Шахматы в Питере Шахматы в Питере

2. Зажим

Рубинштейн был силен не только в доведении до победы выигрышных положений. Он столь же хорошо умел создавать давление на позицию соперни­ка, используя, например, незна­чительное преимущество в про­странстве; и затем зажимал, за­жимал, зажимал, пока соперник не ломался под давлением. По­тому что шахматы — в конечном счете игра, и состоит она в том, чтобы ставить перед соперником проблемы.

Следующая партия прекрасно это демонстрирует.

Эстебан Каналь — Акиба Рубинштейн

Карлсбад 1929

1. Кf3 кf6 .b3 g6 3.g3 b6 4. Сb2 Сg7 5. Сg2 Сb7 6.0-0 0-0 7.с4 с5 8.d3 d5 9.cxd5 Кxd5 10. Сxg7 xg7 11. d2 Кc6 12. Кc3  Кxc3 13. ФхсЗ+  Крg8 14. Фb2 Фd6 15. Лfd1 Лad8 16. Лd2 Лd7 17. Лad1 Лfd8 18.h4 e5 19.e3 h6 20.  Сh3 Лe7 21. Сg2 Фf6 22. Кh2 h5 23. К f3К b4  24. Кel Сxg2 25. Крxg2 a5

Каналь разыграл дебют не­сколько пассивно, но миновал эту стадию без существенных повреждений. Нам следует пом­нить, что партия игралась за 40- 50 лет до того, как был обнаружен правильный способ действий черных в ежовой структуре. Се­годня мы обладаем богатым эм­пирическим материалом, по­казывающим, как играть в этих позициях за оба цвета; сколько фигур менять, какие оставлять и т. д. Однако в 1929 году игроки плавали без руля и без ветрил, пытаясь самостоятельно прийти к верным идеям.

По моим ощущениям, белым лучше сохранить коней на до­ске. Неясно, какое применение черные могут найти своему коню после хода вроде 26.а3, который большинство гроссмейстеров, ве­роятно, сделали бы в наши дни. В партии Каналь сам пошел на раз­мен, заодно зафиксировав себе слабость на а2. Видимо, мысль заключалась в том, что без коней уменьшится количество трюков и будет легче контролировать ма­невры фигур. Хотя объективно это спорно, Каналь продемон­стрировал отличные качества защитника в стадии, которую Романовский назвал четвертой фазой: окончания с ферзями и ладьями, где игра направлена как на проведение пешек в ферзи, так и на атаку короля.

Алехин внес огромный вклад в этот тип окончаний, более значи­тельный, чем Рубинштейн. И все же я нахожусь под большим впе­чатлением от того, как Акиба трак­товал позицию. Особенно впо­следствии, когда король пришел в центр, чтобы освободить ферзя и присоединиться к атаке. Но как уже сказано, это произошло позже.

26. Кс2?! Лed7 27. Кхb4 ахb4 28. Ф с2 Фс6+ 29.f3 Лd5 30. Крf2 Фd7 31. Крg2 f5 32. фс4 Крg7 33. Крf2 Лf8

Черные определенно доби­лись некоторого прогресса. Пе­шечная структура белых эластич­на, но полна слабостей. Рубинн- штейн играет не спеша, зажимая соперника.

В этот момент он намеча­ет ...f4, создавая слабости и, что еще важнее, борясь за пункт d4. Каналь, таким образом, делает единственный имеющийся в его распоряжении ход, который не только препятствует идее черных,

но и готовит движение пешки «d», дающее некоторую контригру.

34. f4 Лd8 35. fхе5Л хе5 36. Ф f4 Лd5 37. Ф с4  Фс6 38. Фс2  Фf6 39. Фс4 Фс6 40. Фс2 b5 41. Лс1 8d6 42.d4 Фd7 43. Лcd1Кр f7 44. Фb2 Фd8 45. Крg2 Лd7 46. Крh2 Крg8 47. Кр g2 Крh7 48. Крh2

Белые защищались очень хо­рошо, и в настоящий момент кажется, что их позицию можно держать. Это означает не то, что они уже избавились от давления, а лишь то, что они ему успешно противостоят. Хотя его имя се­годня не слишком хорошо из­вестно, перуанец Каналь считал­ся одним из сильнейших игроков Южной Америки в период между двумя мировыми войнами. Он выиграл несколько турниров в 20-е годы и имел положительный счет с чемпионом мира Максом Эйве, выиграв у него красивую партию в 1948 году.

4

Итак, белые как будто в по­рядке, однако Рубинштейн еще раз демонстрирует класс, меняя характер позиции и ставя перед соперником новые проблемы. Ощущение прекращающегося давления должно было причи­нять неудобства Каналю, и нет сомнений, что к этому моменту он уже начал уставать.

48…f4!? 49.exf4 Лxd4 50. Лxd4 cxd4 51. Лd3?!

Первая из всего лишь двух ошибок, приведших к гибели бе­лых.

Здесь необходимо было поме­нять подход к позиции и от пас­сивной обороны перейти к ак­тивной контригре. Белые могли полностью уравнять, нанеся удар 51.f5!.

Если черные берут пешку, у белых есть идеи с Фе2!, одновре­менно нападая на пешку h5 и гро­зя вторжением на е6. В этом слу­чае я не вижу ни одной причины, по которой у черных может быть лучше.

Но и в позиции после 51...d3 52. Фe5 d2 черные мало что мо­гут предпринять. При пример­ном 53. хb5Фе7 54.fxg6+ Крxg6 55. Крg2 белые вне опасности. Их король придет на помощь в борь­бе с пешкой «d», в то время как черным будет очень непросто за­щититься от всех шахов.

Сегодня мы знаем, что долж­ны бороться за контригру; что нужно менять характер пози­ции, когда предоставляется та­кой шанс. Но как мы еще не раз увидим в этой книге, уловить верный момент отнюдь не легко и для современного гроссмей­стера.

51… Фf6 52. Фd2 Фd6 53. Крgl Крg7 54. Крh2 Фс5 55. Кр g2 Фd5+ 56. Крh2 Фе4 57. Кр g1 Крf6!

Стабилизировав позицию в центре, Рубинштейн подводит короля. Теперь мы можем видеть, как белые страдают от недостатка пространства.

58 . Крf2 Крe6

Давление усилилось. Как только король встанет на d5, ла­дья освободится и с решающим эффектом перейдет на линию «с». Белые должны действовать без промедления.

