Шахматы в Питере Шахматы в Питере

 

 

глава 9

Матч века

Так же бесполезно, на первый взгляд, прошел для Фишера 1969 год. Он отказался от участия в чемпионате США. А ведь эти соревнования были отборочными к очередному межзональному турниру первенства мира. Настойчивые приглашения руководителя американской шахматной федерации Бобби отклонил письмом: «Спасибо за ваш запрос, рассчитывать ли на мое участие в чемпионате США 1969 года. На меня не рассчитывайте, я не намерен участвовать. Причина, по которой я не играл в прошлом году и не буду играть сейчас, одна и та же - турнир слишком короток. Я считаю, что в турнире должно быть 22 партии, как в России, Венгрии, Румынии и других восточно-европейских странах, где к шахматам относятся серьезно, а не 11 туров, как в нынешнем чемпионате США...».

Лишь однажды он сделал исключение: в рамках столичной лиги Бобби сыграл в Нью-Йорке партию с мастером Сейди, неоднократным участником чемпионатов США. Превосходство Фишера в этом поединке не вызывало сомнений.

Итак, 1969 год ничего полезного не принес Фишеру ни в творческом, ни в спортивном плане. Чемпион мираТйгран Петросян накануне своего второго матча с Борисом Спасским высказал предположение: «Иногда мне кажется, что Фишер не вышел на старт амстердамского межзонального турнира в 1964 году и выбыл из соревнования в Сусе потому, что боится проиграть матч кому-либо из претендентов. Ведь тогда ореол непобедимости вокруг «гениального

Бобби» заметно потускнеет и практический американец больше не сможет диктовать соответственно высокие финансовые условия организаторам тех турниров, которые хотели бы видеть его в списке участников».

Но в шахматной жизни планеты изменения были существенные. В 1969 году на шахматном троне сменился король. Десятым чемпионом мира стал Борис Спасский, победивший в матче Тиграна Петросяна.

А вот 1970 год стал успешным для Роберта Фишера. Он снова играл много и победно, с большим вдохновением и желанием.

С 29 марта по 5 апреля в Белграде прошло шахматное состязание, получившее название «Матч века». Сборная команда лучших шахматистов мира встречалась со сборной СССР. Это событие стало одним из самых значительных в истории шахматных соревнований. Мир давно уже желал знать: способны ли лучшие шахматисты планеты (за исключением, естественно, СССР) успешно противостоять сильнейшим советским гроссмейстерам в командном зачете. Так сказать, «стенка на стенку!». То, что советские асы очень сильны индивидуально, - всем известно и понятно. То, что на Шахматных олимпиадах неизменно побеждает советская дружина, - тоже уже никого не удивляет.

А вот если собрать вместе американцев Фишера и Решевского, датчанина Ларсена, югославов Глигорича и Матуловича, прибавить к ним венгра Портиша, чеха Гор та, немцев Унцикера и Ульмана, аргентинца Найдорфа да еще кое-кого - вот это была бы команда! И пусть русские докажут, что они сильнее сборной избранных шахматистов мира!

Итак, идея возникла, окрепла, перешла в замысел, который стал практически воплощаться в жизнь. ФИДЕ пригласила для участия действительно лучшие силы. Югославия предложила проведение этого великого матча у себя, пообещав создать великолепные условия. Ну а Шахматная федерация СССР после консультаций с вышестоящими инстанциями дала согласие на участие. Действительно, интересно и любопытно было всем: кто сильнее?

Сборная команда Советского Союза формировалась по спортивным итогам 1969 года с учетом официальных соревнований на первенство мира и чемпионатов СССР. На первой доске, естественно, выступал чемпион мира Борис Спасский. На второй - экс-чемпион Тигран Петросян. Далее по доскам играли Виктор Корчной, Лев Полугаевский, Ефим Геллер, Василий Смыслов, Марк Тайманов, Михаил Ботвинник, Михаил Толь и Пауль Керес. Запасными были Леонид Штейн и Давид Бронштейн.

Сборную избранных шахматистов мира возглавил Бент Ларсен. Первоначально на эту роль предлагали Роберта Фишера. Так полагал и сам Бобби, милостиво согласившийся «выйти из тени» и предстать перед шахматной публикой. Но неожиданно запротестовал датский гроссмейстер, отлично проведший 1969 год и добившийся заметных успехов в последнее время.

К удивлению многих Фишер без споров согласился на вторую роль. Сам Б. Ларсен после соревнования заявил: «Я слышал о заявлении Фишера в американской печати, что он самый сильный шахматист мира. Не согласен. Лучший шахматист мира сейчас - Ларсен. Я это говорю не из похвальбы, не для того, чтобы вызвать сенсацию, а потому, что непоколебимо в это верю. Вот и в матче играл на первой доске, потому что за последние годы добивался таких результатов, каких Фишер никогда не имел. Лично я не предлагал Фишеру уступить мне первую доску. Может быть, это даже входило в его планы с самого начала».

Состав сборной мира: Бент Ларсен, Роберт Фишер, Лай ош Портиш, Властимил Горт, Светозар Глигорич, Сэмюэл Решевский, Вольфганг Ульман, Милан Матулович, Мигель Найдорф, Борислав Ивков. Запасные - Фридрик Олафссон и Клаус Дарга.

