Шахматы в Питере Шахматы в Питере

3. Классические планы

Вплоть до этого момента воз­действие, оказываемое на меня Акибой, было довольно абстракт­ным. И так это и будет продол­жаться далее в книге. В отличие от других видов спорта, шахматы во многом содержат повторение общих идей и способов система­тизации мышления.

 Но у нас также есть шаблоны на доске. В отличие, например, от тенниса, в шахматах мы не пытаемся раз за разом повторять одни и те же движения. Чтобы оттачивать наши умения, мы долж­ны тренировать их в незнакомых положениях. И все же очень по­лезно знать как можно больше классических партий и классиче­ских планов. Вы никогда не зна­ете, в какой момент отдельные образцы пригодятся вам в вашей собственной партии.

Возьмем следующую интерес­ную партию Рубинштейна, поу­чительную по двум причинам.

В абстрактной форме тут принцип двух слабостей: Акиба улучшает положение на ферзевом фланге и затем переключается на игру на королевском. Он посто­янно делал такие вещи в своих партиях, и это очевидно произ­вело на меня огромное впечатле­ние.

Визуальный образ также остался со мной. Конь а5, атаку­ющий пешки b7 и с6, — мощная картина.

До тех пор, пока черные не могут освободиться, расположе­ние остальных пешек не имеет большого значения.

Сначала мы посмотрим, как это произошло в партии Рубин­штейна, затем увидим, как это
помогло мне оценить итоги де­бюта в моей партии.

Акиба Рубинштейн - Шандор Такач

Будапешт 1926

1.с4 Кf6 2.d4 е6 3. Кс3 d5 4. Сg5 Кbd7 5.е3 Се7 6. Кf3 0-0 7. Лс1 с6 8. Фc2 а6 9.cxd5 exd5 10. Сd3 Ле8 11. 0-0 Кf8 12. Лfe1 Сg4 13. Кd2 К6d7 14. Сf4 С g5 15. h3!?

Рубинштейн решает пока со­хранить слона.

15...Сh5

15...Сxf4? 16.exf4!, и слон бу­дет пойман.

15.Сh2 Сg6 17. Сxg6 hxg6 18. Фb3 Ф b6  19. Ка4 Фхb3 20. Кхb3 Ке6 21. Ка5

Пока что в партии ничего особенного не случилось. Белые играли не слишком напористо, но сумели задать черным вопрос. Как те будут реагировать на угро­зу пешке b7?

10

 

21...Ла7?!

Ладья смотрится здесь доволь­но необычно. Мы вернемся к об­щему обсуждению этого маневра в моей партии с Морозевичем.

21...b5 22. Кс3 с5! давало черным контригру. Упустив этот шанс, они скатились в скверную пози­цию и так из нее и не выбрались.

Возможно, соперники не за­метили, что после 22. Кс5 у чер­ных есть 22... Кdхс5 23.dxc5 d4! с серьезной контригрой.

11

На Кхс6 они могут ответить ... Кас8, а если белые играют 24. b4!, они могут спокойно про­должать 24...dxe3 25.fxe3 Кас8, намечая ... Сf6 с контригрой.

Лучше ли у белых? Ясно, что они рады иметь коня на а5, но с дру­гой стороны, пешка е3 слабовата и черные фигуры весьма достой­но расположены. Было бы лю­бопытно посмотреть, как Рубин­штейн руководил бы белыми.

В те времена было много пар­тий, подобных этой, где один из игроков, находясь под давле­нием, должен был стремиться к контригре. Сегодня мы понима­ем эти позиции так, как никто не понимал в 20-е.

22. Крf1

Я бы предпочел 22.b4! с идеей 22...Се7 23. Кс5, но у белых все равно лучше.

22...Сd8

Также и после 22... Се7 23.а3 Кf6 24.b4 Ке4 25. Лс2 я бы взял сторону белых, правда, их преи­мущество невелико. Черные поставят коня на d6 и будут иметь хорошие оборонительные воз­можности.