59. Лf3?

И снова лучшим продолжени­ем было 59.f5+!, где после 59...gxf5 60. Лf3 белые сразу же получают контригру. Черные по-прежнему могут создать сопернику массу трудностей, но при той игре, ко­торую Каналь демонстрировал до этого момента, он, не сомнева­юсь, сумел бы устоять.

59…Лс7 60.f5+ Крd5!

Всегда можно поразмыслить о том, что именно игрок просмо­трел. Обычно это что-то «оче­видное». Он мог не заметить всю идею с 59... Лс7, или, может быть, думал, что черные здесь возьмут на f5 или по крайней мере пой­дут ферзем на следующем ходу. В действительности нет возмож­ности угадать, что на самом деле творилось в голове у Каналя.

Все, что мы можем видеть — это то, как Рубинштейн использует шанс, которого он ждал более 40 ходов. И в дальнейшем он был беспощаден.

61. Лf4Лc2!

5

Черные форсируют переход в ладейный эндшпиль. Как мы знаем из книг Михаила Мари­на «Учитесь у легенд» и Марка Дворецкого «Учебник эндшпиля», это фаза, в которой Рубинштейн был поистине непревзойденным мастером. Несмотря на то, что Каналь сделал немало хороших ходов, позиция проиграна, и Ру­бинштейн не дает ему ни единого шанса.

62. Лхе4 Лxd2+ 63. Крf3gxf5 64. Ле8 Лха2 65. Лf8Л b2 66. Лxf5+ Крc6 67. Лхh5 ЛхbЗ+ 68. Кре4Л xg3 Крхd4Крb6 70. Лg5 Лh3 71. Лg1 Лxh4+ 72. Крd3Л с4 73. Лb1

У белых совершенно проигра­но. Например: 73. Крd2 b3 74. Лg3 Кра5 75. Лхb3 Кра4, и черные по­беждают без хлопот.

73…Лс3+ 74. Крd4Кра5 75. Ла1+Л а3 76. Лh1 Кра4 77. Лh8 Лg3 78. Крс5 Лс3+ 79. Крd4 Лс4+ 80. Крd3 b3

  0-1

Хорошо известно, что Ботвин­ник изучал творчество Рубин­штейна и многое у него перенял. Он выиграл массу партий, зажи­мая соперника, как Рубинштейн в этой и многих других.

 

Долгосрочный план

Нимцович писал, что в пар­тиях Рубинштейна его более все­го поражала невероятная длина планов. Когда вы смотрите такие партии, как с Шлехтером или Ка­налем, то видите, что игра Рубин­штейна в дебюте, миттельшпиле и эндшпиле логически выстрое­на. Все неразрывно связано друг с другом и выглядит как осущест­вление одного долгосрочного плана. Вы нащупываете дорогу в дебюте и идете по ней до самого конца.

Сейчас я не верю, что можно всю партию следовать одному плану. Но мастерство Рубин­штейна заключалось в том, что он развивал фигуры, намечал цели и использовал все возможности на пути ее достижения, будь то тактика или улучшение позиции фигур.

Так я вижу это. И именно так стараюсь поступать сам.

 

Командные шахматы

Я не очень часто играю в ко­мандных соревнованиях, но вместе с Игорем Бурштейном — большим поклонником шахмат и владельцем, вероятно, лучше­го шахматного журнала в мире, знаменитого российского еже­месячника «64» — был вовлечен в процесс создания команды для выступлений в клубном первен­стве России.

Наша идея состояла в том, чтобы пригласить в коллектив молодых талантов, таких как Гири, Каруана, Ван Хао, Каря­кин, Непомнящий и многие дру­гие.

Мы не располагали большим бюджетом, но с таким подхо­дом сумели создать сильную команду. Другой идеей было обращаться только к тем игро­кам, которые любят шахматы больше, чем покер. Может зву­чать нелепо, однако во многих других клубах эти пристрастия были несколько более сбаланси­рованы. Я предпочитаю играть за команду, в которой предме­том бесед являются только что сыгранные партии...

Впоследствии команда объе­динилась с другой по финансо­вым причинам. Мы дважды выи­грали российскую Премьер-лигу и один раз завоевали бронзу в клубном Кубке Европы.

На протяжении большей ча­сти ее существования команда именовалась «64», а после объ­единения поменяла название на «ШСМ 64». Хотя Бурштейн в дальнейшем из-за большой заня­тости перестал заниматься дела­ми клуба, история продолжает­ся. В 2014 году я не смог принять участие в чемпионате, но коман­да заняла второе место.

Партии в командных и лич­ных соревнованиях немногим от­личаются друг от друга. Но всегда приятнее играть за команду, где царят дружеские отношения, чем за сильнейшую по составу. Если вы не разговариваете друг с дру­гом после игры, то в чем смысл участия в одной команде?

 

Борьба за линию «с» - белыми против Владимира Малахова

Я сыграл с Владимиром Ма­лаховым всего лишь одну партию с классическим контролем. Мы еще однажды играли в быстрые, этой партии нет в базах. Должен признаться, что не очень многое о нем знаю, но все же поделюсь своими впечатлениями. Если они верны, это может поспособство­вать людям, которые впослед­ствии будут с ним встречаться. Если нет, то возможно, выгоду извлечет Малахов! В любом слу­чае, читателям это, вероятно, по­может лучше оценить партию.

Малахов в определенной сте­пени является изобретателем стиля, который мы теперь ас­социируем с Магнусом Карлсе­ном. Он очень техничен и спо­собен переигрывать соперников в пресных позициях. Есть много шахматистов, хорошо играющих в позициях с небольшим преиму­ществом; но уметь создавать что- то из ничего — и впрямь сверхъ­естественное искусство. Малахов еще и дипломированный специ­алист в ядерной физике, работа­ет в научном центре в Дубне, где его мать читает лекции. Его отец, тоже физик, всерьез увлекается шахматами.

Помню, особенно большое впечатление на меня произвело то, как он обыграл Евгения Баре­ева в принятом ферзевом гамби­те, тоже на клубном первенстве России, в 2008 году. Мы с Баре­евым выступали за одну команду, в какой-то момент я был уверен, что партия закончится вничью. Но Малахов продолжал играть и в конце концов победил. Хотя Бареев уже не так молод, не бу­дем забывать, что однажды он был третьим шахматистом мира и в 2007 году участвовал в пре- тендентских матчах, где в первом круге взял верх над Юдит Полгар. Переиграть такого сильного шах­матиста на пустом месте — нема­лое достижение.

