Шахматы в Питере Шахматы в Питере

6. Работает против сильнейшего

Некоторых гроссмейстеров обвиняли в том, что они играют исключительно на технику. Де­лают много-много ничьих, а по­беждают, только когда получают перевес по дебюту или когда со­перник слабо играет в техниче­ской позиции. Хочу подчеркнуть, что не выступаю в поддержку такого подхода - однако у меня есть серьезные сомнения в том, что эти описания верно представ­ляют то, что эти игроки пытаются делать.

 Но если вам удалось получить приятную позицию, то стратегия зажима может быть в высшей сте­пени эффективной. Легче играть позиции, где вы развиваете дав­ление, чем такие, где все, что вы делаете, ведет к худшему положе­нию. В подобных ситуациях ве­лика вероятность ошибки даже у сильнейших игроков...

Борис Гельфанд — Гарри Каспаров

Линарес 1994

Гарри Каспаров, вероятно, сильнейший игрок за всю исто­рию шахмат, особенно с учетом его воздействия на игру в целом. Его глубокая дебютная подго­товка расширила наше общее понимание шахмат, а также зна­чительно обогатила теорию кон­кретными идеями. В период мо­его шахматного роста я многому научился у него. Я разделял его отношение к игре, когда был мо­ложе; агрессивно ставил дебют и все время старался найти новые идеи. Так что, думаю, его подход оказал на меня сильное влия­ние. Я все еще играю в этом че­столюбивом стиле, хотя Магнус Карлсен доказал, что существует масса возможностей переиграть соперника позже, даже если вы действовали в дебюте без особых амбиций.

Матчи Карпов — Каспаров, вероятно, оказали большее вли­яние на мое понимание шахмат, чем что-либо еще. Я внимательно следил за партиями и тщательно их анализировал.

Когда я начал играть в турни­рах высшего уровня, первым был

Линарес-1990, и Каспаров был моим соперником в первом туре. Получилась отличная партия, наверно, лучшая из тех, что мы с ним сыграли (см. стр. 73 в Му Most Memorable Games). Она за­вершилась вничью, убедив меня в том, что я могу играть на равных с кем угодно, и это придало мне уверенности для хорошей игры в течение всего турнира.

I.d4 d5

Обычно Каспаров применял против меня староиндийскую. У нас было множество замечатель­ных партий, важных для теории дебюта и внесших новые страте­гические идеи, которые по сей день остаются популярными. Тогда это был его основной де­бют, и он играл его фантастиче­ски.

Я и сам примерно в то время играл староиндийскую, но потом она перестала мне нравиться, и я почувствовал, что пора переключиться на что-то еще. Я на­чал применять ее реже и в конце концов окончательно забросил, заменив на защиту Нимцовича и славянскую.

А в этой партии Каспаров не­ожиданно разыграл отказанный ферзевый гамбит, что в то время делал крайне редко.

2. с4 е6 3.  с3 Се7

Пусть дебют и не входил тог­да в его основной репертуар, но Каспаров имел в этих позициях огромный опыт по матчам с Кар­повым, где ферзевый гамбит был одним из главных орудий — при­чем за оба цвета!

4. cxd5 exd5 5. С f4 К f6 6.e3 f5 7. Кge2

Несколько острее 7. b3 с6, но я сделал более естественный развивающий ход.

7. 0-0 8. Кg3 Сe6 9. Сd3 с5 10. dxc5 Сxc5 11.0-0 Кс6 12. ЛclС d6 13. Кge2!?

Я не готовил специально этот дебют, но заметил, что у Каспа­рова та же позиция годом раньше встретилась за белых. В той пар­тии он не сумел выиграть теоре­тически выигранный (но никоим образом не легкий) эндшпиль. Однако мне все же казалось, что естественнее поставить коня на е2, а не на h5.

13. Кh5 Сe7 14. Кb5 Кxh5 15. Фxh5 g6 16. Фf3 Лс8, и здесь черные, вероятно, в порядке, Ка­спаров — Юсупов, Линарес 1993.

