Шахматы в Питере Шахматы в Питере

26. Заключение

Преимущество в шахматах мо­жет принимать различные формы: развитие, пространство, матери­ал, пешечная структура, безопас­ность короля и так далее. Для того чтобы извлечь наибольшую вы­году из благоприятной позиции, может потребоваться смена одно­го типа преимущества на другой, и процесс, возможно, придется несколько раз повторить, прежде чем будет достигнута победа.

В целом принцип Трансфор­мации Преимущества легко по­нять, однако оценка того, когда и как следует применять его, яв­ляется одним из самых сложных аспектов шахмат. Возможности многообразны, и эта глава ни в коей мере не претендовала на то, чтобы перечислить все; однако я надеюсь, что кое-что сделал для иллюстрации духа и механики трансформации, и это окажется полезным для читателя.

Приложение

Не могу выйти из дома!

Интервью с Якобом Огардом — 2012 г.

328

Совместная пресс-конференция с Виши Анандом. Москва, 2012 год

 

Здравствуйтеf Борис, как дела?

Нормально. Все еще очень ус­тавший, но состояние улучшается.

Какая была реакция в Израиле?

Что-то невероятное; не могу выйти из дома! На улицах люди останавливают. На въезде в мой город стоит рекламный щит с надписью: “Для нас ты чемпи­он”. Невероятно; не могу этого осознать. Сегодня утром вышел, не прошел и нескольких метров, как люди остановили меня, что­бы поприветствовать.

Давайте начнем с очевидного вопроса — какое у вас в целом впе­чатление от матча ?

Для меня это было знамена­тельное событие. Играл с удо­вольствием, каждое утро про­сыпался, думая: ‘Какой замеча­тельный день — я играю еще одну партию.’ Так что меня перепол­няют в высшей степени поло­жительные эмоции. Несколько месяцев я готовился, и как вы видели, изменил подход к игре, применял несколько новых для себя дебютов. Я доволен тем, что сумел воплотить на практи­ке большую часть того, что было подготовлено.

Мне казалось, что вы пытались или захватить инициативу, или по меньшей мере не дать захватить ее Ананду.

Что-то вроде этого. Очень трудно противостоять Ананду, когда у него инициатива. Он ве­личайший игрок нашего времени. Поэтому, да, это была моя страте­гия — не дать ему инициативу.

Давайте пройдемся по крити­ческим моментам матча. Может быть у начнем с того, что вы сами назовете моменты, которые счи­таете критическими?

Знаете, мне трудно оценить это, поскольку я концентрировал­ся на каждой партии отдельно. Но результативные партии, конечно, всегда критические. И конечно, 3-я партия, где мне посчастливи­лось избежать поражения.

Некоторым комментаторам показалось, что в 3-й партии Ананд был не в состоянии полностью сосре­доточиться в критический момент. Каково ваше мнение на этот счет ?

329

[Ананд сыграл 34. Л с7? Л е8  35.Л h1?, и партия закончилась вничью после 35...Л ее2 36.d7 Л b2+ 37. Кр с1 Л ха2.]

Я не думаю, что надо судить его, основываясь на одной ошиб­ке. Мнение, что Ананд уже не тот, было высказано уважаемым и великим экс-чемпионом мира, и слишком многие люди придали этому высказыванию слишком большой вес. Я нахожу это мне­ние чрезвычайно пристрастным. В матче с Топаловым Ананд допу­скал даже более серьезные ошиб­ки, чем в этом, зевал в ничейной позиции, однако никто не гово­рил, что он тогда был в плохой форме. Правда, в 2010 году Ананд принял его предложение о помо­щи, а в 2012-м никто его предло­жение принять не захотел...

Если бы Ананду удалось за­хватить инициативу, то он дока­зал бы, что находится в хорошей форме, однако он не сумел этого сделать. Ошибка в 3-й партии — ну, бывает. Я не могу наверняка знать, что с ним было не так. Мо­жет, это было какое-то затмение.

Или, может быть, шахматы просто сложная игра ?

