Шахматы в Питере Шахматы в Питере

20. Преобразование преимущества на практике

Главный принцип использо­вания преимущества заключает­ся в сохранении гибкости. Редко когда нам удается выиграть пар­тию с помощью лишь одной стра­тегической идеи. Такое бывало в прежние времена — вы можете найти красивые партии Петро­сяна, Ботвинника и Рубинштей­на, основанные на одной идее. Но в наши дни это почти неосу­ществимо; уровень мастерства в защите вырос. Короче говоря, наши соперники пытаются со­противляться!

По этой причине мы време­нами меняем характер преиму­щества. Лишнюю пешку можно пожертвовать, чтобы улучшить положение фигур. Или если мы сумели развить давление на позицию соперника благодаря лучшей пешечной структуре, то используем это для создания атакующих возможностей. И на­оборот, наша атака может идти успешно, но если мы посмотрим на дело с другой стороны, то вы­играем пешку и победим в тех­ническом ключе.

Даже созвездия не бесконеч­ны; уверен, можно составить таблицу со всеми мыслимыми трансформациями. Но она будет объемной и отнюдь не полезной для шахматиста-практика. Нам исключительно важно сохранять объективность и следить за воз­можностями, которые предо­ставляются во время игры. Эти изменения очень конкретны, и нам надо подчиняться требова­ниям позиции; пытаться решать проблемы тем путем, какой они диктуют, а не тем, какой нам нра­вится.

Суммируя сказанное: мы не должны быть догматиками и любой ценой придерживаться избранного плана, но должны вместо этого быть готовы ис­пользовать все подворачиваю­щиеся шансы. Знаю — звучит как «мы должны делать хорошие ходы», но по партиям мы увидим, что это не просто слова. Измене­ние характера позиции зачастую является весьма серьезным ре­шением, и нам не следует отно­ситься к нему легковесно. Порой это будет естественным продол­жением нашего плана, а иногда — возможностью, которой мы не ожидали, но тем не менее долж­ны отнестись к ней со всем вни­манием.

Трансформации у Рубинштейна

В эту главу я включил четы­ре партии Рубинштейна и не­сколько своих, иллюстрирующих типичные сценарии, которые встречаются у играющих в таком классическом стиле.

Как вы увидите, Рубинштей­ну отлично удавались некото­рые типы трансформации, те, что служат завершением плана, как показано на примере 19 и 28-го ходов в следующей партии против одного из величайших шахматных мыслителей всех времен.

Акиба Рубинштейн — Арон Нимцович

Берлин 1928

1.d4 Кf6 2.с4 е6 3. Кс3 Сb4 4. Фс2 d6 5. е3 с5 6.С d3  Кс6 7.К ge2

261 

В данной партии друг другу противостоят два великих пер­вооткрывателя в этом дебюте. Нимцович изобрел саму защиту, а система с 4.е3 носит имя Рубин­штейна. Его главная идея — сы­грать Кge2 и получить двух сло­нов без сдвоения пешек.

7...е5 8.d5 Схс3+

Заметно, что дело происходит в ранние годы развития системы. Нимцович часто бил на с3 без принуждения, в то время как в наши дни черные, как правило, ждут от белых уступки, прежде чем отдавать слона: или в виде сдвоенных пешек, или по край­ней мере заставляя их потратить темп на а2-а3.

9.Фxс3 Ке7 10. Фс2 0-0 11.0-0 Кg6 12. Кg3 Ле8 13.f3 Сd7 14. Сd2 а6 15.h3 b5 16.b3  Фb6 17. Крh2 а5 18. Лab1

262

Белые успешно вышли из де­бюта. У них два слона, что осо­бенно благоприятствует игре по черным полям, в которой слон сильнее коня. В придачу они имеют пространственный пере­вес, который может быть исполь­зован для развития давления на королевском фланге.

18...b4 19.f4!

Главная цель этого хода — от­крытие диагонали с b2 до g7.