На самом деле, нам надо вер­нуться на ход назад, чтобы уви­деть главную проблему этого ва­рианта: 12...d4

Теория на этом направлении была значительно разработана. Мы анализировали эту позицию после партии в старом добром стиле: мы сидели за доской, мно­жество людей наблюдало за ана­лизом, а сильные игроки предла­гали свои ходы. Сегодня некото­рые шахматисты имеют привыч­ку после партии устремляться в свой гостиничный номер, чтобы узнать мнение компьютера, вме­сто того, чтобы выработать свое собственное. Я же по-прежне­му анализирую после партии с такими людьми, как Крамник, Аронян, Топалов, Иванчук — теми, кто вырос, изучая шахматы таким путем! Конечно, я анали­зирую и с более молодыми игро­ками.

Стратегическая идея белых здесь заключается в размене чер­нопольных слонов и дальней­шей фиксации минимального стратегического преимущества. Такой тип позиций может воз­никнуть из множества дебютов, и оценить их крайне непросто. Мы видели такие позиции сотню лет, из ранних примеров знаме­нитой стала партия Флор - Ка­пабланка.

Сало Флор — Хосе Рауль Капабланка,

Москва 1935

17

24. Крd2Крd6 25. Крс3 b6 26.f4С d7 27. Кf3 f6 28. Крd4 а5 29. Кd2 Сc8 30. Кb1 Се6 31. Кс3Крc6 32.a3 h6 33.g3 h5 34.b4 axb4 35.ахb4 Крd6 36.b5 g6 37. Ка4Кр с7 38. Кс3Кр d6 39.f5 gxf5 40. Ке2Сd7 41. Кf4Се8 42. Кxd5 Сxb5 43. Кxb6 Сс6 44. Кс4+ Крe6 45. Кb2 b5 46. Кd1 Се2 47. Кf2 Сfl 48. Кd3 Сxd3 49. Крxd3 е5 50. Кре2 Кре4 51. h3 Крd5 52. Крf3 Кре5   0,5-0,5

В принципе черные долж­ны удержаться, как это и сделал Капабланка, хотя он получил, казалось бы, худшее из того, что можно представить, — легко­фигурное окончание с плохим слоном против мощного коня. (Впоследствии черные старались сохранить еще пару ладей, если этот эндшпиль появлялся на го­ризонте.) Но защищать такую пассивную позицию не каждо­му по вкусу. С другой стороны, преимущество белых не столь ве­
лико. Их позицию не так просто усиливать.

Помню, как однажды полу­чил похожую позицию против Морозевича. В течение 50 ходов я пытался добиться прогресса, но ничего не нашел. После того, как мы согласились на ничью, он ска­зал мне, что я очевидно и хотел ее сделать, и поэтому не играл более агрессивно! Я буквально лишился дара речи. Но понял, что он глубо­ко проанализировал положение, возникшее в нашей партии, и счел его безобидным. А может, просто хотел подколоть меня...

13...Лc8

Здесь 13...d4? не годится. Бе­лые выигрывают пешку путем 14. Сxd6 Фхd6 15. Кb5.

14. Сb1Сxf4

Заслуживало рассмотрения и 14...а6. Белые могут продолжать по-разному, например, 15. Фd2 и 16. Лfdl, или 15. Ка4, в обоих слу­чаях с минимальным перевесом.

15. Кxf4

18

15...Сg4?

Не лучший момент для Каспа­рова и его болельщиков. Я и так собирался сыграть f2-f3, чтобы взять под контроль поле е4, а он еще и вынуждает меня сделать это, заодно даря два лишних тем­па.

Когда Каспаров играл свой первый матч с Карповым, у него были трудности с игрой в не­сколько худших позициях, и он, как хорошо известно, по ходу проигрывал 5—0. Однако в про­цессе он научился, как управ­ляться с этими проблемами, и с какого-то момента идеально дер­жал такие позиции.