Получив приглашение и обговорив все условия, Фишер прилетел в Белград. Прибыл он ночью и сразу же уединился от всех в своем роскошном номере гостиницы «Метрополь». А уже на следующий день Фишер стал выдвигать новые требования к организаторам соревнований.

Примерно в 13 часов он вышел из своего номера и спустился по лестнице в холл. Там было много народу, но Фишер почему-то подошел только к Бронштейну и тепло приветствовал его. Сам Давид Ионович пояснил это так: «Я был потрясен. Хотя понимаю, почему он так сделал: я к нему всегда ласково относился, по-хорошему с ним разговаривал. Он меня никогда ни в чем не упрекнул». Больше Фишер ни с кем не общался, не здоровался, вышел из отеля и погулял по городу. В Белграде он бывал не раз, всегда видел тут к себе доброжелательное отношение, восхищение местным любителей шахмат его талантом. В Югославии у Бобби всегда было немало друзей, хороших знакомых. В общем, от прогулки у молодого американского чемпиона поднялось настроение и он был настроен благодушно.

Когда капитан сборной мира доктор Макс Эйве зашел к нему в номер, чтобы сообщить «пренеприятнейшее известие» (о том, что решено посадить Бобби за вторую доску), и уже заранее настроился на, казалось бы, неизбежный конфликт, то в ответ услышал неожиданное: «Не возражаю».

Однако уже на следующий день Фишер вслух досадовал по поводу своей «нелепой уступчивости», приписывая ее усталости и религиозному дурману, охватившему его в Белграде. Хотя кое-кто из специалистов шахмат впоследствии утверждал, что Бобби сам очень хотел сыграть микро матч с Петросяном, который еще недавно был чемпионом мира. Успокоившись, Фишер выразился так: «Я сам уступил первую доску Ларсену, так как видел, что команда деморализована, кроме того, я предполагал, что играть с Петросяном мне будет легче».

В газете «Нью-Йорк тайме» за 31 марта 1970 год была помещена публикация под названием «Темпераментный шахматный гений». Вот что в ней говорилось:

«Для каждого в шахматном мире Бобби Фишер - загадочный, угрюмый, темпераментный, своенравный, эгоцентричный гений. Было удивительно, когда он принял предложение представлять США в Белграде. Это была неожиданность, ибо соревнование очень сильное, а Фишер полтора года не принимал участия в турнирах. Были сомнения, закончит ли Бобби соревнование, - ведь он известен своими легкомысленными уходами с турниров и матчей... Но в одном сходятся все. Бобби Фишер-один из сильнейших шахматистов всех времен».

Турнир Матча века был проведен в четыре круга. На второй доске Роберт Фишер сыграл четыре партии с Тиграном Петросяном и набрал 3 очка.

Возмутитель шахматного мира. О жизни и творчестве Роберта Фишера. Матч века.

Бобби и тут остался верен себе. Перед началом матча он потребовал, чтобы Петросян сначала делал ход, а потом его записывал на бланке, а не наоборот. Почему? Зачем? Еще более удивительно, что «железный Тигран» любезно согласился выполнить каприз соперника.

А дело было так, пишет белградская газета «Спорт» в публикации «Последний демарш Бобби Фишера»:

«В комнате главного судьи матча века Божидара Кажича за два часа до начала первого тура зазвонил телефон.

-   Будьте сейчас же в «Метрополе»! - говорил американский гроссмейстер. - Должен с вами договориться кое о чем. Это очень важно!..

Кажич вместе с двумя членами оргкомитета зашел в гостиницу «Метрополь». В своих апартаментах Бобби перелистывал какой-то шахматный журнал...

-    О чем мы будем говорить? - спросил его Кажич.

-   Оповестите капитана советской сборной Постникова и моего противника Петросяна, чтобы он сначала делал ход, а затем записывал его на своем бланке.

-    И из-за этого вы нас пригласили?

-   Само собой разумеется. Если же Петросян не захочет так делать, я не стану с ним играть!

И Фишер вновь принялся перелистывать шахматный бюллетень, что означало конец переговоров.

Послам пришлось найти Постникова и Петросяна и передать им «ультиматум» американца. Спокойно-ироничный ответ Петросяна на это нелепое заявление, что он всю жизнь именно так и делает, отмечается как «джентльменско- выдержанный», равно как согласие Спасского и Петросяна на «рокировку» Ларсен - Фишер.

«А ведь могли бы, - отмечали газеты, - и Спасский, и Петросян, да и советский капитан сказать: «Извините, мы не согласны». Но они этого не сказали, за что мы выражаем им искреннюю благодарность».

По свидетельству Марка Тайманова, перед началом первой партии с Петросяном Фишер был совершенно не в себе. Он опоздал к началу тура, был бледный как мел и долго думал над первым ходом. А успокоился только тогда, когда шахматная борьба полностью захватила его.

Вот мнение Таля: «Первые две партии Фишер играл хорошо, и нам на сцене особых изъянов в его игре видно не было. А вот дефекты в игре Петросяна были видны и из зала. Просчет в первой партии, пассивность во второй... Эти поражения могли бы выбить из колеи кого угодно. Тем более что в двух оставшихся партиях отыграться было практически невозможно.