 

Владимир Малахов — Евгений Бареев

Командный чемпионат России, 

Дагомыс 2008

1.d4 d5 2.с4 с6 3. f3 f6 4.е3 е6 5. Сd3 dxc4 6. Схс4 с5 7.0-0 а6 8.xc5 Схс5 9.xd8+ xd8 10. Сe2 Кре 7 11. Кbd2Кc6 12.b3С d7 13. Сb2 b5 14. Сd3 Лас8 15. Ке4 Кхе4 16. Сxe4 f6 17. Лfd1h6 18. Лac1 Сb4 19. Кel d6 20. Кd3 Кb4 21. Кxb4 Кxb4 22.а3 Сd6 23.b4Л xc1 24. Лxc1 Лc8 25. Лxc8 Сxc8

 Это окончание не только со­вершенно равное, но и очень близкое к тому, что мы называем битой ничьей. Однако Малахов умеет готовить суп из топора и использовать мельчайшие преи­мущества, заметные только под микроскопом. Прежде всего, белые потенциально способны развить небольшое давление за счет крохотного перевеса в про­странстве. Во-вторых, пешка а6

в перспективе может оказаться чуть более слабой, чем пешка а3, ввиду расположения слонов. И наконец, фактор, вероятно, самый удивительный для непо­священных: слабой может стать пешка h6.

В партии черным, вероят­но, следовало несколько более агрессивно обороняться на ко­ролевском фланге. В частности, они должны были поискать воз­можность поставить пешку на h5 с целью разменять ее. Но для черных также вполне естествен­но стоять и ждать, прежде чем проявлять какую-либо актив­ность. В конце концов, они не должны что-то доказывать, если хотят ничью: вполне достаточ­но будет сохранять статус-кво. Бареев решил перевести короля на с7, чтобы освободить слона. Это слегка противоречит базо­вым эндшпильным принципам, согласно которым вы должны максимально задействовать свои хорошие фигуры. А почти во всех позициях король эффективнее легких фигур, при условии, что ему гарантирована безопасность.

26.f4 Крd7 27.h4! Крс7 28. Крf2С d7 29.h5!

Мы видим, что Малахов за­фиксировал пешку h6. Конечно, не бог весть какое достижение, но сделан один малюсенький шаг к созданию проблем для черных.

29...е5 30. Крf3Сe6 31.g3

Типичный ход техничного игрока. Не следует спешить с принятием ответственных ре­шений. Вместо этого положение улучшается с такой медлительно­стью, что соперник временами об этом забывает.

31...Сb3 32.g4 Сd1+ 33. Крg3С е2 34. Сf3 Сd3 35. fxe5 Сxe5+

В этом решении нет ничего плохого, но поскольку пешка аб в принципе дает остающемуся на доске белому слону превосход­ство над его оппонентом, с ним можно поспорить. Проблема в том, что расположение пешек ко­ролевского фланга делает плохим и чернопольного слона! Редко приходится видеть борьбу двух хороших слонов с двумя плохи­ми, но здесь, кажется, тот самый случай.

35…fxe5 36.е4 Сс4 37.g5  также может показаться безобидным, однако и это является небольшим улучшением позиции белых. Чер ные не должны испытывать боль­ших трудностей в достижении ничьей, но даже здесь белые в состоянии создать им проблемы. Да, их не так сложно решать, если вы берете в расчет только ходы, но когда эти проблемы начинают накапливаться под тиканье ча­сов, у вас уже нет той уверенно­сти, с какой вы смотрите партию при поддержке компьютера.

З6. Схе5+ fхе5 37.g5!

Фиксируя слабость на h6. Если бы белый король находился дальше от королевского фланга, то пешка Ь5 могла стать слабой, но здесь этого не происходит.

37…Сf5 38. Сg4С е4 39. Сe6 Сc6?!

39-й ход — неудобный момент для поиска аккуратной защиты. Простейшим было 39.. Крd6! 40. Сc8 Крс7!, где белым почти не на что рассчитывать. Например, 41. Сха6?! Сc6! с дальнейшим .. Сd7, и слон на а6 теряется. Тут только черные могут надеяться на победу. Но если белые не бьют на а6, думаю, у них нет шансов на выигрыш.

40. Крg4 Крd6 41.gxh6 gxh6 42. Крf5

Белые добились некоторого прогресса. Дальнейший размен пешек оставляет черных с тремя пешечными островками против двух, при этом белые могут со­здать угрозы пешке Ь5.

42…Се8 43.  Сc8 Сxh5 44. Сxа6 Сe8 45. Сb7 Сf7?

Проигрывает пешку, но еще не партию.

Аккуратнее было 45... Сh5!. Идея заключается в 46. Крf6 Се2 47. Сe4 h5 48. Крg5 Кре6 49. Сg6 Крd5!, и уже белым надо прояв­лять осмотрительность.

46. С f3 С d5 47. С d1 С а2 48.Сf3 d5 49. Сh5 Сc4 50. Крf6С d3 51. Сf3 Сc4 52. Крg6Сd5 53. С h5 Се6 54. Крхh6

Белые выиграли пешку, одна­ко позиция все еще не выигра­на. Черные могут защищаться,

построив крепость. Все, что им нужно, — это иметь возможность встретить Се2/f1 путем ... Сс4. В противном случае белые сумеют поставить их в цугцванг и про­никнуть королем на 8-й рад.

54...Сd7?

Проигрывает, потому что слон вынуждается к защите пешки «b» с пассивной диагонали.

54...Кре7 было одним из не­скольких продолжений, спасаю­щих партию. Например: 55. Крg7 Сd5 56. Сg4 Сс4 57. Крg6 Сd5. Как уже сказано, на Се2 всегда последует ... Сс4, избегая пас­сивности. 58. Крf5 Се6+ 59. Крg5 Сd5

Белые не добиваются прог­ресса.

55. Сf3?

В течение нескольких следу­ющих ходов белые имеют шансы выиграть партию, а черные — по­строить крепость. Не буду слиш­ком глубоко вдаваться в подроб­ности, покажу лишь выигрыва­ющий вариант, основанный на упомянутых выше идеях.

55. Се2! Крd5 56. Сd3Кр е6 57. Крg7 Кре7 58. Крg6

Первый цугцванг. Он не вы­гладит очень уж важным, но бе­лые понемногу приближаются.

