Шахматы в Питере Шахматы в Питере

 

 

 

глава 11

Деяния его вечно зелены.

Вахтанг Карселадзе скончался 17 сентября 1966 года на сорок восьмом году жизни. Его смерть была горем для сотен людей — его родных, друзей, учеников, товарищей по работе. До последнего часа Вахтанг Карселадзе ощущал тепло своих питомцев. Они сидели под окнами его палаты и, стоило ему высказать малейшее желание, тут же бросались его выполнять. Однажды Вахтангу захотелось свежего боржоми, и Алик Бокучава с Тамазом Георгадзе немедленно отправились с бутылками в Боржоми и привезли свежей минеральной воды.

— Ах, мои мальчики! — сказал обрадованный Вахтанг. — Привезли мне живой воды...

После кончины Карселадзе его питомцы продолжали приходить в его дом, часами сидели у Тамары Венедиктовны, помогая ей пережить горе.

Вахтанга Карселадзе не стало, но ветви дерева, которое он посадил, по-прежнему зеленеют, дают тень и прохладу. Вахтанг Карселадзе создал в Грузии женскую шахматную школу, успехи которой удивили весь мир. Лиана Хачапуридзе, Манана Тогонидзе, Элисо Какабадзе, Алла Чайковская — одних этих имен было бы достаточно, чтобы говорить о Карселадзе как о выдающемся шахматном педагоге.

Но он был и первым учителем чемпионки мира Ноны Гаприндашвили, он воспитал претендентку на шахматный престол Нану Александрия. Он создал в республике тот благодатный творческий климат, который способствует появлению все новых и новых дарований.

Васильев. Нетерпение доброты. Деяния его вечно зелены.

И, между прочим, не только в Грузии. Ученик Вахтанга Ильича Фаик Гасанов, переехавший в Баку, первым оценил редкое дарование мальчика по имени Гарри Каспаров. Как видите, ученик Карселадзе нашел «бакинский талант»!

В учениках и последователях Вахтанга Карселадзе живут, однако, не только его шахматные, тренерские идеи, но и его нравственные убеждения, его гуманность, его доброта, — все то, что составляет величие его как педагога и человека.

В январе 1967 года в Тбилиси проходил мужской чемпионат СССР. В один из выходных дней участники чемпионата совершили экскурсию в Гори, где в драматическом театре состоялся вечер, посвященный памяти Вахтанга Карселадзе.

На вечере с волнующими речами выступили гроссмейстеры, лично знавшие Карселадзе и высоко ценившие его педагогический талант.

Марк Тайманов, например, говорил о том, как ему приятно было узнать, что Нана Александрия возила с собой на турниры портрет Вахтанга Карселадзе.

Михаил Таль, подчеркнув, что Карселадзе создал женскую шахматную школу, заметил при этом, что значение этой школы не исчерпывается только шахматными критериями.

— Вот здесь, в президиуме, сидят рядом две замечательные шахматистки и, возможно, будущие соперницы — чемпионка мира Нона Гаприндашвили и чемпионка СССР Нана Александрия, — сказал Таль. — И в том, что между ними по-настоящему дружеские отношения, — тоже заслуга Вахтанга Ильича, тоже его школа...

Прошло одиннадцать лет. В декабре 1978 года в Тбилиси состоялся турнир высшей лиги 46-го чемпионата СССР. Неожиданно для многих почетное четвертое место занял ученик Вахтанга Ильича гроссмейстер Тамаз Георгадзе. В проникновенной речи на закрытии чемпионата грузинский академик Вахтанг Шалвович Беридзе отметил неугасающее влияние личности Вахтанга Ильича Карселадзе на шахматную жизнь республики и подчеркнул, что плоды деятельности замечательного грузинского педагога ощущаются все сильнее...

В октябре 1977 года на тбилисском стадионе «Динамо» в присутствии почти семидесяти тысяч зрителей произошло по-своему замечательное событие. В перерыве футбольного матча на поле был приглашен сын Вахтанга Ильича Гиа Вахтангович, и ему была вручена большая золотая медаль, которой посмертно был награжден его отец. Такими медалями в Грузии награждают выдающихся деятелей физической культуры и спорта.

Приятно, что в Грузии чтут память выдающегося шахматного педагога. В республике проведены уже пять всесоюзных турниров памяти Карселадзе и всесоюзный конкурс по составлению задач и этюдов. Один из инициаторов мемориалов Карселадзе Шалва Берианидзе говорил:

— Дело не в том, чтобы не забыть Вахтанга Карселадзе — мы этого замечательного человека не забудем. Надо, чтобы люди знали, что дело педагога, если он отдает этому делу всего себя целиком, не умирает вместе с ним, а продолжает жить своей жизнью.

Такой же цели служит н это повествование.

Но есть у данной книги и другая, более узкая, цель. О судьбе Вахтанга Ильича Карселадзе принято было говорить с оттенком горечи. Помню, мать его Валентина Савельевна призналась: «Конечно, я детей своих одинаково люблю, но жалею больше всех Вахтанга. Знаете, очень ему не везет в жизни...»

Мать имеет право на такие слова, но все знавшие и любившие Вахтанга Карселадзе не должны испытывать к его судьбе чувство жалости. Да, печальна судьба человека, расставшегося с жизнью в расцвете сил, на пороге новых творческих свершений. Но если человек этот оставляет по себе такую чистую память, если его дело живет, если живут в многочисленных учениках и последователях его мысли, его нравственные идеи, живут, действуют и продолжают активно выполнять свою воспитательную, творческую миссию, — такому человеку, такой судьбе можно только позавидовать.