23. b4 f5 24. Кb2 Крf7 Кd3 g5 26. Лc2 Сb6 27.С d6

Достижения белых очевидны, однако то же можно сказать и про черных. Но опять же Такач не су­мел понять необходимость изме­нения хода событий и сделал бе­зобразный пассивный ход. После этого его позиция испортилась уже непоправимо.

27...Кd8?

Подготовив 27...f4!, необходи­мо было сделать этот ход, и я не могу с уверенностью сказать, как следует продолжать белым.

Одна из возможностей — 28. exf4 Кxd4 29. Кхе8 хе8 30. Кс1, но после 30... Кf5 31. Ле1+Крf7 32. Ке5+ хе5 33. Кхе5 gxf4 34. Сxf4 с5 черные успевают.

Белые вправе также попробо­вать 28. Кс5, где игра может про­должаться так: 28... Кехс5 29.dxc5 ха5 30.bxa5 fxe3 31. Лсе2!?

Кажется, что белые преуспе­ли в создании новых проблем для соперника. Заглянув чуть дальше, мы увидим, что черные, возможно, в силах решить их, хотя по ходу дела будет страш­новато. 31... Кf6 32. Кхе3 Ке4 33. f3 Кxd6 34.cxd6 Лхе3 35. Лхе3 Ла8 36. Ле7+ f6 37. Лхb7 Лd8 38. Лb6 Лxd6 39. Лха6 Кре5 40. Лb6 с5! Черные готовы перевести ла­дью на с7, после чего, думаю, они должны удержаться. 41. Лхd6 Крxd6 42.g3Крc6 43.f4 gxf4 44.gxf4 g6 45.h4 c4 46.a4 d4 47. Кре2 d3+ 48. Крd2 Крc7

Несмотря на нехватку пешки, черные спасают пешечное окон­чание.

Все это выглядит доволь­но опасно для черных, и мы не должны забывать мантру Ларсена «Все длинные варианты ошибоч­ны». Определенно, по пути есть усиления за обе стороны. Но я хотел проиллюстрировать этим длинным вариантом, какой ха­рактер могла принять игра, если бы черные попытались защи­щаться активно. Сравните с тем, как в действительности развива­лись события, и вы поймете, что это хотя и выглядит страшно, но было единственным разумным способом игры в данной пози­ции.

28. Кс5 Кхс5 29. Схс5 Схс5 30.bхс5

Рубинштейн достиг того, к чему все время стремился. У бе­лых постоянное давление на b7, если же черным когда-либо удастся провести ...b7-b6, пешка с6 будет слабой, а отличное поле с5 станет доступным для белого коня.

Возможно, Такач пошел на эту позицию, думая, что сумеет удержать ее, поскольку пешку b7 не так уж трудно защитить. Но в то время он не мог воспользо­ваться знаниями, полученными при изучении избранных партий Рубинштейна! Лишь спустя годы они появились в виде книги.

30... Кре7 31. Лb2 Крd7 32. Лb1 Крс8 33. Кре2 Ле7

На ферзевом фланге белые достигли всего, чего можно до­стичь. Стандартная теория эндшпильной техники говорит нам,
что надо вызвать второе осла­бление. В данном случае логич­но сделать это на королевском фланге. И впрямь, именно на него Рубинштейн переключает свое внимание.

34. Крf3 Ле4 35.g4 g6 36. Лg1 Кf7 37. h4!?

Очень конкретный ход, не­сомненно, глубоко рассчитан­ный Рубинштейном. И все же я не вполне убежден, что он луч­ший. В решительных действиях не было никакой срочности, я думаю, белые могли маневрировать с целью улучшения позиции фигур, прежде чем обращаться к конкретным мерам. Возмож­но, Рубинштейна беспокоили последствия ... Лe4-e8-h8, при котором черные в свою очередь немного усиливают защиту, и по­этому он решил поторопиться.

37...gxh4

Возможно было 37...f4, но у белых большое преимущество после 38. Лhl!, и прорыв не оста­новить.

38. gxf5 gxf5 39. Лg7 Кd8 40. Лg8f4?

Белые в любом случае стояли гораздо лучше, однако это позво­ляет им выиграть партию в один ход.

12

41. Лh8

41. Кс4! выигрывало момен­тально.