После 1987 года его дебютная подготовка была настолько хоро­шей, что он редко сталкивался с подобными позициями и поэто­му потерял практические навыки защиты в них. Вдобавок его умо­настроение изменилось таким образом, что он, видимо, верил, будто сможет получить отлич­ную позицию в любой партии и защищаться ему не понадобится. Но временами ему все же прихо­дилось это делать, и он не был к этому подготовлен. Знаменитым стало его поражение в ничей­ном ладейном эндшпиле против Пикета. Думаю, нет ни единого шанса, что такое случилось бы в его матчах с Карповым. Конеч­но, то была партия в рапид, и все же его внутренняя неготовность играть такие позиции от этого не становится менее важной.

Вернемся к нашей позиции. Думаю, Каспаров в основном рассматривал 16. Фd3 и какие-то очень конкретные варианты, ко­торые он хорошо посчитал и убе­дился, что у него все в порядке. Но это не та позиция, где верные решения находятся при помощи расчета. Ходы имеют скорее дол­госрочный эффект, чем кратко­срочный.

Подобное мы часто видим в позициях, где одна из сторон осуществляет зажим. Соперник ищет активной контригры, но ее трудно добиться, поскольку фигуры так или иначе постоян­но расположены не лучшим об­разом, а проблемы с пешечной структурой хронические. Разуме­ется, от нас всегда требуется ка­кой-то расчет, но здесь он нужен в основном для того чтобы прове­рить, не упускаем ли мы чего-то из виду, принимая долгосрочные стратегические решения.

Всегда возможно 15...d4. По­сле 16. Кхе6 fxe6 17.exd4 Кxd4 вопрос в том, как мы восприни­маем эту позицию. Белые стоят чуть лучше, у них хороший слон, однако у черных прочное поло­жение, и будет непросто вытес­нить их коня с d4. Тем не менее, партия все еще находится на очень ранней стадии, и уместно задать вопрос — а будут ли черные рады защищать такую пассивную позицию до самого конца. Мы должны учитывать выбор, перед которым будет стоять соперник!

Естественнее было бы 15... Фd6 с идеей поставить ферзя на е5. Черные по-прежнему стре­мятся в какой-то момент сыграть ...d5-d4. Нормальный ответ — простое 16. Фd2 с улучшением позиции, однако белым трудно претендовать на ощутимое пре­имущество. А после 16. К b5Ф b4 (16... Фе5 17. d3Ф b8. Кс5 тоже немного, но может, хотя бы что-то) 17. Кd4 Кxd4 18. Фxd4 Фxd4 19.exd4 Лc4 20. Кe2 мы по­лучаем техническую позицию с лучшим слоном у белых. Это не бог весть что, но все-таки в такой игре черным будет труднее, чем белым, делать хорошие ходы, по­скольку перевес имеет длитель­ный характер.

Ботвинник в этой структу­ре выиграл несколько красивых окончаний, в том числе у Петро­сяна. В случае наилучшей защи­ты этого бы не случилось, но это может случиться — даже с пре­тендентом на мировую корону, который вот-вот свергнет с трона действующего чемпиона!

16. Cf3 е6 17. Фd2 Фе7

Конечно, по-прежнему воз­можно 17...d4. Положение чер­ных хуже, чем несколько ходов
назад, но вы должны играть ту позицию, которая у вас есть. По­сле 18. Кхе6 fxe6 19. Ке4 я пред­почту белых, что неудивительно.

Возможно и 17...а6. И снова мне нравится позиция белых по­сле 18. Ксе2 или 18. К а4.

18. Кb5 а6 19. Кd4Кe5 20.b3 Сd7

19

Хороший момент для подведе­ния промежуточных итогов. Пла­ном белых было разменять хоро­шего слона соперника и консоли­дироваться. Они полностью преу­спели в этом, а заодно им удалось расположить фигуры на позициях, о которых можно только мечтать. Вопрос в том, что делать дальше.

Здесь важно учесть, что хотят сделать черные. В принципе, они были бы не прочь разменять все ладьи. По крайней мере, если бы я играл черными, то попытался бы это сделать: удостовериться, что у меня лишь одна слабость, и затем постараться удержать пози­цию.

