Шахматы в Питере Шахматы в Питере

СИЛЬНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ФИГУР.

Рассмотрим теперь проблему шахмат с другой точки зрения, синтетической, с точки зрения искателя приключений и неопределенности. Что ведет игрока в таком положении и настроении? Насколько вообще возможно по отношению к неопределенности разумное политическое руководство? Вот вопросы, ответить на которые не так-то просто.

Об этом, как и обо всех очень общих вопросах, можно дискутировать самым подробным образом. Мы же хотим говорить кратко, в том числе считаясь с опасностью оставить неудовлетворенным некоторое справедливое любопытство. У человека есть компас и в столкновении с неопределенностью. Правда, этот компас показывает только направление, а не точный путь к цели и всегда только случайно и на малом отрезке пути, но уже и это очень много по отношению к неопределенному. Это ведь почти чудо, если опасности неопределенного, так как человек не знает их, не поглощают рискующего. Исследователь продвигается в неизвестное.

Какая у него гарантия того, что в следующую секунду его не поразит тяжелая болезнь или на него не нападет незнакомая ему ядовитая змея? Никакой! Опасность, с которой он сталкивается, велика и многообразна, вознаграждение же невелико, но он все-таки исследует. Он несет в себе идеал, — как говорят, часто этот идеал носит имя Истины, а нередко имя Справедливости — и компас, который должен выбрать ему среди тысячи возможностей ту, что достойна рекомендации. С этим немногим снаряжением он отваживается на нечто большое.

Компас рискующего — его чувство действия, труда, достижения. Рискующий хочет действовать, осуществлять работу. Он даже не знает, продуктивно ли его достижение, ибо он пытается только или все-таки быть продуктивным, и этого ему достаточно. Он полагает, что истинное продвижение должно лежать в направлении результата, он считает, что его инстинкт не обманет его в работе. Вот он и отваживается на рискованное предприятие, готовый признать свои ошибки и учиться на них.

Здесь будет иметь место искушение следовать далее этому ходу мыслей, чтобы понять, как он выражается в разных областях жизни. Здесь, между прочим, важно ограничиваться. Область шахмат достаточно велика, чтобы подвергнуть испытанию идею, сформулированную выше, и рассмотреть ее с различных сторон.

Работа фигур в шахматах многообразна. Они ставят королю шах, а при определенных условиях и мат, они берут неприятельские фигуры, они препятствуют неприятельским ферзю, ладье, слону, они блокируют пешки, а благодаря своей угрозе препятствуют свободе движения неприятельского короля, а также ограничивают тем же самым образом подвижность неприятельских фигур. Они в состоянии делать это и кое-что еще и поступают так на пользу своей стороны. Как бы мало я ни понимал в шахматах, мое чувство говорит мне, что в борьбе между белым и черным войском чего-то стоит только эта деятельность, эта работа.

Кого-то этот факт может оставить равнодушным, кого- то ввергнуть в изумление, но оставим данное обстоятельство без внимания. Достаточно того, что мы на своем пути к исследованию шахмат нашли направляющую линию, ведь для руководства фигурами у нас есть приблизительный масштаб.

В особенности мы спрашиваем: какие высшие достижения способны реализовать фигуры? А отсюда можно выстроить систему, выглядящую примерно таким образом: недостаточная эффективность — нормальная эффективность — эффективность, превышающая нормальную.

Прошу заметить: при этом достигается не точность, а только примерная оценка, но ее достаточно для осуществления рискованного предприятия. Тот, кто, и будучи авантюристом, ориентируется на работу — опасный противник и тех неизвестных, которые подстерегают идущего на риск.

Перейдем теперь к знакомству с эффективностью фигур. Высочайшее достижение в отношении ее способности атаковать фигуры — это одновременное нападение на две фигуры.

25 

Белая пешка может одновременно атаковать очень много фигур. Они стоят «в вилке», и им обеим трудно спастись.

Конь может одновременно атаковать очень много фигур. Его атака трех или более фигур требует, однако, определенных условий, которые редко наступают, но атака двух фигур осуществляется относительно легко и является частым событием, угрозой, которую следует нередко учитывать.

26 

Конь берет пешку, объявляет шах и одновременно атакует ладью. Конь должен ходить, ладья потеряна.

27 

Слон одновременно атакует две ладьи. Одна спасается бегством и, вероятно, попытается спастись таким способом, чтобы одновременно защитить другую, т.е. 1. Лa8-d8, 1. Лd5- d8 или 1. Лd5-а5. Или же спасающаяся ладья попытается осуществить очень сильную угрозу, например, объявить шах. Если ей это удастся, то вторая ладья выиграет время для бегства.

