сильно 28.Лf6! Лe8 29.hg Лe2 30.Фh6 Лe1+ 31.Лf1 Л:f1+ 32. Кр f1 Фf5+ 33.Фf4 Фd3+ 34. Кр g1 Ф:a6 35.Ф:g4+) 28. Л:e6 fg 29.Ле2! (наряду c 29.hg), спокойно реализуя лишнюю пешку;

2)21...Лb8?! 22.С:d5 cd 23.С:а6! Лbе8 (вряд ли лучше 23...Л:b2 24.Фg2! Лb5 25.с4 или 23...Фе8 24. Сf2 Фd7 25.Л:е6 Ф:е6 26.b3) 24. Фb5! Фf7 25.h3! Сh5?! (упорнее 25...Сh3 26.Кf3 h6 27.Ке5 С:е5 28.Л:е6! и 29.de) 26.Ф:d5... 1-0 (Шорт — Пинтер, Роттердам 1988);

3)21...Лfe8 (Константинопольский) 22.Фf2! (Гуфельд и Лазарев рекомендуют 22.Л:а6, игнорируя 22…Лe3! 23.С:е3 Л:е3 24.Л:с6 Фе8 25.С:d5+ Кр f8 26.Л:d6 Ле1! или 26. Ле4! 27.Л:d6 Лd3!=) 22...g5 (22... Кр h8!?) 23.fg!? (неясно 23.Л:а6 gf 24.gf Кр h8 25.C:d5 cd 26.Кf1 Лg8 или 26..Сh3 27.Кg3 Фg4 28.Лaa1 h5 Санакоев — Буй, чемпионат мира по переписке 1994) 23..f4 24.gf Ch3 25.Кc4! Сf4 26.Ке5 С:е5 27.de Л:е5 28.Фg3! Ф:g5 29.Л:а6 Ф:g3+ 30.hg Се6 31.Сf2 Л:el+ 32. С:е1 Кc7! 33.C:е6+ Л:е6 34.Ла1 Ле2 35.b4, и черным предстоит борьба за ничью;

4)21... Кр h8!? 22.Cd5 (не 22. Kc4?! Сf4! 23.Сf4 К:f4 24.Л:е6 ФhЗ+! 25. Кр g2 Кg5! 26.Фf2 Сf3+ с опасной атакой, Милвидас — Муравьев, по переписке 1994) 22...cd 23.Л:а6 Лfe8 24.Фf2 g5! 25. Лаа1 (Гуфельд и Лазарев предлагают 25.fg f4? 26.gf+-, зевая 25... С:g3!; спорно и 25.Л:d6 Л:d6 26.fg Лde6!) 25...h6! (не уравнивает 25... gf 26.С:f4! Ле2 27.Л:е2 Л:е2 28. Ф:e2 С:е2 29.С:d6 Сd3 30.Леf1), и две лишние пешки белых неощутимы: 26.b3 Сh3! 27.Кf1 (27. Кf3?! gf!) 27...Фg4 28.fg (28.c4 gf) 28...hg 29.c4 f4! или 26.Кb3 (угрожая Кc5-d3) 26...gf! 27.Сf4 Ле2 28.Л:е2 Л:е2 29.Ф:e2 С:e2 30.С:d6 Сc4! и Фe2=.

21.Ф:h3. Конечно, не 21.gf?! Лg6 или 21.С:f4?! Ф:f1+ 22.Л:f1 С:f4 23.gf Сh3! (Бондаревский).

21...С:h3.

254 

22.Л:а6! «Далеко рассчитанная жертва фигуры, полностью вытекающая из особенностей позиции» (Гуфельд, Лазарев).

22...fe. Хуже 22..Лс8 23.Леа1 fe 24.fe Л:е3 25.Л:с6! или 22... Кр h8 23.Л:с6 fe 24.fe С:g3 25.hg Л:с6 26.С:d5 Лg6 27.Сe4!+-.

23.Л:еЗ. «После 23.fe Сe7 24. Л:c6! (24.e4 Сg5!) 24...Л:с6 25. С:d5+ Ле5 у белых четыре связанные проходные пешки за фигуру, но слоны черных опасны, и поэтому черные стояли бы лучше» (Бондаревский).

А вот компьютер с этим не согласен, оценивая позицию после 26.е4! к явной выгоде белых. В свете следующего открытия (см. примечание к 25-му ходу белых) эта линия заслуживает более пристального внимания. Оценка машины, конечно, чисто механическая: четыре пешки, да еще связанные, сильнее слона. Человек же надеется, что после примерного 26...h5 27.Ла1 (или 27.Кc4) 27... Кр h7 28.С:е6 С:е6 два слона и ладья черных смогут оказать яростное сопротивление. Словом, позиция игровая, но объективно (при наличии компьютера!) шансы на стороне белых.

23...Л:е3. «Или 23...К:е3 24. Л:с6!, и черным приходится возвращать лишний материал, оставаясь без пешек» (Гуфельд, Лазарев). И впрямь, в случае 24... Лd8?! 25.fe Крf8 26.С:е6 С:е6 27. Ке4 Кр е7 28.Л:d6 Л:d6 29.Кd6 Кр d6 30.е4 пешечная лавина неудержима.

Однако после «нечеловеческого» 24...Кf1!! задача белых намного сложнее. Неясно 25.С:е6+ С:е6 26. Кр:f1 Сh3+, мало сулит 25.С:d6 К:d2 26.С:е6+ С:е6 27.Л:е6 Лb8! 28.b4 Лс8 29.Ле3 Кb1= или 25.Ке4 Лb8! 26.С:е6+ С:е6 27.К:d6 (27. Л:d6 Сf5!) 27..Фd2 28.b4 (28.Ла6!? Кр f8 29.b4 Кр е7 или 28...g5!? 29.b4 g4 с острой игрой) 28...Кf3+ 29. Кр f1?! (29. Кр g2 Кd4=) 29...Л:b4!! 30.сb Сh3+ 31. Кр е2 К:d4+ и Кс6. Некоторый перевес оставляет, пожалуй, лишь 25.Кf1 Лd8 26. С:е6+ С:е6 27.Ке3.

Мне кажется, на 23...К:е3?! лучше 24.fe!, например: 24...Лс8 25.Ке4 Се7 26.Кf2! Кр h8 (26...Лb8 27.Сс4!) 27.К:h3 Л:е3 28. Кр f2 Ле4 29.Кf4 с видами на победу или 24.Кр f7 25.Л:с6 Кр е7 (25...Се7 26.е4 Сg5 27.С:е6+ С:е6 28.Кс4; 26. Кf3!?) 26.С:е6 С:е6 27.Ла6, и у белых все же квартет связанных проходных.

24.fe Се7! Но не 24...Лс8? 25. Л:с6! В трудном положении Спасский находит замечательный шанс, позволяющий черным создать неожиданную контратаку. Наступает самый интересный момент.

25.Л:с6!? «Удивительно, что столь естественный ход оказывается не сильнейшим», — пишут Гуфельд и Лазарев, приводя в пример сыгранную через год партию Парма — Спасский (матч Югославия — СССР 1965): 25.е4 Сg5 26.ed С:d2 27.dc+ Кр h8 28.Ла1 g6 29.Сd5 Cе3+ 30. Кр h1 Лf2 31. с7+- И хотя черные чудом спаслись, вариант с 20...f4 был сдан в архив.

Однако вместо автоматического 26.. Сd2? есть совершенно феноменальный ресурс.

255 

26...с5!! Конь никуда не уйдет — важнее избавиться от неудержимой проходной «с». После 27.d6+ Кр h8 28.Кf3 (28.dc? С:d2 29.Сс4 Cе3+ 30. Кр h1 g5!) 28...Cе3+ 29. Кр h1 g5! 30.Сс4 (30.Сd5? g4!) 30... Л:f3! (30...cd? 31.К:d4 Манн — Котзем, по переписке 1981) 31. Ла8+ Кр g7 32.Ле8! (32.d7? Лf2; 32. Ла7+ Кр g6! 33.Сd3+ Сf5 34.С:f5+ af5 35.d7 g4! 36.h3 Лf1+ или 34. Лe7 С:d3 35.Л:е3 Л:е3 36.d7 Лe1+ 37 .Кр g2 Ле2+ с вечным шахом: нет 38.Кр f3? из-за 38...g4+! 39. Кр g4 Лf2!!-+) 32...cd 33.d7 С:d7 34.Ле7+ Кр g6 35.Л:d7 Лf2! 36.cd Л:b2 черные достигают ничьей.

Итак, интуиция не подвела Штейна: красивый ход 25.Л:с6!? по меньшей мере не хуже, чем 25.е4. А поскольку в обоих случаях белые не выигрывают, им осталось надеяться лишь на 23.fe!? (вместо 23.Ле3).

25...Cg5! 26.С:d5+ Крh8. «Изумительное положение. У белых четыре лишние пешки, но они не могут сохранить свой перевес» (Бондарёвский).

27.Cg2! Жадное 27.Кf3? вело к беде: 27… Сe3+ 28. Кр h1 Ла8!-+

27...С:еЗ+ 28. Кр h1 C:g2 + 29.Кр:g2 C:d2 30.b4 g5! Сложнейшее окончание! «Черные делают «длинную форточку» и намереваются атаковать путем g5- g4 и Cе3. Поскольку белый король не может поддержать пешки ферзевого фланга, шансы сторон примерно равны» (Бондаревский).

31.g4 (31.h3 Cе1 32.b5 Лf2+ 33. Кр g1 Лс2=) 31...Cе1. «Последняя попытка играть на выигрыш» (Гуфельд, Лазарев). Должен развеять миф: помышлять о выигрыше здесь могут только белые, а черные — лишь о том, как бы отдать слона за пару пешек.

256

32.d5. Или 32.b5 Лf2+ 33. Кр g1 Лb2 34.Кр f1 Cd2 35.с4 Cf4 36.h3 Кр g8= (Бондаревский). В наступающем обоюдном цейтноте Штейн счел за благо предложить ничью, и Спасский после некоторого раздумья согласился.

Могло последовать 32...Лd8 33. Лс5 (33.d6 Сd2= 33.b5 Л:d5 34.b6 Фb5 35.с4 Лb4=) 33...Сd2 (Бондаревский) 34.h3 (34. Кр f3 Ле8!?) 34... Кр g8 35. Кр f1 Кр f8 36. Кр е2 Сf4 37.с4 Ле8+ 38. Кр f1 Ле3=. Яркая, насыщенная партия.

После девяти туров шансы на успех сохраняли все участники зонального турнира: Бронштейн — 4,5 из 7; Корчной, Спасский и Холмов — по 4 из 8; Штейн — 3,5из 7; Геллер и Суэтин — по 3,5из 8. В 10-м туре Спасский и Штейн одержали важные победы: первый красиво, с жертвой ферзя, обыграл черными Геллера, а второй разгромил белыми Корчного — в то время уже двукратного чемпиона страны и участника турнира претендентов на Кюрасао (1962).

Восхищенный игрой соперника, Корчной прокомментировал свое поражение в журнале «Шахматы в СССР» (№ 6/1964). К сожалению, эта замечательная партия осталась малоизвестной, не попав в книгу «Леонид Штейн» (после бегства Корчного на Запад его имя было в СССР под запретом). И по совету Виктора Львовича я включил ее в свою книгу.

 

№ 360. Сицилианская защита В84
ШТЕЙН - КОРЧНОЙ
Зональный турнир, Москва 1964, 10-й тур

 1 .е4 с5 2.КfЗ d6 3.d4 cd 4.Кd4 Кf6 5.КсЗ а6 6.Сe2 e6 7.0-0 Сe7 8.f4 Фc7 9.Фe1 0-0.

256 2 

10.ФgЗ!? При 10.Се3 b5 11.Сf3 Сb7 12.е5 de 13.fe Кfd7 14.Фg3 С:f3 15.Кf3 (15.Фf3 Кb6 16.Лae1 Кd7) 15...Сc5! черные не испытывают проблем (Штейн — Спасский, матч-турнир на звание чемпиона СССР, 1964). К этому и стремился Корчной, но Штейн на сей раз учел стилевую особенность соперника — брать пешки, если не видно конкретного опровержения.

10...Фb6?! «Я решил принять жертву пешки, — поясняет Корчной, — поскольку не хотел играть главный вариант схевенин- генской системы — 10...Кс6» (с дальнейшим 11.Cе3 К:d4 12.С:d4 b5 или 11...Сd7).

11.СеЗ Ф:b2 12.Сf2. Если 12.Фe1, то 12...Фb6!, не опасаясь 13.f5 Фс7 14.К:е7+ Ф:е7.