Вероятно, я бы начал с ...g6, но интересно также пойти по прямому пути: 21... Лхс1 22. Лхс1 Лс8 23. Лхс8+С хс8 24. Фс2 Фd8 25. Кh5 Кed7, и черные держат­ся. Поэтому мне захотелось пред­принять что-то конкретное для усиления этого варианта и пре­дотвращения ...g6.

21.g4!?

Конкретная идея, базирую­щаяся на здоровом позиционном фундаменте. Прежде всего, белые могут позволить себе играть в та­ком ключе, потому что соперник не слишком активен и потому, что ситуация в центре полностью стабилизировалась. Разумеется, есть долгосрочные вопросы, свя­занные с безопасностью короля, что мы увидим далее в партии. Но в данный момент ясно, что поло­жительные стороны перевешива­ют отрицательные. Главная идея продвижения пешки «g» состоит в атаке на пешку d5. Нимцович говорил, что изолированную пешку «d» нужно блокировать; Бент Ларсен говорил, что ее надо съедать! Потрафив Нимцовичу, я теперь стремлюсь сделать при­ятное и Ларсену... Интересен вопрос, будет ли преимущество белых достаточно для выигрыша партии без g2-g4. На самом деле очень трудно сказать. Гораздо легче ответить на вопрос, ска­зав, что после этого продвижения преимущество увеличивается.

21...Кg6?!

Кажется, разумным путем для черных являлось 21...h6 22.h4 Лхс1 23. Лхс1 с6!, и белым не так легко доказать наличие се­рьезного перевеса.

20

Тактическое обоснование в том, что на 24.g5? следует 24... hxg5 25.hxg5  К h5!!, и роли сторон меняются.

Поэтому белые должны уси­ливать свою позицию медлен­но; может быть, посредством 24. Лс3, и после 24... Ле8 надо играть 25.h5!?, фиксируя на бу­дущее пешку g7, хотя никоим образом не очевидно, что это по­надобится. Одним из вариантов нашего анализа, показывающим возможные недостатки надвижения пешек, был такой: 25. Крg2 g6 26. К хс6 bхс6 27. Фd4 Кxg4! 28.fxg4 Фхh4, и черные перехва­тили инициативу.

Это заставило меня заподо­зрить, что 22.h4, наверно, слиш­ком рано и что белые должны попытаться улучшить позицию другим путем перед тем, как идти на такое ответственное продви­жение. Может быть, 22. Л хс8 и 23. Сf5 с борьбой за поле f5.

В целом мы можем сказать, что черные потеряли время и позволили белым укрепиться, однако структурно позицию чер­ных все еще можно держать. Но главный момент, к которому я в книге буду постоянно возвра­щаться, это то, что шахматы — игра, и значение имеет тот факт, что черным придется придумы­вать более глубокие идеи и изы­скивать более трудные ресурсы для того, чтобы их позиция не развалилась. При возрастающем давлении растут и шансы, что они допустят ошибку, и это на самом деле случилось с Каспаро­вым в данной партии. Даже са­мые великие испытывают труд­ности в условиях зажима!

22. Кg2

Я совсем не уверен, что это очень уж естественный ход. Если бы черные взяли на f4, белые со­хранили бы некоторый перевес.

2122...Ке8?

Как часто случается, когда один из игроков осуществляет зажим, в самом преимуществе нет ничего драматичного. Но на практике с ним бывает трудно справиться. Вам надо придумы­вать, как улучшить свою пози­цию, в то же время предупреждая все идеи соперника. Весьма веро­ятно, что какую-то из них вы не заметите.

Каспаров решил перевести коня на d6, вероятно, с целью уменьшить воздействие g4-g5 и предотвратить все идеи с h2-h4. Однако этот перевод содержит существенный изъян.

Вместо него черные должны были избрать что-то вроде 22... Лfd8 или 22... Ке5, и у белых по-прежнему несколько лучшая позиция.

23. Лхс8

Вполне естественно. Актив­ная ладья теперь будет только у белых.

23...Схс8 24. Лcl Кd6

Каспаров продолжает прово­дить свой план. Вероятно, хоро­ший ход найти уже трудно.