262 2

19...exf4

 Любопытный вопрос: что де­лал бы Рубинштейн, если бы чер­ные пошли

19...а4

Подозреваю, что он играл бы медленно, закрыв позицию путем 20.f5, чтобы использовать про­странственный перевес на коро­левском фланге. Согласно наше­му анализу, этого, похоже, недо­статочно для выигрыша партии в случае точной защиты. В 1930- 40-е годы игроки стали все чаще и чаще идти на жертву качества, все лучше и лучше чувствуя получае­мую таким способом компенса­цию. Некоторые чемпионы мира внесли дополнительный вклад в это знание, каждый по-своему. Петросян показал, как жертва качества может дать долговре­менные преимущества, даже в за­щите, а Каспаров и впоследствии Топалов и Ананд продемонстри­ровали динамический потенциал.

В данном случае имеют значе­ние динамические факторы.

20.fxe5

Теперь естественным выгля­дит перевод коня g6 в центр, но на самом деле он хорошо стоит на своем месте, защищая коро­левский фланг.

20... Кхе5?

20... Лхе5 21. Лxf6!? gxf6 22. Лf1 также дает белым хорошую игру, хотя черные фигуры гораздо луч­ше расположены для упорной за­щиты.

263

21.Лxf6! Кxd3

Черным необходимо вклю­чить этот ход.

22.Фxd3 gxf6 23. Кh5 Фd8 24.е4!

Становятся видны положи­тельные стороны взятия на d3 с точки зрения белых. Однако, если бы черные не разменялись, белые быстро выиграли бы по­средством Лf1, а здесь черные получали возможность запутать обстановку, сыграв ...f5.

24... Крh8 25. Фf3Л g8 26. Сс1!

Угроза b2 вынуждает черных закрыть ферзевый фланг.

26...а3 27. Фxf6+ Фxf6 28. Кxf6 Лgd8 29. Сh6

263 2
Белые побеждают. Черные должны будут вернуть качество, и у них нет способа помешать маневру Лf1-f3-g3 с идеей Сg7#. Эндшпиль с разноцветными слонами не остав­ляет черным надежд, так как белый слон съест одну за другой все четы­ре пешки ферзевого фланга.

20.exf4К f8

263 3

21.Сc1!

Слон раскрывает весь свой потенциал.

21...Фd8 22. Фf2 а4  23. Сb2 Кg6 24. Лbd1 ахb3 25.ахb3 Ла7 26. Лde1 Лxe1 27. Лxe1 Кf8

263 3 

И снова Рубинштейн мед­ленно, но верно улучшил свою позицию. Теперь у белых много путей дальнейшего усиления, однако Рубинштейн разрубает гордиев узел, отдавая свою луч­шую фигуру и получая взамен отличное центральное поле для коня.

28.С xf6!! Фxf6 29. Ке4 Фh6

Мало того, что белые фигуры расположены превосходно, так еще и для черных фигур трудно представить худшие поля.

30.f5

Ферзь черных в беде, и очень скоро пешку d6 будет невозмож­но защитить.

30... Ла3 31. Лb1 Ла6

Единственный способ защиты  от f5-f6.

32.g4! f6 33. Крg3

264

Остальное просто. На 36-м ходу происходит заключительная трансформация при помощи ма­ленькой комбинации, но ее не­трудно понять и рассчитать, так что не будем тратить на нее много времени.

33... Сc8 34. Ле1 Сb7 35. Фе2 Кd7 36. К xd6! Лxd6 37. Фе8+ Кf8 38. Ле7 g6 39. Фf7+ Крh8 40. Ле8 Лd8 41. Фxf6+ Крg8 42. Фе6+ Крg7 43.f6+ 1-0

Фантастическая партия; Ру­бинштейн во всем блеске. Но у нас не всегда получается осу­ществлять свои планы в такой манере — полностью мобилизо­вать силы и затем выбирать, ка­ким путем мы хотим изменить позицию. У наших соперников тоже есть планы, и они пытают­ся навязать нам свою волю. Это может привести к большим ос­ложнениям, в которых для того, чтобы делать лучшие ходы, мы должны далеко считать и глубо­ко оценивать.

