Шахматы в Питере Шахматы в Питере

 1. Игра в стиле Акибы Рубинштейна.

В Советском Союзе была се­рия книг с партиями выдающихся шахматистов, именуемая «Чер­ной серией», в общей сложности в ней было издано 32 тома. Когда мне было девять лет, отец купил мне книгу «Акиба Рубинштейн», написанную Разуваевым и Мурахвери (вероятно, Разуваев отве­чал за шахматную часть, а Мурахвери написал биографический очерк).

Придя домой из школы, я был в таком восторге от новой книги, что прочитал ее целиком без доски. И когда дошел до кон­ца, начал читать заново! Так же я поступал с другими книгами этой серии — сборниками партий Гел­лера, Фишера, Ларсена. Но книга о Рубинштейне произвела на меня наиболее глубокое впечатление. Как вы могли увидеть по партии из предисловия, я уже играл в сти­ле Рубинштейна, не зная этого!

Позже у меня с Юрием Сер­геевичем Разуваевым сложились особенные отношения, основан­ные на нашей общей любви к Ру­бинштейну. Мы не раз беседовали о том, каким образом Акиба по­влиял на современное шахматное мышление и дебютную теорию. Всякий раз, как мне случалось выиграть партию в стиле Рубин­штейна, он звонил и поздравлял меня! Он называл меня «Акиба наших дней», и это было прият­нейшим из комплиментов. Он даже утверждал, что 6-я партия претендентского матча с Алек­сандром Грищуком в Казани-2011 (которую можно будет найти в од­ном из следующих томов этой се­рии) принадлежит Рубинштейну. Разуваев говорил, что я обладаю даром находить аналогии и ис­пользовать их к своей выгоде.Разуваев

К сожалению, в последние годы Юрий Сергеевич был уже неизлечимо болен. Несмотря на это, при подготовке к матчам пре­тендентов он оказал мне огром­ную моральную поддержку. Я зво­нил ему справиться о его делах, а он наотрез отказывался говорить о своем здоровье и переводил беседу на состязание претендентов, подчеркивая, что у меня есть хо­рошие шансы победить, и т.д.

У Разуваева был талант изла­гать глубокие мысли простыми словами. Он поистине был од­ним из величайших шахматных литераторов и мыслителей, кото­рых нам посчастливилось иметь за всю историю. Как тренер, он работал со многими ведущими игроками современности — Ве­сел ином Топаловым, Жоэлем Лотье, Евгением Томашевским и экс-чемпионкой мира Алексан­дрой Костенюк.

Конечно, нельзя не упомянуть о главном достижении Юрия Сергеевича на тренерском по­прище: в 1970-е он входил в спло­ченную группу, которая помогла молодой восходящей звезде Ана­толию Карпову стать чемпионом мира. Он также был капитаном российской команды, выиграв­шей золотые медали на Олимпи­аде в Маниле в 1992 году.

 

Огромная помощь Рубинштейна

Так совпало, что Мемориалы Рубинштейна были одними из лучших турниров в моей жизни. В 1997 году я упустил несколько возможностей и финишировал вторым, но занял первое место в 1998 и 2000-м. В 1998 году я одер­жал одну из самых памятных сво­их побед, в варианте Гельфанда —

Халифмана защиты Грюнфельда. Ее можно найти в моей первой книге «Мои самые памятные пар­тии», но я не думаю, что количе­ство потенциальных читателей той книги уменьшится, если я приведу здесь кульминационный момент комбинации, ход, кото­рым очень горжусь.