Ну, сыграть 34.d7 не так уж сложно, но я не уверен, что это окончательно выигрывает. Я все еще анализирую эту позицию. Продвинуть пешку было несложно, сложно было найти выигрыш. Мне пришлось бы очень трудно, но я все еще не уверен, что это выиграно. После 34...Л с5 все не так просто. Могу показать варианты, если вам интересно. Я пока не проанализи­ровал все до конца, поэтому, веро­ятно, анализ не вполне точен.

Мне очень интересно!

Итак: 34...Л с5 35.Л exh7 Л d1+ 36.Кр b2 Л d2+ 37. Кр а3 b5

330

И тогда у белых есть 38.Л 4h6+.

Да-да, но это очень трудно найти. 38... Кр g5 39.d8Ф+! Л xd8, и снова назад: 40.Л h4! И здесь 40... Кр f6 41.f4 Кр е6 42.Л а7 b4+ 43. Кр а4 Л с2 44.Л а6+ Кр d5 45.Л ха5+ Кр е4

330 2

У белых должно быть выигра­но, но все еще есть практические шансы. Однако найти ходы с 38-го по 40-й, я бы сказал, не так просто. Хотя объективно это был путь к выигрышу партии.

Но все-таки увидеть, что про­должение в партии ведет к ничьей, было проще, по меньшей мере для игрока уровня Ананда.

Да-да, совершенно согласен. После того как он сыграл 34.Л с7, я сначала подумал, что он хочет выиграть время, повторив пози­цию путем 35.Л е7, поэтому был поражен, когда он пошел 35.Л hl. [Повторение дало бы Ананду вре­мя найти 39.d8Ф+! в приведенном выше варианте, так как это был бы 41-й ход — после контроля.]

После 35.Л е7 я могу укло­ниться путем 35...Л d8, но сомне­ваюсь, что это хорошо.

Ясно, что я неверно трактовал позицию. Может быть, я должен был сыграть 30... Кр f6 и потихонь­ку надвигать фигуры. У меня хуже, но...

Проблема была в том, что в де­бюте я не нашел ...К b6 и ...Л d5.

331 

[Вместо 23...Л fc5? черные могли уравнять путем 23...К b6 24.К с3 Л d5!! Например: 25.Л d3 С f5 26.Л xd5 К xd5 27.g4 К xc3 28.bxc3 С d7=]

Это хотя и не так легко, но все же можно увидеть.

Аркадий Найдич, комментиро­вавший партию в интернете, ска­зал f что здесь легкая ничья.

Это тот случай, когда надо четко различать, что может быть легко найдено компьютером, ко­торый показывает это за долю секунды, и что может быть легко найдено человеческим мозгом. Это не одно и то же. Мне смешно, когда я слышу подобные вещи. Понятно, что не только Аркадий дает такие комментарии. Удиви­тельно слышать это от него, по­тому что он отличный шахматист. Обычно такие комментарии дают любители. Может, Аркадий очень глубоко вник в позицию? Я не хочу создавать неверного впечат­ления; лишь скажу, что во время партии это было отнюдь не легко.

Следующие явные моменты — 7-я и 8-я партии. 

Разумеется.

Лично на меня большое впечат­ление произвела идея С d2 и Л с1. Кто ее нашел ?

Ее нашли ‘мы’. Это было ко­мандное усилие. Сначала я по­пробовал систему с b3, потом с Ф с2. Поэтому решил, что пора глубже копнуть в системе с с5. Против 5...а6 есть не так много схем, и возможно, это объясня­ет, почему Ананд выбрал этот де­бют. Подготовиться всего лишь к трем системам — довольно лег­кая задача.

[1.d4 d5 2.с4 с6 3.К f3 К f6 4. К c3 е6 5.е3 а6 6.c5 К bd7]

Как бы там ни было, я попро­бовал углубиться в единственную систему, которую еще не испы­тывал. После 7.С d3 черные могут играть 7...е5, как Аронян в пар­тии со мной в Вейк-ан-Зее 2008. А после 7.b4 черные могут играть 7...b6 — недавно было несколько партий с этим ходом. Поэтому я начал думать об альтернативах. Так возникло 7.Фс2. Теперь бе­лые гораздо лучше готовы встре­тить ...е5, а на ...b6 можно побить. Таким образом, для нахождения этой идеи мы использовали ло­гику. Затем мы ее проанализи­ровали и решили, что она ставит новые проблемы.

