Шахматы в Питере Шахматы в Питере

«Неправильная» морковь

Гулько упоминает в своей книге еще одного врача сборной команды - некую Аллу Карповну, которая не особо разбиралась в медицине, у нее была другая работа. Тем не менее, она, кажется, искренне заботилась о своих подопечных. На одном из сборов постоянно спрашивала у Гулько:

- Боря, ну почему вы не едите салат из морковки? Он такой полезный!

Гулько в какой-то момент не выдержал и мрачно ответил:

-Потому что в нем нет хлорофилла!

Бедная Алла Карповна растерялась и не знала, что возразить.

22

Нана Александрия и Гарри Каспаров

 

Угроза страшнее исполнения

«Невыездным» я пробыл долгих три года. Наверняка оставался бы в этом состоянии и дольше, если бы сам не «пробил» себе выезд.

Впервые приняв участие в системе отбора к первенству мира, Юсупов блестяще победил в очень сильном по составу зональном турнире 1982 года в Ереване. Следующий этап - межзональный турнир должен был проходить в Толуке (Мексика). В другом межзональном в Москве выступал Каспаров, всеми рассматривавшийся как будущий соперник Карпова.

Было очевидно, что если пустить события на самотек, то в Толуку с Юсуповым меня не пустят. И тогда я поговорил с двумя людьми из ближайшего окружения Карпова, с которыми у меня были прекрасные отношения - с Александром Рошалем и Вадимом Байрамовым. Обоим я изложил свою трактовку возникшей ситуации. Меня на помощь Юсупову не выпустят, что негативно повлияет на результат, существенно затруднит дальнейшее развитие его таланта. Повинна в этом «про- карповская» шахматная власть. Значит, необходимо теперешнюю власть сменить, что станет возможным, если сменится чемпион мира. Поэтому мне (а заодно и моим ученикам: Юсупову, Долматову, их другу Псахису) придется помочь Каспарову.

На самом деле, по ряду принципиальных соображений сотрудничать с Каспаровым мне не хотелось. Более того, он уже предлагал мне вступить в такой союз после окончания межзональных, и я отказался. Однако сторонники Карпова об этом не знали и восприняли угрозу со всей серьезностью. Тренерская репутация у меня была очень высокой, и допускать столь серьезного усиления бригады Каспарова они не хотели. Байрамов поговорил с Карповым, Рошаль - еще и с зампредом Спорткомитета Ивониным, внушили им, что, закрывая мне выезд, власти действуют себе во вред. В результате я получил возможность сопровождать Юсупова на межзональный турнир.

 читать следующую главу