41...fxe3 42.fxe3 Крd7

Ирония в том, что 42... Ле7 не годится ввиду 43.е4!! с идеей 43... хе4 44.5 Кс4, и белые побеждают.

43. Лg2

43. Кс4!, и снова черные могут сдаться. Но нет ничего объектив­но неверного в том, чтобы выи­грать медленно, как белые сде­лали в партии. Черные не имеют контригры, и их фигуры полно­стью укрощены.

43...Ле8 44. Лxh4 Ле7 45. Лh8 Крc7 46. Лgg8 Лd7

46...Кf7 47. Лc8+ Крd7 48. Лhg8, и белые сохраняют контроль.

47. Кb3! а5 48. КclЛа8 49. Кd3 b5 50. схb6+ Крхb6 51. Кс5 Лd6 52. а4Л с8

1452. Крg4 Ла8 Крf5 Крс7 55. Лh7+

1-0

Я считаю себя хорошо обра­зованным шахматистом и всегда доволен, когда удается выиграть партию, демонстрирующую это. Следующий поединок чрезвы­чайно интересен с этой точки зрения. Я сумел сыграть целую партию, построенную не просто на одной идее, а на той самой, которую мы только что видели.

Пешки b7/с6 были зафиксирова­ны и уязвимы, а мне удалось при­вести коня на а5.

 

Борис Гельфанд — Александр Морозевич

Астана 2001

Москвич Александр Моро­зевич — необычайно творческий гроссмейстер. Он всегда шел сво­им путем, что временами весьма впечатляло, но порой станови­лось для него помехой. Он играл в турнирах на звание чемпиона мира в 2005 и 2007 годах и достиг своей рейтингового пика в 2008- м, когда занимал второе место в мировой классификации. В по­следние годы он не добивался таких успехов, но все еще часто находился или в десятке, или на подступах к ней. Хорошо извест­но, что Морозевич сыграл мно­жество тренировочных партий с друзьями и тренерами, за доской и в интернете. В 2001 году, когда игралась эта партия, Морозевич только вошел в мировую элиту, и сделал это именно таким спо­собом: применял редкие дебюты, зачастую провокационные и со­мнительные на вид. Но он глу­боко анализировал их и, как уже сказано, накопил богатый прак­тический опыт в тренировочных партиях.

Вероятно, люди помнят его 11…g5 в славянской защите, ставшее теперь главной линией. Он играл защиту Чигорина, а во французской популяризировал разные острые варианты с ...gxf6 в системе Берна. Его вклад в де­бютную теорию в те годы был огромен и по-прежнему ощуща­ется сегодня, особенно в стиле подготовки, включающей очень рискованную и конкретную игру, но в то же время ставящей перед соперником серьезные проблемы, если тот хочет найти опровержение. Соперник вы­нужден думать самостоятельно и играть очень энергично с самого начала, как в этой партии.

1.d4 d5 2.с4 с6 3. Кc3 Кf6 4. Кf3 а6

Снова вариант Чебаненко. В то время, когда игралась партия, он был еще довольно новым и его идеи не были полностью очерче­ны. Поначалу систему разрабаты­вал главным образом Бологан, но впоследствии ее некоторое время применяли и Каспаров, и Топа­лов, добавив массу новых идей к теории.

Применительно к этой партии имеет смысл проиллюстриро­вать идею черных, основанную на 4... Сf5, на что следует 5.cxd5! (известно, что 5. Фb3 Фb6 ставит перед черными меньше проблем; но в партии пешка «а» сдвинулась с места и ферзь больше не защи­щен) 5...cxd5 6. Ф b3

Черные не могут одновременно защитить пешки «Ь» и «d» ни одним из ходов, которые они хотели бы сделать. Возвращаться слоном не­приятно, но вероятно, это являет­ся лучшим решением. Египетский гроссмейстер, играя против меня, уклонился от отступления. После

6…Фb6 xd5 Кxd5 8. Ф xd5 е6 9. Фb3 Сb4+ 10. Сd2 Кc6 11.е3 Лc8 12.а3 Сxd2+ 13. Кxd2 черные вряд ли имеют какую-либо компенса­цию за пешку, Гельфанд — Адли, Дрезден 2008.