Борис Гельфанд - Алексей Широв

Поляница-Здруй 1998

1

23. Лd7!! Сxd7 24. Кxg5  b6 25. Се6 Фхе6 26. Кхе6 Схе6 27. Се5 f7 28. Фh5+ Крg8 29. Ф g6 d7 30. Сxg7 Л xg7 31. Фd6Кр h732. Фха3 Кс7 33. Фe3 Кe6 34. d5 Кg5 35.f4 Кh3+ 36. Крh1Лa2 37.f5 Кg5 38. f6 Лg6 39.f7 1-0

Я не только хорошо играл в тех турнирах, но что еще важнее, приглашение поступило в такой период моей карьеры, когда я шесть месяцев не получал вооб­ще никаких приглашений и опа­сался, что карьере пришел конец. Но я выиграл эту партию, потом еще одну очень хорошую — и нео­жиданно вернулся в строй.

Мои связи с Акибой не огра­ничиваются только этим (хотя и этого было бы достаточно). В течение четырех лет я выступал в испанской лиге, и мне достав­ляло удовольствие, что меня пригласила команда из города, в котором Рубинштейн добил­ся одного из самых выдающихся турнирных успехов в 1912-м — в том году, когда он выиграл пять крупных соревнований. Кроме того, он сыграл там одну из своих величайших партий.

 

Акиба Рубинштейн — Карл Шлехтер

Сан-Себастьян 1912

1.d4 d5 2. Кf3 Кf6 3.с4 еб 4. К с3 с5 5.cxd5 Кxd5 6.е4 Кxc3 7.bxc3 cxd4 8.cxd4 Сb4+ 9. Сd2 Фa5 10. Лb1 Сxd2+ 11. Фxd2 Фxd2+ 12. Крxd2 0-0

 Шлехтер был чрезвычайно сильным игроком, ему не хвати­ло всего одной ничьей для того, чтобы отобрать корону у Ласке­ра в матче на первенство мира в 1910 году. (Ведутся споры по по­воду того, не должен ли он был побеждать с преимуществом в два очка. Я бы советовал не дове­рять Википедии, на самом деле никто ничего не знает.) Очень вероятно, что в этой партии он стремился к ничьей, поскольку играть черными против Рубин­штейна было весьма неприятной задачей.Рубинштей

Шлехтер тогда не знал, что эндшпиль для него уже довольно плох. Следующими нескольки­ми ходами Рубинштейн вызыва­ет ослабления в расположении черных и вторгается в него ладьями. Черным так и не удается проявить активность, и белые могут использовать свое про­странственное преимущество путем зажима на королевском фланге. Реализация преимуще­ства проведена с невероятной аккуратностью. Можно поапло­дировать разработчикам, создав­шим сильнейшие современные игровые программы, за то, что те в состоянии найти все ходы Ру­бинштейна и верно оценить их как сильнейшие.

13.Сb5!! a6 14.Сd3Лd8 15.Лhcl b5 16. Лс7 Кd7 17. Крe3 Кf6

18. Ке5 Сd7 19. g4 h6 20.f4 Сe8 21.g5 hxg5 22. fxg5 Кh7 23.h4 Лdc8 24. Лbcl Лxc7 25. Лxc7 Лd8 26. Лa7 f6 27. gxf6 gxf6 28. Кg4 Сh5 29. Кh6+ Крh8 30. Сe2Сe8 31. Л1 xa6 g7 32. Кg4 f5 33. Ла7+Крh8 34. Кe5 fxe4 xb5 Кf6 36. Сxe8 Лxe8 37. Крf4 Крg8 38. Кр g5 Лf8 39. Крg6 1-0

13. Сb5!! — один из величай­ших ходов в истории шахмат. Он все еще оказывает огромное вли­яние на манеру, в которой играют в 21-м веке. Возьмем для примера следующий популярный вариант защиты Грюнфельда.

1.d4 Кf6 2.с4 g6 3. Кс3 d5 4.cxd5 Кxd5 5.e4 Кхс3 6.bхс3 Сg7 7. Сe3 c5 8. d2 a5 9. К f3 Кc610. Лb1!? a6 11. Лc1

По сей день не утихли ожив­ленные дебаты по поводу того, выгодно ли белым предоставить сопернику бесплатную возмож­ность сыграть ...а6. В моей базе множество недавно сыгранных партий на эту тему, а в июне 2016 года я сам проиграл черными блицпартию вьетнамцу Ле Куанг Льему.

