Шахматы в Питере Шахматы в Питере

7. Пространственный перевес

Игре с пространственным перевесом я учился на партиях Рубинштейна, а также на других классических партиях. Это один из моих любимых видов преиму­щества, и в этой серии книг мы будем часто сталкиваться с ним в той или иной форме.

Не уверен, что смогу добавить нечто новое к понятию простран­ственного перевеса, но надеюсь дать читателю более высокий, с практической точки зрения, уровень понимания борьбы за дополнительное пространство и игры при обладании им.

 2012

Тель-Авив, 2012 год. Возвращение из Москвы с матча на первенство мира.

 

Что такое пространственный перевес?

Обладание визуально боль­шим пространством не то же самое, что обладание простран­ственным перевесом. Я думаю, что это одна из тех трудностей, которые обычно сбивают с тол­ку. Я всегда понимал так, что пространственный перевес возни­кает, когда пешки отнимают важ­ные поля у неприятельских фигур. Думаю, самым легким способом проиллюстрировать это будет демонстрация абсурдного при­мера.

Пространственного перевеса нет

37

У белых значительно больше пространства, однако ввиду от­сутствия легких фигур (отметим, что наличие ладей ничего не из­менило бы) на доске простая кре­пость.

Если мы добавим к этой пози­ции семь фигур, то у черных уже не будет крепости — по крайней мере при ходе белых.

 

Белые имеют пространственный перевес

38

1. Кxg6! fxg6 2. Сxg6! hxg6 3.h7, и белые выигрывают. Неспособ­ность черных защитить слабость на h7 в огромной степени иллюстрирует значение простран­ственного перевеса.

Большинство шахматных пар­тий — это сражение двух людей, находящихся в примерно равных условиях. Поэтому, конечно, в гроссмейстерской практике не­возможно найти такой нелепый пример. Но это лишь потому, что преимущество было чрезмерно преувеличено. Позднее в этой главе мы увидим, как один из ведущих гроссмейстеров мира, выступавший на первой доске за команду, выигравшую золотые медали Олимпиады, угодил чер­ными в такое положение:

39

 

Теоретическое объяснение

Мое собственное понимание пространственного перевеса в огромной степени интуитивное. Я могу распознать, когда он есть, и знаю по примерам из творче­ства Рубинштейна и других шах­матистов, как с ним обращать­ся. Это вполне естественно для практика, от которого требуется всего лишь принимать хорошие решения, а не объяснять другим, как такие решения воспроизво­дить. С этой целью мы поискали в шахматной литературе описания концепции пространственного перевеса. Я не удивлен, что хоро­ших обнаружилось немного, но мы все же нашли несколько, сре­ди которых безоговорочно луч­шим является описание Майкла Стина из его классической кни­ги «Простые шахматы», впервые опубликованной в 1978 году.

Ее последняя глава посвящена пространству и начинается она с такого кристально ясного объяс­нения:

“В отличие от идей, до сих пор выраженных в этой книге, пространство не является легко определяемым или распозна­ваемым понятием. Визуальное впечатление, получаемое вами при беглом взгляде на позицию и оценивающее, кому на вид при­надлежит львиная доля, может ввести в заблуждение. Следую­щее утверждение ближе к истине. Всякая пешечная структура име­ет определенный объем для эф­фективного размещения фигур. Выйдите за пределы этого объема — и фигуры начнут мешать друг другу, таким образом понижая общую активность. Проблему пе­ренаселения легко почувствовать во время игры — возникает ощу­щение стесненности позиции.

Для примера сравним диа­граммы А и В.

А: Белые имеют пространственный перевес

40

 

В: Пространственного перевеса нет

41

 

Безусловно, они представля­ют одну и ту же позицию, но во втором случае на доске на две пары легких фигур меньше.

На диаграмме А черные ужас­но перегружены. Им ни при ка­ких обстоятельствах не позволят сыграть ...b5, в то время как аль­тернативные методы борьбы за жизненное пространство путем проведения (после надлежащей
подготовки) ...е6 или ...f5 значи­тельно скомпрометируют пешеч­ную структуру. С другой сторо­ны, белые преспокойно могут го­товить е5, твердо зная, что до тех пор пока они избегают разменов фигур, соперник будет не в состо­янии освободить свою игру.

