Шахматы в Питере Шахматы в Питере

 

 

глава 7

Возвращение Бобби

Наконец, после более чем двухлетнего перерыва Фишер решил возвратиться на международную арену. Его уже начали называть «полу отшельником», намекая на закрытый, только лишь американский характер выступлений в соревнованиях.

Возможно, ему надоело «вариться в собственном соку» лишь национальных турниров. Или же он решил, что достаточно наказал мир своим отсутствием? А может, Бобби поумнел, осознал свои ошибки, вышел из «полуребячьего* состояния, стал взрослым?

Как бы там ни было, в 1965 году Фишер принял приглашение участвовать в международном турнире, посвященном памяти гениального шахматиста, третьего чемпиона мира Хосе Рауля Капабланки. Однако госдепартамент США отказался выдать ему разрешение на выезд в Гавану (США не признавали Кубу; еще свеж был в памяти жесточайший «Карибский кризис», когда мир стоял на пороге третьей, на этот раз ядерной мировой войны).

Фишера выразил резкий протест, но он ни к чему не привел, и тогда Бобби принял беспрецедентное решение: играть свои партии... по телефону. Президент ФИДЕ Ф. Рогард дал на это разрешение. Техническая комиссия, состоявшая из гроссмейстеров Доннера, Гёллера, О’Келли и Пахмана, разработала правила проведения этого необычного эксперимента.

Снова не обошлось без некоторого скандала. Фишер послал телеграмму кубинскому лидеру.

«Премьер-министру Фиделю Кастро. Гавана. Я протестую против опубликованного сегодня в газете «Нью-Йорк тайме» заявления, в котором говорится о какой-то пропагандистской победе, и в связи с этим обстоятельством отказываюсь от участия в турнире памяти Капабланки. Я мог бы принять участие в турнире лишь в том случае, если бы Вы немед ленно прислали мне телеграмму с заверением, что ни Вы, ни Ваше правительство не попытаются нажить политический капитал на моем участии в турнире и что в будущем не появится никаких политических комментариев по этому поводу. Бобби Фишер».

Ответ не заставил себя ждать. «Бобби Фишеру Нью-Йорк, США. Только что получил Вашу телеграмму. Меня удивляет, что Вы мне приписываете какое-то заявление, касающееся Вашего участия в турнире. Относительно этого я никогда и ни с кем не говорил ни слова. Мне известно об этом лишь из телеграфных сообщений северо-американских агентств. Нашей стране не нужны подобные «пропагандистские успехи» . Ваше личное дело, будете ли Вы участвовать в упомянутом турнире или нет. Поэтому Ваши слова несправедливы. Если Вы испугались и сожалеете о своем первоначальном решении, то было бы лучше придумать другие отговорки или иметь мужество остаться честным. Фидель Кастро».

После этого Фишер тут же сообщил организаторам турнира о своем согласии участвовать. Гроссмейстер Доннер в журнале «Эльзевир» сообщил о перипетиях этого дела: «На игру в шахматы при помощи средств телекоммуникации Международная шахматная федерация никогда не смотрела благосклонно. Но Мемориал Капабланки не является соревнованием на первенство мира. Игра по телефону вполне возможна, но в этом случае все остальные участники должны с этим согласиться. Организаторы объявили общее собрание. Повестка дня содержала три пункта: 1) все участники соглашаются играть партии с Фишером по телефону; 2) учреждение технической комиссии, которая должна привести регламент в соответствие с необычными условиями игры; 3) предложение гроссмейстеров из Советского Союза. По первому пункту все проголосовали «за». Кубинцы как хозяева турнира воздержались. После чего принятие второго пункта не вызвало никаких осложнений. Был принят состав комиссии, предложенный кубинским шахматным диктатором Баррерасом и состоящий из четырех человек...».

Как оказалось, выступая по третьему пункту, советские гроссмейстеры призвали принять протест против действий американского правительства, которое лишает Фишера свободы передвижения (заявление зачитал Смыслов). Большинство участников согласилось, но это заявление не поддержали Доннер и Леманн (представители Голландии и Западного Берлина). Жаркие дебаты длились почти три часа. В итоге советское предложение не прошло...