58…Сс6 59. Крf5 Крd6 60. Крf6 Се8 61. Сg6 Сс6 62. Крf7 Крd7 61. Сf5+ Крd6 64. Крf8

Второй цугцванг.

64…Сf3

64… Крd5 65. Кре7, и белые при­ходят на d6 с выигрышем.

65. Кре8

Белые проникают на 8-й рад.

64…Се2 66. Се4 Сf1 67. Крd8 Сс4 68. Крс8 Сd5 69. Сf5 Сb3 70.Крb7 Крd5 71. Крс7!

Атакуя пешку «е», чтобы избе­жать контригры.

71…Сс4 72. Сd7 Кре4 

73. Крd6!

73. Крb6?? привело бы к ничей­ному ферзевому окончанию.

73. Крf1 74. Сс6+ Схе3 75. Крхе5 Сс4 76. Се8 Крd3 77. Крd6 Крd4 78. Крс6

Белые выигрывают пешку b5 и партию.

55…Се8?

55…Кре7! делало ничью.

56. Крg5?

56. Крg7! Кре7 57. Се2!, и белые побеждают.

56…Крe6?

56. Сf7! снова вело к ничьей.

57. Сg2 Крd6 58. Крf6 Сh5 59. Сf1!

Белые на правильном пути. В концовке они демонстрируют блестящую технику.

59…Се8 60. Се2 Сс6 61. Крf7 Крd7 62. Сg4+ Крd6 63. Сf5! Сf3

63…Крd5 64. Кре7, и король на­падает на пешки с тыла. Белые выигрывают.

64. Кре8 Се2 65. Се4 Сс4 66. Сd8 Сd5 67. Сf5 Сс4 68. Сg4Се6 69. Сf3 Сd5 70. Сh5 Се6

71. Се8 Сс4 72. Сс8 Сd5 73. Сс7 Сd3 74. Сс6+ Крс4 75. Крb6 е4 76. Схb5+ Крс3 77.а4 Крхb4 78. Сс6 f1 С ..79.а5 Сd3 80. С d5 Крс3 81. Крс5

1-0

 Конечно, после партии можно обнаружить, за счет чего белые выиграли и какими средства­ми сумели поставить сопернику проблемы. Но когда вы взвеши­ваете, какую степень риска мо­жете допустить в своей партии, то смотрите на соседнюю доску и чувствуете уверенность в том, что Евгений по крайней мере сделает ничью!

С точки зрения психологии есть большая разница между игрой в удобной равной позиции с шансами оказывать давление и игрой в несколько худшей по­зиции. В последнем случае вам приходится выбирать момент для изменения хода борьбы, чтобы избежать попадания под более существенный позиционный пресс.

 

Борис Гельфанд — Владимир Малахов

Командный чемпионат России, 

Сочи 2005

 1.d4 d5 2.с4 с6 3. Кс3 Кf6 4.Кf3 a6

После 4...а6 возникает систе­ма Чебаненко. Это начало попу­лярно среди игроков, которым нравится простой репертуар с ограниченным количеством кон­кретных линий, так что они боле­е-менее знают, чего им ожидать. У черных должно быть несколь­ко хуже, но есть и положитель­ный момент — их позиция очень прочна. Такая схема прекрасно соответствует стилю Малахова, и неудивительно, что он постоянно применяет ее на протяжении по­следнего десятилетия.

У белых в этом дебюте широ­кий выбор. Лично я многократно чередовал 5.а4, 5.еЗ и 5.с5. В по­следнем из вариантов я сыграл две отличные партии с Мовсеся­ном и Кирилом Георгиевым, ко­торые можно найти в сборнике моих лучших партий, опублико­ванном издательством Olms.

В то время как 5.е3 является естественным развивающим хо­дом, продолжения 5.с5 и 5.а4 на­правлены на то, чтобы воспрепят­ствовать главному плану черных: пойти ...b5. 5.с5 — самое често­любивое, но всегда полезно уметь играть более чем одну позицию.

Интермеццо -
Вячеслав Чебаненко

Хочу сказать несколько слов о Вячеславе Андреевиче Чебанен­ко — человеке, много размыш­лявшем о шахматах и внесшем значительный вклад в развитие игры. В частности, он оказал огромное влияние на развитие шахмат в своей родной Молда­вии, где у него было много учени­ков. Самые знаменитые из них — Бологан и Гавриков, хотя я ду­маю, будет справедливо сказать, что любой сильный молдавский шахматист, прямо или косвенно, испытал влияние Чебаненко.ебаненко

Чебаненко внес огромный вклад в теорию дебютов. Белыми он популяризировал 3. Сb5 про­тив сицилианской. Его идеей в системе Россолимо, после 1.е4 с5 2. Кf3 Кс6 3. Сb5, было взятие на с6 следующим ходом. В наши дни это наиболее распространен­ное и наиболее принципиальное продолжение, исполняемое поч­ти без раздумий. Однако, когда Чебаненко обучал системе своих учеников, все критиковали его, считая размен слона на коня ан- типозиционным. Но Чебаненко шел впереди моды.

В 1980-х Михаил Оратовский из Молдавии участвовал в сессиях школы Каспарова и показал одну из своих партий в этом варианте. Каспаров тотчас раскритиковал такую игру, сказав ученику, что слон лучше коня. Но конечно, впоследствии он и сам так играл.

Играли так и против меня — в ключевой момент моей карьеры, когда Вишванатан Ананд успешно применял этот ход в нашем матче на первенство мира 2012 года.

Чебаненко также протянул руку помощи Петросяну перед его знаменитым финальным мат­чем претендентов 1971 года с Фи­шером, где Петросян сумел вы­ловить американца на вариант и получить большое преимущество на выходе из дебюта. Добиться
такого на самом высшем уровне — и впрямь большая редкость.

 

Роберт Фишер — Тигран Петросян

Буэнос-Айрес (1), 1971

1.е4 с5 2. f3 е6 3.d4 cxd4 4. Кxd4 Кc6 5. Кb5 d6 6. Сf4 е5 7. Се3 К f6 8. Сg5 Се6 9. Кc3 а6 10. Сxf6 gxf6 11. К a3 d5!

Мощнейшая новинка. Чеба­ненко послал ее в конверте на по­луфинальный матч претендентов Петросян — Корчной, с указани­ем вручить его победителю.