Корчной также приводит вариант 12.Ка4? Фb4 13.Кb6 К:е4! и добавляет: «Небольшая, но важная психологическая деталь: Штейн против обыкновения долго думал в дебюте, и я решил, что жертву пешки он нашел за доской. Сначала мне даже показалось, что Штейн просчитался... Судя по дальнейшему течению партии, возможности белых я недооценил».

12...Фb4. Рискованное путешествие ферзя за пешкой и возвращение домой отнимает у черных драгоценное время: грозило 13.Лfb1 Фa3 14.Кd5!, а если 12... d5?, то 13.а3!+-.

 257

13.е5! Заманчивая погоня за ферзем — 13.Лаb1 Фа5 14.Кf5!? ef 15.Сb6 вела после 15...К:е4! 16. К:е4 Ф:a2 17.Сd4 (или 17.КсЗ Фe6 18.Сf3 Кс6 19.Кd5 Сd8 Корчной) 17...f6 18.Кс3 Фf7 19.Сf3 Кc6 20. Сf2 Кр h8 к неясной позиции: белые все-таки уже без трех пешек.

13…de 14.fe Ке8. «После 14...Кfd7 для достижения равновесия тоже требовалась весьма точная игра: 15.Кd5! (неясно 15. Кb3 Сg5! 16.Сd3 Сh6 17.Ке4 Кc6.-Г.К.) 15...ed 16.Кf5 g6 17.а3! Ch4! (17...Фе4? 18.К:е7+ Сg7 19. Сd3 Ф:e5 20.Кf5+ Кр g8 21.Сd4+-) 18.ab (если 18.К:h4, to 18...Фe4, и черные вне опасности) 18.. Сg3 19.Ке7+ Кр g7 20.С:g3 Кb6 21.Сf2, сохраняя давление в эндшпиле» (Корчной).

Например: 21...Ле8 (Дамянович-Солак, Врнячка-Баня 1996) 22.Сb6 Л:е7 23.Сc5! с последующим 23...Л:е5 24.Сd4 f6 25.С:е5 fe 26.с4!, 23...Лс7 24.с4! или 23... Ле8 24.Сf3Kd7     25.C:d5 K:с5 26. Л:f7+ Крh6 27.bc Л:е5 28.c4. Думаю, черные поступили практично, отойдя конем на е8: лучше искать контршансы в остром миттельшпиле, чем в таком малоперспективном эндшпиле.

15.Сd3?! Взоры белых прикованы к неприятельскому королю. Но Корчной справедливо отмечает, что заслуживало внимания 15.Кb3!, и угроза а2-аЗ вынуждала 15...Фa3. Современные мастера, особенно после 11-й партии матча Спасский — Фишер (1972), не прочь поохотиться и за ферзем: 16.Се3 Кс6 17.Лf4! К:е5 (17... ФЬ2? 18.Сx1! Ф:с2 19.Сd3 Ф:с3 20.С:h7+ и Ф:с3) 18.Ла4 Фb2 19. Сd4 Кс6 20.Лbl Ф:c2 21.Сd3 Сh4 (Б.Кнежевич — Бистрич, Баня- Вручица 1991) 22.Фf3! К:d4 23. Л:d4 Сf2+ 24.Ф:f2 Ф:f2+ 25. Кр:f2 с ясным перевесом.

Интересно 16...Кd7!? 17.Лf4 Сс5, но и здесь после 18.К:с5! Ф:с3 (18...К:с5 19.Сd4!) 19.Лаf1 К:с5 (при 19...К:е5 20.Сh5! f5 21.Кe4 Фс6 22.Cd4 или 20...Кd6 21.Фf2 Кg6 22. Сd4 Фa5 23.С:g6 hg 24.С:g7 Крg7 25.Фd4+ Крg8 26.Лh4 черные под атакой) 20.Лс4 Ке4 21 .Фf4 (или 21.Лс3 Лg3 22.hg Сd7 23.Лd1! Сс6 24.Сс5 и С:f8 с шансами реализовать лишнее качество) 21...Фa5 22.Ф:e4 f5 23.Фd4 у белых солидное давление. Так что, несмотря на допущенную помарку, Штейн в целом верно оценил перспективность жертвы пешки b2.

15…Фа5. Ферзь подключается к обороне и к атаке пешки е5. Черные хотят обойтись без f7-f5, тем более что 15...f5?! 16.ef К:f6 17.Кe4 позволяло белым продолжить переброску сил на королевский фланг.

Корчной считал более точным 15...Кd7, поскольку на это не проходило ни 16.К:е6?! fe 17.Фh3 Фf5 18.g4 Ф:c3 19.gf Ф:е5, ни 16.Лаb1 Фа5 17.К:е6?! fe 18.С:h7+ Кр:h7 19.Фh3+Кр20.Ф:е6+ Фh7 21.Сb6 К:е5, а после 16.Кe4 Кc5 (по-моему, приемлемо и 16...Фa5, переходя к позиции в партии) 17.Кс5 Сc5 18.Фh3 f5 19.ef К:f6 шансы сторон примерно равны. А 16.Кb3 уже неэффективно из-за тематического 16...f5!

 16.Ке4 Кf7 17.Кf3. Первый критический момент сражения.

258

17...g6?! Стремясь сохранить сложную позицию и практические шансы на победу, черные существенно ослабляют королевскую крепость. Потом Корчной сожалел, что не сыграл 17...f5! 18.ef Кd:f6 (хуже 18...Кe:f6?! 19.Фh3! К:e4 20.Ф:е6+ Лf7 21.Ф:e4 Кf6 22.Ф e 5 Ф e 5 23.К:e5 Фe8 24.Сc4+ Крh8 25.Лae1 Сb4 26.Лb1). Белым пришлось бы еще поискать компенсацию за отданную пешку: 19.Сd4! (не 19.К:f6+ К:f6 20.Лae1? Ф:a2 21.Сd4 Фd5 22.Фh4 Сc5! Сигурьонссон — Сакс, Амстердам 1976) 19..К:e4 20.Сc4 Сc5 21.c3 Kf6 (21...Фc3?! 22.С:h7+! Крh8 23. Фh4) 22.Кg5! с инициативой, достаточной не более чем для ничьей.

18.Сd4 Кg7. «Или 18...Фd8 19.Фf4 Кg7 20.g4 с угрозой Фh6» (Корчной). При 19...f6 20.Фh6 fe 21.Кfg5 С:g5 22.К:g5 Фe7 23.Сe5 Кef6 24.Сg3 у белых тоже неприятное давление.

Добавлю, что 18...b5?! 19.Фh3! Кg7 (19...b4? 20.Кeg5; 19...Фd8 20. Фh6 f6 21.ef К:f6?! 22.Кeg5 e5 23.К:h7!) 20.Кfg5 h5 21.Кf6+ С:f6 22.efКf5 23.К:f5 ef 24.Фg3! ставило черных в критическое положение (грозит не только Л:f5): 24...Фа4 25.с3 Фс4 (25..Сb7 26. К:f7! К:f7 27.Крf7) 26.Лfe1! Кс5 27.К:f7! или 24...Сb7 25.К:f7! Кр f7 26.Фb3+ Кр е8 27.Фe6+ Кр d8 28. Лad1 с разгромом.

19.Кf6+ С:f6 20.ef Кh5. В случае 20...Кf5 21.С:f5 Фf5 (21... ef? 22.Фg5 или 22.Лfel+-) 22.Кe5 (Корчной) 22...Фe4 23.Лf4 Фe2 (23...Ф:c2? 24.Фg5) 24.Лe1 Фd2 25. Кf3! Фa5 26.Лh4 Лe8 27.Кg5 Кf8 28.Фe3 у белых решающая атака.

21.Фh4. Второй — и важнейший — критический момент.

259 

21...Фd8? Решающая ошибка! «Запланированное ранее 21...е5 не годилось ввиду 22.Фg5» (Корчной). И впрямь, плохо 22...h6? 23. Ф:h6 ed из-за 24.Сс4! Кd:f6 25. Ф:g6+ Кр h8 26.Фh6+! Кр g8 27.Лae1 или 26...Кh7 27.Лae1 К5f6 28.Лe5 Фc7 29.Сd3 Сg4 30.Кg5! Ф:e5 31.Л:f6+-.

Однако у черных был умопомрачительный защитный ресурс — 22...Фа4! 23.Сe5 Се5 24.К:е5 (24. Ф:е5 Лe8=) 24...Фd4+ 25. Кр h1 Сf5!, например:

1)26.Лae1. Кажется, что белые выигрывают: грозит Лf5, а если 26...С:d3? 27.cd Фd5, то 28.Лe4 Лfe8 29.g4! Но после внезапного 26...Лae8! 27.Л:f5 h6! 28.Ф:h6 (28.Фd2 gf 29.Ф:h6 Фf4!) 28...Фh4!! угроза Кg3+ вынуждает 29.Ф:h5! Ф:e 1+ 30.Сf1 gh (или 30...Ф:f1+ 31.Фf1 gh 32.Лf5=) 31.Лg5+ с вечным шахом;

2)26.Лad1! Это хитрее — черным снова приходится проявлять недюжинную изворотливость: 26...h6! (26...Ф:е5? 27.Лf5 Фe6 28. Лdf1 Лfe8 29.g4+-) 27.Ф:h6 С:d3 28.Фg5! Лae8 29.Кg4 Лe4! 30.Лh6+ Кр h7 31.cd Фe3 (любопытно и 31... Ле6!? 32.Лf3 Фе5! 33. Кр f5 Ф:f634. Фh6+ Кр g8 35.g4 gf 36.Ф:h5 f4 или 36…Лe2 с хорошими шансами на ничью) 32.Ф:e3 Л:e3 33.Кg4 Лe2 34.Лc1 (или 34.a3 Лd8 35.d4 Лe4 36.Кe5 Кр g8 37.Лc1!? Лe:d4 38.g4 Кf4 39.Лc7 Лd1 и т.д.) 34...Л:a2 35.Кe5 Лe2! 36.d4 Лe4 37.g4 (37.g3 Л:d4=) 37...Кf4 38.Лc7 Кр g8 39.Лb7 Л:d4, добиваясь ничьей.

Человеку вообще сложнее находить защитные ресурсы, чем атакующие. Добираясь в анализе до 24.Kе5, он бросает расчеты и оценивает позицию: при материальном равенстве у белых грозная атака, а «гвоздь» на f6 сулит им и лучшее окончание. Но, как заметил когда-то Петросян, шахматы — труднопредсказуемая игра: стоит сместить на одно поле какую- нибудь неприметную пешечку — и вся оценка меняется... В данном случае ход h7-h6 создает удивительную геометрию, опровергающую наши традиционные представления о таких позициях. Это уже новый уровень понимания шахмат — сверхточная игра компьютерного века.

22.Лае1! (не 22.Кg5?! е5) 22... Кd:f6. Или 22...Кh:f6 23.Кg5! Редкий случай, когда Корчному напрочь изменило чувство опасности: забрав пешку f6, он надеялся потихоньку отбиться, но атака белых развивается сама собой.

260 

23.Кg5. «Возможно, еще сильнее было 23.Кe5 с идеей 23...Кd7? 24.К:f7! Фh4 25.Кh6#» (Мике- нас). А при лучшем 23...Кg4 24. Ф:g4 f5 25.К:g6! fg 26.Л:f8+ Ф:f8 27.К:f8 Кр:f8 28Сh7 у черных тяжелый эндшпиль.

23...е5. На 23...Кg4 следовало 24.Сс5 (Корчной) 24...К:h2 25. Фf4! Не спасало и 23...h6 ввиду 24.Сf6 hg 25.С:g5 Фd6 26.g4.

24.:e5 h6 (24...Кg4? 25.Ф:h5! h6 26.Ф:g6+!) 25.С:f6! Положение черных трагично. «Сыграй белые 25.Л:f6 или 25.Кf7, партия продолжалась бы ходов на 15 меньше!» (Корчной).

25...hg 26.Ф:g5 Кf6 27.Л:f6 Фd4 + 28. Крh1 Фg4 (28.. Кр g7? 29.Л:g6+!) 29.Фh6 Сf5 (29...Фh5? 30.Л:g6+ fg 31.Сc4+) 30.h3! «Штейну все же удается создать решающие угрозы и закончить партию прямой атакой» (Корчной). Возможно было и техническое 30.C:f5 gf 31.h3 Фg7 32.Фh4! 30...Фd4. Или 30...Фb4 31. Лe5! С:d3 32.cd Фb1+ 33. Кр h2 Ф:d3 34.Лg5, выигрывая за две ладьи ферзя и обе пешки королевского фланга (Корчной).