28

Слон нападает на коня и «связывает» его. Так какко- роль стоит на диагонали слона, конь не имеет права ходить. Белые могут, например, ходить 1. d4-d5, конь должен стойко держаться и, вероятно, будет потерян. Только атака на слона может изменить судьбу связанного коня.

29

Белые под шахом. Они ходят 1. Ca3-b2 и связывают ферзя, который будет потерян только против слона, если ему не окажут помощи откуда-то еще.

30

Белые играют 1. Ca3-b2 и объявляют шах. Король должен уйти с диагонали, слон берет вслед за тем ферзя. Какая- либо черная фигура, которая могла бы сделать промежуточный ход на c3, помогла бы, но в отсутствии такой обструкции ферзь потерян. Пусть читатель сам конструирует такие позиции.

32

Черные ставят мат, так как ферзь на h2 неуязвим — Ca7 связывает Лf2 и Лa1 связывает Кf1.

Ладья и ферзь могут одновременно осуществить весьма многообразные атаки.

33

Здесь видно сильное действие «удвоенных» ладей. Две белых ладьи угрожают черным пешкам. Черные, которым угрожает мат в три хода, не могут спасти ни одну из пешек.

Действие ферзя и ладьи особенно сильно против короля, брошенного на произвол судьбы своими фигурами.

34

Очередь хода черных. Ходить должна ладья, так как при
1.Крg1-f1 2. Фh4-h3 белые выигрывают ладью. Куда бы ни шла ладья, она тотчас же будет утеряна, так как ферзь одновременно атакует ее и короля. Например, 1. Лg2-a2. 2. Фh4- g5+ 3. Крgl-hl. 4. Фg5-h6+ 5. Крh1-gl 6. Фh6-g6+ 7. Крg1-h2. 8. Фg6-h7+ 9. Крh2-g1 10. Фh7- g8+ или 10. Фh7-b1+ белые выигрывают ладью. В свою очередь, 1. Лg2-c2 2. Фh4-d4+ 3. Крg1-h2 4. Фd4-d6+.

35

Белые, делая ход, не могут спастись. Например, 1. Фa1-b2 2. Лf8-g8+ 3. Крg1-h1 4. Фf7-f3+ 5.Крh1-h2. 6. Фf3-h5± Или 1. Лb1-b2 2. Фf7-f3 3. Лb2-g2 4. Фf3-e3+ 5. Крg1-h1 6. Лf8-h8+ 7. Лg2-h2 8. Фe3-f3+ 9. Крh1-g1 10. Лh8-g8+. Снова 1. Лb1-b2 2. f7-f3 3. Фa1-a2 4. Фf3-g3+ 5. Лb2-g2 6. Фf3-e1+ 7. Крg1-h2 8. Лf8-b8±

Но эти главы дают как нельзя боле много поучительных примеров. Тем меньше здесь
самостоятельного творческого сотрудничества со стороны читателя. Пусть читатель поработает только с сильными воздействиями фигур. При этом он едва ли перестарается.

Упражнения

1.Б. Крg1, Лd1, Кg6, f2, f5, g2, h3. Ч. Крg8, Фc2, Лa2, g7. b4. Белые начинают и выигрывают.

2.Б. Крg1, Лe1, Кe4, g2, h2.Ч.  Крg8, Лe8, f5, g7, h7. Белый конь может ходить с мощной атакой.

3.Б. Крg2, Лe1, Кf3, e5. Ч. Кр h7, Лf6, Сd6, g7, h6. Черные, делая ход, спасают свою фигуру, несмотря на вилку.

4.Б. Крg1, Фa7, Кe4, c2, d3, g2. Ч. Крe8, Фf6, Лd6, f7. Черные, делая ход, спасаются от двойной атаки коня.

5.Б. Крc1, Лa7, b7. Ч. Крe8, Фc8, c3. Белые выигрывают, делая ход ЛЬ7 - h7.

6.Б. Крf1, Фf6, Лd2, h6. Ч. Крg8, Фd8, Лe7, f7, g6, h7. Черные, делая ход, выигрывают.

7.Б. Крg1, Фa7, Лe1, Ke4. Ч. Крe8, Фd4, Лd6 и d8, Сf8. Белые, делая ход, выигрывают.

8.Б. Крg1, Фb8, Кb5, f2, g3, h2. Ч. Крf7, Фf3, Сh3, d6, g7. Белые выигрывают, делая ход Фb8-Фb7+. Почему?