12. Кexd5 Сха3 13.bxa3 Фа5 14. Фd2 0-0-0 15. Сс4

До этого момента ходы чер­ных были довольно форсирова­ны, но именно Чебаненко убедил Петросяна сыграть вариант из-за находки на следующем ходу, со­гласно примечаниям Корчного и Фурмана, опубликованным в недавно изданной книге лучших партий Петросяна. Лично я за­трудняюсь поверить, что можно сомневаться по поводу того, сто­ит ли идти на эту позицию, имея такую ошеломляющую новинку на 11-м ходу.

15…Лhg8! 16. Лd1

16.0-0 Сh3, и черные выигры­вают материал.

16…Сf5?

16...Лxg2! было глубоко про­анализировано в нескольких источниках. Это обеспечивало черным ясное преимущество. У белых нет возможности наказать соперника за нахальное уничто­жение жизненно важной пешки. Когда Петросяна спросили о том, почему он так не сыграл, он не смог дать ответа.

17.Сd3!

Белым удается выйти из дебю­та с полным равенством.

17…Сxd3 18. Фхd3 Кd4 19.0-0 Крb8 20. h1 Фха3 21.f4 Лс8 22. Ке4 Фxd3 23.cxd3 с2 24. Лd2Л xd2 25. Кxd2 f5 26.fxe5 Лe8 27.Ле1 Кс2 28. Лe2 Кd4 29. Лe3 Кc2 30. Лh3 Лxe5 31. Кf3 Лxd5 32. Лxh7 Лxd3 33.h4 Кe3

Достаточно для ничьей и 33... Кd4!?.

34.Лxf7 Лd1+?

Черным нужно было не спеша улучшать свою позицию. Напри­мер, 34...а5!? с идеей 35.h5 Лd6, и в этом окончании вполне можно держаться.

35. Крh2 Лal 36.h5 f4??

Ужасный просмотр, который быстро проигрывает партию.

Лучшая защита была обна­ружена Каспаровым. После 36... Лха2 37. Лg7 он нашел 37... Ла5! с идеей 38. Крg3 f4+ 39. Кр xf4 Кхg2+ 40. Лxg2 Лхh5, и ничья на доске.

38. Лg5! все еще ставило перед черными вопросы.

37. Лxf4 Лха2 38. Ле4 Кxg2 39. Крg3 Ла5 40. Ке5

1-0

 

Конечно, величайшее из изобретений Чебаненко было сделано в славянской защите: l.d4 d5 2. с4 с6 3. Кf3 Кf6 4. Кc3 а67

Мы много раз увидим это на­чало в книге, так как, очевидно, оно весьма привлекательно для играющих против меня?! Самым значимым является применение Анандом одной из версий этой идеи в качестве главного дебют­ного оружия в нашем матче 2012 года. Наши партии в этом вари­анте можно найти, начиная со стр. 237.

 

Прекрасный Мемориал

Чебаненко умер довольно мо­лодым. Я несколько раз встречал его на юношеских соревновани­ях, где он помогал своим учени­кам. Он был очень приятным че­ловеком и по-настоящему любил шахматы.

В наши дни в его честь прово­дится турнир по быстрым шахма­там. В 2014 году Мемориал Че­баненко выиграл Бологан в при­сутствии таких сильных игроков, как Малахов, Широв, Кузубов, Лысый и Светушкин.

Турнир организован Болога- ном и спонсируется президентом молдавской федерации Игорем Додоном. Это прекрасный спо­соб почтить память Чебаненко.

Вернемся к партии с Малахо­вым!

5. а4

Еще одна выгода этого хода состоит в том, что в каких-то позициях белые могут сыграть а4-а5 или с4-с5, получая лучшую структуру на ферзевом фланге. Мы внимательнее рассмотрим это в следующей партии.

5...е6 6. Сg5

6. а5 выглядит ошибочным из- за 6...с5, и пешка а5 скорее обуза, чем сила, так как черный конь выходит на сб.

Но другим серьезным ходом является 6.g3; в принципиальной линии 6...dxc4 (хотя черные так­же испытывали 6...а5 и 6... Се7)

7. Сg2 с5 позиция напоминает нечто из каталонского начала. Белые выиграли темп, но исполь­зовали его на то, чтобы сыграть а2-а4. Недавние партии как буд­то показали, что слабость поля b4 - определяющая характеристика положения и что у черных долж­на быть достаточная контригра. Здесь было сыграно много пар­тий, и до сих пор неясно, в состо­янии ли белые развить давление.

Кстати, Карякин в Мемори­але Таля 2013 года играл против меня иначе: 7... Кbd7 8.а5 Се7 9.0-0 0-0 10. Кd2 b5 11. Ахb6 Кхb6 12. Схс6 (Видимо, опаснее для черных 12. Ка4!? Фxd4 13. Кхb6 Фхb6 14. Кхс4. Несмотря на лиш­нюю пешку, им все еще прихо­дится решать проблемы.) 12... Лb8 13. Кde4 Кfd5. Вероятно, у черных тут полный порядок, но далее Сергей пожертвовал пешку и не сумел проявить активность, достаточную для доказательства компенсации; но в конце концов, это была всего лишь блицпартия для определения стартовых номе­ров в таблице.

6...а5

6...Кbd7 7.е3 Фа5 — совре­менная версия классического кембридж-спрингского вариан­та. Включение ...а6 и а4 вроде бы не вносит большого различия, а в действительности позиция ста­новится попросту иной и требует особой трактовки.

Тем не менее я должен ска­зать, что даже в классическом кембридж-спрингсе преимуще­ство вовсе не обязательно ведет к победе. Я проиграл Магнусу Карлсену на турнире претенден­тов 2013 года в Лондоне, в той партии ни одна из пешек «а» не двигалась. Позиция с включе­нием тонких пешечных ходов встречалась у меня в партиях с Ароняном и Камским. Послед­няя из них была сыграна в матче претендентов 2007 года в Эли­сте и завершилась вничью после большой борьбы.

 7. e3 Се7 8. Лс1

Может показаться чуточку странным. Линия «с» в скором времени не вскроется. Но я уже решил перевести слона на b1, как и случилось в партии. На b1 слон не подвергается нападению коня b4 и в то же время контролирует пункт е4. Не приходится сомне­ваться, что черные собираются использовать ослабление поля b4, поставив туда коня.

При всем том, возможно, что

8. Сd3 более естественно.