Публика с восторгом встретила победу Фишера. Печать, в общем-то весьма доброжелательно относившаяся к советским шахматистам, очень уж превозносила американца. Появились даже заголовки: «Фишер читает лекцию Петросяну» и т.п. Роберт охотно выслушивал переводы этих звучных сочинений на английский язык и перед началом третьей партии позволил себе заявить: «Если Петросян хотя бы в одной из оставшихся партий сделает ничью, я... дарю ему машину!». Заявление Фишера услышал Тайманов, но как-то побоялся рассказать о нем Петросяну. А вдруг Тигран просто сразу убьет Бобби? И хотя тогда «проблема Фишера» будет наконец решена всерьез и надолго, но таким способом все-таки неудобно... Петросян об «угрозе» соперника ничего не узнал, однако уже третья партия показала, что перед Фишером - совсем другой шахматист».

Да, третья партия протекала совсем иначе. Петросян играл активно и вынудил Фишера перейти к пассивной защите. После разменов ферзей наличие на доске лишь одной открытой линии предопределило ничью.

Также вничью завершилась и четвертая партия, протекавшая с некоторым преимуществом белых, которыми играл Петросян.

Интерес к игре, к самой личности Фишера был огромный. В Белграде Фишера очень донимали журналисты. Его хороший приятель Димитрие Белица, тоже, кстати, югославский журналист (единственный кого Бобби еще как- то терпел; правда, и с ним он в конце концов рассорился), рассказывал: «Около Фишера всегда была большая толпа болельщиков и журналистов. За семь дней матча он сменил три номера в гостинице, но так и не смог укрыться от журналистов. Обыкновенно его ответы укладываются в одно-два слова: да, нет...

В другой раз, войдя, попросил никому не говорить, что находится в моей комнате, так как журналисты все время ему звонят по телефону, а организаторы различных турниров и сеансов просят, чтобы он где-нибудь сыграл. Перед последним туром он снова пришел в четыре часа ночи и спросил: «А это не очень противозаконно - убить журналиста?» Я испуганно ответил, что это противозаконно. И еще я подумал, что он может убить меня как журналиста. Но Фишер успокоил: «Не бойся, я хочу убить только тех журналистов, которые мне по ночам звонят. Я приехал играть в шахматы, а не давать интервью». Была суббота, когда Роберт не работает до захода солнца. Директор турнира попросил меня узнать у американца, когда он может начать последнюю партию с Петросяном и когда хочет получить свой приз. Фишер на первый вопрос ответил: «В 6 часов 45 минут», а на второй отвечать отказался: в субботу он о деньгах не говорит.

...Фишер обыкновенно спит очень долго, часов до двенадцати дня. В Белграде раза три он просыпался ночью и приходил в мою комнату. В первый раз он разбудил меня в четыре часа ночи и стал показывать партию с Петросяном. Я немножко спал и немножко смотрел, а он все время доказывал, что Полугаевский был неправ, утверждая, что позиция выиграна для Петросяна. Наконец, Фишер, кажется, нашел лучшие ходы, но и после этого он не успокоился и на карманных шахматах расставил позицию из третьей партии Таль - Найдорф. Посмотрел минут десять, нашел форсированный выигрыш за Таля и только тогда, довольный, смог спокойно уснуть».

А еще Белица вспоминал: «Когда я попросил его дать интервью специально для читателей «64», он сразу ответил:

-   Я очень рад говорить для этого издания, которое много читал, но сейчас почему-то не получаю в Лос-Анджелесе. Спросите скорее редактора Петросяна, как можно подписаться на «64»...

.. .А когда Петросян спросил: «А что если вас пригласить на турнир в Армению осенью следующего года?», Фишер ответил:

-   Я с удовольствием там сыграю. Но вы должны мне сначала прислать все условия. Особенно меня интересуют свет в турнирном зале и состав участников».

Интересны ответы Фишера и на другие вопросы Белицы.

-    Вы недовольны своей игрой?

-   Да, я устал с дороги. Мешало и полуторагодичное отсутствие серьезной практики. Для меня особенно важно сейчас играть, и я бы очень хотел выступить в межзональном турнире. Конечно, попасть туда будет трудно, потому что я не играл в чемпионате США.

-    С кем бы вы хотели сыграть матч?

-   Я знаю, что у меня нет права вызывать Спасского на матч, но Американский шахматный фонд предложил провести матч Спасский - Фишер и уже согласился выделить 25 тысяч долларов для призов - 15 тысяч победителю и 10 -побежденному. Этот матч мы бы могли сыграть и в Москве, и в Нью-Йорке. Я с огромным удовольствием сразился бы до шести побед, да и Спасский, как я слышал, не против, но такие вопросы решает его шахматная федерация.

-А кто, по-вашему, лучшие шахматисты мира?

-   Из советских наверняка - Спасский, Петросян, Корчной. И еще - Фишер, Ларсен.

-    Ну, а кто же самый лучший?

-Фишер!!

-   Кто имеет наибольшие шансы играть следующий матч на первенство мира со Спасским?