У белых также большой пере­вес после 24...Кс7 25.h4!?

В случае 24... Сd7 25. Фа5 фи­гуры черных плохо взаимодей­ствуют, и им трудно защищать­ся. Например, 25... Фе5 26. Фb4 b5, и черные вынуждены согла­ситься на образование новых слабостей. Белые продолжат раз­вивать давление, давая черным шансы по ходу дела совершить новые ошибки. Возможные ходы - 27. Фе1 и 27. Фс5. Должен до­бавить, что окончания начинают выглядеть довольно выгодными для белых.

 22

 25. Сxg6!

Уверен, Каспаров просто упу­стил эту идею

25...hxg6 26.Кf4

Это то, что часто случается, когда вы попадаете под зажим. Черные не могут удобно защи­тить пешку d5.

26...Ле8!?

Видя, что его позиция посте­пенно становится все более и бо­лее неприятной, Каспаров пред­почитает отдать пешку d5 и по крайней мере немного активизи­ровать свои фигуры.

Защита пешки 26... Се6? про­игрывает из-за 27. Кdxe6 fxe6 28. Кxg6.

Альтернативой было 26... Фg5. 

23

Это продолжение содер­жит небольшую симпатичную ловушку. Кажется, что белые выигрывают пешку d5 путем 27. Лс5?, однако после 27... Сxg4! черные обостряют игру. Вместо этого я планировал 27. Лс7, на­ращивая позиционное давление, пусть и не выигрывая пешку не­медленно.

27. Кxd5 Фg5 28. Кf4

28. Ке2!? было другим спосо­бом перегруппировки фигур, но я почему-то был сосредоточен на фианкеттировании коня.

28...Фе5

28...Кf5 29. Лс3 не улучшает позицию черных.

29. Кg2

Думаю, что очень сильно было и 29.е4, здесь или на следующем ходу. Пожалуй, это было прак­тичнее, поскольку одной пешки зачастую достаточно для выигры­ша партии.

Ходом в партии я претендую на большее и использую угрозу размена ферзей для выигрыша второй пешки. Я полагал, что это сильнее, а я всегда делаю те ходы, которые считаю сильней­шими.

29...g5 30. Фb4!? Кb5 31. Кхb5 axb5 32. Ф d4Фе7

24

33. Фс5 Фf6 34. Фхb5 Лd8

До этого момента партия раз­вивалась чрезвычайно успешно. У белых две лишние пешки, кон­тригра черных ограничена. Но все еще есть некоторые техниче­ские проблемы, а я стал испыты­вать нехватку времени.

35. Фе2Се6 25 36.Фf2

 Бесцельное движение в не­верном направлении. Может быть, моя проблема была в том, что я не хотел принимать реше­ние. Не располагая достаточным временем, белых хотят лишь предупредить контригру сопер­ника.

Я хотел поспорить за линию «d» путем 36. Лdl, но не был уве­рен в 36... Лxdl+ 37. Фxdl Фb2!, и у черных есть контригра.

Я рассчитал 38. Фd8+ Крh7 39. Фxg5 Фа1+ 40. Крf2 Фха2+ 41. Крg3 Фхb3, где преимущество белых не представляет собой ни­чего особенного.

Мне нравится 36.е4! с идеей улучшить позиции коня и коро­ля: 36...g6 37. Ке3

Белые сыграют 38. Крg2 и за­тем будут готовы к Лdl и общей консолидации. Реализация преи­мущества, вероятно, займет мно­го времени, однако это меня ни­когда не беспокоило. Сложность задачи редко измеряется време­нем. Я уверен, что такой великий игрок, как Каспаров, нашел бы оборонительные ресурсы, но это не меняет объективной оценки позиции: у черных совершенно безнадежно.

36...Лd3

Сильным ресурсом было 36... Фе5!? с идеей ... Фа5. Белым при­шлось бы найти 37. Фе2!, сохра­няя контроль над пунктом d2. Но сделать такой ход нелегко, осо­бенно в цейтноте. См. также пар­тию Полугаевского на стр. 283.

37. h4?