260 2 

31.Л:f5! gf 32.ЛеЗ Фg7 33.Фh4. «Дальнейшее ясно. Король черных вынужден отправиться в странствие, из которого не возвращаются», — пишет Корчной, словно предрекая собственную судьбу.

Еще быстрее решало 33.Фf4! (с угрозой Лg3) 33...Фa1+ 34. Кр h2 Лfe8 35.Лg3+ Кр f8 36.Фd6+ Ле7 37.Фh6+ или 34...Лfd8 35.Лg3+ Кр f8 36.Фb4+.

33...Фа1+ 34. Кр h2 Лfe8 35. Лg3+ Кр f8 36.Фg6+ Кр е7 37. ЛеЗ+ Кр d7 38.С:f5+ Кр с7 39. Фf4+ Кр е6 40.Фс4+ Кр d6 (40... Кр b6 41Лb3+) 41.Фb4+ (машина предпочитает 41.Лd3+ Кре5 42. Сd7!) 41... Крd5 42.Лd3+ Кре5 43.Фd6+ Кf5 44.Лf3+ Крg5 45.Фf4+ (45.h4+!) 45... Крh5 46. g4+ Крg6 47.Ф:f7+. Ввиду неизбежного мата черные сдались.

В итоге заветные путевки завоевали Спасский (7 из 12), Бронштейн и Штейн (по 6,5). «Успех Леонида Штейна — не неожиданность, он понятен и даже необходим, — писал В.Панов. — Бессмысленно было бы, если бы чемпион СССР не попал в межзональный турнир! Зональный он начал еще «эффектнее», чем первенство страны: пять ничьих и потом нуль! И все же попал в тройку победителей. Какая выдержка и уверенность! С такими стальными нервами и с верой в себя дальнейшие успехи Штейну обеспечены». Увы, позднее, как мы увидим, ему не хватало именно стальных нервов...

В начавшемся вскоре межзональном турнире (Амстердам 1964) задача советских участников была еще более трудной, чем в Стокгольме: за те же три из шести прете ндентских вакансий боролись пять гроссмейстеров мирового класса — победители зонального турнира плюс Смыслов и Таль.

Стартовал Леонид «по традиции» вяло — 3,5 из 8, а затем совершил фантастический рывок — 12 из 13 (повергнув, в частности, Глигорича, Бенко, Эванса, Ивкова и Ларсена!) и с результатом «+10» ворвался в лидирующую группу. Но силы человеческие не беспредельны... Ничья в предпоследнем туре с одним из аутсайдеров турнира еще не стала роковой: Штейн делил 3-5-е места с Талем и Спасским, на пол-очка позади Смыслова и Ларсена. Острейшая финишная интрига!

В заключительный день Таль и Спасский выиграли «по заказу» и настигли лидеров, сыгравших между собой вничью, а Штейн не смог одолеть белыми упорного Клауса Даргу. Вот эта полузабытая партия, имеющая не только историческую, но и немалую теоретическую ценность.

 

№ 361. Испанская партия С96

ШТЕЙН - ДАРТА

Межзональный турнир, Амстердам 1964, 23-й тур

1.е4. Может быть, стоило избрать запасное оружие — закрытую схему с g2-g3.

1...е5 2.Кf3 Кс6 3.Сb5 а6 4.Са4 Кf6 5.0-0 Се7 6.Ле1 b5 7.Сb3 d6 8.сЗ 0-0 9.h3 Ка5 10.Сc2 с5 11.d4 Кd7!? Необычайно популярный в те годы вариант Кереса, введенный им в практику на Кюрасао (1962). В Амстердаме эта позиция встретилась десять раз.

261

12.b3!? Интересный «боковой» ход, припасенный Штейном специально для решающего поединка.

На Кюрасао Фишер играл против Кереса и 12.dc dc 13.Кbd2 (на что Болеславский советовал 13...f6 и Кb6= Ивков — Киньонес, 14-й тур Амстердама; позже Романи- шин успешно применял 13...Сb7!? с неожиданной идеей Кc4-d6), и 12.d5, но после 12...Кb6 у черных нет проблем: 13.g4?! h5! 14.Kh2 hg 15.hg Cg5! и т.д.

Главная же линия — 12.Кbd2 cd 13.cd Кc6 14.Кb3! (14.Кf1 ed 15.К:d4 Кd4 16.Ф:d4 Кe5= Холмов — Геллер, Москва(зт) 1964; Спасский — Таль, 4-й тур; 14.d5 Кb4 15.Cb1 а5 16.а3 Ka6= Спасский — Трингов, 2-й тур; Суэтин - Таль, СССР(ч) 1964/65) 14...а5 с двумя возможными путями:

1)15.Cе3 а4 16.Kbd2!? (16.Kс1 ed Таль — Керес, Кюрасао(тп) 1962)16...Cf6 17.Кf1 ed 18.К:d4 К:d4 19.Сd4 Кe5 20.Ке3 (Глигорич — Таль, 8-й тур) или 16...ed 15.К:d4 К:d4 18.С:d4 Ке5 19.Кf1 Се6!? 20.Ке3 (Глигорич — Решев- ский, 21-й тур), в обоих случаях с минимальным преимуществом белых и... ничьей;

2)15.Cd3!Ca6!?(15...Лb8 16.Се3 а4 17.d5 Кb4 18.Кс1 f5! Суэтин — Штейн, Москва(зт) 1964; сильнее 16.Фe2! Са6, и в 15-м туре Штейн с Лендьелом сыграли 17.Се3 а4 18.Кbd2 ed 19.К:d4 К:d4 20.С:d4 Кe5=, а Таль с Решевским — 17. Сd2! ed 18.Кb:d4 Кd4 19.К:d4 Кe5 20.Лad1 Фb6 21.Ce3 с перевесом белых) 16.d5!? (16.Ce3 a4 17.Kc1 ed 18C:d4 K:d4 19.C:d4 Ke5 20. Cf1 Kc6 21.Ce3 Cf6= Смыслов — Лендьел, 17-й тур; Геллер — Штейн, Москва 1964) 16...Kb4 17.Cf1 а4 18.а3 K:d5 19.Ф:d5 ab 20.С:b5 Кf6 21.Фd3 С:b5 22.Ф:b5 Фb8 23.Ф:b8 Лa:b8 24.Сg5 Фс8 с чуть худшим окончанием (Ивков -Пахман, 22-й тур).

Лишь многие годы спустя белых осенила идея 18.Кbd4! ed 19.а3 (Шамкович — Бенджамин, Нью- Йорк 1976), фактически похоронившая вариант после... эффектной победы Ананда над Пикетом (Вейк-ан-Зее 1999). И черные стали бороться против 12.Кbd2 путем 12...ed!? 13.cd Кс6 (вариант Графа) 14.d5 Ксе5 (Пономарев — Белявский, Москва(бш) 2002; Ананд -Пономарев, Майнц(бш) 2002).

Теперь понятно, почему Штейн решил свернуть в сторону. Из современных попыток отметим «странное» 12. Крh1!? (Крамник — Пономарев, Линарес 2003) с замаскированной позиционной идеей 12...Лb8?! 13.d5! Кb6 14.g4 h5 15.Лgl! Но Пономарев сыграл 12...Сb7 13.d5 15! 14.ef Кc4 с острой борьбой.

12...ed! Интуитивно Дарга делает сильнейший ход! При 12...cd?! 13.cd Кс6 14.Кс3 ed (14...Кb4 15. Сb1) 15.Кd5! Кde5 (15...Сf6 16. К:f6+ Ф:f6 17.Сg5) 16.К:d4 К:d4 17.Ф:d4 белые добиваются ощутимого перевеса: 17...Кf6 18. Крh1! (Каспаров — Пономарев, Москва(бш) 2002) или 17...С:h3 18.f4! Кс6 19.Фс3 Сd7 20.Сb2 f6 21.Лad1l (21.Фd3!?) 21...Лc8 22.Фd3 Сg4 23. Лd2 Лe8 24.b4 (Иванчук — Юлдашев, Хайдарабад 2002).

13.cd Кс6 14.Кс3. В сыгранной позднее партии Штейн — Таль (Москва 1964) было 14.d5 Кb4 15.Кс3 Сf6 16.Сb2 К:с2 17.Ф:с2 Ке5 18.Ке5 С:е5 19.Ке2 Фf6 1/2.

14...Сf6! 15.СеЗ cd 16.К:d4 К:d4 17.С.:d4 Сb7. К несчастью для Штейна, его соперник нашел единственно правильный порядок ходов. Ситуация разрядилась, и у белых нет реальных возможностей осложнить игру.

263

18.Ке2. Не лучше 18.Сf6 Ф:f6 19.Ле3?! Лас8! (Дели — Козма, Печ 1964) или 18.Лс1 Лс8 19.Сb1 Ле8 20.С:f6 Кf6 1/2 (Асеев - Граф, Кемерово 1995).

18...Ле8 19.Кg3g6 20.b4 d5 21.Сf6 Фf6 22.ed Л:е1 + 23. Ф:е1 С:d5 24.СbЗ С:bЗ 25.аb Фе5 26.Фd1 Кf6 27.Лс1 Ле8 28.Фf3 Ке4 29.Ке4 Ф:е4 30. ФсЗ Фе5 31 .Фс5 Крg7 32.Лd1 Фf6. Ничья.

По мнению Гуфельда и Лазарева, в тот день «у Штейна опять не выдержали нервы и он действовал слишком академично, даже как-то скованно». А на мой взгляд, он просто трагически не угадал с выбором дебютного варианта: после четкой защиты черных, как ни играй, — шансов на победу у белых не было.

Кстати, выиграй он все-таки эту партию, сложилась бы на редкость идиотская ситуация: четырем таким корифеям, как Смыслов, Таль, Спасский и Штейн, пришлось бы играть еще дополнительный матч-турнир за три выходящих места!

Но и так итоги амстердамского межзонального весьма красноречивы: 1—4. Смыслов, Спасский, Таль и Ларсен — по 17 из 23; 5. Штейн — 16,5; 6. Бронштейн — 16.Последние двое остались вне восьмерки претендентов — в нее допустили занявших 7-е и 8-е места Ивкова и Портиша. Несправедливость была столь вопиющей, что со следующего цикла ФИДЕ наконец отменила ограничения для советских шахматистов.

Правда, Штейну с Бронштейном от этого не полегчало, да и шахматный мир очень много потерял из-за того, что они не сыграли тогда в матчах претендентов. Думаю, в 1965 году Штейн был единственным, кто мог бы составить серьезную конкуренцию Спасскому. Вскоре он с блеском доказал, что является одним из сильнейших шахматистов планеты: прекрасно выступил на двух Всемирных олимпиадах (1964,

1966), одолел черными Ботвинника в командном чемпионате профсоюзов (1965), выиграл еще два подряд чемпионата страны (1965, 1966) и грандиозный турнир в Москве (1967), обогнав действующего, будущего и двух бывших чемпионов мира!

Драматичной была турнирная гонка на 33-м чемпионате СССР (Таллин 1965). После десяти туров уверенно лидировал Полуга- евский, опережая ближайшего преследователя Штейна на 1,5 очка. Но в 11-м туре Леонид черными в острейшей борьбе, после взаимных цейтнотных ошибок, нанес поражение лидеру, а затем одержал еще две победы, вышел вперед и уже не упустил 1-го места. Вот примечательная концовка одной из его партий.

 

№ 362 ХАСИН - ШТЕЙН

33-й чемпионат СССР, Таллин 1965, 17-й тур

264

18... Крh8! Сюрприз: белые надеялись на 18...Лfd8? 19.Сh5 Фe7 20.Лf2 с атакой. «Штейн в своей практике не раз сознательно жертвовал качество за пешку, даже без такой видимой компенсации, как здесь. Он тонко чувствовал и оценивал динамические факторы борьбы, всегда отдавая им предпочтение перед материальными подсчетами» (Гуфельд, Лазарев).

Ныне подобные позиционные жертвы относятся к числу типовых приемов.

19.C:f8 Л:f8 20.Лad1 Лd8 21.Сg2 Сg7 22.Фf2 Лg8! 23. Фh4 f5. Похоже, еще лучше 23... Кc4!? 24.Лd3 Сe5.

24.Лde1 (если 24.Кe2, то 24... Кg6 25.Фf2 Сe5! 26.Лgl Фe7) 24... Кс4 25.Лf2 К:b2? (позволяя сопернику обострить игру; верно 25...Сd4!) 26.Ке2 Кс4 27.Кg3? Недостаточно 27.ef ef (27...Кe3? 28.Кf4) 28.Кd4 Фf7, но после 27. Кf4! Сc3 28.Лее2 возникала неясная ситуация.