В этой партии интересно еще и то, что мне удалось провести ее в стиле моего любимого шахма­тиста, Рубинштейна — у вас есть одна идея и вы играете всю пар­тию в соответствии с ней.

 332

Поэтому я сыграл 16.С g3 вме­сто объективно более сильного 16.С xf6. Конечно, я еще и недо­оценил маневр К e2-g3-h5. Но я видел, что 16.С g3 сохраняет при­ятную инициативу. Если бы не это, вероятно, я бы взял на f6.

Плохим ходом было 20...Л аb8. После 20...Л с7 белые, чтобы по­лучить преимущество, должны играть очень точно. Александр Хузман нашел единственный способ борьбы за перевес - 21.Ф е1!, и только после 21...Л ас8 белые должны играть 22.К а4 с идеей К с5. По сути это профи­лактика против ..Ф b4. 20...Л аb8 — фактически потеря темпа.

В 8-й партии вы основывали расчет на 14...Ф f6, но это не сра­ботало.

Да, но я думаю, что общий подход был верным. Когда белые играют 7.К с3, для меня очевид­но, что надо что-то делать на ко­ролевском фланге. Должен еще сказать, что играл эту партию, не ощущая никакого давления по поводу того, что я веду в счете. К сожалению, я потерпел неудачу. Могу сказать, что было не так. По­сле 9...exf6 10.Ф d2 f5 11.exf5 С xf5

333 

у белых так много возмож­ностей, что 17.Ф f2 ускользну­ло от моего внимания. [12.g4 Л е8+ 13. Кр d1 С xb1 14.Л xb1 Ф f6 15.gxh5 Ф хf3+ 16. Кр с2 Ф хh1 17.Ф f2! 1-0]

Покажу вам блестящий вари­ант: 13.С е2 Ф h4+ 14. Кр d1 С хb1 15.Л xbl1 К f6 16.К b5

333 2

Некоторое время меня это бес­покоило, но затемя нашел 16...К а6 17.К xd6 Ле7 18.а3 Л d8 19.К b5

333 3 

И поначалу мне казалось, что у белых все хорошо. Однако по­том я нашел 19...h5 20.g5 Ке4!! 21.fxe4 Фхе4, и ферзь цепляет на вилку белые ладьи! [Борис зараз­ительно смеется.] Может быть, я провел слишком много времени за решением тех позиций, что вы мне посылали!

Красивый вариант.

Да-да. Потом я стал смотреть другие ходы. Рассчитал все эти варианты и в конце просмотрел 17.Фf2, после чего позиция на­столько плоха, что мне пришлось сдаться. Это был просто зевок.

Какова была ваша эмоциональ­ная реакция на этот зевок ?

Я был довольно спокоен. Воз­можно, слишком спокоен. Не знаю почему. Хорошо, такое мо­жет случиться. Матч длинный, и я решил, что будет лучше просто забыть об этом и сосредоточить­ся на следующей партии; именно это я и попытался сделать.

9-я партия представляется мне самой важной в матче.

Вероятно, соглашусь.

Может быть, 19-й ход [Борис сыграл 19.с5] был критическим моментом партии?

334

Не думаете ли вы, что слишком стремились все контролировать, когда делали этот ход?

Должен рассказать вам, что произошло. Прежде всего, не­возможно было рассчитать все до конца. Во-вторых, я был вполне осведомлен, что крепости — это, по выражению Петросяна, то, чем Виши кормит семью. Он выстраи­вал их очень часто, в том числе и в наших с ним партиях. Я знал, что есть серьезный риск, что это слу­чится и сейчас. Но я не видел, как я должен продолжать, если сыграю 19.а3, а он просто будет ждать. По­этому я подумал: “Что бы я ни сде­лал, риск существует”. Возможно, мне пришлось бы пойти с4-с5 в худших обстоятельствах.