Диаграмма В — полная про­тивоположность. Размер черного войска находится в пределах «вме­стимости» позиции. В результате у них нет никаких проблем с про­странством, и черные могут очень быстро захватить инициативу с помощью ...а6 и ...b5, или даже ...b5, жертвуя пешку, например,

  1. b5 2.схb5 а6 3.bха6 Лха6 с мощ­ным давлением.

Мы видим по этим двум по­зициям, что структура черных очень хороша, но емкость мала. Визуально белые в обоих случаях имеют пространственный пере­вес, однако во втором примере это обман зрения. На самом деле силы белых слишком растянуты. Обширной империи нужна ар­мия пропорциональной числен­ности, чтобы защищать владения 

 

Пространственный перевес и контригра

Разница между двумя позици­ями Стина ошеломляющая, хотя мы не должны закрывать глаза на тот факт, что с целью более яркого выражения своей идеи он удалил лучшего коня белых с сЗ вместо менее удачно располо­женного на О.

И все же главное различие вполне ясно. С меньшим числом фигур на доске черные в состоя­нии подготовить пешечный про­рыв и вскрыть позицию, приводя таким образом в действие свою артиллерию.

Если черные испытывают трудности от недостатка про­странства, им зачастую приходит­ся делать печальный выбор между пассивными страданиями и ком­прометацией пешечной структу­ры ради освобождения игры.

 

Экстремальный — и реалистичный — пример

42

В моей базе 739 партий, в ко­торых возникло данное положе­ние. Мне удалось в этом вариан­те белыми обыграть Иванчука, но в действительности еще рано говорить о позиции что-то опре­деленное. У обеих сторон есть основания быть довольными.

Может быть, мы узнаем больше, когда будут сыграны еще 800 пар­тий...

Есть доводы в пользу белых, имеющих пространственный пе­ревес, но если мы забудем о на­шем знании дебютной теории, то, вероятно, будем сильно удив­лены, что имеются и доводы про­тив. Поставив ладьи на е8 и с8, черные отводят ферзя на b8/а8 и слона на f8, и у каждой из их фи­гур есть хорошие поля.

Белые подвергаются риску рассредоточить свои силы в пого­не за преимуществом. Стратегия черных - выжидать и в подходя­щий момент взорвать позицию путем ...b5 или ...d5, а в отдель­ных случаях ...е5.

Я никоим образом не явля­юсь догматиком, когда речь идет о пространстве; оно не всегда приходит в форме преимущества, однако это одно из важных стра­тегических понятий в шахматах, которое нам следует учитывать. Чтобы сделать пространство ча­стью нашего стратегического мышления, нужно понять, как используется пространственный перевес, и тогда мы увидим, в ка­ких случаях эта стратегия приме­нима.

 

Мобильность

Превосходство в пространстве дает вам больше возможностей для фигурных маневров. Напри­мер, вы можете перебрасывать свои силы с фланга на фланг бы­стрее соперника.

Это может привести к ситу­ации, где вы владеете лучшими коммуникационными линиями и располагаете лучшими полями для своих фигур. Вы сможете со­здать больше нападений на сла­бость, чем у нее найдется защит, просто потому, что у вас больше пространства для развертывания своих сил или потому, что ввиду недостатка свободы в позиции ва­шего соперника его фигурам труд­но прийти на защиту слабости.

 

Юсупов об использовании пространственного перевеса

В «Шахматной эволюции 2» на стр. 234 Артур начинает главу 21 такими словами:

“Сторона, чьи пешки продви­нуты дальше неприятельских, ча­сто имеет перевес в пространстве. Тогда у этой стороны гораздо лучше состояние коммуникаци­онных линий, что является дей­ственным преимуществом в по­зициях, где игру можно вести на обоих флангах.

Пространство - всего лишь один из элементов позиции, и зачастую оно менее важно, чем, например, открытая линия или пешечная слабость. Тем не ме­нее есть множество положений, в которых владение пространством является преимуществом.