Турнир в Гаване состоялся с 29 августа по 25 сентября 1965 года. Среди его участников были Смыслов, Геллер, Фишер, Ивков, Холмов, Пахман, Доннер, Робач, Билек, Парма, Сабо и другие - всего 22 гроссмейстера и международного мастера.

Роберт Фишер играл свои партии, находясь в Нью-Йорке, в помещении шахматного клуба имени Фрэнка Маршалла. Ходы сообщались в Гкавану по телефону и телетайпу. Секундантами американского чемпиона были гроссмейстер А. Бисгайер (в Нью-Йорке) и сын Капабланки (в Гаване).

Некоторые советские участники турнира были против того, чтобы Фишер откладывал свои партии. Американец, предполагали они, может переменить записанный ход на другой, а кроме того, он застрахован от шума в зале, имеет возможность касаться фигур (никто не видит!). Но Бобби играл честно: он сидел в маленькой комнате клуба, рядом находился судья Д. Рейнхард, который делал ходы за противника, а затем передавал ход Фишера в соседнюю комнату, где были телефон и телетайп.

В первом туре Фишер одолел немца Леманна, а во втором - Смыслова. В третьем он       сыграл вничью с

О’Келли, затем победил Тфингова. В пятом туре неожиданно упорное сопротивление чемпиону США оказал английский мастер Вейд. Как ни старался Бобби - только ничья на 69-м ходу. Также мирным исходом закончилась партия с Пармой. Победы над Сабо и Гарсиа выдвинули Фишера вместе с Ивковым и Смысловым в лидеры. Но в десятом туре, играя белыми, он проиграл Ивкову (это был его первый проигрыш с января 1963 года - тогда Фишер уступил в чемпионате США).

Набрав 5 очков из 6, Фишер почти настиг лидеров, но последовал проигрыш Геллеру. В следующем туре Фишер потерпел сенсационное поражение от советского гроссмейстера Ратмира Холмова. В заключительных трех турах американец одержал победы и сумел в итоге с результатом 15 очков из 21 (+12, - 3, = 6) разделить с Геллером и Ивковым второе - четвертое места. А победителем турнира стал неувядаемый Василий Смыслов (его результат - 15,5 очка).

Заочное выступление Фишера на турнире в Гаване можно считать вполне успешным. Все же он давно уже не играл в международных турнирах и, несмотря натри поражения, продемонстрировал интересную, бескомпромиссную игру. Он всего на пол-очка отстал от победителя турнира Смыслова, а в личной встрече сумел победить экс-чемпиона мира.

Так же неплохо Фишер выступил еще в одном соревновании. В июле - августе 1966 года в Санта-Моника (США) прошел крупный международный турнир, организованный на средства знаменитого виолончелиста, американского миллионера, родившегося в России Г. Пятигорского (1903- 1976). Грегор (Григорий Павлович) Пятигорский до 1921 года был солистом оркестра Большого театра в Москве. Затем уехал за рубеж, остался там, а с 1929 года жил и работал в США. Он был профессором Музыкального института Кёртиса в Филадельфии, Бостонского и Южно-Калифорнийского университетов.

Но главным устроителем и спонсором шахматных турниров был не он, а его супруга. Госпожа Пятигорская (урожденная Ротшильд)

Возмутитель шахматного мира. О жизни и творчестве Роберта Фишера. Возвращение Бобби.

происходила из семьи знаменитых американских миллиардеров, очень любила шахматы (в молодости она была чемпионкой США) и выступила организатором ряда интересных соревнований (вспомним еще хотя бы матч Решевский - Фишер, который, правда, так и не закончился).

Впервые подобный турнир, названный «Кубок Пятигорского», состоялся в 1963 году в Лос-Анджелесе. Но тогда Фишер игнорировал все соревнования с участием неамериканских шахматистов.

Сейчас же спор в состязании в два круга вели 10 известных гроссмейстеров: Спасский, Фишер, Ларсен, Унцикер, Портиш, Петросян, Решевский, Найдорф, Ивков, Доннер. Санта-Моника - небольшой городок на берегу Тихого океана, курорт-спутник Лос-Анджелеса. Партии игрались в одном из залов отеля «Мирамар». Интерес к турниру был огромный. Любители шахмат ежедневно полностью заполняли зал на 800 мест. Ход соревнования широко освещала пресса.