-    Корчной и Ларсен.

-А какой матч был бы самым любопытным для шахматного мира?

-    Пожалуй, Ларсен - Фишер.

-    И кто бы выиграл?

-Думаю, что я.

-    Ваше мнение о чемпионе мира?

-   Спасский очень хороший шахматист, но, по-моему, он делал много ошибок в матче с Петросяном. Мне казалось, что он немножко побаивался соперника. Я тщательно проанализировал все партии матча Петросян - Спасский, когда готовился к поездке в Белград.

-    Почему же вы уступили первую доску Ларсену?

-   Хотя я знаю, что играю лучше Ларсена, но за последние полтора года, пока я отсутствовал на шахматной сцене, он выступал с большим успехом и потому имел моральное право на первую доску.

-    Что вы вообще думаете о матче в Белграде?

-   Перед началом матча я думал, что советская команда легко выиграет. Матч был очень интересный, сама идея его проведения - очень красивая. Потому что здесь собрались все лучшие шахматисты мира. Конечно, Советский Союз - первая шахматная держава в мире и, наверное, еще долгое время так будет... В СССР гроссмейстеры имеют очень хорошие условия для занятия шахматами. Я профессиональный шахматист, который все свои деньги должен зарабатывать, играя в турнирах. Если не играю, денег не получаю. Правда, сейчас написал книгу «Мои 60 памятных партий» и получил за нее гонорар. Очень часто меня упрекают в том, что я всегда требую экстра-гонорар за участие в соревнованиях. Мой ответ: я должен делать так потому, что шахматы - моя жизнь! Я живу за счет шахмат.

-    Что вы любите кроме шахмат?

-Люблю музыку, телевидение. Раньше собирал костюмы, но сейчас этого не делаю. У меня нет машины, и вот здесь, в Белграде, я получил приз за победу на своей доске - машину «Москвич» новейшей серии. Но я боюсь автомобилей. У нас в Штатах в прошлом году в автокатастрофах погибло 56 тысяч человек, и я решил, что лучше ездить в автобусе.

-    Сколько времени вы посвящаете шахматам?

-   Если готовлюсь к турниру - много работаю, а если нет - отдыхаю.

Матч в Белграде закончился победой сборной СССР - 20,5:19,5. На первой доске Ларсен набрал 2,5 очка (сыграл вничью со Спасским - 1,5:1,5 и победил заменившего его в последнем туре Штейна). На второй доске, как уже упоминалось, Фишер победил Петросяна-3:1. На третьей Портиш взял верх над Корчным - 2,5:1,5, а на четвертой Горт с таким же счетом одолел Полугаевского.

Лишь за счет преимущества на остальных досках советская команда сумела вырвать общую победу в матче. Всему миру стало ясно, что ведущие западные гроссмейстеры Фишер, Ларсен уже ни в чем не уступают лучшим советским шахматистам. Вопрос лишь в том, кто раньше - Фишер или Ларсен - отберет шахматную корону у советского чемпиона?!

Многие делали ставку на более молодого американца.

Интересно мнение одного из тренеров советской сборной гроссмейстера Игоря Бондаревского:

«Как шахматист Фишер представляется мне гроссмейстером большого масштаба и огромной практической силы, с вполне научной постановкой партии. Он сознательно расширяет свой дебютный репертуар и с толком использует длительный перерыв в серьезных выступлениях. Во всем чувствуется большая домашняя работа. По-видимому, Фишер теперь намечает пути своего дальнейшего развития. В его игре нет буквально никаких трюков, никакого блефа - это шахматист, я бы сказал, кристально чистого, классического стиля. Порой говорят о шахматной наивности Фишера, но ведь и Капабланка играл в похожем ключе, а никто вроде бы не говорил о его наивности. Видимо, сегодняшние разговоры опять-таки навеяны анекдотами, витающими вокруг Фишера. Американский гроссмейстер обладает замечательной эндшпильной техникой и в окончаниях играет до королей, что при столь высокой технике особенно опасно...

В связи со своим новым успехом Фишер рвется сейчас к матчу с чемпионом мира. Но как рвется?! Обычно шахматисты придерживаются установленного ФИДЕ порядка: зональный турнир - межзональный - матчи претендентов. К сожалению, Фишер все время обходит эти нормальные пути. Нет, он не предлагает Спасскому играть за звание чемпиона мира, он просто хочет сыграть большой неофициальный матч. Хотя понятно, что если бы, скажем, Спасский проиграл такой матч, то общественное мнение могло стать на сторону Фишера. И тогда американский гроссмейстер уже не пытался бы попасть на межзональный турнир...

Люди годами борются за свои права, а Фишер хочет обойти всех при помощи денег. Вообще-то весь шахматный мир, все шахматисты с огромным удовольствием посмотрели бы на такой матч, если бы... Если бы Спасский не был чемпионом мира! Вот года три назад-тогда другое дело, а сейчас Спасский формально связан с ФИДЕ, является ее чемпионом. И Международная федерация не может поставить своего чемпиона вне закона... А пока - ставки всё растут, аукцион за рубежом продолжается. Но деньги не должны решать такой вопрос!