Победы в стиле Рубинштейна

Легче легкого не понять значе­ния этой великой партии Рубин­штейна, не принять ее во внима­ние на том основании, что она сыграна против уступающего в силе партнера более ста лет назад. Но это будет совершенно невер­но. Шлехтер был превосходным защитником и, вероятно, нахо­дился под впечатлением, что де­лает все правильно. Конечно, он немного уступал в пространстве, однако ему удалось разменять ферзей и две пары легких фигур. Все, что оставалось сделать, — это сыграть ...Ь6, поставить слона на Ь7 и коня на сб; но затем на Ь5 взорвалась бомба, и он так и не получил ни единого шанса.

Когда мы отбирали материал для книги, то вначале не слиш­ком высоко оценивали следую­щий поединок. Мой соперник Василий Иванчук - один из ве­личайших шахматистов нашего времени, но этот пример к луч­шим образцам его игры не отне­сешь. Однако, еще раз посмотрев партию Рубинштейна с Шлехте- ром, я нахожу некоторое сход­ство. Черные промедлили в де­бюте и после нескольких впечат­ляющих ходов соперника вынуж­дены были бороться с простран­ственным превосходством белых, имея в качестве дополнительных проблем слабости и отставание в развитии.

Иванчук сделал несколько естественных ходов, не уделил внимания одной-двум мелочам и неожиданно оказался не в состо­янии спасти партию.

Борис Гельфанд — Василий Иванчук

Командный чемпионат России,
Дагомыс 2009

Василий Иванчук — потряса­ющий шахматист, способный от­лично играть в любых типах пози­ций. Он выиграл множество тур­ниров и замечательных партий, но его слабой стороной является то, что он хуже действует под дав­лением, и это не позволило ему сделать последние несколько ша­гов к завоеванию титула чемпио­на мира. Его основные успехи от­носятся к «повседневной жизни».

Я познакомился с Иванчу­ком в 1983 году, а первый раз мы встретились за доской в 1985-м в чемпионате СССР среди юношей

до 18 лет. Это случилось где-то в середине турнира; я выиграл и сумел удержать отрыв до фини­ша.

В моей базе более ста поедин­ков с Иванчуком, но я опреде­ленно заносил не все сыгранные нами партии. Так что с учетом рапида, вслепую и проч. будет и того больше. Каждая из партий — отдельный мир, все они интерес­ны и поучительны. У Иванчука такой широкий репертуар, что он может играть попросту все дебю­ты. В 2013-м на турнире претен­дентов он удивил меня защитой Чигорина, нечасто применяемой на высшем уровне, и получил хо­рошую позицию. Играл он про­тив меня и голландскую, и волж­ский гамбит, и новоиндийскую, и различные системы в славян­ской, и староиндийскую, и т. д. Вероятно, после l.d4 у нас най­дется партия на каждый дебют.

1. К f3 с5 2.с4

 Я сыграл против Иванчу­ка множество партий с этими начальными ходами. Времена­ми порядок варьировался, но по-моему, у нас было семь пар­тий с 1. Кf3 и 2.с4, и более поло­вины из них — примерно в тот период. Не знаю, использовал ли он постоянство в расчете на эф­фект неожиданности или хотел что-то доказать. В этих позициях много тонкостей, и я думаю, что наши поединки как-то помогли

углубить теорию и понять осо­бенности различных порядков ходов.

2... Кс6 3.d4 cxd4 4. Кхd4 Кf5. g3 Фb6

Здесь я отступал конем на все поля. В этот раз пошел на с2 без какой-либо особенной причины.