Я не хочу, чтобы у вас сло­жилось впечатление, будто Ру­бинштейн всегда безупречно решал проблемы такого рода. Он предпочитал технические позиции.

В следующей партии Рубин­штейн ввел в игру все фигуры, прежде чем принять важное ре­шение на 16-м ходу. Как мы уви­дим, его предрасположенность к техническим позициям оказалась достаточно эффективной, но его решение не было по-настоящему точным.

Акиба Рубинштейн — Григорий Левенфиш

Карлсбад 1911

1.d4 е6 2.е4 d5 3. Кс3 Кf6 4. Сg5 Се7 5.е5 Кfd7 6. Схе7Ф хе7 7. Фd2 0-0 8. f4 с5 9. Кf3 f6 10.exf6 Фxf6 11.g3 Кc6 12.0-0-0 а6

Выгладит слишком медли­тельным.

13.С g2

265

Черные сделали слишком много уступок в дебюте, и белые имеют перевес за счет слабого поля е5 и слабой пешки е6.

13... Кb6!?

Черные стремятся к активно­сти. Упрощения путем 13...cxd4 14.К xd4 Кxd4 15. Фхd4  Фxd4 16. Лxd4 Кc5 17. Лe1 давали бе­лым техническое преимущество, как раз в духе Рубинштейна. И все же это, может быть, являлось лучшим способом действий за черных.

14.Л he1

Сильнее 14.dxc5!, как говорит нам компьютер.

14… с4 15. Фf2 b5?!

15...g5!? внесло бы в игру не­который хаос. Черные все еще борются с трудностями, но это, возможно, было лучшим практи­ческим выбором.

Наступил первый критиче­ский момент партии. Рубин­штейн решает «подыграть» со­пернику, будучи уверен, что рассчитал дальше. Как мы уви­дим, неясно, так ли это на самом деле.

265 2

16.dxc5!?

Рубинштейн следует своей идее, и этого оказалось доста­точно для выигрыша партии. Со­временный глаз, неотрывно гля­дящий в монитор, замечает, что у белых был более конкретный путь — 16. Ке5!, и черные должны брать на е5, оставаясь в трудном положении. Вероятно, Рубин­штейн отказался от этого есте­ственного продолжения ввиду 16...Кxd4, не сумев увидеть, что достигает выигранной позиции после 17. Кхс4 хс4

266

18.Кxd5! exd5 19. Сxd5+С е6 20. Лxd4!, и в итоге у белых пеш­кой больше.

Ход Рубинштейна ведет по­сле форсированной игры к энд­шпилю, в котором у него луч­ший слон и все под контролем. Естественно предположить, что на решение Рубинштейна по­влияла его любовь к фиксиро­ванным пешечным структурам, либо же он просто отверг более сложный и принципиальный вариант.

16... Кxb2 17. Крхb2 b4  18. Кd4 bхс3+ 19. Кра1 Кxd4 20. Фхd4

Возник второй критический момент партии. У черных послед­ний шанс создать контригру про­тив проходной «с». После того, как они не смогли ее добиться, пути назад уже не было.

20... Лb8?

Этот естественно выглядя­щий ход показывает, что черные не осознали важности момента и упустили последний шанс ока­зать сопротивление. Единствен­ным было 20... Фxd4 21. Лxd4 Лa7!.

266 2

После 22. Ле3 Лс7 23. Лхс3 d7 24. Сf1 а5± черные отыграют пешку, но их структура по-преж­нему хуже. Рубинштейн навер­няка получил бы удовольствие от этого эндшпиля, однако исход борьбы отнюдь не ясен.

21.Л e3 g5 22. Лхс3 gxf4 23.gxf4 Сd7

23... Фxf4 проигрывает из-за 24. Лg3+.

24.c6 Фxd4 25. Лxd4 Се8 26. Сh3 Лf6 27.с7 Лс8 28. Лxd5 Лхс7 29. Схе6+ 1-0

Весьма любопытная партия, хотя Левенфиш не показал в ней своей истинной силы.

Читать далее