5. а4 Сf5

В партии с Малаховым мы ви­дели 5...е6. По сравнению с этим, 5…Сf5 — естественный ход. В славянской защите всегда при­ятно, когда вы можете развить слона и пойти ...е6. Недостаток в том, что ослабляется пешка b7, и это обязывает белых немедленно сыграть Фb3. Если бы у черных было время на ...е6, они смогли бы защитить пешку путем . Ф.с7.

6. Фb3 Ла7

Может показаться невероят­но причудливым, но на самом деле это довольно обычная идея в варианте Чебаненко и одна из тех, которые Морозевич тогда отстаивал. Он выиграл хорошую партию у Ананда в том дортмундском турнире, где Виши потерпел крах, проиграв четырежды и не выиграв ни разу.

Ананд — Морозевич
Дортмунд 2001

l.d4 d5 2.с4 с6 3. Кf3 Кf6 4.е3 а6 5. Сd3 Сg4 6. Фb3 Сxf3 7.gxf3 Ла7 8. Кс3 е6 9. Фс2 Се7 10. Сd2 0-0 11.0-0-0 Кbd7 12.cxd5 cxd5 13. е4 Крh8 14.е5 Кh5 15. Сxh7 b5 16. Крb1 Лс7 17. Фd3 Сg5 18.f4 Сxf4 19. Сxf4 Кxf4 20.Фe3 Фh4 21. Сc2 fc8 22. Сd3 Кb6 23. Кe2  Кxd3 24. xd3 Кc4 25. Фf3 Фe4  26. Фхе4 dxe4  27.h3+ Крg8 28. Лdl Кxb2   0-1

Конечно, ладья плохо стоит на а7, однако черные рассчитывают на то, что это будет временное не­удобство. Если они получат вре­мя, чтобы сыграть ...е6 и ... bd7, то смогут развиваться без забот. Впоследствии белые будут не в состоянии помешать ладье войти в игру, как мы видели в партии Ананда.

Ясно, что это провокация, за­ставляющая белых играть очень энергично, идти вперед и что-то предпринимать. Если дать чер­ным время завершить построе­ние их структуры, то в их поло­жении не будет никаких изъянов. Они не будут иметь слабостей и смогут пойти ... е4 или ... h5 с хорошей игрой. Белым трудно будет предложить что-то разум­ное для развития давления на по­зицию соперника.

7.а5

Идея очень проста. Я хочу пойти Фb6, что можно предотвратить лишь ценой уступки 7... dxc4.

По моей оценке, этот ход дол­жен был дать мне преимущество в долгосрочной перспективе, и даже зная, что партнер что-то подготовил, я был весьма опти­мистичен в отношении своих шансов.

7...е6 8. Фb6 Фхb6 9.ахb6Л а8  10. с5  Кbd7

Мой соперник явно все еще следовал своей подготовке. Для меня теория кончилась после пяти ходов, а он по-прежнему играл быстро.

11.е3

К этой структуре я и стремился.

Возможно также 11. Сf4 — вы­вести слона за пределы пешечной цепи заманчиво, но если я приве­ду коня на а5 и разовью королев­ский фланг, то буду иметь серьез­ное преимущество. Следователь­но, не так важно, развит мой чер­нопольный слон или нет; поэтому я быстро вывожу другие фигуры и рокирую, чтобы король был в без­опасности. Добраться конем до а5 настолько важно, что все осталь­ное меркнет по сравнению с этим.

Другой существенный вопрос, конечно же, заключается в том, что черные не собираются по­зволять мне получить все, чего я хочу, не оказывая некоторого сопротивления. Мы должны се­рьезно рассмотреть, как они на­мерены противодействовать мо­
ему простому плану. Как только мы приступим к этому, сразу ста­нет очевидно, что они планируют в какой-то момент пожертвовать фигуру за 2-3 пешки и актив­ность. Если вы знаете, что сопер­ник планирует пожертвовать вам фигуру, имеет смысл ввести ваши фигуры в игру и сохранять ком­пактность позиции.