    6. Кс2

В другой партии было 6. Кb6 е6 7. Сg2 Ке5 8. Фс2 Фа6 9.с5 d5 10.cxd6 Сxd6 11.0-0 Сd7 12. Кc3 Лc8 13. ЛdlСe7 14. Сf4±, и у меня несколько лучше, хотя в дальнейшем я проиграл в долгой борьбе, Гельфанд - Иванчук, Львов 2000.

6…е6 7. Сg2 d5 8.cxd5

Пробовал я и 8.0-0 Се7 9.cxd5, и здесь Иванчук побил пешкой:

9…exd5 10 Кс3 0-0! В этот момент мне, вероятно, следовало продол­жить 11. Сg5 или 11. Ке3!?, хотя сомневаюсь, что этого хватит для существенного преимущества. После 11. Кxd5 Кxd5 12. Фxd5 Се6 13. Се4 f6 у черных отличная компенсация, и они никак не могут стоять хуже. В конечном счете партия закончилась вни­чью, Гельфанд — Иванчук, Поля- ница-Здруй 2000.

8... Кxd5 9.0-0 Сc5!?

В некотором роде новинка. Этот ход встречался в нескольких партиях сильных любителей, но не могу сказать, что уделял ему какое-либо внимание.

Чуть ранее в том же году пар­тия Иванчук — Домингес (Лина­рес 2009) с небольшой переста­новкой пришла к положению после 9... Се7. Игра складыва­лась удачно для белых, хотя в итоге завершилась вничью. Для Иванчука нет ничего необычно­го в том, чтобы отстаивать одну и ту же позицию за оба цвета, так что это не стало большим сюр­призом.

В этот момент я потратил 24 минуты, решая, как расставить фигуры. Думаю, что нашел хо­
рошую идею, позволившую раз­вить давление на позицию со­перника.

10.а3!

Довольно тонкий ход с не­сколькими изюминками.

Если белые играют 10.Кс3, как Иванчук против Домингеса, то черный слон идеально рас­положен на с5. После 10... КхсЗ 11.bхс3 0-0 белые не в силах бы­стро развить давление на ферзе­вый фланг с помощью Кc2-d4. У них все еще есть какая-то игра, компенсирующая слабую пешку, но никаких шансов на получение преимущества.

Другая рассмотренная мной идея заключалась в 10. Сxd5 exd5 11. Кс3, но после 11...d4 12. Ка4 Фb5 13. Кхс5  Фхс5

у черных, на мой взгляд, хо­рошая версия защиты Тарраша. Белые поля вокруг белого короля не защищены, и для черных не составит труда вызвать дальней­шие ослабления. Белые должно срочно искать уравнение, если оно еще есть!

Конечно, одним из главных возражений на расстановку чер­ных является 10.е4. При 10... Кdb4 11. К хb4Схb4 12.аЗ соз­дается ощущение, что белые вы­игрывают темп. Однако черные отвечают 12... Сс5 13 с3Сd4.

Я вообще не вижу, как ис­пользовать этот выигрыш темпа. В данной позиции е2-е4 выгля­дит лишь уступкой, ослабляю­щей пункт d4.

По этой причине я избрал 10.а3. На сей раз у белых есть ре­альная угроза. Они хотят пойти b2-b4 и е2-е4, отбрасывая черные фигуры. Это спровоцировало вполне естественную реакцию со стороны моего партнера.

10...а5

Когда смотришь на это про­движение, не только учитывая последующие события в партии, но и со знанием, приобретенным в процессе решения возникав­ших проблем, оно начинает вы­глядеть менее естественным, чем в момент исполнения на доске. Очевидный ход, цель которого —
борьба за контроль над пунктом b4, превращается в поверхност­ный ответ, скорее характерный для блица.