Сторона, имеющая перевес в пространстве, может лучше расположить фигуры и легче их перегруппировывать. Сторона, уступающая в пространстве, часто испытывает с этим трудности: для большого количества фигур у нее слишком мало хороших полей.

Некоторые руководящие ука­зания для стороны, имеющей пространственный перевес:

  1. Избегайте любых, не явля­ющихся необходимыми, разменов фигур, потому что такие размены предоставляют больше простран­ства для оставшихся фигур со­перника.
  2. Тщательно готовьте вскры­тие линии, чтобы вторгнуться тя­желыми фигурами.
  3. Старайтесь подготовить пе­шечное продвижение, чтобы еще дальше отбросить неприятель­ские фигуры.
  4. Если ситуация позволя­ет, можете попробовать маневры против двух слабостей. Лучшее состояние коммуникационных линий играет в этом существен­ную роль.
  5. Важно использовать про­филактическое мышление и пре­пятствовать любой попытке сопер­ника освободиться.”

Я полностью согласен с этими пятью пунктами, но добавил бы шестой:

  6. Пространственный перевес может быть увеличен при помо­щи перехода в окончание. Если у вас есть пространственный перевес и вы взяли ситуацию под контроль, то размен ладей и особенно ферзей уничтожит остатки контригры соперника. Хорошей иллюстрацией являет­ся партия Гельфанд — Кампора (стр. 135).

Надеюсь, вы сочли эти тео­ретические обоснования инте­ресными. Я хотел бы завершить их тем, с чего начал — для меня пространственный перевес в пер­вую очередь материя, к которой я подхожу интуитивно. Это не оз­начает, что его не существует или что у него нет теоретического ос­мысления. Это означает, что для игрока-практика список правил и выработанных понятий не столь полезен, как хорошее чутье на позиции такого рода, выработан­ное опытом, накопленным как за счет собственного использова­ния пространственного перевеса, так и в результате наблюдения за тем, как его использовали другие шахматисты.

 

Рубинштейн и пространственный перевес

Если вы еще не заметили это­го, то можете вернуться назад и взглянуть на некоторые партии Рубинштейна, обсуждавшиеся нами ранее, и увидеть, как ма­стерски он обращается с про­странственным перевесом. Од­нако было бы преступлением пи­сать о Рубинштейне и не изучить по меньшей мере одну из его пар­тий сквозь призму пространства.

Следующая партия нравится мне по многим причинам. Мне нравится, как Рубинштейн ра­зыгрывает дебют, особенно 7-й и 9-й ходы. Затем он играет на про­странственный перевес в центре с помощью пешечных трансформа­ций на ходах 11-15, после чего ма­стерски использует его для того, чтобы переиграть соперника.

 

Акиба Рубинштейн — Олдржих Дурас

Карлсбад 1911

1.с4 е5 2. Кc3 Кf6 3.g3 Сb4 4. С g2 0-0 5. Сf3 Ле8 6.0-0 Кс6 7. Кd5

Думаю, Рубинштейн первым придумал эту идею. Он хочет избежать размена на с3. В наши дни выпад d5 применяется пример­но в половине партий.

7...Сf8 8.d3 h6 9.b3!?

43

Тонкий ход с привкусом современности. Вполне есте­ственно пойти а3 и b2-b4, но при b2-b3 слон скорее вступает в игру и быстро создает давле­ние на центр. В то же время чер­ным не предоставляются мише­ни для атаки, такие, например, как пешка на b4.

9...d6 10… Сb2 Кxd5

Трудно представить себе, что черные могли бы бесконечно терпеть коня на d5. Хотя это не означает, что размен на d5 совер­шен вовремя. Рубинштейн теперь начинает создавать выгодную пе­шечную структуру.

11. cxd5 Кe7 12.е4 с5

Несколько аккуратнее было 12...с6, сужая возможности белых — правда, на ход данной партии это не повлияло бы.

13. dxc6

Эта операция типична для Ру­бинштейна. После преобразова­ния пешечной структуры белые имеют пространственный пере­вес, ненамного отличающийся от того, что мы видим сегодня в многочисленных староиндий­ских поединках (хотя со слоном на g7 у черных больше шансов на создание контригры).