Таковы были мои обоснова­ния и все они разумны. Но дол­жен сказать, что не вижу ничего плохого ив 11. Сf4. Может быть, это тоже хороший ход. Однако я хотел контролировать ситуацию, ибо, как только она выйдет из- под контроля, черные получат ту игру, которая им желательна.

11…Сe7

Белые не должны также опа­саться 11...е5 12.b4 exd4 13. Кxd4 Сg6 14. Сb2. У них здесь приятный перевес.

12. С е2

Я мог сыграть и 12. Кd2, но идея была — закончить развитие перед походом на а5, и я так и поступил.

 12. 0-0

Предполагаю, что одной из идей черных было разменять слона на коня, чтобы помешать его появлению на а5. Но это ни в один момент не было по-настоя­щему возможным.

Сейчас 12... Сg4 не годит­ся: 13. Кd2 Схе2 14. Крхе2 Кхс5 15. dxc5 Схс5

У белых есть 16. Ка4!, и чер­ные не имеют хорошего способа выиграть третью пешку.

13. Кd2!

Конь направляется на а5, как запланировано. Вся игра белых в этой партии подчинена своевременности. Если они рокируют в этот мо­мент, 13.0-0, то у черных най­дется достаточно времени, что­бы сыграть 13... Сg4, где после 14. Кd2 Схе2 15. Кхе2 конь не­важно расположен на е2. Черные играют 15... Кхс5 16.dxc5 Схс5. Потенциально у белых все еще лучше, но черным удалось полу­чить три пешки за фигуру и они имеют хорошие практические шансы. Если белые тратят время попусту и ничего не делают, чер­ные будут в состоянии улучшать свою позицию.

Еще один существенный пункт, касающийся этого вари­анта, состоит в том, что черным удается изменить ход борьбы. Мне очень нравилось иметь пеш­ку b7 в качестве мишени, так почему я должен разрешать со­пернику столь легко уйти с этого пути? Это одна из главных вещей, которым я научился у Рубин­штейна.

13...е5

Морозевич сыграл так, как и планировал, но в анализе, проде­ланном для этой книги, я нашел, что не так легко доказать преимущество после

13...а5

Естественный путь не ведет к ясному перевесу белых.

14. Кb3

Выглядит так, будто выигры­вается пешка, но в распоряжении черных лавина фокусов.

14...Сс2 15. Сха5 Кхb6!

Если белые берут коня, чер­ные вворачивают ... Сb4 с преи­муществом.

16. Сd2 Кc4! 17. Схс4 dxc4 18.0-0 Сd3 19. Лfcl

Позиция по-прежнему выгля­дит трудной для черных, но если мы копнем глубже, то увидим, что на самом деле все очень слож­но. Белые должны быть осторож­ными, чтобы не попасться на хи­трые уловки вроде

19...Лfb8! 20. Ка4?! Кd5 21. Кхс4? Схс4 22. Лхс4 b5! 23.схb6 Кхb6

Белые несут решающие мате­риальные потери.

Таким образом, лучшим пу­тем для белых будет подготовка К b3 с помощью короткой роки­ровки.

14. 0-0! Сс2

Черным надо предупредить появление коня на b3, так как у них больше не будет трюка с ... Кхb6 и ... Сb4, потому что ладья а1 уже не висит.

Представим, что сначала сде­лан ход 14...е5, затем 15. Кb3 Сс2, чтобы спровоцировать эту ситуа­цию; у белых есть 16. Кха5 Кхb6 17. cxb6 Сb4 18. Кхс6, и они со­храняют перевес.

15. Лel!

Не знаю, не слишком ли это тонко, ведь когда черные на сле­дующем возьмут слона на d1, бе­лые потеряют темп.

Ключевая идея в том, что после 15. Сd1 Сd3 16. Лel Ке4! черным удается слегка запутать положение. Вероятно, у белых по-прежнему лучше, но как уже говорилось, я хотел держать все под контролем.

15…е5 16. Сd1 Сxd1

16…Сd3 17. Кb3 полностью к выгоде белых.