Надеждой Запада являлся 23-летний Фишер, как впрочем, и 31-летний датчанин Бент Ларсен. Только что перед этим завершился матч на первенство мира, в котором Петросян взял верх над Спасским. Казалось, гегемонии советских шахматистов не будет конца. Кто же сможет бросить перчатку русским?

На Кубке Пятигорского Роберт Фишер занял второе место (после Бориса Спасского). Он одержал 6 побед, но проиграл в первом круге важные партии Спасскому, Ларсену, а также Найдорфу. Во втором круге он не потерпел ни одного поражения, взял реваншу Ларсена и Найдорфа, но со Спасским сыграл вничью.

Бобби вновь оказался верен себе. Как вспоминал Спасский, во время одного из туров Фишер подозвал главного судью Кэждена и потребовал удалить из зала жену'Шграна Петросяна, которая сидела неподалеку от сцены и все время о чем-то шушукалась со своими двумя спутниками. Ясно, что после этого отношения Бобби с Тиграном ухудшились.

Интерес представляло и еще одно выступление Фишера в том же году. С 25 октября по 20 ноября 1966 года в Гаване прошла XVII Всемирная шахматная олимпиада. Участники жили в двадцатипятиэтажной гостинице «Гквана-либре» и там же, на втором этаже, играли в так называемом «Зале послов».

Торжественным было открытие Олимпиады, которое состоялось в «Спорт-паласе» в присутствии почти 14 тысяч зрителей, в том числе и лидера Кубинской республики Фиделя Кастро. На турнир прибыли 52 команды; впервые в Олимпиаде участвовали шахматисты Сянгана (Гонконга), Марокко, Никарагуа и Панамы. Интересно, что после открытия Олимпиады Фидель Кастро посетил отель «Гквана- либре», побеседовал с шахматистами из разных стран, а затем сыграл партию с мексиканцем Филиберто Терраза. В качестве «консультанта» Кастро пригласил Тиграна Петросяна, а мексиканец тут же позвал на помощь... Роберта Фишера. Победил дуэт Кастро - Петросян.

Госдепартамент США на этот раз не препятствовал участию своих шахматистов в соревнованиях на Острове свободы. В составе американской команды выступили Фишер, Р. Бирн, Бенко, Эванс, запасные Аддисон и Россо- лимо. Вновь отказался от участия Решевский, недовольный тем, что ему предложили играть на второй доске, а первую предоставили Фишеру.

В сильнейшем составе была команда СССР (Петросян, Спасский, Таль, Штейн, запасные Корчной и Полугаевский). В своем полуфинальном турнире советская сборная легко заняла первое место, опередив на 4 очка шахматистов Испании. Так же мощно она играла в финале «А»: сведя вничью лишь один матч (с Венгрией) и выиграв все остальные, команда СССР с результатом 39,5 очка стала победительницей. Это был ее восьмой подряд успех в Олимпиадах!

Команда США, в которой тон задавал Фишер, играла задорно, старательно, боролась в каждом матче. В итоге она заняла второе место. Третьими призерами стали венгры.

Но опять не обошлось без скандала. Конфликтом ознаменовалось проведение решающего матча СССР - США. Встреча должна была состояться в субботу, 5 ноября. Американцы просили отложить начало партии на первой доске: Фишер - Петросян на два часа позже. Капитан американской команды Дональд Бирн объяснял это тем, что по религиозным причинам Роберт Фишер с восхода первой звезды в пятницу до ее появления в субботу играть не может. Руководство советской команды ответило отказом, после чего в знак протеста американская команда не явилась на матч, и ей было засчитано поражение со счетом 0:4.

Это было во втором туре финала «А», а очень скоро американцы поняли, что такой расклад может им стоить серебряных медалей, и развили бурную деятельность: принесли письменное извинение советским шахматистам и попросили сыграть пропущенный матч. Команда СССР согласилась, и в очередной выходной день (14 ноября) встреча СССР - США состоялась. На первой доске Фишеру противостоял Спасский, их партия завершилась вничью, а общий счет матча - 2,5:1,5 в пользу советских шахматистов.