А вот дорога на межзональный турнир представляется мне вполне законной, и если федерация Соединенных Штатов найдет способ выделить Фишеру одно из своих мест, вряд ли кто-нибудь найдет серьезные возражения. Было бы интересно, чтобы Фишер сыграл в межзональном турнире. Этот гроссмейстер, безусловно, выйдет в число претендентов, а вот в матчах... В матчах его уже как следует проверят!»

Экс-чемпион мира Михаил Таль высказал свое мнение:

«То, что Фишер один из сильнейших шахматистов мира, мы знали и раньше. Он может выиграть и у Петросяна, и у Корчного, и у Спасского, и у Ларсена. Так же, как и они могут выиграть у него.

При всей своей капризности, несговорчивости, эксцентричности Фишер очень любит шахматы, фанатично им предан, никого и ничего не боится. И дело не в том, что он боялся Спасского, совершив «рокировку» с Ларсеном, - просто считал удобным для себя играть пока что с Петросяном, причем в очень выгодных условиях, так сказать, «по ветру». Ведь именно после того как Фишер успешно сыграл против Петросяна, вспыхнули и разгорелись разговоры о его матче со Спасским. И не из четырех партий, а до шести выигранных, и не в командном зачете, а в личном, и не на одну машину, а на приз величиной в несколько машин! Конечно, он рвется в межзональный турнир. Конечно, переживает, что во второй раз оказался за бортом розыгрыша первенства мира. Пока... Потому что Американская шахматная федерация, очевидно, сделает всё, чтобы исправить эту ошибку,

-    то ли свою, то ли Фишера...

Его добровольный переход на вторую доску - поступок, свидетельствующий, с одной стороны, о немалой практической сметке, а с другой - о том, что американец не задается целью специально чинить неприятности организаторам турниров. Борется же он за права шахматистов, поскольку шахматы - его жизнь, его специальность, и он хочет, чтобы человек его специальности имел хорошие условия для работы, для творчества, жил как можно лучше, был по-настоящему свободен. Другое дело, что форма проявления этой борьбы нам представляется несколько чуждой, необычной. Вот и сейчас перед «Турниром мира» в Ровине

-    Загребе он поставил организаторам 43 (!) условия и специально выехал пораньше, чтобы ознакомиться на месте с освещением в зале...

Фишер - дитя другого жизненного уклада, нежели наш, и все его поступки - результат полученного воспитания. Но в общем он парень не вредный, внешне симпатичный, большой и чуточку нескладный, с очень доброй и очень располагающей улыбкой. С удовольствием, когда в хорошем настроении, - а в Белграде для того был повод, - поддерживает разговор. Теперь даже дает интервью.

Бобби - человек, понимающий всё удивительно буквально. К сожалению, у него не сильно развито чувство юмора. Журналисты порой слышат от него то, что они хотят слышать, а он... этого и не говорил. Создаваемые таким способом «байки» приводят к тому, что вокруг талантливейшего и интересного шахматиста возникает слишком много шума и никому не нужной суеты».

Всем участникам «Матча века» были заданы четыре вопроса:

Чем являются для вас шахматы, что вас больше всего привлекает в этой игре?

Как вы оцениваете спортивные и творческие итоги матча?

Каково ваше мнение о нынешней системе розыгрыша первенства мира?

Вот ответы Роберта Фишера.

  1. В шахматах меня больше всего привлекают возможность путешествовать, деньги, шахматная атмосфера. Шахматами я могу легче зарабатывать, чем каким-либо другим занятием. Шахматы, несомненно, искусство, но над этим я не задумывался. Я очень люблю шахматы, но меня интересует и многое другое - музыка, спорт, политика.

Шахматные профессионалы могут жить. Ни в одной другой области я бы не добился того, чего достиг в шахматах. Я не окончил школу и не уверен, что это нужно было. Продолжительное время я не играл в турнирах, но шахматы мне дают средства на жизнь. За книгу «Фишер вас учит шахматам» я получил 10 тысяч долларов, за сборник «60 партий Фишера» - около половины этой суммы. Кроме того, есть у меня ежемесячный доход в размере 300 долларов за шахматный отдел в одном молодежном журнале.

Обо мне распространяют слухи, что сам я не могу писать, требую гонорар за интервью, ненавижу фоторепортеров, выдвигаю невыполнимые условия. Это не так. Я постоянно работаю, стараюсь быть обходительным, я не делаю все за деньги, но живу от шахмат...

  1. Матч в Белграде - действительно, событие эпохи. Меня очень привлекала идея участвовать в этом соревновании. Организация была на хорошем уровне и полностью меня удовлетворила. У нас, в Америке, не хватает таких замечательных организаторов, преданных шахматному искусству, какие есть в Югославии.

Результат матча благоприятен для избранных шахматистов мира. Думаю, если увеличить число досок, то шансы сборной мира вырастут. Я не успел просмотреть всех партий других участников. Своими первыми двумя я доволен, в третьей плохо разыграл дебют, но Петросян, несмотря на лучшую позицию, выигрыша не имел. Я снова собираюсь возвратиться к турнирной деятельности, хотя знаю, что многие против меня. Надеюсь скоро стать чемпионом мира, так как в матче снова уверовал, что играю сильнее всех. Я сам уступил первую доску Ларсену, так как видел, что команда деморализована, кроме того, я предполагал, что с Петросяном мне будет легче играть.