17. Лxd1 Лa6 18. Кb3 Лfa8 19. Ла4

У черных трудности. В долго­срочной перспективе они не смо­гут защитить пешку «а». В этот момент мы, конечно, уже лишь предполагаем, что могло бы слу­читься в партии, однако можно добавить несколько ходов, чтобы показать вероятный ход событий:

19… Кf8 20. Сd2 Ке6 21. Лdal Ке4 22. Кхе4 dxe4 23. Лха5 Лха5 24. Лха5 Лd8 25. Ла7

Черные слишком запаздыва­ют с контригрой. Как только па­дает пешка b7, держать их пози­цию невозможно.

25…Лd7 26.d5! Пешку Ь7 уже не защитить. Итак, окончательный вывод таков, что после 13...а5 черные не смогут удержать пешку.

14. 0-0 Лfe8 15. Кb3

 Еще одна из уловок в том, что 15.b4? проигрывает из-за 15…exd4 16.exd4 Кхb6!, и чер­ные забирают пешку. Конечно, белые мечтали бы сыграть 15.b4, однако тактически это не сраба­тывает.

15…Сf8 16 Сd2?

Только когда у меня появи­лось время действительно углу­биться в позицию, я осознал, что этот естественно выглядящий ход может быть излишним. Не думаю, что он полностью выпу­скает преимущество, но как бу­дет видно из примечаний к сле­дующему ходу, слону на самом деле лучше находиться на cl, если черные защищаются опти­мальным образом.

16. Ка5!

Следовательно, это лучшее.

16...Лаb8 17.b4 Ле6

17....Кхb6 до конца не сра­батывает. Белые должны отве­чать 18.dxe5! Лхе5 19.схb6 Схb4 20. Сd2, и у черных нет доста­точной компенсации. Важная тонкость в том, что после 20...d4? белые выигрывают путем 21. Ке4! или 21. Кb1!

18.f3!

Ключевой ход. Вместо того, чтобы немедленно доказывать преимущество, белые должны, насколько это возможно, улуч­шить положение фигур. В то же время ладья останется пассив­ной на Ь8, и черным будет не­легко найти поля для всех своих фигур (концепция Простран­ственного Перевеса — важней­шая для понимания партий Ру­бинштейна, и мы обратимся к ней в главе 3).

18. Кxb7 Лхb7 19. Сxa6 Лb8 20. Ке2 может поначалу выгля­деть привлекательно, но белым важно сохранить контроль.

Здесь черные могут изменить ход игры путем 20... Кхb6! 21.схb6 Лхb6 22. Сc8 Сd3 23. Схе6 fxe6 24.dxe5 Схе2 25. Ле1 Са6 26.exf6 Схb4, и они имеют достойную компенсацию.

18...h5

В этот момент 18... Кхb6 даже хуже. Черным следует с уваже­нием отнестись к главной угрозе белых 19. g4!, где те выигрывают как после 19... Сg6 20.dxe5 Лхе5 21. f4, так и при 19... Сс2 20.dxe5 Лхе5 21. Ла2!, забирая фигуру без всякой компенсации.

19.Лd1

Белые медленно ведут под­готовку. В какой-то момент они ударят на b7, а6 или с6, ставя пе­ред черными большие проблемы. Хотя здесь ничего сразу решаю­щего пока нет, мне трудно пове­рить, что черные удержат такую позицию в практической партии; а это то, что в конечном счете имеет значение. И опять же, чер­ным нелегко изменить ход собы­тий.

16...Сс2?

 Морозевич проявляет нетер­пение, однако тактика работает не в его пользу. 

Попытка создать контригру по линии «е» не проходит. После 16... Ле7 17. Ка5 exd4 18.exd4 Лае8 бе­лые могут просто сыграть 19. Сf3, но еще важнее, что они могут из­менить тип преимущества с помо­щью тактического удара 19. Кхb7! Лхе2 20. Кхе2 Лхе2 21. Сс3. У чер­ных две легкие фигуры за ладью, однако они лишены подвижно­сти. Белые разменяют черную ладью и выиграют быстро — или медленно. Это неважно; результат все равно 1—0.