27...Сd4 28.Лfe2 fe 29.К:е4 Фg7 30.Кg5?! Цейтнотный промах. Впрочем, и после 30.К g3 Сg2+ 31.Л:g2 е5 белым не позавидуешь.

264 2

30..CеЗ! «Кинжальный удар! На 30...Сf6 белые заготовили 31. Ф:h7+! Фh7 32.К:h7 Л:g2 33.Лg2 Кр:h7 34.Л:е6, и эндшпиль не сулит черным легкой победы» (Гуфельд, Лазарев).

31.С:b7 С:g5 32.Фе4 d5 33. Ф:е6. И при 33.С:d5 ed 34.Ф:d5 Кe3 (или 34...Се3 35.Лg2 Ф:g2+) 35.Фe4 Сh6 черным еще предстояло бы реализовать свой перевес.

33..Фb7 34.Лg1? Необходимо было 34.Лg2, сохраняя после 34...Фа8 (34...d4? 35.h4!) 35.Ле5! Лg6 36.Ф:d5 Ф:d5 37.Л:d5 Кре3 38.Л:g6 hg 39.Лd7 некоторые шансы на ничью.

34...d4+ 35.Лgg2 Лf8 36.h4 Лf1 + 37.Крh2 Сf4+. Белые сдались.

Подлинный фурор вызвала победа Штейна в Московском турнире 1967 года, собравшем всех сильнейших гроссмейстеров мира, за исключением Фишера, Корчного и Ларсена. К тому времени он был уже трехкратным чемпионом СССР (три «золота» за четыре года — такого не достигал ни один советский шахматист!), а это соревнование стало и вовсе его «турниром жизни». Следующую партию Леонид считал одной из лучших в своей карьере.

 

№ 363. Испанская партия С82

ШТЕЙН - КЕРЕС

Москва 1967, 12-й тур

 1.е4 е5 2.Кf3 Кс6 3.Сb5 а6 4.Сa4 Кf6 5.0-0 К:е4. Видимо, Керес хотел удивить соперника, отказавшись от своих любимых закрытых вариантов. Посмотрим, что из этого получилось.

6.d4 b5 7.Сb3 d5 8.de Се6 9.с3 Сс5 (9...Кс5; 9...Се7 - № 65) 10.Kbd2 0-0 11.Сс2 f5. Продолжение 11..Kf2 12.Л:f2 f6 13.ef (Смыслов — Ботвинник, Москва(ч) 1943/44) сейчас не в моде: доказывать равенство шансов в эндшпиле после 13...С:f2+ 14.Кр:f2 Фf6 15.Кf1 Ке5 16.Се3 нелегко и скучно.

А лучший ход 11...Cf5, встречавшийся в матчах Карпов — Корчной (1978 и 1981), мы разберем в 5-м томе.

12.Кb3 Крb6 13.Кfd4! Со времени партии Болеславский — Сабо (Гронинген 1946) сильнейшим считалось 13.а4 b4?! 14.а5!, но затем нашли 13...Фd7! 14.Кbd4 Кd4 15.К:d4 c5= (Суэтин — Ней, СССР(ч) 1966). Позднее Суэтин усилил игру белых путем 14.ab ab 15.Л:а8 Л:а8 16. Кре3!, но и здесь после 16.. Сe3 17.fe b4 18.Kfd4 bc 19.Ce4 K:d4 черные при точной игре должны сделать ничью.

13...К:d4 14.Кd4.

265

14...Фd7. Керес тоже уклоняется от основного и, видимо, лучшего для черных варианта — 14.. Сd4 15.cd f4 16.0 Кg3 17.hg fg 18.Фd3! Сf5! (№ 232) с неясными осложнениями, избежать которых можно путем 15.Ф:d4!? (Шорт — Тимман, Испания(м/12) 1993).

15.f3 (преждевременно 15. К:е6?! Ф:e6 16.Сf4 g5! 17.С:е4 fe!) 15…Кс5 16.Крh1! Тонкий профилактический ход, смысл которого проявляется не сразу.

16…Kb7? Спеша провести типовое с7-с5, черные отправляют коня на крайне пассивную позицию. Дебютную интригу сохраняло 16...Лае8!, например: 17.b4 (17.Сf4; 17.Ле1!?) 17...Ка4 18.Фd3 с5 19.К:е6 Ле6 20.С:а4 с4!? (хуже 20...bа 21.bc Кинингер — Боголюбов, Краков 1941) 21.Фe2 bа и т.д.

17.СеЗ! Не столь ядовито 17. а4 ввиду 17...Сd4 18.cd с5 (18...b4 19.Cе3!) 19.dc К:с5 20.аb Ф:b5 21. Се3 Лfc8 22.Сd4 а5!? 23.Ла3 а4 24.Лс3 Кb3 25.С:b3 Лс3 26.С:а4, и теперь не 26..Ла4? 27.bc с явным перевесом белых (Унцикер — Аддисон, Марибор 1967), а просто 26...Ф:b2!=, так как использовать связку ладьи не удается: 27.Сс6 Лa5 28.Фe1 Ла2! 29.Лg1 Лс1!

17..с5 18.К:е6 Ф:e6. Критический момент. «Пока неясно, чем плох был ход конем на b7. Казалось бы, черные получили контршансы: как белым защищать пешку е5?» (Гуфельд, Лазарев).

266 

19.а4! Первый из серии очень сильных ходов. После естественного на вид 19.f4 (по словам Симагина, так сыграло бы подавляющее большинство мастеров) 19... Лad8 черные могли надеяться на решение дебютных проблем.

«Когда-то Тарраш заметил, что жертва пешки бывает глубже, чем жертва фигуры. Изумительный ход Штейна как бы лучом высвечивает все дефекты в расположении черных фигур и пешек. Если 19...Ф:e5, то 20.Ле1! Фd6 21. ab ab 22.Л:а8 Ла8 23.С:f5, и белые слоны развивают огромную энергию. Ничего не меняет и 20... Сс7 21.Сg1! — вот для чего, оказывается, пригодилось 16.Крh1! Конь на b7 в этих вариантах играет жалкую роль» (Гуфельд, Лазарев).

19…Ка5 20.Сf2! Вновь тонкая профилактика, резко снижающая эффект от выпада Кс4.

20…Крh8. Черному королю тоже полезно спрятаться в углу — во избежание неприятностей по диагонали a2-g8. «На 20...Кс4 Штейн подготовил 21.b3! К:е5 22. ab ab 23.Л:а8 Ла8 24.Ле1 (грозит f3-f4) 24...Фd6 25.b4!» (Гуфельд, Лазарев), но еще сильнее 24.C:f5! Фf7 (24...Фd6 25.Cg3) 25.Ле1 Ле8 26. Сb1 с подавляющим перевесом. Если же 20...Ф:e5, то 21.Ле1! Фd6 22.ab ab 23.b4! cb 24.С:b6 Ф:b6, и теперь не 25.Ф:d5+? Крh8 26.сb (Долматов) из-за 26...Фс6! с неясной игрой, а сразу 25.сb!+- Или 23...Cс7 24.Cg3! f4 25.Cf2 cb 26.cb Кс6 27.Сс5, выигрывая качество и партию.

21.Ле1 Ла7. Попытка 21...d4 недостаточна из-за 22.ab ab 23.b4! cb 24.cd! b3 (24...Лad8? 25.Л:а5! С:а5 26.Сb3) 25.Сd3, и черным не удержаться.

22.Фe2! b4 23.cb cb 24.С:b6 Ф:b6 25.Лad1 Фc5? Ошибка в трудной позиции. Плохо и 25... Фe6 26.Фd2! (Долматов). На мой взгляд, последним шансом наладить оборону было 25...b3! (стремясь ограничить белопольного слона частоколом пешек), хотя и в этом случае после 26.Сb1! Фe6 27.Фd3 Лd7 28.f4 белые сохраняли стабильную инициативу.

26.Сd3! Слон начинает буйствовать. «Черные пешки напоминают челюсть, полную больных зубов. Штейн приступает к обязанностям дантиста-хирурга» (Гуфельд, Лазарев).

26...Фb6 27. Сb1! Фc6. На 27...d4 хорошо 28.Фd3! 2d7 29.е6 Лd5 30.g4! или 28...Кс6 29.Са2! g6 30.Сс4.

28.Фd2! Ф:a4 29.Ф:d5 Кс6. Сопротивление черных сломлено: не помогало ни 29...Фb5 30.Ф:b5 ab 31.С:f5!, ни 29...Лe7 30.f4 Кb7 31.С:f5! Л:f5 32.Ф:b7!

 267

30.C:f5! (изящная концовка) 30...Фb5 (30..Лf5? 31.Фd8+! или 30...К e7(b8) 31.Фc5!+-) 31.Фd6 Фb8 32.Ф:c6 Л:f5 33.е6 Лe7 34.Лd7 Лe8 35.Лb7 Фc8 36.Лс7 Фb8. Ha 36...Фd8 37.e7 Фb8 рано 38.Лc8? Л:c8 39.e8Ф+ (Долматов) из-за 39..Лf8!, но после 38.Фd7! можно сдаваться.

37.Фd7 Лg5 38.f4 Лg6 39.f5 Лg5 40.f6! Черные сдались. Печатная партия!

На том турнире у Штейна завязалась острая «староиндийская» дискуссия с Петросяном, которая через пару месяцев была продолжена на командном чемпионате СССР и привела в итоге к рождению принципиально новой системы контригры в одном из острейших дебютов.

 

№ 364. Староиндийская защита Е92
ПЕТРОСЯН - ШТЕЙН

Командный чемпионат СССР,
Москва 1967

1.d4 Kf6 2.с4 g6 3.Kc3 Cg7 4.е4 d6 5.Cе2 0-0 6.Kf3 е5.

267 2 

7.d5. В современном варианте 7.0-0 Кс6 8.d5 Ке7 тогда было в моде 9.К e1 Кd7 10.f3 f5 11.g4 Кf6 12.Кg2 с идеей зажима при 12... h5? 13.g5 Кh7 14.h4 или 12...f4?! 13.h4, лишая черных контригры. Но Леонид нашел верный метод — 12...с6! (неожиданная игра на том фланге, где обычно атакуют белые) 13.Лb1 cd 14.cd Сd7, например:

1)15.Се3 f4 16.Сf2 g5 17.Фd3 h5 18.h3 hg 19.hg Крf7 20.Кb5 С:b5 21.Ф:b5 Лh8 22.Лbc1 Фg8 23..Сe1 Фh7= (Портиш — Штейн, Ереван 1965);

2)15.Сd2 Лc8 16.a4 Фb6+ 17. Се3 Фb4! 18.g5 Кh5 19.Сb5 С:b5 20.ab Кf4! 21.Фd2 (лучше 21.Кf4 ef 22.С:a7 fe 23.К:e4 Лf5 24.Фe1! К:d5 25.Ф:b4 К:b4 26.h4 Лa8 27. Сf2 Kd3 28.Лfd1 К:f2 29. Кр:f2 Л:b5 30.Л:d6 Л:b2+ 31.Л:b2 С:b2 32. Крg2=) 21...Кh3+ 22.Крh1 b6 23. Лa1 Фc4 24.Фd1 Фc7 25.Фa4 f4 26.Сd2? (и при лучшем 26.Сf2 Лa8 27.Сh4 h6! 28.gh С:h6 инициатива у черных) 26...Лa8 27.K а2 K:g5 28.K b4 Фd7 29.Лacl?! Кf7 30.Лc4?! g5 31.Лfc1 Кg6 32.Кa6 Фh3 33.Фd1 g4! ... 0-1 (А.Никитин — Штейн, Кисловодск 1966).

7...a5! Разработка Штейна и Геллера. Другие продолжения: 7...Кbd7 (№ 303), 7...Ка6 (№ 306) и 7...h6 (№ 352).

8.Сg5 h6 9.Сh4 Ка6 10. Кd2. Чуть раньше, на Московском международном турнире, были сыграны две важные партии, где белые начинали с 10.0-0:

1) 10...g5?! 11.Cg3 Кh5 12.Кd2 Кf4 13.Сg4 Кc5 14.f3?! (небольшой плюс дает 14C:c8 Л:c8 15.a3 c6 16.b4 ab 17.ab Кcd3 18.Фb3 Долматов) 14...c6! 15.Фc2 cd 16.cd b5! (снова игра по всей доске!) 17.а4 (17.К:b5? Фb6) 17...bа? (верно 17...b4!? 18.Кb5 Ке2+ и Кd4 с отличной контригрой) 18.Kc 4 h5 19.C:с8 Лc8 20.Ка4 Фс7 21.Ке3! Фа7 22.Сf2?! (безопаснее 22.К:с5 Л:с5 23.Фd2 Лb8 24.Сf2 Фс7 25.g3) 22...Кcd3 23.Фd2 Kf2 24.Л:f2 g4!? 25.К f5? gf 26. Крh1? Ф:f2! 27.Ф:f2 fg+ 28.Ф:g2 К:g2 29. Кр:g2 Лc2+ 30.Крf3 Лb8! ... 0-1 (Глигорич — Штейн);

2) 10...Фd7 (оригинально, и все же естественнее 10...Фе8!) 11.Кd2 с5 12.а3 Ке8 13.f3 Сf6 14.Cf2 Сg5 15.Кb3 Фd8 16.Кcl Сd7 17.Кd3 Лc8! 18.g3 f5 19.ef gf 20.f4 Сf6 21.Сe3 С.g7 22.Фd2 e4 23.Кf2 Кf6 24.h3 Фе8= (Петросян — Штейн).