  1. Свою лучшую партию я сыграл пока с Д. Бирном на турнире в Нью-Йорке в 1956 году.
  2. Система матчей претендентов у меня не вызывает нареканий, но матчи должны быть более продолжительными, скажем, до шести побед, не считая ничьих. В матчах я не боюсь никого. Нужно, чтобы матчи на первенство мира игрались каждые два года. Лучшие шансы на следующий матч со Спасским у Ларсена и Корчного. Я бы, конечно, хотел, чтобы дело дошло до матча Фишер - Спасский, но...

Еще одно интересное состязание намечалось, но так и не было воплощено в жизнь. В апреле 1970 года мог состояться матч Роберта Фишера с Михаилом Ботвинником. Идея такого поед инка возникла за год до того, когда руководство Лейденского шахматного клуба решило к 75-летнему юбилею клуба провести матч между шестым чемпионом мира и лучшим шахматистом Запада. Михаил Моисеевич Ботвинник в самом конце 60-х годов прекратил активное участие в соревнованиях и сосредоточил все свои силы на научной работе и общественной деятельности. Он возглавлял Общество дружбы СССР - Нидерланды. Этот матч стал бы прекрасным подарком 59-летнему ветерану (в том числе и в материальном плане), который был почетным членом клуба, а заодно поднял бы престиж Лейденского клуба.

Вот тогда-то президент Королевского Нидерландского шахматного союза ГЪудсмит позвонил исполнительному директору шахматной федерации США Эду Эдмондсону и попросил сообщить ему адрес и телефон Фишера. Он рассказал об идее проведения в Лейдене матча Ботвинник - Фишер. Когда спустя некоторое время Бобби побывал в шахматной федерации США, которая располагалась в городе Нейбурге, Эдмондсон обсудил с ним предполагаемый матч. Фишер посчитал, что идея заслуживает рассмотрения.

Перспектива проведения матча устраивала обоих будущих соперников. Эдмондсон дал ГЪудсмшу два адреса и телефона: временной резиденции Фишера в отеле в Калифорнии и делового представителя Фишера в Нью-Йорке Бернарда Дэвиса. После этого переговоры шли непосредственно между ГЪудсмитом, Дэвисом, Ботвинником и Шахматной федерацией СССР.

К сентябрю 1969 года соглашение по всем основным пунктам было достигнуто. Матч должен был состояться из 18 партий, что в виду продолжительности состязания давало очевидное преимущество молодому Бобби. Директором матча был назначен экс-чемпион мира Макс Эйве. Спонсоры в Нидерландах собрали 25 тысяч долларов, что было достаточно для покрытия всех расходов по проведению матча и для призового фонда в 13 тысяч долларов. Победитель получал 8 тысяч, а побежденный - 5 тысяч.

Строители матча пошли навстречу многим запросам Бобби. Игровой зал, подобранный для проведения матча, отвечал всем требованиям Фишера. Сам матч был назначен на март или начало апреля 1970 года. В начале октября 1969 года Эйве прилетел в Нью-Йорк, чтобы встретиться с Фишером и получить его подпись в контракте. Но Бобби в это время находился в Калифорнии, и с ним никак нельзя было связаться.

Президент ФИДЕ Макс Эйве напрасно потерял время, а также понес финансовые затраты, разыскивая Фишера. А затем выяснилось, что Фишер изменил свою позицию относительно продолжительности матча. Он потребовал, чтобы матч продолжался не 18 партий, а до шести побед одного из участников. Из Лейдена пришел ответ, что проведение матча с нефиксированным сроком окончания невозможно, поскольку игровой зал можно зарезервировать только на конкретный срок. Расписание матча также должно быть твердым, так как директор соревнования, другие сотрудники были ангажированы работать на определенный срок.

Изменения, которые запрашивал Фишер, просто не могли быть сделаны. Поэтому организаторы матча настаивали на подписании уже подготовленного контракта матча. Но строптивый американец так и не подписал контракт и не ответил на запрос Лейдена. Матч Ботвинник - Фишер не состоялся. Вместо него на 75-летний юбилей Лейденского клуба был проведен четверной турнир, в котором Ботвинник, Спасский, Ларсен и Доннер играли между собой по 4 партии.

«Фишер весьма расчетлив, - вспоминал впоследствии М.М. Ботвинник. - Надо полагать, что будущий чемпион мира искал предлог, чтобы уклониться от матча. Видимо, уже тогда Фишеру трудно было преодолеть тот психологический барьер, который ему нередко мешал начинать соревнование. .. Я две недели готовился к матчу. Поехал к Черному морю. Взял с собой несколько сотен партий Фишера. Творчество американца не удивляло своими стратегическими идеями. Они известны были каждому опытному шахматисту по старым партиям (и до Фишера). Но тактическая изобретательность американского гроссмейстера, его энергия в реализации составленных планов, стремление проявить активность при первой же возможности поражали».