 Таким образом, я потратил массу времени, пытаясь рассчи­тать эндшпиль, и решил, что при испорченной пешечной структу­ре королевского фланга и пешке на аб создам еще одну слабость на королевском фланге и прорвусь. Я был совершенно убежден, что объективно позиция оценивается как выигранная.

334 2

И может быть, путем 33.g4 мне удалось бы добиться выи­грыша. Не могу быть полностью уверенным. У меня пока не было времени для глубокого анализа. Думаю, что если бы я сумел по­ставить пешку на f5, то выиграл бы. Однако я сыграл неточно и не смог этого добиться. Просто не заметил, что он сам может поста­вить пешку на f5.

Но конечно, 15...С xf3 также было очень странной ошибкой со стороны Ананда.

Конечно. Но по-моему, Ананд даже где-то признался, что пере­путал позицию с той, которая возникла в одной из давних пар­тий Карпова. [Партия Портиш - Карпов, Бугойно 1978 - черные могли перейти к ней путем 15... h6! 16.Сd2 Лfe8 17.Л e1 и теперь 17...Сxf3! 18.Фxf3 e5 с равными шансами.] Он собирался играть 16...е5, но потом осознал, что 17.С f5! выигрывает качество. Я был в полном шоке, не сразу по­няв, что происходит.

Это тоже один из моментов, о которых люди говорили: "Это не тот Ананд, которого мы знали ”.

Такое случается. Посмотрим, что произойдет в ближайших турнирах. Перед своим матчем с Крамником в 2008 году он очень плохо выступил в Бильбао [два поражения и восемь ничьих, по­следнее место], гораздо хуже, чем перед этим матчем. Но затем он победил Крамника и Топалова, и хорошо играл в многочисленных турнирах. Поэтому я все еще не вижу признаков упадка.

Думаете ли вы, что были для Ананда более трудным соперником, чем Крамник и Топалов?


Думаю, что поставил перед ним больше проблем, чем они. Не знаю точно, по какой при­чине; возможно, моя дебютнаяподготовка была более удачной. Крамник дважды попался на ва­риант в меране, и матч по сути за­кончился. Конечно, с Топаловым было не так легко.

335

Должен сказать, что понял одну любопытную вещь: в матче вы можете выстроить масштабную стратегию так, как у вас никогда не получится в турнирах. Вы можете осуществлять ее на протяжении всего поединка, и с этой точки зре­ния матч для меня интереснее, чем турнир. Кроме того, стили игроков и их влияние друг на друга в мат­чах гораздо важнее, чем в турни­рах. Не поймите превратно - тур­ниры тоже интересны, но матчи играются лишь изредка, и навер­но, поэтому они мне так дороги.

Например, перед матчем я глубоко проанализировал пар­тии Ананда и понял, что он фан­тастически играет в позициях с инициативой, а потому я просто не должен их ему давать. И у меня получилось.

Думаете ли вы, что публика меньше любит матчи из-за того, что в них для победы требуется меньшее количество результатив­ных партий?

Слишком много людей лю­бит шахматы, трудно обобщать. Людям нравится разное. Это не конкурс Евровидения. Мы не обязаны подчиняться мнению большинства. Кто-то предпочи­тает турниры, кто-то матчи, кто- то быстрые шахматы и так далее. К счастью, в настоящий момент у нас есть все виды соревнований, и каждый может выбирать и следить за тем, что его больше устраивает.

К сожалению, огромной части публики шахматы вообще не ин­тересны. Возьмем, к примеру, это недовольство по поводу большого количества ничьих. В 2011 году я играл в Мемориале Таля в Мо­скве, ставшем, возможно, самым содержательным турниром по­следних лет в отношении качества игры. При этом три тура подряд почти все партии заканчивались вничью, потому что игроки пре­восходно защищались, и большой перевес не удавалось реализо­вать. Начались сетования; однако люди, которые смотрели партии, оценили их по достоинству.

Или вот позвольте мне при­вести еще один пример. Отлич­ный пример. В том же 2011 году Широв стартовал 3(1/2)/4 на тур­нире в Люблине. После этого он спас эндшпиль без двух пешек в партии с Сашикираном, продол­жавшейся почти 100 ходов, а в за­ключительном туре пожертвовал ферзя Грачеву - партия закончи­лась вечным шахом.