И снова мы замечаем, что когда у Рубинштейна есть сло­жившийся план, он не прояв­ляет большой гибкости и следу­ет ему, независимо ни от чего. В этот момент я бы рассмотрел, не дает ли белым большего пре­имущества, чем в партии, 13.а4! с идеей Кd2-c4. Но при этом я бы также принял во внима­ние 15... Кd4 — ход, который, я уверен, и Рубинштейн, и Дурас отвергли без больших раздумий на том основании, что он теря­ет пешку.

13...Кхс6 Сg4 15.d5

44

Думаю, с этого момента пози­ция черных становится довольно печальной.

15... Ке7?

Я ставлю здесь вопроситель­ный знак с точки зрения 21-го века. Если мы представим, что сегодня так сыграет какой-ни­будь молодой шахматист, то у нас возникнут сомнения относитель­но его шахматного образования.

Современный игрок всерьез рассмотрел бы отдачу пешки путем 15... Кd4! 16. Кxd4 exd4 17. Фxd4g6

45

 

Черные отдали пешку за кон­тригру по черным полям (потен­циально при разноцветных сло­

нах) и продолжат ходами вроде ... Сg7, ... Лс8 и ... Фа5. Уверен, этого достаточно. Для меня по­зиция черных выглядит впол­не игровой. В последние годы я играл много подобных позиций в варианте Свешникова, напри­мер, в матче на первенство мира против Ананда.

Размен всех ладей приведет к ничьей. Пожалуй, лучшее, на что могут надеяться белые, — это энд­шпиль с ладьей и слоном против ладьи и слона, хотя я не вижу, как они могут разменять ферзей. Но даже в этом случае все, что нуж­но черным, — контролировать линию «с», и они будут в поряд­ке, пусть и придется еще немного перетерпеть. Такое часто случа­ется, когда мы играем чуть худ­шую позицию: неверные разме­ны затрудняют нам жизнь. В этом отношении данная позиция не представляет ничего особенного.

Конечно, мы не можем кри­тиковать Дураса за то, что он не принял такое решение. Проблема в том, что опасность предостав­ления сопернику пространствен­ного перевеса в то время, когда игралась эта партия, полностью не осознавали; в конечном счете, мы в каком-то смысле говорим о «дорубинштейновской» эпохе...

Даже 15... Кb8!? выглядит бо­лее естественно. Конь, безуслов­но, потерял время, вернувшись на первоначальную стоянку, но у него хотя бы есть будущее на а6 или d7.

16. Фd3

Из-под связки. Я нахожу весь­ма поучительной манеру, в ко­торой, начиная с этого момента, играл Рубинштейн. Сперва он улучшает положение всех фигур. Как у черных, так и у белых есть фигуры, занимающие незавид­ные позиции. У обеих сторон тупые слоны, никаких функций не выполняет конь на f3, и труд­но вообразить, куда направится конь с е7. Однако белые имеют пространственный перевес, что позволяет им без помех перегруп­пироваться.

16...Фd7?!

Мне не очень нравится этот ход. Его главной идеей являет­ся размен белопольных слонов. Сегодня наш опыт в староин­дийской огромен, и мы знаем, что этот слон нужен для защи­ты ферзевого фланга. Но опять же, мы не можем судить Дураса с современных позиций. В этот момент мы видим первые про­явления пространственного пе­ревеса белых: положение черных начинает выглядеть довольно стесненным.

Может, черные должны были избрать что-то вроде

16...Сd7 17.Кd2b5

Вряд ли решает все вопросы, но представляется необходи­мым.

18. а4 а6

Компьютер предлагает чер­ным взять на а4, однако это лишь помогает белым. Вообще, когда мы имеем дело с такими закрытыми позициями, о ком­пьютерах нам надо забыть. По­хоже, здесь с4 является ключе­вым полем.

Представьте, что игра продол­жается так:

19. Лfc1 Фb6 20. а5!?

Не уверен, что я бы спешил с этим ходом, но для нашей темы весьма уместно обсудить, что бу­дет, если мы сделаем его.

