Шахматы в Питере Шахматы в Питере

1. Предисловие

     А втобиографический трехтомник «Мой шахматный путь» продолжает серию "Современные шахматы", открытую несколько лет назад книгами "Дебютная революция 70-х" и "Великое противостоя­ние. Мои поединки с Анатолием  Карповым".

     Вначале я собирался просто прокомментировать около трехсот своих лучших партий, разбив их на три тома в соответствии с этапа­ми спортивной карьеры: дочемпионский период (1973-1985), время чемпионства в рамках ФИДЕ (1985-1993) и годы вне ФИДЕ (1993- 2005). Однако затем понял, что для полноты картины в сборник не­ обходимо включить не только лучшие, но и самые памятные партии  и окончания, ставшие вехами на моем шахматном пути (хотя некотрые из них я уже комментировал в предыдущих книгах).

      На протяжении всей жизни мне приходилось слышать, что я по­ беждаю главным образом за счет глубокой  и  разносторонней дебют­ ной  подготовки.  

На протяжении всей жизни мне приходилось слышать, что я по­ беждаю главным образом за счет глубокой  и  разносторонней дебют­ ной  подготовки.  Тем  самым   -   вольно  и  невольно  -   принижалось мое умение творить непосредственно за доской. "Я не знаю другого шахматиста, который бы столь основательно готовился к мaтчу или турниру. В этом плане он превосходит  даже  легендарного  Ботвинни­ка", -  говорил  обо  мне  Карпов.  На самом деле без умения  творить за доской в шахматах ничего не добьешьcя, а искусство подготовки отличало многих чемпионов мира и всегда содействовало прогрессу шахматной  мысли.

В 20-е годы прошлого века Алехин работал над шахматами упор­ нее, чем кто-либо до него в истории, и в итоге резко выросла вся куль­тура «любительcкой игры. В 40-е методичный ум и научный подход Ботвинника способствовали превращению шахмат в настоящую профессию. В 70-е фанатичная увлеченность Фишера аналитической работой вынуждала любого шахматиста, не желавшего "отстать от поезда", уделять больше времени теоретической подготовке. В 80-е, когда мне довелось стать лидером новой дебютной революции, не­ обходимость такой подготовки была уже непререкаемой аксиомой.

Я рос в обстановке строгой дисциплины, созданной мaмой. Мое шахматное мировоззрение формировалось в школе Михаила Бот­винника, а дебютный репертуар складывался под влиянием  трене­ров - незаурядных аналитиков Александра Никитина и Александра Шакарова. Помимо природного комбинационного дара у меня с дет­ства был безграничный аппетит к исследователbcкой работе. Я изучал все последние партии ведущих гроссмейстеров, отмечал новинки и анализировал критические позиции, стараясь найти усиления.  Вы­бор той или иной дебютной системы всегда был плодом глубокой творческой переработки, а отнюдь не слепого подражания.

Позже, в период борьбы за мировую корону, круг помощников­ аналитиков расширился, но я по-прежнему неустанно генерировал собственные идеи. А когда появились персональные компьютеры, первым из шахматистов включил в систему подготовки мaшинный анализ и систематизировал использование игровых программ и баз данных. Вскоре я обнаружил, насколько слабы некоторые из моих бьшых домашних заготовок. Полезное, отрезвляющее открытие! Под микроскопом мощных компьютерных программ выяснилось, что иногда я выходил на поединок не с волшебным  мечом-кладенцом, а с тупым перочинным ножиком.

Тем не менее интенсивная подготовка неизменно вознаграждалась хорошими результатами, даже когда исполбзовались далеко не все наработки. Между вложенным  трудом  и  успехом  всегда существу­ет если не прямая, то некая почти мистическая связь. Наверняка и психологическая: ведь всякий раз, начиная битву, я думал, что рас­полагаю "смертоносным оружием", и это придавало мне уверенно­ сти, даже если оружие оказывалось невостребованным или вообще неэффективным.

Этот том содержит сотню заново прокомментированных партий и окончаний. Частично в его основу легла моя первая книга "Испытание временем" (1985). В предисловии к ней Ботвинник писал: "Каспаров на правильном пути. Публиковать анализы  партий  нужно  не толь­ко для того, чтобы доставлять удовольcтвие читателям, но и, вынося результаты работы на их строгий суд, иметь возможность с помощью читательcкой критики проверять объективность своих изысканий. Это обязательный этап для тех, кто хочет стать исследователем шахмат. Именно так можно добиватьcя повышения творческих и спортивных успехов, "выжимать" мaксимум возможного из таланта..."

Проделанная тогда  большая  комментаторская  работа,  конечно, не бьша лишена аналитических ошибок, к тому же стремительный прогресс дебютной теории изменил оценки множества вариантов. Поэтому ряд комментариев пришлось существенно уточнить и до­полнить, а кое-что - сократить. Как и предвидел Ботвинник, "уце­лели не все партии". Но в основном мои давние выводы выдержали испытание временем.

Выражаю благодарность моим бывшим тренерам Александру Ники­ тину и Александру Шакарову за помощь, оказанную при подготовке ру­ кописи к изданию.

 

читать следующую главу