Фишер на Олимпиаде играл хорошо, набрал 15 очков в семнадцати партиях (14 побед, 2 ничьи и лишь одно поражение). 88,2% максимального количества очков - прекрасный результат! Однако даже он не принес Фишеру главный приз на первой доске, потому что лидер советской сборной Тигран Петросян, набрав 11,5 очка из 13, показал лучший результат (88,5%).

Шахматная олимпиада вызвала большой интерес в столице Кубы. В честь участников турнира был устроен торжественный прием, а в день открытия состоялся концерт, в котором приняли участие 300 лучших артистов страны.

Шахматы стали очень популярными на Острове свободы. На площади Революции в Гаване состоялся грандиозный массовый сеанс одновременной игры, в котором приняли участие 6840 человек. А в маленьком городке Карденас после Олимпиады проведен сеанс одновременной игры на трех тысячах досках.

На громадных плакатах в столице Кубы можно было увидеть такие слова: «Со смертью Капабланки умерли шахматы на Кубе. С триумфом революции возродился Капабланка, возродились шахматы, и народ получил право заниматься этим любимым видом спорта!».

Во время Олимпиады Фишер, сыгравший несколько легких партий со Штейном, вызвал того на матч: «Вы - чемпион Советского Союза, я - чемпион Соединенных Штатов. Это будет интересный матч». Он даже обратился к Фиделю Кастро: «Господин премьер-министр! Мне хотелось бы после олимпиады сыграть на Кубе матч из десяти партий с гроссмейстером Штейном». Кубинский лидер, естественно, не возражал.

Фишер начал вести переговоры с президентом шахматной федерации Кубы Баррерасом. Но потом у него создалось впечатление, что Штейн избегает его. Сам Леонид Штейн так высказался по поводу вызова американца: «Я готов сыграть с Фишером матч на тех условиях, которые он предлагает (на большинство из десяти партий, не считая ничьих). Мне кажется, что такой матч вызвал бы большой интерес у любителей шахмат. Но предложение Фишера сыграть матч здесь же, на Кубе, по окончании олимпиады вряд ли осуществимо. 21 декабря начинается финал чемпионата СССР, имеющий для нас очень большое значение, так как он является отборочным к межзональному турниру. Естественно, мы должны отдохнуть и как следует подготовиться. Но в 1967 году я или, думаю, любой из советских гроссмейстеров с готовностью примем вызов Фишера. Мы будем рады, если Куба возьмет на себя организацию такой встречи».

Скандал, связанный с Бобби Фишером на Олимпиаде в Гаване, был вызван религиозными мотивами. Если в шахматах для него непонятного почти не оставалось, то во всем остальном его представления были весьма туманными. Возможно, именно этим обусловлена тяга Бобби к религии, к поискам «высшего разума», чем воспользовались всевозможные «ловцы душ». Еще в начале 60-х годов Фишер «попался на крючок» одного из ответвлений адвентизма - Всемирной церкви Господней. Ее основные заветы: свинина-яд, развод, курение, танцы-прегрешение, алкоголь - смертный грех.

Бобби поначалу, слушая проповеди представителей этой церкви по радио, лишь усмехался. Но потом постепенно увлекся, во многом стал соглашаться с проповедниками. Искренне полагая, что Всемирная церковь Господня желает людям добра, спасения их душ, он поверил многим ее постулатам.

Правда, строгие запреты касались лишь рядовых членов организации. Руководители секты - страшные лицемеры. Проповедуя аскетизм, они сами имели по несколько личных самолетов, дорогих автомобилей. Все члены секты обязаны были отдавать ей десять процентов своих доходов.

Проповедуя «примирение христиан и иудеев», руководители Всемирной церкви ГЪсподней сами никак не могли примириться между собой и плели бесконечные интриги. В 70-х годах верх взяла группа Армстронга - бывшего полковника морской пехоты, прекрасно владевшего многими видами оружия, приемами карате. К тому времени у Фишера возникли сомнения в добродетелях «духовных отцов», что в конце концов в 1976 году привело к его разрыву с сектой...