20...Фb7 21.b4

Конечно, у белых лучше, но по сравнению с моей партией против Кампоры, которая при­водится ниже в этой главе, мы видим, что черным удалось со­хранить хорошие фигуры. В пе­риод написания этих строк, в июне 2014-го, я следил по Ин­тернету за высшей лигой чем­пионата России, где случилось нечто подобное:

Евгений Наер — Евгений Томашевский
Владивосток 2014

46

После 40 ходов в закрытой «испанке» белые имеют преи­мущество за счет большего про­странства. Однако в данном слу­чае не очевидно, что они могут что-либо с этим пространством сделать. Нет ни полей вторже­ния, ни доступных слабостей. Бо­лее того, белый слон привязан к защите пешки а5. В общем, пар­тия должна вскоре завершиться вничью (что на самом деле и про­изошло).

В нашем примере у Рубин­штейна в большей степени раз­вязаны руки, и он может начать использование своего лишнего пространства для организации атаки на королевском фланге, предположительно связанной с f2-f4. И хотя пробить укрепле­ния черных будет нелегко, это должно быть возможным ввиду свободы маневра, которую бе­лым дает пространственный пе­ревес.

17. Кd2 Сh3

Черные следуют своему пла­ну. Нет никаких веских причин предлагать альтернативы.

18. а4!

Сыграно с целью обеспечить поле с4.

Возможно также 18. Кс4 с иде­ей 18...b5?! 19. Ка5, что не улуч­шает положения черных. Однако для Рубинштейна очень типично потратить как можно больше вре­мени на улучшение позиций соб­ственных фигур. Это явный при­знак его стиля. 18. Кс4 не лучше и не хуже хода, избранного Рубин­штейном. Он чуть энергичнее, но Рубинштейн не так высоко ценил динамику.

Черные не могут существенно изменить свою игру. Но мы долж­ны помнить идею Ботвинника: когда у вас есть несколько ходов, продолжающих ваш план, лучше начинать с тех, которые скры­вают ваш замысел и сохраняют различные возможности, пусть лишь ради того, чтобы сбить со­перника с толку.

18... Сxg2 19. Крxg2  Лeb8 20. Кс4 b5

Мне этот ход не очень по душе. По-видимому, он создает дополнительные слабости. Ко­нечно, черные надеялись, что пешка b3 тоже станет мишенью, однако благодаря пространствен­ному перевесу белые достаточно легко организуют ее защиту. В то же время слабости черных на а7 и d6 более уязвимы.

Если бы черные ничего не предпринимали на ферзевом фланге (вы можете возразить, что они уже решились на это, сделав свой предыдущий ход — это замечание мы поспешно обойдем молчанием), а попы­тались бы медленно улучшать свою позицию, скажем, путем 20...Кg6, Рубинштейн предпо­ложительно играл бы точно так же — 21. Сс1 е7, хотя здесь есть фокус.

Если белые играют 22. Се3?, черные мгновенно получают контригру посредством 22... К h4+! 23. h1 Фh3 24.Лgl Кf3 25. Лg2 Фg4, и ситуация куда ме­нее ясна, чем надо бы. Но нам не стоит беспокоиться; Рубин­штейн не допустил бы никакой тактики.

Белые могут играть либо 22. h4!?, либо как-то вроде 22. f3 Сg5 23. Са3. Вынуждая черных отступить. 23... Се7

47

Тут я, вероятно, сыграл бы 24. Лfcl с идеей сдвоения по ли­нии «с», не спеша улучшая пози­цию. Можно представить себе, что при ладье на с3 мы пойдем Ке3 (конечно, не допуская ... Сg5 с разменами) с такими идеями как Кf5, Фb5, Сb4 и другими хо­дами, медленно улучшающими положение.

Для черных лучшая стратегия, вероятно, состоит в том, чтобы просто выжидать, пытаясь обе­спечить создание контратакую­щих идей к тому моменту, когда игра наконец вскроется.