Широв — Грачев

Люблин 2011

1.d4 е6 2.е4 d5 3.К с3 К f6 4.е5 К fd7 5.f4 с5 6.К f3 К c6 7 .С e3 cxd4 8.К xd4 С c5 9.Ф d2 0-0 10.0-0-0 С xd4 11.С xd4 Ф а5 12.h4 Л b8 13.Л h3 b5 14.f5 К xd4 15.f6 b4 16. Ф g5 К f5 17. С d3h6 

337

18.С xf5 hxg5 19.hxg5 bxc3!

Единственный ход, который не проигрывает.

20.С h7+

20.Л dh1 ставило перед черны­ми больше проблем, но Широв явно полагал, что его соперник знает, что делать, и не хотел, что­бы тот продемонстрировал это на доске! Черные делают ничью только путем 20...схb2+ 21. Кр b1

337 2

21...Ф ха2+!     22. Кр ха2 b1Ф + 23.Л xb1 Л xb1, и тут уже белые
должны давать вечный шах во из­бежание проигрыша.

20... Кр h8 21.С g6+ Кр g8 22. С h7+ Кр h8 23.С d3+ Кр g8 24.С h7+ 1/2-1/2

На одном из сайтов написа­ли, что “Широв начал с 3(1/2) /4 и доплыл до первого места на трех ничьих”. Мне было очень смешно. И как же журналист осмелился такое написать? Он сказал: “О, у меня не было вре­мени смотреть партии, и я решил просто что-нибудь написать”. К сожалению, у людей, которые их смотрели, не было времени их прокомментировать, и нам остались только комментарии тех, кто заявляет, что “партии были скучными” и что-то в этом роде. Таким образом, люди, ко­торые не смотрели партии, были недовольны. И что с этим можно поделать?

Могу сказать, что в матче мы оба делали все для того, чтобы победить. Но иногда сыграть ин­тересную партию не удается. Как было, например, в 5-й, где я при­менил новинку в варианте Свеш­никова и уравнял.

Моя оценка матча такова, что когда оба участника делают став­ку на сюрпризы черными и имеют в запасе полгода на подготовку, то играющим белыми в первых парти­ях очень трудно что-то получить по дебюту.

Точно! Как ни странно, это было для меня во время матча не­ким откровением. До начала я не мог себе представить, что будет так трудно получить что-либо в дебюте. Пусть даже Ананд играл боковые схемы, но он глубоко проанализировал их с компью­терами. Вам нужно потратить сравнимое количество времени на вариант, чтобы оказаться в со­стоянии создать проблемы.

Поговорим о тай-брейке. Мне кажется, решающим фактором стало то, что Ананд сменил дебю­ты, а вы нет.

Вероятно!? Мне пока еще нужно все пересмотреть, чтобы составить свое мнение. Но в то же время — если ваши дебюты служат вам хорошо? Вы може­те применить что-то, что глубо­ко не анализировали, но когда Ананд играл в матче 1.е4, он был готов к любым дебютам. Поэ­тому я положился на те дебюты, которые знаю лучше. Я мог бы сыграть другую систему, напри­мер, Найдорфа, и попасться там на заготовку. Мне нужно было сделать выбор, и каждый выбор имел достоинства и недостатки. Я выбрал то, что выбрал. И даже при этом у меня были шансы. Конечно, я потратил слишком много времени во 2-й партии на поиски противоядия от интерес­ной идеи 11. Kа5!, которую мы не предусмотрели при подготовке. Но в Монако мне удавалось вы­игрывать гораздо более сложные ладейные эндшпили и спасать го­раздо более трудные окончания, чем во 2-й партии, также играя на добавленных 10 секундах.

Во 2-й партии меня удивило, что вы не отдали слона за пешку, чтобы защищать эндшпиль «ладья против ладьи и коня».

Я как-то не видел способа до­биться этого. А еще колебался — должен ли я искать этот способ или должен строить крепость? Я провел слишком много времени в сомнениях. Мне следовало быть решительнее.