Следует сказать, что теория слегка продвинулась вперед, и в наши дни обычно ставят сло­на на е2, ферзя на bЗ и быстро меняют коня, когда он приходит на b4. Мой близкий друг и вре­менами секундант Павел Эльянов из Украины выиграл хоро­шую партию в этом варианте - угадайте у кого: 8. Се2 Ка6 9.0-0 0-0 10. Фb3 Кb4 11. Ка2 Кха2 12. Фха2

12…Кh5 13. Схе7 Фхе7 14. Ф b3 Кf6 15. Ке5 Кd7 16. f4 f6 17. Кf3. Черным далеко до уравнения, они проиграли на 43-м ходу, Эльянов — Малахов, Эйлат 2012.

8. ..0-0 9. Сd3 Ка6 10.0-0 Кb4 11. Сb1

Теперь черным предстоит ре­шить проблему плохого слона с8.

11...b6

Вероятно, я должен отметить, что пространственный перевес белых увеличивается после 11... dxc4 12. Ке5. Пешка с4 отыгры­вается, и у белых приятная по­зиция.

12. Фе2

Главная функция этого хода в том, чтобы освободить место для ладьи на dl, а не в том, что­бы защитить пешку с4. Конечно, можно было сыграть 12.bЗ, но я предвидел, что в этом случае чер­ные поставят слона на b7 с на­мерением провести ...с5. Я хотел пойти b2-b3, только если черные поставят слона на а6 и заставят меня сделать это.

12...Са6

Оказывается, здесь черные имели шанс конкретной игрой решить свои дебютные про­блемы: 12...dxc4!N 13. Ке5 Са6

14.Кхс4 fd5 15. Схе7 Схе7 

Черные смогут сыграть ...с5 и полностью уравнять игру. Слон на b1 в этом положении бездей­ствует, и поле е4 становится не­существенным. Но такой путь не назовешь очень естествен­ным, и как Малахов, так и дру­гие игроки, у которых возника­ла данная позиция, не делали никакого иного хода кроме 12... Са6.

Одна из главных причин, по которой взятие на с4 имеет здесь больше смысла, заключается в том, что меняется несколько фи­гур и пространственный перевес белых поэтому имеет меньшее значение.

Так и происходит в дебюте; при хорошей игре черные долж­ны всегда уравнивать. Когда я готовился к данной партии, я вынужден был выбирать между различными идеями, имеющи­мися у меня против этого дебюта. Помню, компьютер говорил, что эта система имеет очень безобид­ный вид, но у меня было чувство, что позицию значительно лег­че играть белыми. Чтобы защи­щать такую черными, требуется особый вид психологии. Однако если система входит в ваш ре­пертуар, вы должны быть готовы играть подобные позиции: пас­сивные, но прочные. Другой во­прос — нравится ли вам позиция белых; мне нравится.

13. b3Кd7?!

Очень пассивно. Коню с d7 некуда идти.

13...с5 14. Кb5! закрывает слона а6. Белые в этой симме­тричной позиции выиграли два темпа, поскольку черные пешки «а» и «с» достигли 4-го ряда в два шага. Белые попросту стоят ак­тивнее.

Сильнейшим было 13... Ке4!, так как это разменивает коня, у которого в противном случае нет полезного применения. Белые не должны менять слонов: 14. Сf4! Кхс3 15. Лхс3с5 16. Кe5f5 17. Лd1. Компьютеру это доказать невоз­можно, но я все еще думаю, что у белых чуть лучше. Они все еще имеют тот же перевес в простран­стве и опережение в развитии. Объективно это не так много, но имеет значение, с какой стороны доски вы предпочитаете сидеть. Белые выиграли в партии Давид — Дунис, Порт Баркарес 2005.

14. Сf4!

Важный момент. Не имеет смысла менять слонов, и посколь­ку у черных нет слабостей, белые не должны торопиться с 14. Схе7 Фхе7 15.е4, при котором черные могут извлечь выгоду из своей гибкой структуры. Следует все­рьез считаться с 15...dxc4 16.bxc4 е5, и белые вскоре останутся с не­сколькими слабыми пешками.

Другим путем прийти к этому решению можно, поняв, что ког­да у вас есть пространственное преимущество, вы должны удер­живать его. Размены фигур не соответствуют этой цели. Теперь белые угрожают е3-е4, так что следующий ход черных кажется вынужденным, а после него они теряют значительную часть сво­ей гибкости. Например, когда бы они теперь ни пошли ...с6-с5, бе­лые смогут сыграть Кb5, и пешка на е6 становится слабоватой.

14. f5

Положение трансформирова­лось в структуру каменной стены, где расстановка черных пешек обычно предполагает, что слон g2 хуже, чем «плохой» слон на а6, b7 или h5. Не уверен, что белый слон стоит намного лучше на b1, но, как и в традиционной струк­туре каменной стены, его мож­но разменять. И здесь это может оказаться немного легче.

15. Лfd1

Конечно, вероятность того, что линия «с!» вскроется, не слишком велика, но поскольку у черных не так много активных ходов, я не думаю, что белые что-либо потеряют, если поста­вят ладью на dl перед выполне­нием основного плана.

15…Сf6?

Слону здесь почти нечего делать. Возможно, так было сы­грано с целью взять под кон­троль поле е5 или освободить место для ферзя, но на самом деле белые грозят осуществить долгосрочный план, а черные не делают ничего, чтобы этому по­мешать.

Как бы в это ни было трудно сейчас поверить, этот слон станет худшей фигурой черных, и белые победят, играя против него. Чер­ные должны были пойти 15... Лс8 и не волноваться.

Одна из игровых программ предлагает за черных активную блокаду путем 15...g5 16. Сg3 g4 и хочет, чтобы белые поставили коня на d2, что смотрится стран­но. Куда он оттуда направится, совсем неясно. Это напоминает мне совет минского мастера Сер­гея Бегуна, который просмотрел все партии Фишера и сказал, что тот никогда не ходил назад. Если на его фигуру нападали, он скорее искал способ напасть в ответ, чем отступить. Я был под большим впечатлением от это­го наблюдения и с тех пор искал контратаку всякий раз, когда мои фигуры бывали атакованы. После 17. Ке5К хе5 18. Схе5 Сf6 19. Сf4 белый слон на бумаге мо­жет выглядеть плохим, но он все равно лучше, чем его оппонент. Не знаю, стоят ли белые здесь объективно лучше, но при более активных фигурах и более обе­спеченном короле я предпочту их позицию.

Все фигуры белых находятся на нужных местах, так что время начинать борьбу за линию «с». Сперва разменяем две лучшие фигуры черных.