На этот раз черные впервые демонстрируют глубокий замысел, использующий недостатки положения слона на h4. Этому плану была суждена долгая жизнь, и в конце концов именно он снизил популярность системы Петросяна.

268

10...Фе8! 11.0-0 Сd7 12.b3

Почти обязательное включение: в случае 12.а3 Кh7 13.Лb1 хорошо 13...а4!

Позднее встречалось и 12. Крh1 Кh7 13.а3 h5! 14.f3 Сf6!? (вместо обычного 14...Сh6) 15Сf6 К:f6 16.b3 Фе7 17.Фe1 Крg7= (Гулько — Каспаров, Новгород 1995) или 15.Сf2!? h4 16.b3 Сg5 17.Лb1 Фe7 15.f2 ab 19.ab Кf6! (планируя Кh5, Сf4, Фg5 и при случае Кg3+) 20.с5 dc! 21.С:а6 cb 22.С:b7 bс! 23.С:а8 cd, и сильная пешка сулит черным неплохие контршансы (Голод — Миттельман, Беэр-Шева 1998).

12...Кh7! 13.f3. Не очень удачно 13.Лb1 h5! (грозит g6-g5) 14.h3 Сh6 15.а3 Кс5! 16.b4 ab 17.ab Ка4 18.К:а4 Л:а4 19.Фc2 b6= (Букич — Геллер, Будва 1967), а на 13.а3 возможно 13...f5 14. ef gf? (играли не без успеха и 14...С:f5) 15.Сh5 Фc8 16.Се7 Ле8! 17.С:е8 Ф:e8 18.Сh4 е4 с достаточной компенсацией за качество (Юсупов — Каспаров, Барселона 1989).

13...h5! Чтобы избавиться от плохого слона путем Сh6.

14.Сf2. В 80-е годы на сцену вышло 14.а3 Ch6 15. Крh1!? Cе3 16.Лb1 (с идеей 16...Кc5?! 17.Фc2 f5 18.b4, однако лучше 16...f5 или 16...Сс5), а затем и 16.Фc2 f5 17. ef gf 18.Сf2!?Сf2 19.Л:f2 Фf6 20.Лg1 Крh8 21.Фb2 Кc5 (Крамник — Гельфанд, Линарес 1994) или 21...с5 (Крамник — Бологан, Германия 1994) с обоюдоострой игрой.

14...Сh6 15.аЗ Фe7! (с угрозой Фg5 и Сh3) 16.Фc2 h4 17.Лfd1 f5 (17...Сf4!?) 18.Лаb1 Фg5. И сейчас было интересно 18...Сf4!?

19.b4 ab 20.ab Кf6.

269

21.f4! Чувствуя опасность и прекрасно зная об атакующих способностях соперника, Петросян предпочитает форсировать ничью. Хотя мог броситься в омут осложнений путем 21.с5!? b3 22. g3 f4 23.с6 bс 24.dс Се6 25.b5 Кс5 26.Кс4, например: 26...fg 27. hg h2+ 28. Крh1 Кh5 29. Кр:h2 Фf4 30.Сf1 и т.д.

21...Ф:f4 (21...ef?! 22.Кf3 Фh5 23.К:h4 Кg4 24.b5 Кс5 25.е5!) 22.g3 hg 23.hg Фg5 24.Кf3 Фh5 25.К:е5 Фh3 26.Сf1 (26. К:g6? Се3!) 26...Фh5 27.Се2. Избегая рискованного 27.К:d7 28.ef gf 29.Фe2 Фg5 30.Фe6+ Лf7 31.c5

27...Фh3 28.Сf1 Фh5. Ничья. Ценнейший вклад в теорию «украинского варианта».

«Успехи последнего времени, — писал летом 1967 года гроссмейстер Котов, — приблизили Леонида Штейна к самому подножию шахматного трона. Многие верят, что именно гроссмейстеру из Львова придется через два года бороться против Тиграна Петросяна».

Но нет, он и на этот раз не преодолел межзональный барьер, хотя был одним из фаворитов турнира (Сус, осень 1967). Его игра явно отличалась от показанной в Москве. Похоже, дал о себе знать застарелый «стокгольмско-амстердамский синдром»: скованность, волнение... Леонид был настолько не в своей тарелке, что проиграл почти всем прямым конкурентам — Фишеру (этот ноль, к счастью, был аннулирован), Ларсену, Торту, Портишу и даже Глигоричу, с которым имел счет 7:0!

Тем не менее он разделил 6— 8-е места и лидировал в дополнительном матч-турнире трех — Штейн, Решевский и Торт — за 6-е место (Лос-Анджелес, февраль 1968), но уступил на финише Торту, и дело вновь кончилось дележом: все трое набрали по 4 из 8. Благодаря лучшему коэффициенту Бергера в межзональном турнире претендентом был назван 56-летний Решевский.

Такие хронические неудачи могут надломить кого угодно. После громких успехов середины 60-х у Штейна наступил спад: его нервная система не выдержала чрезмерно жестоких испытаний судьбы. В следующем цикле он впервые не вышел в межзональный турнир, заняв 6-е место в очень сильном зональном, 37-м чемпионате СССР (1969). Хотя порой блистал как прежде — к примеру, в следующей партии, где он безупречно и с подкупающим изяществом опроверг сомнительную стратегию соперника.

 

№ 365. Сицилианская защита В43

ШТЕЙН - ФУРМАН

37-й чемпионат СССР, Москва 1969, 18-й тур

 

1.е4 с5 2.Кf3 е6 3.d4 cd 4. К:d4 а6 5.КсЗ Фс7. Ныне известно, что при плане с ранним b7-b5 не стоит терять время на Фc7 и лучше сразу 5...b5, например: 6.g3 Cb7 7.Cg7 b4 8.Ка4 Кf6 с обоюдоострой игрой (Адамс — Каспаров, Тилбург 1997) или 6.Сd3 Фb6! (идея 70-х — отбросить коня d4 из центра) 7.Кb3 Фс7 8.0-0 Сb7 с удобной игрой у черных, поэтому белые стали искать удачу после 7.Се3 Сс5 8. Се2 или 7.Кf3.

6.gЗ (6.Сe2 или 6.Сd3 — другая тема) 6...b5? Именно данная партия показала, что теперь это плохо, ибо на b5-b4 всегда есть ответ Kd5! с мощной атакой. Надежнее 6...Кf6 7.Сg2, и здесь 7...Кc6 8.0-0 К:d4 9.Ф:d4 Сс5 10. Сf4 d6 (Фишер — Тайманов, Ван- кувер(м/4) 1971 — эту хрестоматийную партию мы разберем в 4-м томе) или переход в «схеве- нинген» путем 7...Се7 8.0-0 0-0 9.Се3 d6. «Но это было хорошо знакомо Штейну, ибо не раз встречалось в его партиях» (Гуфельд, Лазарев).

7.Сg2 Сb7 8.0-0. Как ни странно, черным уже дорог хороший совет.

271

8...Кf6. В случае 8...М неприятно и спокойное 9.Ka4Kf6   10.Ле1! Се7 11.с3, и острое 9.Кd5!? ed 10. ed. На 8...Cс5 сильно 9.CеЗ, и если 9...Kf6?, то 10.Kd:b5! ab 11. K:b5 Фb6 12.С:с5 Ф:b5 13.Фd6 Кc6 14.b4. A 8...d6 9.Ле1! Се7 неудачно из-за 10.а4 ba 11.Фh5! g6 12.Фе2 Кс6 13.Л:а4 Кd4 14.Л:d4 Лc8 15.Сd2Кf6 16.Сh6 Фb6 17.Лd3 (Нанн — Сигурьонссон, Лондон 1975).

Наконец, опасно 8...Кс6 9.Ле1 d6?! 10.Кd5! или 9...Cс5 10.Kb3 Cb6 11.а4 b4 12.Kd5!, и даже на изворотливое 9...Ke5 10.f4 Kc4 11.b3 Cb4 может последовать 12. Kd5!? Как видим, во многих вариантах атака белых держится на гамбитном механизме Ле1+Кd5!, который давно уже стал общеизвестным техническим приемом. Но тогда это было в новинку и Штейн выступал одним из смелых первопроходцев.

9.Ле1! Просвечивая «рентгеном» застрявшего в центре черного короля.

9...d6. Забавно, что в случае 9...Кс6 возникала позиция из старинной партии Блэкберн — Паульсен (Нюрнберг 1883), где далее было 10.Сg5?! К:d4 11.Ф:d4 Сс5 12.Фd2 Кg4 с примерно равными шансами. Разумеется, в наши дни любой клубный игрок не колеблясь пойдет 10.Кd5!

10.а4! b4. На 10...bа также возможно 11.Кd5! ed 12.ed+ Крd8 13.Сg5 Фс5 14.c4 Кbd7 15.Кc6+ (Кейтлингхауз — Кемпинский, Пардубице 1994).

271 2
11. Кd5! ed. «И Фурман не отступает на полпути, ибо отказ от принятия жертвы — 11...Кd5 12. ed е5 — позволял белым посредством 13.а5! без риска получить значительный позиционный перевес» (Гуфельд, Лазарев).

12.ed+ Крd8 13.Сg5 Кbd7. Резервы королевского фланга пока не могут войти в игру — 13...Cе7 14.Кf5 Ле8 15.К:g7 Лg8 16.Фd4! (Милич). Не лучше и 13...Cс8 14. C:f6+ gf 15Фh5! Ла7 16.Ле4 Сg7 17.Лае1 с решающей атакой (Киньонес — Хигаши, Зиген(ол) 1970).

14.Фe2. Тяжело удержаться черным и после 14.Кс6+!? С:с6 (14... Крс8 15.С:f6+-) 15.dc Кc5 16. C:f6+ gf 17.Фd4 Cg7 18.Ф:b4.

14...Крс8. Безнадежно 14...Фb6 15.с3! Ке5 16.а5 Фс5 17.Кс6+! Крс8 18.Сe3 Фb5 19.Сh3+ Сfd7 20. С:d7+ Кр:d7 21.К:е5+ Крс8 22.с4 1-0 (Смирин — Гельфанд, Свердловск 1987).

15.сЗ! Не достигает цели 15. Фе8+?! Фd8 (15...К:е8? 16.Ле8+ Фd8 17С:d8) 16.С:f6 gf 17.Фf7 Кe5 18.Фе6-+ Крb8 19.Сc6+ C:с6 20.dc Лa7= или 16...Кf6!? 17.Ф:f7 (17.Сh3+ Крс7 18.Ф:f7+ Крb8), и хотя, по Гуфельду и Лазареву, «черным не позавидуешь», после 17...Фd7! им нечего опасаться.

15...bЗ. И в случае 15...h6 16. C:f6 K:f6 17.cb атака белых была бы неотразима.

272

16.Kc6! Программный ход, хотя при пешке на b3 уже выигрывало и 16.Фе8+! Фd8 17.Фf7 Ке5 (17... h6 18.Кс6!) 18.Лe5! de 19.Сh3+ Крb8 20.Кс6+ Сc6 21.dc Ла7 22. Ф:b3+ Кра8 23.Лd1! или 21...Фb6 22С:f6 gf 23.Ф:f6 Лg8 24.Лd1+-.

16...Сc6 17.dc Кe5 18.Лa3! d5. Если 18...Фb6, то 19.c7!

Гуфельд и Лазарев указывают 18...Се7 (18...С:с6? 19.С:f6 gf 20. Фе8+) 19.Л:b3 К:с6 20.Фf3 (20. Сс6? Ф:с6 21.Ф:е7 Ле8!) 20...d5 (? - Г.К.) 21.С:f6 gf (21...С:f6 22.С.h3+!) 22.Ф:d5+-. На самом деле упорнее 20...Лb8! 21.Ф:с6 Л:b3 22.Ф:с7+ Крс7 23.Лe4- Крb8 24.Л:f7 Л:b2 25.Л:g7 Лb1+ 26.Сf1 Кe4 с шансами на спасение. А с другой стороны, вместо 20.Ф0 очень сильно 20.а5!! d5 (20...Ла7 21.Се3!) 21.Лb6 Ла7 22.Сh3+, и белые выигрывают.