Я на самом деле мог форсиро­вать переход в этот эндшпиль?

Да, несколько раз.

Но я и крепость мог несколько раз построить.

Думаю, безопасная теоретиче­ская позиция была бы лучшим вы­бором, чем крепость, про которую еще нужно понять, что это кре­пость. Теоретическую позицию вы просто знаете.

Верно! Но знаете, я бы в этой позиции сделал ничью восемь или девять раз из десяти. Однако на сей раз этого не случилось. А в 3-й партии я бы выиграл 999 раз из 1000, но и этого не случилось. В 4-й партии у меня также был перевес, но я должен был играть более терпеливо, наступая на обоих флангах; может быть, этого было бы достаточно для выигры­ша партии.

Но о чем вы думали, когда игра­ли Л h7 ?

339

[В партии было 59.Л h7?? Кр d6 60. Кр g3 Кр е6 1/2-1/2. 59. Кр g3 ведет к простому выигрышу.]

Трудно объяснить. Ладейные эндшпили я изучаю всю жизнь. В 9-летнем возрасте я знал теорию ладейных окончаний «3 на 3» с пешкой на ферзевом фланге. Я знал все идеи. А когда мне было 12, я очень глубоко изучил книги Левенфиша и Смыслова, Минева и другие, так что не могу сказать, что не знаком с ладейными энд­шпилями. Я много знаю о них, так же как о позиции Ванчуры [черный король на b7, ладья на с6 непрестанно шахует белого короля], которая здесь явно не может быть достигнута. Вероят­но, у меня случилось какое-то затмение, мне показалось, что он получит позицию Ванчуры после Кр g3. Не знаю.

Ладейные эндшпили достав­ляют мне огромное удовольствие. Несколько лет назад в журнале «64» была опубликована блестя­щая статья Ильи Одесского с очень глубокими идеями, кото­рую я изучал несколько дней. На одной из моих тренировочных сессий перед матчем я провел целый день, стараясь повысить понимание ладейных окончаний. Даже накануне матча я уделил внимание моим знаниям в ладей­ных окончаниях, но то, что слу­чилось, не имеет никакого отно­шения к ладейным окончаниям.

Я думал, это просто нервы.

Нет; вы представить себе не можете, насколько я был споко­ен. И вероятно, в этом была моя проблема — я был слишком спо­коен. Я и правда не знаю. Мне несколько досадно, что матч был проигран в ладейном эндшпи­ле — окончании, которое мне так нравится и которое я так серьезно изучал.

Показалось, что после пораже­ния на тай-брейке вы не скрывали эмоций и были очень расстроены.

Ну конечно, я был расстроен. Я полагал, что отлично провел матч, и конечно, было разочаро­ванием проиграть его таким об­разом. Но я сознавал, что всякое может случиться. Когда вы играе­те матч на первенство мира, надо быть готовым ко всему.

У меня есть коварный вопрос: что для вас имеет большее значе­ние — стать чемпионом мира или сыграть матч ?

И правда хороший вопрос. Вероятно, мне интереснее было играть матч, и в этом заключалась проблема.

Когда мне было десять лет, в клуб, где я занимался, пришел журналист. Он спросил нас всех, о чем мы мечтаем. Помню как сейчас. Один мальчик сказал, что хочет стать мастером спорта, дру­гой — что гроссмейстером. И оба они своей цели достигли.

А я от­ветил, что хочу получать удоволь­ствие от игры в шахматы — и все еще получаю его. Так что, воз­можно, это помеха. Кто-то ска­жет, что для завоевания титула чемпиона мира вы должны иметь страстное желание добиться это­го. Однако я не помешан на титу­лах. Попытка победить чемпиона мира в матче была величайшей проверкой сил. Мне правда было все равно, завоюю я титул или нет. Разве что, если бы я его за­воевал, то два года спустя меня ожидал бы еще один замечатель­ный матч. Хочу сказать, что по­следние два месяца были самыми интересными в моей жизни. И теперь мне надо выиграть Лон­дон-2013, чтобы получить право на еще один матч.

И вы собираетесь сделать это?

Надеюсь. Очень скоро начну подготовку.