Только при подготовке мате­риала для этой книги я осознал, что лучшая оборонительная по­пытка за черных связана с преду­преждением b3-а5 путем

16...Лаb8!

Идея в том, чтобы сыграть ...h5, ...g6 и ... Сh6 для активиза­ции пассивного слона f8. Белые все еще должны следить за тем, чтобы черные не пожертвовали фигуру при благоприятных об­стоятельствах.

17. f3!?

Полагаю, это наиболее при­влекательная идея.

17. Ка5 exd4 18.exd4 Кхс5 19.dxc5 d4 приведет к огромным осложнениям. Может, у белых где-то и лучше, но не думаю, что для них такой путь является раз­умным.

17...Сс2!?

Черные, вероятно, должны спровоцировать конкретную ак­цию. Это их шанс отдать фигуру за три пешки. Не следовало давать им такого шанса, но иногда мы до­пускаем ошибки. Мы можем лишь уменьшить количество ошибок, но не искоренить их полностью.

Мне нравится позиция белых после 17...g6 18. Ка5 h5 19.b4 Сh6 20. Сс1!, и я не вижу, как черные смогут улучшать свое положение. Вероятно, белые постепенно до­бьются прогресса на королевском фланге, в то же время постоянно рассматривая жертвы на а6, b7 или с6.

18. Ка5 exd4 19.exd4 Кхс5!

Так надо сыграть до того, как белые пойдут b2-b4 и навсегда запечатают ферзевый фланг при благоприятной структуре.

20. dxc5 Схс5+

Не проходит 20...d4. На­пример: 21. Ке4 Кхе4 22.fxe4 d3 23. Сf3 Схс5+ 24. Крh1 Схb6 25. Сf4, и черным предстоит от­вечать на неприятные вопросы.

21. Крh1 Схb6 22. Лfcl Сg6 23. Сf1

У черных три пешки за фи­гуру, но белые имеют отличную структуру. Они сыграют в ка­кой-то момент b2-b4 и зажмут ферзевый фланг черных. Впро­чем, победа в этом окончании будет долгой. Белые должны будут уничтожить все черные пешки ферзевого фланга и затем не торопясь прорваться на коро­левском. Но даже при этих усло­виях мне нравится их позиция. Может, выиграть и нелегко, но благоприятствует то, что играть можно до бесконечности. Зада­ча черных представляется мне крайне унылой.

17. Ка5 exd4

Для черных слишком поздно играть пассивно. После 17... Лab8 простейшее, наверно, 18. Лfcl Сf5 19. Сха6!? bха6 20. Кxc6Л bс8 21. Ка5, и две проходных явно сильнее, чем лишняя фигура чер­ных.

18. exd4 Кxc5 19.dxc5 d4 20. Сf3

Пусть белые не в силах сохра­нить все свои фигуры, но им важ­но уберечь ценного слона.

20...dxc3 21. Схс3

Непонятно, то ли Морозевич что-то просмотрел, то ли просто потерял терпение. Черным не удается решить проблемы с пеш­кой Ь7 при помощи этой тактиче­ской операции. Но и впрямь они выглядят более неотложными, чем когда-либо.

21...Ке4

Белые побеждают во всех ва­риантах:

21...Лab8 22.Сxf6 gxf6 23. Кхb7!, и позиция черных разва­ливается.

На 21...хс5 белые имеют не сколько возможностей, но я ви­дел простое 22. Сxf6 gxf6 23. Лfcl Схb6 24. Кс4, и белые выигрыва­ют фигуру.

Следующий вариант я нахожу весьма поучительным. На 21... Се4 я бы сыграл 22. Сxf6 gxf6 23.b4!

Белые удерживают благопри­ятную структуру. У них нет ни­каких оснований беспокоиться о сдвоенных пешках перед своим королем. Мы должны заботиться только о том, что действительно важно. Стоящий на f8 слон чер­ных не дает им никакой контри­гры. Стратегическая операция белых имела полный успех. Мы теперь видим, что чернопольный слон черных был плохим на про­тяжении всей партии, и это яв­лялось существенной частью их проблем. В этом варианте белые вполне преуспели в сохранении своей лучшей фигуры, в то же время оставив соперника с самой беспомощной. Известно, что Пе­тросян был велик в том, что каса­ется разменов «правильных» фи­гур, но у Рубинштейна это также неплохо получалось.