Если мы сравним время, по­траченное на а2-аЗ и ...а7-а5, то поймем, что ход белых лишил со­перника поля b4, а реакция чер­ных была защитой от угрозы, ко­торой ход назад не существовало. Таким образом, мы можем с уве­ренностью сказать, что это вклю­чение выгодно белым. Более того, как мы увидим позже, движение пешки «а» подвергло опасности пешку «b». Весьма вероятно, что ей придется переместиться на b6, чтобы дать слону с8 войти в игру, и здесь она станет гораздо более уязвимой, чем была бы пешка а7, если бы осталась базой пешечной цепи ферзевого фланга.

Но как быть с созданной белы­ми угрозой захвата пространства в центре? Ведь к ней наверняка надо отнестись с уважением? Во время игры я был в этом абсо­лютно убежден, но жизнь, прове­денная за анализом собственных партий, научила меня тому, что все наши предположения следует проверять; идти вглубь позиции и приближаться к постижению ис­тины, которая может порой отли­чаться от того, чего мы ожидаем.

Как вы уже, вероятно, дога­дались, анализ показывает, что черные должны были всерьез рассмотреть 10...0-0!?

Конечно, это позволяет белым надвинуться:

11. b4Се7

Но при слоне, намереваю­щемся перейти на f6, и витающем в воздухе ...а7-а5 все не так про­сто. Прошу прощения за неболь­шое погружение в подробности.

12. е4!

12. Сxd5 Лd8! (12...exd5?! 13. Кc3 выглядит обещающе для бе­лых, хотя и здесь черные сохра­няют кое-какие ресурсы) 13.Кс3Сf6 дает черным приемлемую контригру.

12. ...Кf6

12...Кс7!? Этот ход смотрит­ся несколько странно, однако он более амбициозен, чем возвраще­ние на f6. Чтобы поставить про­блемы перед соперником, белые должны действовать без малей­шего промедления. 13. Се3 (13. Кc3 Кb5 указывает, что продви­жение пешек ферзевого фланга может иметь свои недостатки. Черные косвенно борются за пункты d3 и с4 и напрямую — за пункт d4. Прибегнем к распространенной отговорке: требуется дополнительный анализ.) 13... а6

14.а4! Кхb4 15. Кхb4 Схb4 16. Фb3. У черных трудности с развитием фигур, а конь неожи­данно плохо расположен на с7. Не исключено, что они могут уравнять, но это не так легко, как можно подумать поначалу.

13. Кс3

То, к чему я стремился. Белые потеснили соперника и владеют большим пространством, но если мы посмотрим внимательнее, то увидим, что черные имеют не­большой перевес в развитии и могут использовать его для бро­ска коня в направлении полей d3 или с4, ослабленных сочетанием фианкетто с продвижением пе­шек «b» и «е». И все же анализ по­зволяет предположить, что белые в состоянии бороться за преиму­щество.

13...Лd8 14. Фе2

17…Кd5?! 18. Кxd5 exd5 19. Кe3 Фg6 20. Крh1 d4 21. Кd5± вы­глядит благоприятным для белых.

17…Лас1

18. exf6 Сxf6 19. Кe4 Сxal 20. Лxal a5 не кажется слишком опасным для черных.

17. ...Лас8 19. е3 Ке8

14...Кe5!?N

14...Кd4? 15. Кxd4 Фxd4 16. Сb2 в партии Соколовский — Прокопчук, по переписке 1980 дало белым комфортный плюс благодаря пространственному перевесу. Черные устояли, но не могу представить, чтобы процесс доставил им удовольствие.

15. Сf4 Кd3 16.е5!

Без этого давление на пози­цию черных не создать.

16...Кxf4 17.gxf4.Сd7!

Отличная тактическая попыт­ка решить проблемы черных. Они готовят отступление коня без по­падания под Ка4, ставящее ферзя в затруднительное положение.

Белые согласились на некото­рое ухудшение своей пешечной структуры в обмен на перевес в пространстве. Возможно, у них лучше, но это все еще предстоит доказывать.