Участие Роберта Фишера в Матче века вновь всколыхнуло волну внимания к молодому американскому чемпиону. Шахматная общественность внимательно следила за всеми выступлениями Бобби. После «Матча века» Роберт Фишер еще на 4 месяца задержался в Югославии. Он принял участие в блицтурнире в городе Герцог-Нови, а затем в международном турнире в Ровинь - Загребе.

Соревнование в Гёрцог-Нови журналисты назвали «неофициальным чемпионатом мира по блицу». 12 шахматистов - 11 гроссмейстеров и один международный мастер - в два круга в течение одного дня (8 апреля) оспаривали звание сильнейшего.

Среди участников были такие мощные «блицеры» того времени, как Таль, Петросян, Корчной, Бронштейн, Горт, Матулович, Смыслов, Решевский. И тем более фантастическим выглядит результат Фишера - 19 очков из 22. Бобби выиграл микро матчи у десяти соперников и лишь с Корчным сыграл вничью -1:1.

Фишер выглядел свежим, отдохнувшим - он специально приехал в этот адриатический город за сутки до турнира, искупался в море. А, к примеру, советские участники прилетели утром в день игры. Сам же блицтурнир по настоянию Решевского, у которого был уже взят билет на самолет, провели не вечером, как планировалось, а днем).

Занявший второе место Михаил Таль отстал от победителя на четыре с половиной очка! Третьим призером стал Виктор Корчной (14 очков). По мнению Таля, Фишер играл блиц в той же манере, что и серьезные партии: быстро, уверенно и практически безошибочно. За весь турнир он не допустил ни одного серьезного промаха, не подставил ни одной пешки, в то время как остальные гроссмейстеры «зевали» коней, слонов, а порой и тяжелые фигуры.

Бобби избегал комбинационных осложнений, продемонстрировал немало теоретических новинок, широкий дебютный репертуар. Он словно бы проверял новые идеи, подготовленные к серьезным турнирам.

Было сыграно немало острых, занимательных партий. Интересный случай произошел в партии Петросян - Фишер. Оба соперника оказались в страшном цейтноте. Флажки их часов угрожающе зависли. Попеременно и Петросян, и Фишер давали шахи королю противника. «Шах! Шах! Шах!» - звучало из уст Петросяна. «СЬеск! СЬек! СЬек!» - произносил по-английски при каждом случае Фишер. А самый ответственный момент Фишер неожиданно на чистом русском языке выпалил:

- Вам шах, гроссмейстер!

Это было так неожиданно для Петросяна, что он на какое-то мгновение замер и удивленно уставился на соперника. А спустя мгновение флажок на его часах упал. Экс-чемпиону мира было засчитано поражение.

Фишер получил первый приз в размере 5000 динаров. А югославский журналист Димитрие Белица, присутствовавший на блицтурнире, сумел благодаря содействию судей и добровольных помощников записать все (!) партии этого уникального состязания.

После этого Белица написал книгу об этом блицтурнире, причем Фишер дал подробные комментарии своих 12 лучших партий. Целый месяц Бобби был гостем Белицы в городе Сараево. Вместе они также участвовали в 10 теле- визионных передачах о шахматных титанах. Причем, выбор десятки лучших американец сделал сам: Морфи, Стейниц, Капабланка, Ботвинник, Петросян, Таль, Спасский, Решев- ский, Пшгорич, Ларсен. Много споров было о кандидатуре Алехина. Югославский журналист настаивал на включение кандидатуры четвертого чемпиона мира в список десяти. Фишер отшучивался, мол, Алехин сердит на него не будет.

Дружба дружбой, но уже в том же 1970 году Фишер подал на Белицу в суд. Дело в том, что югославский журналист подготовил отрывки из своей книги «Гроссмейстеры вблизи» для юных загребских читателей журнала «Плави весник». Там, в частности, было написано многое из того, что Фишер говорил о своей жизни. Бобби посчитал, что является одним из соавторов публикаций, и потребовал компенсации в размере двух тысяч долларов.

Это шокировало многих, а Белицу - в первую очередь. Журналист оперирует теми фактами и источниками, которые получил в результате общения с героем своих публикаций. И интервьюируемый (в данном случае им был Фишер) не является соавтором, а значит и не может претендовать на авторский гонорар. Фишер этого не хотел понимать. А когда редакция журнала ему объяснила, что Фишер только рассказывал, а Белица является автором публикаций, что к тому же гонорар составляет не две тысячи, а может быть, 100 долларов, то американец передал дело своему адвокату с требованием выплаты ему уже трех тысяч долларов. Все югославские газеты писали о деле «Фишер - Белица». Этот «матч» продолжался долго. Сумма по западным меркам не такая уж большая, но дело принципа, и отношения между Фишером и Белицей окончательно разладились.

Странное поведение американца, его бескомпромиссность, готовность на разрыв в любой момент с друзьями и знакомыми удивляли многих. Некоторые даже видели в этом изменение психики шахматиста.

А между тем состоялись новые соревнования. С ^апреля по 7 мая 1970 года в городах Ровинь и Загреб прошел международный «Турнир мира». Среди 18 шахматисток было 8 участников недавнего «Матча века»: Фишер, Смыслов, Петросян, Глигорич, Горт, Корчной, Ивков, Ульман.

