Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Пример 6. Как Петросян о своем ферзе позабыл

Петросян Тигран—Бронштейн Давид,

Амстердам, 1956

24

Ход белых

В этой безнадежной позиции черные напали на ферзя, едва ли на что-то надеясь.

36.Kg5??

Визуальное впечатление — вроде бы ничего страшного... ах ты, ферзь же под ударом!

Комментаторы писали что-то вроде «зевок, не заслуживающий комментариев. Комический момент в том, что белые оставили ферзя под ударом единственной дееспособной фигуры черных». Любое отступление ферзя, не связанное с его потерей, приводило к несложному выигрышу белых. Оказывается, даже хладнокровнейший Петросян был способен на невероятные промахи. Рекомендую посмотреть также следующий фрагмент — из его партии с Глигоричем.

36...Kxd6

[0:1]

Изучаем этот пример. Почему был забыт ферзь? Как практик скажу, что бывает такое: в выигранных позициях уже не всегда понимаешь, что убогие, замученные фигуры противника могут представлять реальную опасность. Так и здесь — дела черных настолько плохи, что даже гений профилактики совершил немыслимое. Требуется вполне реальное усилие воли, чтобы напомнить себе: партия продолжается!

Что же могло ему помочь?

Правило «Вилка, связка, шах» тут могло не принести успеха, потому что у черных нет ни вилки, ни связки. Просто конь напал на ферзя.

А вот при ответе на первый вопрос квадрата Декарта («Что будет, если это произойдет?») ход, сделанный в партии белыми, был бы тут же отброшен. Ведь взятие на d6 было бы замечено при секундной фиксации внимания.

Конечно, основной причиной является неуместная, преждевременная расслабленность. Мало переиграть противника, нужно довести дело до победы.

 читать следующую главу