11.е4

После этого естественного хода, отнявшего лишь секунды, черные стоят перед выбором: ухо­дить на е7 или на f6? За доской гроссмейстер потратит какое-то время, пытаясь понять разни­цу между двумя возможностями, но при этом он не должен тра­тить слишком много времени, поскольку оно понадобится ему позже, когда проблемы зачастую становятся более конкретными и их решение требует большей ак­куратности, иначе позиции будет нанесен значительный ущерб. Поэтому он делает то, что мы мо­жем назвать предположением, ос­нованным на знании. Чаще всего он руководствуется чутьем, осно­вываясь на своем большом опыте.

Каким был шанс Иванчука пре­дугадать, что для борьбы за равен­ство необходимо контролировать поле h5? Практически нулевым.

11…Кde7?!

Последующий анализ подска­зывает, что правильным путем было

11.... Кf6! 12. Кс3 0-0

Причина, по которой коню

надлежит пойти на f6, видна после

13. Ка4 Кb5 14. Кхс5

Здесь черные могут включить промежуточный ход, выигрывая важный темп.

14...Кd8!

Анализ показывает, что белые еще могут ставить перед сопер­ником непростые задачи.

15.а4!  Фхс5 16. e3 Ф с4  17. Ка3 Фb4 18. Ф с1

Слабость черных полей (...а5) — проблема, которую нелегко решить. Однако в позиции есть и благопри­ятные для черных факторы. Думаю, у белых несколько лучше.

Все это, конечно, мы смогли найти только после партии по­средством глубокого анализа.

12.Кс3

Белые грозят сыграть Ка4 и забрать слона, что ставит черных перед трудным выбором.

12...Фb3

Чуть худшие позиции играть труднее, чем чуть лучшие. Каж­дый ход имеет недостатки, и не­легко установить, какие из них наиболее серьезные. Иванчук решает устранить проблему вы­двинутого ферзя, но белые имеют значительный перевес в разви­тии, а ферзь вносил определен­ную лепту в защиту ослабленных полей ферзевого фланга.

12...0-0

Теперь это работает хуже.

13.Ка4 Фb5 14. Кхс5

Черные должны сразу брать на с5, без предварительного нападения на ферзя, так как белые могут уве­сти его на h5, защищая коня. Бла­годаря этому различию белые могут поставить серьезные проблемы.

14...Фхс5 15. Се3 Фb5 16. Кd4

Белые имеют не только двух слонов, но и перевес в развитии. Черные могут разменяться на d4, но это приведет к стабильному пре­имуществу белых. Поэтому только один ход является критическим.

16...Фхb2 17. Ле1!

Вводя в игру новые силы. Грозит Ле2.

17...Кxd4

Грубой ошибкой является 17... Лd8?. Белые выигрывают после

18. Ле2 ввиду 18... Фb6 19. Кхс6!, забирая фигуру.

18. Сxd4 Фb5 19. b1

Инициатива белых несомнен­на. Вопрос о том, как им развивать ее, открыт. У них множество воз­можностей, и все ведут к перевесу.

Другим ходом, который я рас­сматривал во время партии, был

12...а4. Он вполне естественный. У белых много заманчивых от­ветов. Я намечал 13. Ке1 Фa5 14. Кd3 с некоторым давлением, но ни в коей мере не уверен, что это сильнейшее продолжение. Почти везде у белых лучше, по­этому я потратил довольно мало времени на этот вариант.

Вернемся к 12... Фb3 - ходу, который избрал Иванчук.

Весьма честолюбиво. Черные хотят сыграть ...b6, ... Са6 и .. Лd8 с активной контригрой. Возмож­но также ... Са7 с последующим ...е5, опять же с достойной пози­цией у черных.

Вот почему в этот момент я продумал 11 минут, и думаю, нашел хорошую идею, которая задним числом представляется логичной: если соперник играет всего лишь несколькими фигура­ми, имеет смысл разменять их и оставить его с неразвитыми. Это я сейчас могу так объяснить, а во время партии просто искал луч­шее решение, что является гораз­до более конкретным процессом. Это не означает, будто понима­ние менее важно, но оно больше принадлежит к подсознанию.