Совершенно неправильный план. Я хотел освободить пози­цию, но вместо этого ослабляю ее.

Необходимо было 37. Ке1. Черные должны были бы уйти ладьей, и белые сохраняли зна­чительную часть своего перевеса. Идея должна быть та же — поста­вить пешку на е4 и затем усили­вать позицию, хотя обстоятель­ства немного ухудшились.

37...gxh4 38.Кxh4

Компьютер упоминает 38. Кf4, но конечно, никто не играет h2- h4 с идеей потерять пешку!

26

 38...g5?

В этот момент Каспаров упу­стил очень сильный ход. Пра­вильно было 38... Фd8! с идеей ... Лd2. Не думаю, что допустил бы такое вторжение, скорее все­го, сыграл бы 39. Лс2. Тут черные могут взять на е3 и далее ... Фdl+ с худшим окончанием, которое, однако, можно держать. Но силь­нейшее: 39... Лdl+ 40. Крg2 Фg5!

27

У белых две лишние пешки, однако им нелегко освободиться. Черные, разумеется, рассматрива­ют возможность жертвы слона на g4 в подходящий момент, но есть и такие идеи, как ...g6 с последу­ющим ... Фh6, и неожиданно грозит ...g5. В своем типичном стиле компьютер считает позицию «по­просту равной» — 0.00. Челове­ческое восприятие, конечно же, совсем иное! Если бы такое случи­лось во время партии, я бы считал, что возможны все три результата.

Это напоминает мне партию из турнира претендентов 2014 года, за которой я следил в пря­мом эфире.

Петр Свидлер — Владимир Крамник
Ханты-Мансийск 2014

28

Некоторые комментаторы указывали, что это ошибка, но дойти до такого заключения сво­им умом никто бы не смог. Идею, которую вкладывал в этот ход Свидлер, иначе как изумитель­ной не назовешь, вот только у черных нашелся еще более изу­мительный встречный ресурс.

Программы  говорят, что у бе­лых серьезное преимущество, если они бьют на b4. Ясно, что Петр это понимал, но попытался достичь большего.

41...е4

Черные делают единственные ходы, и вероятно, отчасти поэтому Крамник заранее не вполне пони­мал идеи соперника. Он знал, что очень скоро ему предстоит с ними столкнуться; так зачем тратить время, гадая, с какой из них.

42. fxe4

29

В прямом эфире было объяв­лено, что теперь позиция “просто ничейна”. Очевидно, никто не сказал об этом соперникам, кото­рые выглядели полностью погру­женными в игру и испытывали огромное нервное напряжение!

42...Фе2 43. Лf3 Лxd6 44. Ле8 f6 45. е5!

30

Вот что запланировал Петр. Если черные заберут на е5 фер­зем, то белые форсируют переход в пешечный эндшпиль, разменяв ферзей, взяв на f8 и отыграв пеш­ку путем Сс5хb4.

Крамник до этого момента не видел имеющейся в его распоря­жении защиты, но нашел ее после продолжительного раздумья. Он не мог до конца поверить в нее, однако не видел опровержения и сыграл так за неимением альтер­нативы. Одно дело — наблюдать за игрой с помощью компьютера и совсем другое — находить за до­ской фантастические ресурсы.

45...f5 46.gxf5Лf6!!

31

Смотрится так, будто черные просто делают ходы наугад, но как ни удивительно, у белых не находится путей усиления.

47. Крg3 е4 48. с5 е1+ 49. f2 е4 50. с5 е1+ 51. f2   0,5-0,5

Те, кто смотрел партию с включенными программами, ка­жется, не только не поняли, что все это было отнюдь не очевид­но для шахматистов за доской, — они еще и не поняли, как потря­сающе играли в этой партии оба шахматиста!

Если вы хотите действительно получать удовольствие от шахмат и ценить их, я рекомендую вам смотреть партии в прямом эфире, не включая игровые модули, как я и сам делаю.

3239. Кg2 Фе5

Теперь не так сильно 39... d8, поскольку белые могут сыграть 40. Ле1. Главное различие в том, что после 40.. Лd2 41. Ле2 у белых не висит конь на h4.