19.Лb3. Дальнейшую стадию реализации Штейн проводит выше всяких похвал.

19...Cd6 20.C:f6 gf 21.C:d5 Kс6 22.Фg4+» Более сложный путь к победе лежал через жертву ферзя — 22.Сg2 Ла7 23.Сh3+ Крd8 24.Фf3 Се7 25.Лd1+ Кре8 26.Ф:с6+! Фс6 27.Лd8+ Сd8 28.Лb:d8+ Кре7 29.Л:h8 Ф:а4 30.Ле1+.

22...Фd7 (22... Крd8? 23.Фf3) 23.Ф:d7+! (проще, чем 23.Фс4 Крс7 24.Лd 1 и а4-а5) 23... Кр d7 24.Лb7+ Сс7.

272 2

25.Сg2! (с убийственной угрозой Лd1+) 25...Лad8. Но не 25...Лhd8 26.Лd1+ Крс8 27.Л:d8+ Крd8 (27... Кр:b7? 28.Сс6+!) 28. Cc6 и т.д.

26.Ch3+! Теперь на 26.Лd1+? был ответ 26...Крс8 27.Л:d8+ К:d8, позволявший наладить оборону — 28.Ла7 а5 29.b4 Ле8.

26...Фd6 (26...f5 27.C:f5+ Крd6 28.Лd1+ Крс5 29.Сd3! или 28... Кре5 29.Сd7!) 27.Лd1+ Крс5 28.b4+ Крс4 29.Сf 1 +. Или 29.Лb1! Сe5 27.Сf1+.

29... Крb3 (29... Кр:с3 30.Лc1+) 30.Л:с7. Неточно 30.Лb1+?! Кра2 31.Лc7, ибо после внезапного 31... Ке5!! 32f4! (32.Лс1 Крb2) 32... Кр:b1 33.fe fe 34.С:а6 Крс2 35.а5 е4 ситуация обострялась.

30...Лd1 31.Л:с6 Кр:а4. Быть может, больше надежд оставляло 31...Лhd8 32Л:а6 Кр:с3, хотя после 33.b5 f5 (33...Ла1 34. Крg2 Крb4 35.Л:f6 Лd7 36.Лh6) 34. Крg2 Крb4 35.Лf6 28d7 36.b6 Кр:а4 37.Саб Лd 38.Л:f5 Лb1 39.b7 белые все равно побеждали.

273

32.Крg2! «При 32.Л:а6+ Крb3 возникали еще некоторые технические трудности, например: 33.Л:f6 Кр:с3 34.b5 Ле8 35. Крg2 Лее1!, и слон пойман!» (Гуфельд, Лазарев). Поэтому верно 33.Лс6! Ле8 34.Сg2 Лее1 35.Са6 и т.д.

32...а5 (агония; 32...Лhd8 33. Л:а6+ Крb3 34Л:f6) 33.ba Лhd8 (33... Кр:а5? 34.Ла6#) 34.Л:f6 28d7 З5.а6 Лс1 36.Сd3! Л:сЗ (36...Л:d3 37.а7!) 37.С:h7 Крb5 38.Се4 ЛаЗ 39.Сb7 Крс5 40. h4 Крd4 41..Лf5 Ле7 42.h5 Ле5 43.Лf4+ Крс5 44.h6. Черные сдались.

Между прочим, в тот вечер Леонид познакомился с юным Карповым, который потом вспоминал: «Мой наставник Семен Фурман представил меня знаменитому гроссмейстеру, когда они анализировали свою партию. Я с интересом смотрел, как они по- разному подходят к позиции: Фурман стремился давать обобщающие оценки, Штейн «выстреливал» пулеметные очереди вариантов... Талант у него был фантастический!»

В конце 1969 года Штейн показал лучший результат (+4=4) на 1-й доске в командном чемпионате СССР, выиграв у Ю.Никитина запоминающуюся партию с чисто позиционной жертвой ферзя за ладью и «староиндийского» слона. А весной 70-го он едва не создал очередной шедевр в своей излюбленной староиндийской защите, играя черными с Ларсеном в 4-м круге «Матча века» в Белграде: 1 .Кf3 кf6 2.gЗ g6 З.Сg2 Сg7 4.с4 0-0 5.0-0 d6 6.d4 Кbd7 7.КсЗ е5 8.е4 ed 9.К:d4 Ле8 10.Ле1?! Кg4! 11.f3?! Кgе5 12.bЗ Кс5 13. СеЗ f5! 14.Фd2 (14.ef? Кed3!) 14...fe! 15.Сg5 Фd7!! 16.К:e4 Ке4 17.Л:e4.

274 

Здесь вместо случившегося в партии 17…Kс6? несложно выигрывало 17...Kf7! (Мурей), например: 18.Ch3 (18.Лae1 С:d4+; 18. Сf4 Л:e4 19.fe c5) 18...Л:e4! 19. С:d7 Л:d4 20.Фb4 С:d7 21.Ф:b7 Лe8 22.Ф:c7 Ch3 или 18.Л:е8+ Ф:е8 19.Ce3 c5 и т.д. Типичный сбой нервной системы!

В том же 1970 году Штейн разделил 2-3-е места на крупном международном турнире в Каракасе (где, кстати, выполнил норму гроссмейстера Карпов) и занял 3-е место в 38-м чемпионате СССР (+8-1=12). В следующем чемпионате страны Леонид вновь одержал восемь побед, однако из-за пяти нулей разделил лишь 5—6-е места. И все- таки ухитрился выиграть сразу две партии - у Полугаевского и Таля, признанные лучшими в турнире!

Эти победы отразили эволюцию его стиля, который с годами, как и у Таля, становился всё более основательным, позиционным и высокотехничным, при этом сохраняя острую тактическую начинку.

Штейн любил фианкеттировать не только слона f8, но и его визави П, всё чаще играя белыми закрытые начала — староиндийское, английское или каталонское. Таким способом он блестяще победил, например, Новопашина, Клована (СССР(ч) 1963)и Филипа (Москва 1967), а теперь еще и Полугаевского с Талем. Обе партии, как писал журнал «Шахматы в СССР», покоряют силой своей логики, железной последовательностью в осуществлении стратегических планов, четкостью в реализации достигнутого перевеса. Вот одна из них.

 

№ 366. Каталонское начало Е08

ШТЕЙН - ТАЛЬ

39-й чемпионат СССР, Ленинград 1971, 20-й тур

1.с4 Кf6 2.gЗ е6 3.Сg2 d5 4.Кf3 Се7 5.0-0 0-0 6.d4 с6 7Сс2 b6 8.Лd1 Сb7. Современная практика отдает предпочтение вариантам с атакой пешки с4 — 8...Кbd7 9.b3 Cа6 или 8... Cа6 9.Ке5 Кfd7.

9.Кс3 Кbd7 (играли и 9...Ка6 10.аЗ Фс8) 10.b3 Лс8. Может быть, лучше сразу 10...с5!?

Не решает проблем черных 10...Фс8 11.Сb2 b5 12.с5! (Смейкал — Хюбнер, Биль(мз) 1976) или 10...b5 11.с5!, но не 11.cb cb 12.К:b5 Фa5 13.а4 Лfc8! (13... Ке4?! 14.Кd2! Корчной — Спасский, Москва 1971) 14.Фa2 Са6 15.Сd2 Фb6 с контригрой за пешку (Эспиг — Спасский, Таллин 1975).

275

11.е4! с5. Размен на е4 оценивается к выгоде белых:

1)11...Ке4 12.К:е4 de 13.Ф:e4 b5 (13...Кf6 14.Фe2 или 14.Фc2; 13...Фc7 14.Сf4! Сd6 15.С:d6Ф:d6 16.с5! Фс7 17.b4 Штейн — Либерзон, СССР(ч) 1970) 14.Сf4 bс 15.bс Фa5 16.Фc2! Са8 (16...с5? 17.Кg5!) 17.с5! (Салов — Спасский, Франция 1994);

2)11 ...dc 12.Кg5! с5?! (12...h6 13.Кg:e4 К:е4 14.К:е4 Кf6 15.с5! Белявский — Митков, Панормо 2001) 13.dc С:с5 14.С:е4!! Фc7 15. Сh7+ (Войткевич — Зиятдинов, Филадельфия 1998), а на 14...К:е4 15.Кc:е4С:е4 16.Ф:e4 g6 решает 17.Фh4 h5 18.g4! Фf6 (18...Фe7 19. gh Кe5 20.Крf1! Кc6 21.СеЗ и т.д.) 19.gh! Ф:al 20.hg С:f2+ 21.Ф:f2 fg 22.Фd2! с угрозами Ф:d7 и Cb2.

12.ed ed (важная дебютная развилка) 13.dc. Вскоре Штейн против Лендьела (Москва 1971) усилил игру белых путем 13.Сb2! Фс7 14.К:d5 К:d5 15.cd К:d5 16.dc С:f3?! 17.С:f3 Кc5 18.Фf5! Лfd8? 19.Се5! 1-0.

Недостаточно и 13...а6 14.cd! (Полугаевский — Решевский, Лон- Пайн 1978) или 13...dc?! 14.d5! - рекомендация Полугаевского, о которой не знали черные в партии Каспаров — Камский (Нью-Йорк (бш) 1989): 14...Ке8 15.Кb5 а6 16.Кa7 Лс7 17.Кc6+-. А на гибкое 13…Ле8! неприятно 14.Кh4 (14. Кg5!? h6 15.Кh3 cd 16.Л:d4 Кe5! В.Михалевский — Виталиев, Берлин 1997) 14...cd 15.ad4 Сс5 16. Лd2 с намерением Кf5.

13...dc (13...К:c5? 14.Кg5!) 14. b4! «Остроумная позиционная жертва пешки чисто позиционного характера» (Гуфельд, Лазарев).

14...bс?! Похоже, «рижский волшебник» увлекся расчетом грандиозной комбинации (см. следующее примечание). Иначе он предпочел бы разгрузочное 14...а5 (Корчной), например: 15.а3 ab! (проще, чем 15...bс 16.b5 Фb6) 16. ab bс 17.b5 Ла8= (Таль) или 15.bа bа! (не 15...bс?! 16.Ке5 С:g2 17. Кр:g2 Фс7 18.К:с4... 1-0 Таль - Ведберг, Нью-Йорк 1990) 16.Ка4 (указано Талем) 16..Сd5 или 16... Фe8 с хорошей игрой у черных.

15.b5 Фb6? Роковая потеря времени. Таль очень долго рассчитывал красивую жертву ферзя - 15..Сf3 16.С:f3 Ке5?! 17.Л:d8 18.Крh1 (18. Крg2?? Кe1+!) 18..Лc:d8 19.Фe2! Лd3 20.Ф:e7 Лe8 21.Ф:c5 (21.Ф:a7?? Лe1 + 22. Крg2 Лg1+ 23. Крh3 g5!-+) 21...Лe5 22. Ф:c4?! Лe1 + 23. Крg2 Лg1+ 24. Крh3 g5 и т.д.

В анализе после партии он сожалел, что не рискнул пойти на это продолжение, а Штейн утверждал, что и здесь у него были шансы на победу. Машина быстро разрешает спор в пользу белых: 22.Фс8+! Ле8 23.Фf5! Ле5 (23...Л:с3 24.Сb2 Лd3 25.С:f6 gf 26. Фg4+ и Ф:с4) 24.Фf4! Ле1+ (24... Л:с3 25.Се3!; 24...g5 25.Ф:f6 Ле1+ 26. Крg2 g4 27.Сh6!) 25. Крg2 Лg1 + (25...Л:с3 26.Сb2) 26. Крh3 Кd7 (26...h6 27.Кe4) 27.Сb2+-. Увы, такова участь многих талевских комбинаций в компьютерную эпоху — всему свое время!

Однако, отказавшись от заманчивой жертвы, черные упустили и сильнейшую защиту — 15... Фа5! с идеей 16.Кd2?! Сg2 17. Кр:g2 Кb6 или 16.а4 С:f3 17.Сf3 Кe5 и Кd3=. А на 16.Сd2 возможно было 16...Фа3 или даже 16...С:f3 17.С:f3 Ке5 с неплохими видами на уравнение.