Это был первый после почти двухлетнего перерыва международный турнир, в котором принял участие Фишер (не считая, разумеется, «Матча века» и блицтурнира в Гёрцог-Нови). Американец был в прекрасной спортивной форме и выступил просто замечательно. В первых семи турах он набрал 6,5 очка. А в восьмом потерпел сенсационное поражение от Ковачевича.

Однако Фишер быстро пережил поражение. В следующем туре он сыграл вничью со Смысловым, затем победил Плигорича, Кураицу и Удовчича. НичьясГЪртом, победа над Бертоком, снова ничья - в 99 ходов с Брауном. После 11-гр тура турнир переехал в Загреб. В заключительных турах американец разошелся миром с Корчным и Петросяном, а в итоге занял первое место с результатом 13 очков из 17. Второе - пятое места разделили Ошгорич, Смыслов, 1Ърт и Корчной (по 11 очков). В противоборстве с тремя советскими гроссмейстерами Фишер не проиграл ни одной партии, но ни одной и не выиграл.

1970 годы был богат на шахматные соревнования, и молодой американец играл активно, но не во всех турнирах, куда его приглашали. Как зоне упоминалось, предполагаемый матч Ботвинника с Фишером не состоялся. В Лейдене в честь 75-летнего местного шахматного клуба состоялся четверной турнир с участием Спасского, Ботвинника, Ларсена и Доннера. Победителем турнира стал чемпион мира Борис Спасский.

После соревнования прибыв в Москву, Спасский ответил на вопросы журналистов в Центральном шахматном клубе СССР. Вот некоторые из его ответов.

- Считаете ли вы последние результаты Фишера выдающимися?

-   Не только я, но и все шахматисты считают Фишера выдающимся гроссмейстером, и очень приятно, что он вновь вернулся к шахматам, что он вновь играет и побеждает.

-   Как вы относитесь к идее организации вашего матча с Фишером?

-   Мне очень хотелось бы сыграть матч с ним. Но все разговоры о товарищеском матче вряд ли серьезны: играть матч чемпион мира должен именно за свое звание. Однако другие гроссмейстеры играют в системе ФИДЕ, тратят силы и нервы. И с моей стороны дать согласие на матч с кем-то, идущим в обход системы ФИДЕ, было бы довольно сомнительным в моральном отношении шагом. Я бы поставил в трудное положение своих коллег-гроссмейстеров.

-Каковы шансы Фишера в проходящем сейчас цикле розыгрыша первенства мира?

-   Американская федерация с согласия одного из трех победителей своей зоны может предоставить место сильнейшему гроссмейстеру США. Ходят даже слухи, что П. Бенко за солидное вознаграждение готов уступить свое место. Если это произойдет, то Фишер будет иметь очень хорошие шансы. Однако многое будет зависеть и от того, как он приспособится к коротким матчам. А эти короткие матчи - дело довольно противное...

-    Кто еще имеет шансы стать претендентом?

-    Корчной, Ларсен, Петросян...

-   Почему сейчас не разыгрывается в США Кубок Пятигорского?

-   Трудно сказать. Может быть, после того, как Фишер временно отошел от шахмат, госпоже Пятигорской не особенно приятно стало видеть возможными победителями только советских гроссмейстеров.

-Если Фишер будет играть в межзональном турнире, то организаторам придется выполнить слишком много его требований...

-   Когда Фишер выставляет свои требования, он зачастую бывает логичен: порой шахматистам приходится сражаться в совершенно неприемлемых условиях. По сути, он, может, и прав, но вот форма протеста вызывает нарекания широких кругов. Так было и на прошлом межзональном турнире, когда Фишер устроил свой знаменитый «бум».

-Чем вы объясняете, что Фишер и Ларсен в отличие от многих наших гроссмейстеров не делают «гроссмейстерских» ничьих?

-   Наши гроссмейстеры проходят многоступенчатый и трудный отбор во внутрисоюзных соревнованиях. Наличие напряженной конкуренции заставляет порой искать отдыха в таких вот ничьих. Я помню, как мыс Л. Штейном устроили небольшую демонстрацию в этом самом зале: сделали между собой гроссмейстерскую ничью за... 50 секунд.

Мне кажется, что зарубежные гроссмейстеры, имея большую свободу выбора соревнований, могут лучше планировать свои выступления. Это одно из преимуществ, которым располагают сейчас растущие зарубежные шахматисты. А нашим все время приходится как следует «колотить» друг друга.

-   Вы считаете, что появление гроссмейстерских ничьих не зависит от характера играющих?

-   Это зависит и от характера, и от тех обстоятельств, о которых я говорил. Фишер возвратился к шахматам не для того, чтобы делать быстрые ничьи. Ларсен, наоборот, играет часто, характер у него совсем другой, но он тоже борется до конца чуть ли не в каждой партии.

Александр РОШАЛЬ.

(«Шахматы», Рига, № 14,1970 г.).

Вот такое интервью тогда взял известный шахматный журналист, международный мастер. В течение ряда лет заслуженный тренер России, заслуженный работник культуры Александр Борисович Рошаль являлся главным редактором популярного шахматного издания «64 - Шахматное обозрение». Его кончина в мае 2007 года потрясла всех.

читать главу 10