После чемпионата США, выигранного Фишером в декабре 1966 года, очередным испытанием сил для него стало выступление в Монте-Карло. «Г^ан-при Монако» - так назывался шахматный фестиваль в «столице игорного мира» Монте-Карло. Председателем оргкомитета фестиваля, который прошел с 24 марта по 4 апреля 1967 года, был сам принц Монако Ренье III, а финансовую поддержку мероприятию обеспечило правительство этого карликового государства.

Среди десяти участников главного шахматного турнира были гроссмейстеры Фишер, Смыслов, Геллер, Ларсен, Матанович, Пшгорич, Ломбарди (не смогли приехать немец Унцикер и румын Георгиу). Организаторы шахматного фестиваля приложили большие старания, чтобы привлечь восьмикратного чемпиона США (специально для Фишера был выделен солидный гонорар).

Естественно, участие Фишера вызвало большой интерес. Сам он прибыл в Монако за семь дней до начала турнира, чтобы «акклиматизироваться» и более тщательно подготовиться к соревнованиям прямо на месте. А затем, оправдывая возложенные на него надежды (и букмекерские ставки!), играл старательно, изобретательно, с огромной волей к победе . Пять побед в пяти партиях на старте обеспечили Бобби уверенное лидерство. Вторую половину турнира американец играл спокойнее, без особого напряжения. В седьмом туре он сумел спасти почти безнадежную позицию в партии со Смысловым, а в последнем, девятом, - уступил Геллеру. Кстати, эта партия уже не носила решающий характер, поскольку Фишер был не достигаем для конкурентов.

Роберт Фишер в итоге занял первое место с результатом 7 очков из 9. На пол-очка от него отстал Василий Смыслов, на очко - Ефим Геллер и Бент Ларсен.

На закрытии турнира принц Ренье спросил у победителя: «Как вы научились так играть?» На что чемпион США ответил: «Я прочитал, наверное, тысячу шахматных книг и взял из них всё самое лучшее».

В августе 1967 года в македонском городе Скопье (Скопле) был проведен первый международный турнир из серии так называемых «турниров солидарности». Дело в том, что в 1963 году столица Македонии была разрушена в результате сильнейшего землетрясения. Весь мир помогал историческому городу восстановиться. Свою лепту в возрождение культурных, спортивных связей внесли и шахматисты.

Организаторы соревнования установили призы в размере 7000, 5000, 4000 и 3000 динаров. Среди 18 участников было 6 гроссмейстеров и 6 международных мастеров. Фаворитами турнира по праву считались Фишер, Геллер, Матулович и Холмов.

Старт для Фишера сложился неудачно: ничья с шахматистом средней силы Илиевским и проигрыш ГЪллеру. После шестого тура Фишер уже был на втором месте, а затем, выиграв семь партий подряд, сравнялся с Геллером. Судьба первого места решалась в последнем туре. У Геллера и Фишера было по 11,5 очка, у Матуловича и Холмова - по 11.

Геллер сыграл свою партию вничью, а Фишер, встречавшийся с Холмовым, воспользовался ошибкой соперника и победил. «После окончании партии Геллер старался утешить моего партнера, - рассказывал Фишер. - Я слышал, как изумленный Холмов сказал ему: «Фишер всё видел!». Эта победа была мне особенно приятна: в числе доброго десятка партий, сыгранных мной перед тем с русскими, не было ни одной выигранной. А черными я у них не выигрывал с 1962 года».

Турнир в Скопье завершился победой Роберта Фишера, набравшего 13,5 очка из 17. Он выиграл 12 партий, три сыграл вничью и в двух потерпел поражение. Второе и третье места разделили Геллер и Матулович, отставшие на пол-очка. Холмов был четвертым. В «Турнире солидарности» Фишер выступил в первый и последний раз.

В 1967 году в Москве проводился международный турнир ЦШК СССР, посвященный 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Среди участников были Л. Штейн, Б. Спасский, Д. Бронштейн, М. Таль, В. Смыслов, Е. Геллер, Л. Портиш, П. Керес, М. Найдорф, С. Ошгорич, Л. Пахман, В. Ульман и другие известные гроссмейстеры. Не было только Р. Фишера, которого организаторы «забыли» пригласить. А ведь Бобби очень хотел снова побывать в Москве (ранее рассказывалось о том, как он летом 1958 года посетил столицу Советского Союза и сыграл немало блиц партий в ЦШК СССР).

читать главу 8