12. Ка2! Фе7

Можно сыграть 16... Се7, улуч­шая позицию слона и признавая свою ошибку, но ни один человек так не поступит. После 17. Кхb4 Схb4 18. Сd3 белые по-прежнему готовы бороться за линию «с» и пункт сб. Если бы пешка черных стояла на b7, их положение было бы не таким уж плохим. 18.. Л.с8 19. cxd5 Сxd3 20. Фxd3 exd5 21. Лc2

У белых здесь несколько воз­можностей. Они грозят Фа6-b7
с давлением на слабости черных. Есть и более неторопливые пла­ны, такие как b3 и g4, или h4, g3, Крg2 и h5, или даже Крh1, Лgl и g4. Однако предпочтительнее вторгнуться в расположение чер­ных без ослабления королевского фланга. Когда у вас такая хорошая позиция, нежелательно предо­ставлять какие-либо контршансы без достаточных оснований.

И еще я хочу заметить, что не вижу никаких положительных черт в позиции черных.

17. Кхb4 Фхb4 18. Сd3 Лfc8?!

Брать на bЗ небезопасно, но вероятно, черным следовало пой­ти на эти рискованные осложне­ния, чтобы изменить ход борьбы. Конечно, если бы они поступили так и проиграли, мы могли бы сказать, что они должны были защищаться пассивно и не пред­принимать отчаянных попыток. Я считаю важной характерной чер­той великих шахматистов умение

точно оценить, когда надо выжи­дать, а когда менять течение игры. Это было одной из сильнейших сторон Ананда, когда он находил­ся на пике своей силы десятиле­тие назад. Считаю, что никто дру­гой не имел лучшего чутья в этом отношении, чем Ананд в те годы.

После 18... Фхb3 я собирал­ся играть 19. Сd6, угрожая пой­мать ферзя и вынуждая 19...dxc4 20. Сc2 Фb2

После 21. Сxf8 с дальнейшим е3-е4 положение белых значи­тельно лучше. Их идея — вскрыть игру, пока черный ферзь нахо­дится в офсайде на b2.

Решение Малахова можно объяснить тем, что он часто игра­ет систему Чебаненко — дебют, в котором черным не привыкать стоять немного пассивно и слег­ка уступать в пространстве. Опас­ность разыгрывания подобных схем может заключаться в том, что вы становитесь невосприим­чивы к сигналам тревоги, при­мерно как в анекдоте о лягушке в кипятке.

8

19. cxd5

На этот ход я потратил боль­ше всего времени до контроля. Прежде чем сделать такой ответ­ственный ход, нужно серьезно рассмотреть последствия. Оче­видно, что я не заглядывал очень далеко вперед, но тщательно оценил возможности борьбы за линию «с». В таких положениях нет смысла в слишком далеком расчете. Я видел, что черные мо­гут поставить ферзя на а3, и не очень ясно представлял, как буду продолжать. Однако все характе­ристики позиции для меня бла­гоприятны и у черных нет актив­ной контригры. Это все, что мне было нужно для принятия такого решения. Если я вижу, что могу усилить свою позицию, то иду на это.

19…Сxd3 20. Фxd3 cxd5 21. Лс2

Белые завершили план, нача­тый ходом 16. а2.

21…Фa3

Черные не желают уступать линию «с» без боя. Должен заме-

тить, что не разрабатывал в дета­лях, как буду захватывать ее. Но при многочисленных слабостях в позиции черных и моих луч­ше расположенных фигурах был уверен, что выиграю эту битву. Я лишь убедился, что черные будут не в состоянии взять линию «с» под контроль.

22. h3!?

Здесь у меня была возмож­ность сделать в точности то же самое — 22. Сс7!

Белые рассчитывают захва­тить контроль над линией «с» с помощью Лdc1, но что еще важ­нее, они могут существенно уси­лить свое положение путем b5!. У черных здесь большие трудно­сти, так как ни одна уловка не срабатывает.

22. Кс5 23.dxc5 Лхс7 24.схb6 дает белым решающее преиму­щество. Например, 24... Лхс2

25. Фхс2 Фd6 26.b7! Лb8 27. Фс8+, и уже пора сдаваться.

Не годится и 22... Ла7 ввиду 23. Сd6!, выигрывая качество.

Сыграть Сс7! можно и поз­же, но сейчас для этого был оптимальный момент. Я понимаю позицию так, что если белые выигрывают борьбу за линию «с», то игра окончена. Вероят­но, я совсем упустил из виду эту возможность, но у меня имелся план и я был доволен тем, что могу беспрепятственно его осу­ществлять.

Еще одно интересное наблю­дение заключается в том, что чер­ные потеряли всю гибкость, ко­торую дебют предположительно должен был дать им.

22...Крf7 23.g4 g6 24. Крg2

Самое естественное продол­жение, хотя несколько акку­ратнее было 24. Крh2!, сохраняя открытыми возможности gxf5 и Лg1. Крайне маловероятно, что белые и в самом деле так сыгра­ют, но было бы полезно припуг­нуть черных этой идеей.

Однако, действуя подобным образом, следует также соблю­дать осторожность. В распоря­жении белых несколько хоро­ших планов, и хотя может быть приятно заставить соперника слегка понервничать, мы долж­ны сами для себя принять яс­ное решение и доводить дело до конца.

24...Кре8

Белые максимально улучши­ли позицию, и пора наметить конкретный план. В этот момент я нашел способ развить допол­нительное давление по линии «с». Опять же, это было все, что мне нужно для принятия такого решения. Как только позиция улучшится, настанет время при­нимать другое.

25. Лdd2! Фе7 26. Лхс8+ Лхс8 27. Лс2 d8 Ф28. Фd2

Ферзь направляется на cl, усиливая давление по линии «с». Для того чтобы не потерять кон­троль над ней, черные ставят коня на b8.

28...Кb8 29. Фс1 Крd7

В качестве лучшей оборони­тельной возможности Хюбнер предлагал 29... Лхс2 30. Фхс2Кр d7. Идея в том, что король приходит сражаться за линию «с». Но у бе­лых есть 31. Фе2!, и черным тяж­ко. Если они ставят коня на с6, белые вторгаются ферзем на а6. У черных слишком много слабо­стей.

30. g5!

Делая этот ход, я рассчитал переход в эндшпиль и представ­лял себе позицию в районе 38- го хода, полагая, что она должна быть выиграна. Слишком много слабостей и слишком велик пере­вес в пространстве.