3340. Фс2?

Как случилось у меня и в дру­гой партии с Каспаровым, на 40-м ходу я грубо ошибаюсь, те­ряя все преимущество.

Я слегка нервничал в этот мо­мент; не из-за того, что играл с сильным шахматистом или из-за того, что у меня была хорошая позиция, а потому, что у меня оставалось мало времени (секун­ды!). Это всегда немного выводит из равновесия. Даже у Грищука учащается пульс! Как говорил Алехин, “В цейтноте героев нет”.

Правильно было 40.е4, и по­сле 40... Фd6 41. Лel Лd2 42. Ле2 Лdl+ 43. Ке1

34

у меня было бы заметное пре­имущество. Игра продолжается, и белые недостаточно хорошо расположены, чтобы назвать по­зицию выигранной. Для реали­зации материального перевеса нужно было бы сделать много ак­куратных ходов.

Важное различие между этой и позицией и той, что возникала в случае 36.е4, заключается в том, что здесь черным не будет слож­но находить активные идеи, в то время как там это было бы очень сложно.

40...Фd6!

Наконец черные проникают на второй ряд.

41...Ке1

Единственный способ предот­вратить вторжение, но при этом теряется пешка и весь перевес.

35

41...Лхе3

41...Лd2? 42. Фс7 давало бе­лым преимущество, но Каспаров направляет игру в безопасное русло и достигает ничьей

42. Фf2 Фе5 43. Кg2 Ле2 44. Ле1Лxf2 45. Лхе5 Лxf3 46. Ке3 Сd7 47. Лxg5+ Крf8 48. Кf5 Сxf5 49.gxf5   0,5-0,5

Хотя Каспарову удалось спа­сти партию, выглядел он в ней не очень здорово. И это приво­дит нас к важному соображению, потому что величие Каспарова сомнению не подвергается. Воз­никла позиция, которую было 

36

очень трудно играть. Коротко говоря, черным было труднее на­ходить удовлетворительную кон­тригру, чем белым поддерживать давление.

Одной из причин, по которым так трудно играть позицию, где вы попали под зажим, является то, что приходит время, когда вам надо переключиться с пассив­ной защиты на активную. Если вы сделаете это слишком рано, то обнаружите, как Каспаров, что для вашей активной контри­гры нет мишеней и вы попусту теряете свое время. Или же, как Яновский, вы можете упустить момент, когда вам нужно что-то сделать, чтобы избежать полного зажима.

Также очень трудно понять разницу между позициями, где у вас лишь чуть хуже, и существен­но худшими — и в тех, и в других вы испытываете неудобства. Вот поэтому зевки так часто случают­ся в худших положениях.

Это был не единственный раз, когда я не сумел победить в выи­гранной позиции против Каспа­рова. Его изобретательность даже в безнадежно выглядящих поло­жениях была поразительной. (В совершенно безумной партии в Дос-Эрманасе-1996 я имел лиш­нюю фигуру и стоял абсолютно выиграно, но угодил в послед­нюю ловушку на 40-м ходу.) Это означает не то, что стратегия не принесла успех — а лишь то, что шахматы очень трудная игра.

Последнее замечание

Зажим является верной стра­тегией в одних положениях, а в других — нет. Шахматист, по­лучивший, как я, классическое воспитание, с удовольствием применит ее, когда позиция это позволяет и сулит наилучшие шансы на успех. Это относится и к такому игроку, как Топалов, которого обычно не ассоциируют с данным типом позиций, но он классически воспитан не в мень­шей степени, чем я. Разница в том, что есть пограничные ситу­ации, когда он и я при наличии выбора идем в разных направле­ниях ввиду различий в нашей ин­терпретации шахмат. Но мы оба пойдем в том направлении, кото­рое, по нашему мнению, даст нам наибольшие возможности успе­ха. И иногда это будет примене­ние зажима.

Целью данной главы, таким образом, было представить эту стратегию в качестве одного из возможных путей, причем тако­го, по которому мы должны идти с удовольствием, если позиция того требует.