16.Сf4 Лfd8 17.а4! (17.Фе2 Фе6! Фридман — Габриель, Дрезден 1994) 17...Фа5?! На 17...Кf8 вместо 18.а5?! Лd1+ 19.Ф:d1Фd8 = (Либерт — Нейкирх, Потсдам 1974)хорошо предварительное 18.Ле1! В случае 17...а5 18.Фе2! у белых тоже весомые плюсы: 18... Фе6 19.Се1! Ф:е2 20.Л:е2 Ле8 21. Лae1Сf8 22.К e5 Сg2 23.К:d7 или 18...Лe8 19.Ф:с4 h6 20.Ла2 Кf8 21. Кe5 и т.д.

 276

18.Кd2! («маленькая комбинация» в духе Капабланки) 18... Сg2 19.К:с4 Фb4 20.Ка2! Се4 21.К:b4. Видимо, издалека Таль не заметил, что белый конь защищает ферзя.

Теперь у черных очень тяжелый эндшпиль с минимальными шансами на ничью.

21..С:с2 22.К:с2 Кb6 23. С:d8+ С:d8. Если 23...Л:d8, то 24.Ке5 или 24.К:b6 ab 25.Сс7.

24.К2е3 К:с4 25.К:c4 Кd5 26.Лd1 Кb6?! Вряд ли спасало и более упорное 26...К:f4 27.gf Крf8 (Корчной) 28.Лd5 Кре7 29.Сg2 и а4-а5 или 27...Сс7 28.а5 Крf8 (28...С:f4?! 29.Лd7 Сс7 30.b6! ab 27.а6! Сd8 32.а7 Ла8 33.Ке5+-) 29.f5 Кре7 30.Лd5 и Крg2 с дальнейшим прорывом на ферзевом фланге.

27.Кd6 Ла8 28.а5 Ка4 29. Кс4! Сс3 30.Ле1 Сa5 (30...Сf6 31.b6!) 31.Кa5 К:b5 32.Ле5 Кd4 33.Л:с5. Черные сдались. Чистая победа.

Говоря о любви Штейна к схемам с Cg2, я вспоминаю, как в юности подсмотрел у него для игры в блиц забавный вариант 1.g3 d5 2.Cg2 Kf6 3.d3 с6 4.Kd2 Cg4 (на 4...e5 я применял нестандартную расстановку 5.е4 Cd6 6.Ke2 0-0 7.0-0, затем h2-h3 и f2-f4) 5.h3 Ch5 (на турнире в Таллине-1969 финский мастер Бёк сыграл против Штейна 5... Cf5, получил в ответ 6.е4 и вскоре стоял уже безнадежно), и теперь не 6.Кgf3 Кbd7 7.0-0 е5 8.е4 Cd6= (Азмайпарашвили — Широв, Дубай(бш) 2002), a 6.g4!? Cg6 7.f4 е6 8.е4, захватывая инициативу благодаря отключению слона g6. Для блица большего и не требовалось: это приносило хорошие результаты. Во время подготовки к командному чемпионату СССР-1979 мы много бли- цевали с Багировым, и он, раз попав на указанную схему, перешел на 2...с6 3.d3 Cg4. Я все равно пытался играть 4.h3 Ch5 5.g4 Cg6 6.f4 е6 7.e4, но при коне на g8 есть ответ 7...de 8.de Ф:d1+ 9.Кр:d1 f5!

Осенью 1971 года ФИДЕ приняла важное решение проводить не один, а два межзональных турнира и персонально допускать в них восемь лучших на тот период гроссмейстеров (состав восьмерки определяла специально созданная комиссия). У Штейна появился реальный шанс избежать очередных мучений в зональном чемпионате СССР: надо было лишь подтвердить свой высокий класс. И случай не заставил себя долго ждать.

Началом нового взлета Леонида Штейна стал супертурнир, подобный турниру 1967 года, — мемориал Алехина (Москва, ноябрь-декабрь 1971). За пять туров до финиша он уверенно возглавлял гонку — 8,5 из 12, на очко опережая Бронштейна, Петросяна и Смыслова, на 1,5 — Карпова, Таля и Тукмакова, на 2 — Корчного и на 2,5 — чемпиона мира Спасского. Последний, естественно, жаждал наверстать упущенное и дал решительный бой лидеру.

 

№ 367. Защита Грюнфелъда D87
СПАССКИЙ - ШТЕЙН
Мемориал Алехина, Москва 1971, 13-й тур

 

 1 .d4 Кf6 2.с4 g6 З.KсЗ d5 4.cd Kd5 5.е4 Kc3 6.bс Kg7 7.Cс4 с5 (не повторяя 7...0-0 8.Kе2 Kc6 - № 358) 8.Kе2 0-0 9.0-0 Kс6 10.CеЗФс7 11.Лс1 Лd8 12.h3 b6 13.f4 е6 14.Фe1 Ка5 15. Сd3 f5! 16.g4!

277

16...Cb7! В сыгранной годом ранее знаменитой партии Спасский — Фишер было 16..fе 17. C:е4 Cb7 18.Kg3 (№ 376).

17.Kg3 Фd7. Соль новинки мерных: 17..fе 18.Сe4 вело бы к простой перестановке ходов. Заслуживает внимания и 17...cd!? 18. Cd4 Cd4+ 19.cd Фg7 или 18.cd Фe7(d7).

18.gf. В партии-первоисточнике Шайхель — Адорьян (Венгрия 1971) было 18.Лdl? cd 19.Сb1 Кc4 (19...Са6!?) 20.С:d4 е5! 21.fе fg с преимуществом черных.

18...cd. «Точнее 18...ef, например: 19.ef (19.Крh2?! fe 20.К:е4? Ле8) 19...cd 20.С:d4 (20.cd? Лe8) 20...С:d4+ 21.cd Ф:d4+ 22. Крh2 Ле8, и перевес черных очевиден» (Кондратьев). По-моему, это оптический обман. Пока конь а5 вне игры, белые сохраняют несколько лучшие шансы: 23.Се2! Фd5?! 24.Фf2 gf 25.Сh5! Лed8 26.Лg1 Крf8 27.Лcd1 и т.д.

19.fe Ф:e6 20.f5! Итак, мосты сожжены — центр белых разрушен, и им остается лишь уповать на силу своей атаки.

278 

20...Фе7. «Переломный момент. Следовало продолжать 20...gf 21. С:d4 (хуже 21.Сg5?! dc! 22.Сd8 Л:d8) 21...С:d4+ 22.cd Л:d4, и к выгоде черных 23.Фe3 Лad8 24. К:f5 Фg6+ 25. Крf2(h2) Л:d3 26. Кe7+ Крg7» (Кондратьев).

Однако сильнее 23.Фс3! Фg6 (недостаточно и 23...Л:d3 24.Ф:d3 fe 25Фe2 Ф:h3 26.К:e4 С:e4 27. Ф:e4 Фg3+ 28.Фg2 или 25...Фe5 26. Крh2 Крh8 27.Лf5) 24. Крh2 Фd6 25.Л:f5 h6 26.e5! Фс6 (26...Фb4 27. Фc7 Фd2+ 28.Кe2; 26...Фd8 27. Лd1 Лc8 28.Фd2!) 27.Фb2 Фg2+ 28.Ф:g2 С:g2 29.Кh5! Л:d3 30.Лc7!, и черные гибнут.

Но вместо 21...Сd4+ лучше 21...fe!, например: 22.С:е4 С:е4 23.К:е4 Ф:h3 24.С:g7 Фg4+! (24... Кр:g7?! 25.Лс2!) 25. Крf2 (25. Крh2 Фh5+ 26. Крg2 Крg7=) 25...Фh4+ 26.Кg3 Крg7= или 22. Крf5 Сd4+ 23.cd Крh8! 24.Лс7 Лg8+ 25. Крh2 Лg6 с запутанной игрой (26.Фh4 h6 27.Сe2 Лag8 28.Сg4 е3!). В запасе у белых еще одна попытка использовать численное превосходство на королевском фланге — 21. cd!? (вместо 21.Cd4) 21...fe 22.Ce2.

Кроме того, заслуживало внимания 20...Фd6!? (Котов) 21.cd (21. Cg5 dc!?) 21...C:d4 22.Лd1 С:е3+ 23.Ф:e3 Фd4 с шансами на уравнение. Но и ход в партии, как мы сейчас увидим, не так уж плох.

21.cd.

278 2

21...Л:d4? Вот настоящий переломный момент! Оказывается, предыдущим ходом Штейн наметил свой фирменный прием — жертву качества за доминацию по черным полям. Кондратьев считал ее вынужденной, «поскольку 21...С:d4 22.С:d4 Л:d4 23.f6 неудовлетворительно для черных». На самом же деле после 23...Фe5! 24.Фе3 Лd7! 25.Се2 Лf7 у них вполне защитимая позиция.

Хитрее 23.Фе3 (Котов), и если 23...Лad8?, то 24.f6! со страшной атакой: 24...Фе5? 25.f7+! Крg7 26. Лc7 Лf8 27.Лf5! (начало серии громоподобных ударов) 27...Фd6 28.Кh5+! Крh8 29.Лd7! Л:d3 30. Л:d6 Л:e3 31.Лd8! или 28...gh 29. Лg5+ Крh8 30.Фf2! Фd8 31.Лe7!+-. Лучше 24...Фf7, но и тут после 25.Cе2! черным не позавидуешь: 25...Л4d7 26.Лf2! Лс8?! (26... Ф:а2? 27.е5!) 27.Л:с8+ С:с8 28. Кf5! gf 29.Лg2+ КрЬ8 30.Фh6 с разгромом.

Однако и на 23.Фe3 выручает та же немедленная централизация — 23...Фе5! (24.f6 Лd7) с неясной игрой, куда более приемлемой для черных, чем после сомнительной жертвы качества.

22.Сd4 С:d4+ 23. Крg2 Се5. На 23...Фg5 (Котов) хорошо 24. Фd1! с идеей Фg4. «Если бы черным удалось быстро ввести в дело коня а5, они имели бы достаточную компенсацию за качество, но 23...Kc6? невозможно ввиду 24. Cс4+ Крh8 25.fg, — пишет Кондратьев. — Однако точнее было 23... Лd8». Правда, после 24.Лd1 Се5 25.Фe2(e3) позиция мало чем отличается от той, что могла случиться и в партии.

24.ФеЗ Лd8 25.Лf3. «Белые угрожают перейти в атаку путем 26.fg hg 27.h4» (Кондратьев). Хорошо и 25.Лcd1!?

25...Фh4 26.fg С:g3? Соблазняясь неправильной комбинацией, хотя после 26...hg белым было бы еще непросто реализовать свой перевес.

27.Л:gЗ Л:d3.

 279

28.Лс8+?! Ответный цейтнотный промах, едва не упускающий победу. Кондратьев указывает два пути к цели.

Первый, прозаический — 28. Ф:d3 C:е4+ 29. Крh2 К:d3 30.Лс8+ Крg7 31.Лс7+ Крf6 32.g7 якобы «сопряжен с техническими трудностями», но это не так: 32.. Лc4 33. Л:с4 Ф:c4 34.g8Ф Фe2+ 35.Лg2 Фe5+ 36.Фg3 Ф:g3+ 37.С:g3 Кс4 38.Крh4! (и Крd5-h6:h7) или 32... Фf4!? 33.g8Ф Ф:с7 34.Фg5+ Кре6 35. Фе3+ Фe5 36.Фd3 Кре6 37.Ф:h7!+-.

Второй, изящный путь мог привести к головокружительной позиции: 28.gh+! Крh8 29.Лс8+! С:с8 (29.. Кр:h7 30.Лс7+ Крh8 - см. далее) 30.Ф:d3 Кр:h7 З1.е5+ Крh8 32. Фg6 Фе4+ 33.Ф:е4 Фb7 34.Ф:b7 Крb7 35.е6 или 28... Кр:h7 29.Лс7+ Крh8.

279 2

30.Лf3!! (ошеломляющий удар; вариант Котова 30.Ф:d3? С:e4+ 31.Лf3 Фg5+! 32. Крf2 С:d3 33.Лf8+ недостаточен из-за 33...Фg8 34. Л:g8+ Кр:g8 35.Л:a7 Кc6=) 30... С:e4 31. Крh2!! с уникальным выигрышем, обнаруженным за четверть века до вторжения компьютеров в лабораторию шахматного анализа!

28...С:c8 29.gh+? А эта неочевидная ошибка прошла мимо внимания комментаторов.

Чтобы найти выигрыш, требуется знание высшей компьютерной геометрии: 29.Ф:d3! hg 30. Фd5+ Крg7 31.Лс3! Трудно поверить, что черные беззащитны, но после 31...С:h3+ (31...Kа6 32. Фe5 + !) 32.Л:h3 Фg4+ 33.Лg3 Фe2+ 34. Крh3 король уходит от шахов — 34...Фf1+ 35. Крg4 Фe2+ 36.Крg5 Крh5+ 37. Крf4 Фh4+ 38. Крf3 и т.д.