21. ахb5 Фхb5 22. ЛаЗ! Кg6

Вероятно, пора уже было по­ставить коня на такую пассив­ную позицию, как с8. Ясно, что радости в этом мало, но нелег­ко понять, что он делает на g6. Преимущество белых огромно в любом случае; не исключено, что положение черных уже про­играно, где-то между ± и +—. Когда я рос, наша оценка фор­мировалась системой, приме­няемой в «Шахматном инфор­маторе», где небольшое преи­мущество (±) значило, что одна из сторон напирает, а большое преимущество (±) значило, что ничего решающего еще не вид­но, но соперник в тяжелом по­ложении.

Игроки моего поколения по-прежнему мыслят такими ка­тегориями, в то время как более молодые оперируют другой си­стемой, которую они переняли у компьютера (например, +0.20). По моему мнению, она не слиш­ком информативна. А может быть, я просто страдаю от кризи­са среднего возраста.

(Вероятно, я должен уточнить, что использование +1 или +2 в качестве описания теперь ис­пользуется гроссмейстерами чуть ли не поголовно. Но почти ис­ключительно в тех случаях, когда они хотят объяснить, насколько выигранной была позиция, где они ошиблись!)

22. Лfalа6 24. Сс1

Слон перенаправляется на лучшее поле. Действие происхо­дит на ферзевом фланге, и слону нечего больше делать на b2; его место определенно на е3.

24...Лb7 25. Сe3 f6 26.f3

Снова медленная подготовка. Рубинштейн никогда не торопится.

26...Ке7

Мы подошли к последнему впечатляющему ходу. Очевидно, что дела белых идут отлично, но вопрос в том, как дальше усили­вать их позицию. Место коня на d2, откуда он защищает пешку b3. Ход Рубинштейна держит на прицеле пешку а6, в то же время готовя отступление коня.

48

27. Фf1!

Сыграно с идеей разменять ферзя Ь5, который не дает рассы­паться позиции черных.

Это не единственный путь усиления положения белых, но чрезвычайно элегантный. Они теперь выигрывают пешку «а».

Ход типа 27. Кb2 был бы не­

точностью. Черные играют 27... Лаb8 и получают немного време­ни на создание контригры.

27...Кс8 28. Кd2 Фb4

28...а5 проигрывает пешку ввиду 29. Фхb5 Лхb5 30. Кс4. У черных не осталось оборонитель­ных ресурсов.

29. Фс4 Фхс4 30.Кхс4!

Естественный ход. Рубинштейн знает, что заберет пешку «а», и га­рантирует себе наличие проход­ной, что важнее, нежели объедине­ние пешек в одну суперструктуру.

30...Лab8 31.Кd2 c7

Конечно, белые выигрывают как угодно. Попытка ввести в игру коня путем 31... Ка7 проще всего пресекается с помощью 32. Сха7! Лха7 33. Лха6 Лаb7 34. Ла8, и у черных нет контригры. Король белых придет на ферзевый фланг, и они победят.

32. Лха6 Лс2 33. Л 6а2 Лха2 34. Лха2 Се7 35. Крf2 Крf7 36. Кре2 Кре8 37. Крd3 Крd7 38. Крc3 Сd8 39.  Кc4 Сc7

49

Это последний поучительный момент партии. У белых совер­шенно выиграно. У них больше пространства, лучше расположе­ны фигуры и, далеко не в послед­нюю очередь, лишняя пешка. И все же Рубинштейн демонстри­рует блестящую технику, сначала улучшая положение на королев­ском фланге, хотя, вероятно, для выигрыша уже было достаточно просто толкать пешку «b». Как уже сказано, Рубинштейн никогда без необходимости не торопился; на­столько, что мантра «Не спешить», пропагандируемая современными книгами по эндшпильной технике (Шерешевский, Дворецкий, Юсу­пов, Огард и Мюллер), приписы­вается Рубинштейну.

40.g4Сd8 41. Ла6  c7 42.h4 Сd8 43.h5

Фиксируя пешку g7. Белые те­перь (сверх)готовы к движению пешки «Ь». Качество подготовки подчеркивается тем фактом, что до конца партии уже ничего по существу не происходит.

43...Сс7 44.b4 Л2b7 45. Ла8 Крd8 46. Крb3 Лb8 47.Лхb8 Сxb8

 50

48. b5 Кe7 49.b6 f5 50.gxf5 Кg8 51. Сf2 Крс8 52. Сh4     1-0