13.Сe3! b6

Иванчук пытается продол- жить свой план.

Эндшпиль после 13... Схе3 14. Кхе3 Фхd1 15. Лfxdl± крайне уныл для черных. Тут мы можем видеть, что ...а5 ослабило пози­цию и что черные в серьезной опасности ввиду таких маневров, как  Кc4-b6/d6 и е4-е5 с дальней­шим  Кe4-d6/c5.

Замечу, что черные не мо­гут брать на b2. После 14... Фхb2 15. Лс1 белые выиграют путем 16. Кс4. Честно говоря, я не имел полного представления, что мое преимущество настолько вели­ко, как я вижу это сейчас.

 За до­ской такие рассуждения зачастую неуместны. Вы видите, что у вас хорошая позиция и что вы мо­жете улучшить положение своих фигур, — и идете на это. Что еще нужно?

14. d4!

Мне очень нравится этот ход, потому что его идея чрезвычай­но ясна и сильна. Белые разме­нивают все развитые фигуры со­перника и оставляют его с кучей проблем. При этом, вероятно, также сильно было взятие на с5 с переводом коня с с2 на с4 через е3. Но если сравнить эти планы, я думаю, в более прямом ходе больше смысла; он представля­ется мне более естественным. И кроме того, я не считаю, что надо отдавать черным поле d4.

14...Фxd1 15. Лfxd1Сxd4?

 Во время игры я не думал, что у черных есть альтернативы это­му ходу. Прямая угроза — Кхс6, с последующим Схс5 и Ка4, выи­грывая пешку. Но по окончании

партии мы должны подвергать сомнению предположения, сде­ланные за доской.

Если бы я располагал за до­ской бесконечным запасом вре­мени для раздумий, то вероятно, осознал бы, что черные могут играть профилактически — 15... Лb8! Ход выполняет двойную функцию: защиты пешки Ь6 и обеспечения контригры против пешки b2 в случае размена на с5.

2

Я не могу сказать, что это по­будило бы меня заменить хоть один из ходов, сделанных мной в партии (на самом деле я не уве­рен, что хотел бы изменить вооб­ще любой из когда-либо сделан­ных ходов). Так что польза от об­наружения этого ресурса была бы ограниченной. Если бы Иванчук так сыграл, тогда настало бы вре­мя глубже задуматься о том, как продолжать дальше.

После примерного 16. Лас1 Сd7 черные стоят явно хуже, но у белых нет прямого пути ис­пользования преимущества. Я не знаю точно, как они должны здесь играть. Может быть, что- то простое вроде 17.f4 и 18. Крf2 с очевидным перевесом, однако нокаутирующего удара в ближай­шем будущем не предвидится.

 Ход ладьей на b8 держит на­пряжение, что в интересах чер­ных. В партии они пошли на по­воду у соперника.

16. Сxd4  Кxd4 17. Лxd4

3

  Белые по простым причинам уже имеют ясное преимущество. Они значительно опережают со­перника в развитии, а пешка b6 очень слаба. Черным крайне не­легко защищать ее. Тут все про­сто: если черные рокируют, то белые могут сыграть Лd6 и Ка4, и после ...b6-b5 конь приходит на с5. После этого слону и коню черных нелегко войти в игру. Если же черные пытаются про­двинуть пешку до b4, то белые от­вечают аЗ-а4, и у них появляются идеи Сf1-b5 и Кс5-b3. А любое движение пешки в центре не по­могает в создании контригры и лишь ведет к дополнительным слабостям.

17...Сd7

 Черные пытаются изменить ход игры. Если бы я сыграл 18. Лadl, уверен, они собирались рокировать в длинную сторону. Может, для них это не так уж за­мечательно, но я все равно решил этого избежать.

18. е5 Сс6

Теперь 18...0-0-0 невозможно: 19. Лd6, и белые побеждают.