22. Лfc1 Сd3 23. Кxb7

Стратегия белых увенчалась полным успехом. В оставшейся части партии ничего особенного
не произошло. Мы находились в небольшом цейтноте, а при этом всегда есть шанс, что случится что-нибудь странное. Но в этой партии не случилось.

23...Лаb8 24. хе4 Лхе4 25. Лd1

Хорошо и 25. Кd6, но актив­ная идея из партии смотрится красиво.

25… Сe6 26. Лd7 Сg4

После 26... Л2е7 я планировал 27. Лхе7 Схе7 28.Ле1! с пуантой 28...Лxb7 29. Лxe2 Схс5 30. Ле8+ Сf8 31. Сb4, и белые выигрывают.

27. Лc7 Лс4 28. Лха6 h5

При 28...Схс5 29. хс5 xc5 30.b7 b5 позиция белых, конеч­но, совершенно выиграна.

Человек нашел бы какой-ни­будь медленный план для реали­зации преимущества, а компью­тер указывает красивый трюк

31. Ла5! Лb6 32. Лg5!, и все конча­ется сразу.

29. Ла7 Се6 30. Лхс6 Сd5 31. Лс7 Ле8 32.h3 Лf4 33.d6Л е2 34.f3 Лxg2+   35. Крxg2 Лxf3 36. Крgl

1-0

Трудно угадать, что было не так с домашней подготовкой Морозевича к этой партии; оче­видно, об этом может рассказать только он сам. Я определенно ни в один момент не испытывал ощущения, что делаю неожи­данные или гениальные ходы, хотя полагаю, что решал зада­чи предотвращения контригры довольно хорошо. Морозевич был одним из первых, кто стал углубленно работать с компью­терными программами, и воз­можно, где-то он просто пове­рил компьютеру, который и до сегодняшнего дня оценивает позицию как приемлемую для черных. Вероятно, его трениро­вочные партии также складыва­лись удачно, и он чувствовал до­статочную уверенность для того, чтобы испытать вариант в круп­ном турнире.

Один из мифов о Морозевиче всегда заключался в том, что он очень творческий шахматист и много импровизирует. Очевид­но, что он очень творческий за доской, но не следует забывать, что креативность в дебютах ба­зируется на многочисленных домашних анализах. Широкая публика имеет тенденцию не по­нимать этот аспект новаторских идей; она не видит, как много подготовки требуется в проме­жутках между турнирами, чтобы быть креативным. К счастью, это ни в коей мере не умаляет до­стижения Морозевича в данной
области; быть креативным дома тоже очень трудно, что подтвер­дит вам каждый, кто когда-либо пытался этого добиться.

Мой собственный стиль обычно не вызывает у поклон­ников шахмат такого энтузиазма, как стиль Морозевича, однако в борьбе между динамикой и ста­тикой порой кто-то должен быть на более консервативной сто­роне. Лично я не думаю, что это делает партии скучными, хотя и осведомлен, что иногда настоя­щая битва происходит не на по­верхности, и для некоторых лю­дей это делает ее более трудной для понимания. Надеюсь, что об­ширные словесные объяснения в этой книге помогут продемон­стрировать массовому любителю мыслительные процессы, скры­вающиеся за стратегическими партиями такого рода.

В целом я хотел бы добавить, что свято верю в ценность шах­матного образования, постро­енного на доскональном знании классики. Любая попытка под­ражать игровым модулям и их 2,000,000 ходов в секунду обре­чена на провал. Нам надо допол­нить расчет всеми доступными нам орудиями. И одно из них — интуиция, имеющая прочные корни в распознавании образов.

Когда вы в детстве загрузили массу шахматных образцов в ваш мозг, у вас часто возникает силь­ное подозрение по поводу того, какой ход является сильнейшим в той или иной позиции, хотя вы не имеете понятия, на чем оно основано.

 Читать далее