Вполне естественно в подоб­ных положениях, что белые по­сле осуществления своих стра­тегических намерений всерьез принимаются за поиск форсиро­ванных возможностей; здесь это означает переход в легкофигур­ное окончание.

Должен добавить, что про­движение g4-g5 происходит в надлежащий момент, когда слон не может пойти на е7, что могло случиться, если бы белые сперва разменяли тяжелые фигуры.

30...Сh8

Черные должны были из­брать дискомфортное 30... Сg7, на что белые имеют 31. Се5! Лхс2 32. Фхс2 Схе5 33. Кхе5+

 

Черные под давлением. Одна тактическая тонкость заключа­ется в том, что 33... Кре7? будет встречно путем 34. Фс6!, и белые сразу выигрывают, поскольку пе­шечный эндшпиль не держится. А после 33... Кре8 34.f4 белые доми­нируют и не спеша проникают в расположение черных. В некото­ром смысле вышеупомянутая так­тика неуместна, потому что белые могут не спеша проникнуть, неза­висимо от того, находится король на е7 или е8. Единственное, чего надо остерегаться — не сумеют ли черные создать контригру и, мо­жет быть, дать вечный шах. Если играть хорошо, этого не произой­дет, но присутствие ферзей со­держит некоторый риск, и белые должны уделить этому внимание.

31. Лхс8

Теперь 31. Се5? было бы ошибкой. После 31... Лхс2 32. Фхс2 с6 черным удалось бы закрыть линию «с» и нейтрализо­вать значительную часть преиму­щества белых.

31...Фхс8 32. Фхс8+

Я был так сконцентрирован на проведении ясного плана, случив­шегося в партии, что совершенно забыл рассмотреть альтернатив­ный путь к победе, начинающий­ся с 32. Фа3!?, где после 32... Кре8 33. Фd6 Кс6 белые могут перейти в выигранный ферзевый эндшпиль посредством 34. Се5! Схе5 35. Кхе5 Кхе5 36.dxe5 Крf7 37. Фхb6.

В ферзевых окончаниях, ко­нечно, несколько больше риска, так как слабейшая сторона может добиться ничьей вечным шахом, что не так часто случается в дру­гих типах эндшпиля. Например, в претендентском матче против

Майкла Адамса в 1994 году мне не удалось довести до победы выи­гранное ферзевое окончание, что временно вызвало в моем подсо­знании предубежденный взгляд на этот вид эндшпиля в целом. В по­следующем матче с Крамником в Санги-Нагаре 1994 я мог перейти в выигранный ферзевый эндшпиль, но заколебался и предпочел оста­вить ладьи. Владимир в анализе су­мел найти замечательную патовую ловушку и спас партию. Это окон­чание приводится на стр. 246 в Му Most Memorable Games.

32...Крхс8 33.Схb8Крxb8

Белые все еще в процессе вы­полнения своей стратегической операции. Заметим, что слон на h8 абсолютно бесполезен, несмо­тря на то, что это так называемый «хороший» слон. Пространствен­ный перевес значителен, и чер­ный король очень далеко. Если бы он стоял на е7, черные были бы весьма близки к ничьей, но в настоящий момент это довольно долгое путешествие!

34. h4 Крс7 35. h5

Перед лицом угрозы hxg6 и Кh4 черные не имеют иного вы­бора кроме взятия пешки.

35...gxh5 36. Крg3 Сg7 37.h4 Крd6 38. Крхh5

На эту позицию я шел из­далека. У меня не было ясного плана, как прорываться, однако по опыту я знал, что с таким ко­личеством слабостей крепости не

построить. Следующие два хода сделаны лишь с целью пройти контроль. На самом деле я не был в цейтноте, но полезно делать все правильно, даже если у вас нет в этом крайней нужды — просто для воспитания привычки следо­вать лучшим методам.

38...Сf8 39. Ке5  Сg7 40. Кd3 Крe7

9

Тут я потратил много времени. Прежде всего, даже если у вас есть достаточный запас при прибли­жении к контролю, ваша эмоцио­нальность в районе 40-го хода не­избежно повышена. Почти всегда очень полезно успокоиться перед принятием дальнейших решений. Шахматная история полна грубых ошибок, допущенных на 41 и 42-м ходах, вероятно, из-за адреналина и других гормонов, которые ока­зывают на мозг воздействие, пло­хо сочетающееся с задачей приня­тия дальновидных рациональных решений. Во-вторых, нет причин отказываться от затрат времени
для понимания позиции на более глубоком уровне, что в данном случае означает выработку чет­кого пути к победе. Так я и по­ступил. В дальнейшем же я играл довольно быстро. Белые должны принять решение о том, как они собираются взламывать оборону соперника. И я думаю, что сумел найти самый естественный и убе­дительный путь. В основных чер­тах, я хочу попасть королем на g6 и осуществить зажим. Я также хотел быть уверенным в том, что слон не вырвется на свободу и не нападет на пешку е3. У белых все равно будет более удобная позиция, но если это можно предотвратить, то так и надо сделать.

Вы также должны осознать, что вам следует принять решение, найти путь к продвижению впе­ред. Я стремился к полной доминации. Черные нигде не успевают создать какую-либо контригру.

41. Ке5 Крd6 42. f4 Кре7 43. g6 hxg6+

Печальная уступка. 43...h6 44. Кf7 с выигрышем у белых. Ни о какой крепости речи не идет.

Конь забирает на h6, затем спускается на gl, чтобы через е2 и g3 прийти на h5, и защита черных рушится.

Это одна из частностей, про­думанных мной на 41-м ходу. На данной стадии недостаточно чув­ствовать, что партия выиграна; вы должны на самом деле ее выиграть.

44. Крxg6 Сh8 45. Кf7Сf6 46. Кg5

Снова препятствуя освобо­ждению слона.

46...Сh8 47. Кh7 Крe8 48. Кf6+ Крf8 49. Кh5  Крg8 50. Крh6

Черные сдались. Они попали в пугцванг и не в состоянии пре­дотвратить размен легких фигур. После этого белые выигрывают с помощью простого цугцванга, отталкивая короля все дальше и дальше, до тех пор, пока он ока­жется не в силах защищать пешку еб. Вариант примерно такой: 50... f7 51. h7 f6 52. xf6 xf6 53.  g8  е7 54.  g7 и так далее.

 

Читать далее