17.... Лс8 19. ЛadlСс6 20. Лd6 очень похоже на то, что случи­лось в партии.

18. Лd6 Сxg2 20. Крxg2 Лb8

Мы достигли, возможно, по­следнего критического момента в партии. Тут я должен был ак­куратно посчитать, дабы убе­диться, что коневой эндшпиль выигран. И поскольку так оно и есть, я более или менее форси­рованно в него перешел. Такие вещи нельзя доверять чутью. Напротив, в подобных ситуаци­ях надо быть очень осторожным. Вы легко можете доиграться до позиции, упростившейся на­столько, что преимущество ока­жется уже недостаточным для победы. Это было бы наихудшим сценарием.

21. Лadl 0-0

Черные могли также попро­бовать 21...h5 с намерением ...h4, вводя ладью в игру таким спосо­бом. Но если бы они так и пошли, то возможно, мы бы сейчас об­суждали, не стоило ли им вместо этого рокировать. Позиция чер­ных плоха в любом случае. 

22. Лd7 Кc6 23.f4Лfd8

В коневом окончании я буду полностью контролировать си­туацию, но не знаю, что еще черные могли бы предпринять. Например, 23...b5 24. Ке4, и бе­лые вот-вот вторгнутся. Один из возможных вариантов: 24...b4 25. а4 b3 26. Лcl Лb4 27. Кd6 Кb8 28. Ла7 Лха4 29. Лсс7

Черные терпят катастрофу на 7-й горизонтали.

24. Лxd8+ Лxd8 25. Лxd8+ Кxd8 26 . Крf3!

Ключевой ход, который я предвидел заранее.

26. Ка4? давало противнику ненужные контршансы. После 26...b5 27. Кс3 b4 28.ахb4 ахb4 29. К а2 Кс6 30. Крf3 b3! 31. Кс1 а5 конь достигает поля с4. Если король быстро отправляет­ся за пешкой «b», у черных будет ... d2-flс выигрышем пешки на королевском фланге. В вы­игрышных положениях такого рода контригры всегда хотят из­бежать.

26...Крf8 27. Ка4

Теперь это выигрывает пешку. Оставшиеся ходы не имеют боль­шого значения. Иванчук явно продолжал игру в расчете на то, что что-нибудь подвернется. В конце он уже, вероятно, не играл в шахматы, а подгонял партию к поражению, оставив коня под боем вместо того, чтобы сдаться. У всех серьезных игроков бывают моменты, когда их действия под­чиняются такого рода инерции; ходы делаются рукой, а не серд­цем.

27...b5 28. c3 b4 29.ахb4 ахb4 30.   а2 с6 31.  е4 f6

Разница становится ясной по­сле 31...b3 32. Кс1 Ка5 33. Кd4, и черный конь не попадает на с4.

32. exf6 gxf6 33. Крd3 Крe7 34.Крс4 Крd6 35. Кхb4 Ке7 36. Кс2 Кd5 37. Крd4 е5+ 38.fxe5+ fxe5+ 39. Кре4 е6 40. Кe3 Кb4 41. Кс4 Кс6 42.g4 Крf6 43.h4 h6 44. Кe3 Крg6 45. Крd5 e4 46. Кр хс6 1-0

Конечно, не ожидаешь с такой легкостью выиграть партию у од­ного из сильнейших шахматистов мира. Но с другой стороны, когда разыгрываешь ее, не так уж легко заметить ошибки. Я комменти­рую эту партию второй раз; пер­вый был сразу по ее окончании, когда я записал свои впечатления и рекомендации компьютера на небольшой глубине. Они рази­тельно отличаются от настоящих примечаний. Пока мы работали над книгой, мы обнаружили мас­су ресурсов за черных, которые ни я, ни мой соперник и близ­ко не видели во время партии. И именно это является главной особенностью следующей темы.

 

Читать продолжение