29... Кр:h7 30.Ф:d3 Фf6! Похоже, Спасский зевнул эту защиту. Позиция белых чуточку поприятней, но худшее для черных позади. Ничья.

Так чемпион мира упустил шанс сравнять счет личных встреч с львовским гроссмейстером. Кстати, Штейн имел положительный счет не только со Спасским (+3-2=9), но и с Талем (+2-1=14), Кересом (+2=6), Полугаевским (+3-2=3), плюс к тому равный с Ботвинником (+1-1=2), Смысловым и Петросяном (по +1-1=8). Был у него и трудный соперник — старший друг Ефим Геллер, с которым, впрочем, нелегко игралось и Фишеру.

Чудесное спасение позволило Леониду остаться на 1-м месте, и только в последнем туре его настиг Карпов. Вскоре ФИДЕ включила обоих в число гроссмейстеров, персонально допущенных в межзональные турниры. «Попытаю счастья снова, — заявил в интервью Штейн. — В 38 лет, возможно, еще не всё потеряно?!» Ему выпало играть летом 73-го в далекой Бразилии, и настала пора заняться подготовкой.

Из партий этого периода мне хочется выделить его победу над Смысловым: она — как и приведенные выше партии с Кересом и Талем — иллюстрирует колоссальную шахматную силу Штейна, самобытный и отточенный стиль его игры.

 

№ 368. Английское начало А17
ШТЕЙН - СМЫСЛОВ
Командный чемпионат СССР, Москва 1972

 

1.с4 Кf6 2.КсЗ е6 З.КfЗ b6 4.е4 Сb7 5.Фe2!? В духе старинной идеи Чигорина 1.е4 е6 2. Фe2!? — с целью затруднить d7- d5 и усилить эффект от е4-е5.

Вскоре Хюбнер и Романишин ввели в практику не менее диковинное 5.Сd3!? с идеей Сс2 и d2-d4.

5...Сb4. Борьба за пункт е4. Альтернатива — 5...с5 с дальнейшим 6.е5 Кg8 7.d4 (Портиш — Матанович, Ереван 1965; Корчной — Петросян, Одесса(м/3) 1974) или 6.g3 Кс6 7.Сg2 (Ульман — Спасов, Сьенфуэгос 1973). Встречалось и 5...d6 6.d4 Се7 7.g3 0-0 8.Сg2 с5 9.е5 Кfd7 с шансами на уравнение (Ваганян — Полуга- евский, СССР(ч) 1974).

6.е5 Кg8 7.d4. При 7.g3 Кc6 8.Cg2 Kd4 9.Фd3 С:f3 10.С:f3 К:f3+ 11.Фf3 Ке7 12.0-0 (12.d4!?) 12...Кс6! 13.Фе4 0-0 14.Кe2f5 15.ef Ф:f6 16.d4 e5! у черных отличная игра (Корчной — Портиш, Бад- Киссинген(м/1) 1983).

281

7...d6?! Столкнувшись с сюрпризом, Смыслов делает естественный, но неточный ход. Подрыв пешечной цепи в самом укрепленном месте ничего не дает.

Правильно было 7...Кe7! с идеей d7-d5, как в конце концов доказал Карпов в матче с Корчным (1974), например: 8.Сd2 (8.а3 Cc3+ 9.bc d5!, и надо играть 10. ed либо смириться со слабостью белых полей) 8...0-0 9.0-0-0 d5 (3-я партия) или 8.Фd3 d5 9.ed cd (9...Ф:d6!?) 10.а3 С:с3+ 11. Ф:c3 0-0 (7-я партия), а еще лучше 11...Кd7! и Лc8 с шансами на перехват инициативы благодаря слабости белых полей, особенно с4 (Ульман — Карпов, Скопье 1976).

8.аЗ. Позже выяснилось, что сильнее 8.Сd2! de 9.de Ка6 10. 0-0-0 Фe7 11.g3 0-0-0 12.Cg2 Кс5 13.Сg5 f6 14.Л:d8+ Ф:d8 15.Лd1Фe8 16.ef gf 17.Сd2 Кe7 18.Кe4! К:e4 19.С:b4 Кс6 20.Са3 с перевесом (Корчной — Карпов, Mocква(м/1) 1974).

8...С:сЗ+ 9.bc Ке7! 10.h4!

Начало острого плана, рассчитанного на вскрытие игры для пары белых слонов. «Кажется, что белые бросают вызов классическим канонам: их фигуры еще не развиты, центр необеспечен, король в центре, ладьи не соединены, а крайняя пешка, словно недисциплинированный солдат, отправляется в рискованный поход» (Гуфельд, Лазарев).

10...Кd7. И здесь стоило предпочесть 10...d5!? с идеей 11.cd Са6 12.с4 ed или 12.Фс2 С:f1 13. Кр:f1 ed 14.h5 h6 15. Крg1 0-0 16.a4 Кbc6 17.Фd3 Фd7=.

11 .h5! Смелая жертва пешки.

281 2 

11...С:f3? Четко следуя намеченному плану разрушения пешечного центра белых, но обязательно надо было включить 11...h6. После 12.Cf4 C:f3 (в пользу белых 12...de 13.К:е5 0-0 14.Лh3) 13.Ф:f3 de 14.de с6 15. Лd1 Фс7 16.Се2 0-0-0 17.0-0 позиция белых лучше, но не настолько, как в партии.

12.Ф:f3 de. Теперь на 12...h6 уже сильно 13.Фg4!, и контратака 13...de?! 14.Ф:g7 Лg8 15.Ф:h6 Кf5 16.Фd2 ed 17.cd Лg4 лишь увеличивает перевес белых: 18.Сb2Лe4+ 19.Се2. А если 13...Кf5, то 14.Cd3! (Гуфельд, Лазарев). И далее 14... 0-0 15.ed cd 16.Фf3 и g2-g4-g5 с грозной атакой.

13.h6! gh?! Даже такой классик, как Смыслов, не почувствовал динамику этой необычной позиции. Все-таки меньшим злом было 13...g6 14.dc 0-0 (14...K:е5? 15.Фf6), и если 15.Сg5, то 15... К:е5! 16.Фf6 Кf5 17.Ф:d8 Лa:d8 18.С:d8 Лd8 с некоторой компенсацией за качество и шансами на ничью.

14.С:h6?! Форсируя игру, но более сложные проблемы ставило перед черными нагнетающее 14.Сd3! Кg6 15.Се4 ЛЬ8 16.Сс6 Кe7 (на 16...ed?! 17.cd Ке7 хорошо и 18.Сf4, и 18.Се4 Кg6 19. С:h6 Фf6 20.Фе3) 17.de К:с6 18. Ф:с6 Фe7 19.Се3!, и хотя малоэстетичный маневр 19.. Крd8!? (с идеей Крс8) позволял избежать мгновенного разгрома, после 20. Фe4 перевес белых неоспорим.

14...ed. При неосторожном 14...Кf5?! 15.Сg5 f6 черные попадали под сокрушительную атаку: 16.g4! К:d4 17.cd fg 18.Лh6Крe7 19.d5 ed 20.Лd1! d4 21.Сg2 и т.д.

15.Сg7 Лg8 16.Л:h7.

282 

16...Кf5? После этого лихой наскок белых фигур дает ошеломляющий эффект.

Только 16...Кf8! 17.С:f8 Л:f8 оставляло надежду на успешную оборону: 18.0-0-0 (18.cd Ф:d4=) 18...с5! 19.Кd3 (не лучше 19.cd cd 20.Л:d4 Фd4 21.Ф:а8+ Крd7 22.Ф:f8 Фal+ или 20.c5 Фd5 21.Сb5+ Крd8 22Л:d4 Фd4 23.Ф:a8+ Кc8) 19... Лb8 20.Cc2 (20.Фf6 Фd6; 20.Фf4 Лc8) 20...b5! и т.д.

17.C.:d4 c5 18.g4! (теперь атака развивается без помех) 18...cd. Если 18...Кd6, то 19.Cg7! Лс8 20.Фf4! е5 21.Фh6 Ке4 22.Сg2 Кg5 23.Лh8 (Дворецкий) 23..Л:h8 24.Ф:h8+ Кре7 25.Фh4! Кре8 26. Фh5 или 26.0-0-0 и т.д.

19.gf е5. Не годится 19...ef 20. 0-0-0! Кf6 21.Лh3 Ке4 22.Фf5 Фg5+ 23.Ф:g5 К:g5 24.Лg3 Кре7 25. cd. Плохо и 19...Кe5 20.Фe4 dc 21.Лa2! (кроме этого хода, указанного Штейном, возможно и 21. Лd1 с2 22.Лс1!) 21...f6 22.f4! ef 23. Фh1 Кf7 24.Фb7+-.

Еще одна попытка защиты — 19...Кf6 20.fe fe 21.Лh6 dc опровергается путем 22.Ф:c3 (или даже 22.Лd1 с2 23.Лс1!) 22... Крf7 23.Лd1 Фе7 24.c5!! bc (24...Лad8 25.Л:d8 Л:d8 26.с6) 25.Лf6+! Ф:f6 26.Лd7+ Крg6 27.Сd3+! Крg5 28.Фcl+! Крg4 (28..Фf4 29.Ф:c5+ e5 30.Фе7+ Фf6 31.f4+!) 29.Сe2+ Крf5 30.Ф:c5+ e5 31. Фc2+ Крg5 32.Фh7! (Инаркиев).

20.Фd5! Лf8 21.cd Лc8 22. Лd1 (22.с5!? Гуфельд, Лазарев; 22.Лa2!? Дворецкий) 22...Фe7 23.Сg2! Освобождая поле f1 для короля.

23...Лg8. Черные тоже освобождают поле для короля, но это не решает их проблем. Как и 23...ed+ 24. Крf1 Фс5 (24...Кf6 25. Фb5+ Крd7 26.Лh6! Лc5 27.Фb2! Дворецкий; 24...Ф:a3 25.Лh4!) 25. Фe4+ Крd8 26.Л:d4 Ф:a3 27.Фh4+ Крс7 (27...Фe7 28.f6) 28.Фf4+ Крd8 29.Сd5 и т.д.

24.Фb7! Л:c4 (24...Лb8 25. Ф:a7; 24...Лd8 25.de!; 24...ed+ 25. Крf1 Фc5 26.Сd5 Лf8 27.Л:f7!) 25.de. Точнее 25.Фa8+! Фd8 26. Фd5, но и ход в партии не упускает победу.

25...Ф:е5 + 26. Крf1 Фb5 27. Крg1!

283

27...Фс6. Выбор у черных всё меньше и тоскливее: 27...Л:g2+ 28. Ф:g2 Ф:f5 29.Фg8+ Кf8 (29.. Кре7 30.Л:f7+!) 30.Лd8+ Крd8 31.Фf8+ Крс7 32.Л:f7+ или 27...Лcg4 28. Фс8+ Кре7 29.Л:d7+ Ф:d7 30.Л:f7+ Кр:f1 31.Ф:d7+ Крf8 32.f6, и занавес опускается.

28.Ф:c6 (28.Лh8!) 28...Л:c6 29.Лh8! (заключительный тактический удар) 29...Лcg6 30.fg Л:h8 31. Сc6 Лg8 32.С:d7+ Кре7 33.Сf5 fg 34.Лd7+ Крf6 35.Сd3. Черные сдались.

В начале июля 73-го Штейн должен был вылететь с коллегами на командный чемпионат Европы, а затем и на межзональный турнир в Бразилию (ему уже были сделаны необходимые прививки). Но команда так и не дождалась его в аэропорту: у гроссмейстера отказало сердце... Штейну не было еще и 39 лет. Его внезапная смерть ошеломила всех шахматистов. Даже пропавший из поля зрения чемпион мира Фишер прислал в Москву телеграмму: «Я потрясен безвременной кончиной Леонида Штейна — блестящего гроссмейстера и хорошего друга. Выражаю сочувствие его семье и шахматному сообществу».

Его короткая биография по- настоящему трагична, ибо на долю этого таланта выпало слишком уж много административных препон. Очень жаль, что мы так и не увидели матча Штейна, например, с Талем или Спасским. Очевидно, у него был единственный надежный способ попасть в соревнования претендентов — просто переехать в другую страну. Но, увы...

Помню, как на международном турнире в Баку (1980) Эдуард Гуфельд взахлеб рассказывал мне о своей новой книге «Леонид Штейн». Под конец он, с опаской оглядевшись по сторонам, тихонько прошептал мне на ухо: «Знаешь, в 73-м году Штейн играл сильнее Карпова!» — и тут же убежал.

  читать следующую главу