Шахматы в Питере Шахматы в Питере

4. Зажим (продолжение)

Игрок с классическим воспи­танием будет подходить к каждой позиции, основываясь на ее тре­бованиях. Если, например, у него перевес в развитии, он, вероят­но, попытается атаковать короля соперника. Если у него матери­альное преимущество, он попы­тается предотвратить всяческую контригру и, возможно, направит партию в выигранный эндшпиль. Возможностей много. Это, наде­юсь, очевидно каждому, хотя не каждый так думает!

 матч на первенсвто мира

Москва, 2012 год. Матч на первенство мира

 

Причина, по которой столь многие тренеры рекомендуют из­учение лучших партий таких раз­ных шахматистов, как Капаблан­ка, Алехин, Таль, Петросян и др., заключается в том, что все они выделялись игрой в различных типах позиций, и нашей целью должно быть — научиться играть их все как можно лучше.

Несколько сложнее то, как мы подходим к владению преимуще­ством. Многие игроки пытаются насиловать позицию, если счи­тают, что стоят лучше. Време­нами такой конкретный способ использования инициативы яв­ляется верной стратегией, а вре­менами нет. Шахматы — игра с приличным ничейным запасом, и если мы хотим победить, нам нужно, чтобы соперники совер­шали ошибки. Иногда мы долж­ны заставлять соперников делать точные ходы, а в другие момен­ты имеет смысл позволить им ошибиться. Бывает, что мы мо­жем просто сосредоточиться на постепенном улучшении нашей собственной позиции.

Капабланка говорил о смерти шахмат по причине обширной дебютной теории, что сто лет на­зад было весьма сомнительным утверждением. Если бы только я мог получать позиции, какие он получал тогда белыми после де­бюта!

В наши дни вы редко белыми достигаете преимущества по де­бюту, не говоря уже о значитель­ном преимуществе. На высшем уровне профессионалы приходят на игру черными с глубокими идеями и анализами, и в каждом крупном турнире отдельные пар­тии завершаются вничью так, что играющий черными не делает ни одного самостоятельного хода.

Грищук сказал в интервью, что после претендентских матчей в Казани-2011 многие игроки поме­няли подход к дебюту. После ряда бесцветных ничьих в отказанном ферзевом гамбите исход некото­рых матчей был решен в блице. С тех пор большинство игроков хочет просто завязать игру. Это кажется немного преувеличенной интерпретацией, но мода опреде­ленно идет в данном направлении, хотя я поспешу сказать, что в моих матчах того соревнования события развивались совершенно иначе.

Временами нам удается полу­чить какую-то малость по дебюту. Зачастую позиции довольно слож­ны, и трудно определить, у кого лучше, но бывает и так, что наше положение просто приятное. Ска­жем, соперник допустил образова­ние сдвоенных пешек или изоли­рованной пешки. Это может быть не настолько значительным, что­бы говорить о перевесе, но до тех пор пока он должен делать хоро­шие ходы, чтобы доказать равен­ство, есть шанс, что мы поставим перед ним какие-то практические проблемы. Мы развиваем не­большое давление, как раз доста­точное, чтобы сделать его жизнь чуть менее удобной. Со временем это может привести к небольшой неточности - и еще нескольким проблемам, требующим решения. Больше проблем - значит больше возможностей допустить ошибку. И все, что нам надо делать, — под­держивать давление, нажимать.

Зажим в исполнении Рубинштейна

Акиба имел изумительней­шую технику. Вполне естествен­но, что ему нравилось не спеша улучшать свою позицию и отни­мать у соперников жизненное пространство. Следующая партия произвела на меня огромное впе­чатление, когда я был маленьким мальчиком. По сей день не могу устоять перед впечатлением от того, как медленно и аккуратно черные сумели переиграть сопер­ника. Полагаю, эта партия была той, о которой думал Нимцович, когда говорил, что фирменной чертой Рубинштейна является длинный план. В этой партии он получил хорошую пешечную структуру, что облегчило улучше­ние позиции.

Давид Яновский — Акиба Рубинштейн

Карлсбад 1907

1.е4 е5 2. К f3 Кc6 3. Кс3Кf6 4. Сb5 Cb4 5.0-0 0-0 6.d3 Cхс3 7.bxc3 d6 8. Cg5 Фе7

Эта партия игралась во вре­мена, когда дебютная теория выглядела совсем иначе, чем се­годня. Большинство партий на­чинались ходами 1.е4 е5 или l.d4 d5. В наши дни для играющих черными стало обычным делом использовать динамику как спо­соб противостояния небольшому

давлению, которое изначально имеют белые. Столетие назад люди пытались уравнять, решая проблемы на ранней стадии, что и удалось сделать Рубинштейну в этой партии.

9. Фd2

Довольно безобидный ход, но можно понять, почему белые его сделали. Ферзь идет на чуть луч­шее поле, и в любом случае тут происходит не так много событий.

Главное продолжение — 9. Ле1, с обширной теорией.

9…Кd8 10. Сс4 Се6!

Белых лишают пары слонов. Рубинштейн и впрямь не торо­пясь нейтрализует их преимуще­ства.

11. Сb3 Схb3 12.ахb3 Сe6 13.С h4 h6 14. Лfe1 а6 15. Сg3

Сыграно с тем, чтобы оказать давление на е5, но это немного медлительно и развязывает чер­ным руки для перевода коня на f4.

15. d4 имело больше смысла, хотя черные все равно в порядке.

15…Кh5 16.d4 Кef4 17. Сxf4?!

Весьма серьезная ошибка, ко­торая вскоре ведет к несколько худшей пешечной структуре, соз­давая белым долгосрочные про­блемы. Конь на h5 не был опасен, а слон g3 защищал короля. С ухо­дом слона белым придется осла­бить структуру, чтобы отбросить коня с f4.

В этот момент я бы предпо­чел 17. Фе3!? с идеей Лad1, Лd2 и Лed1.

17.. Кxf4 18.g3

Недовольные присутствием коня на f4, белые совершают едва заметную уступку. Рубинштейн понимал, что такие изменения имеют значение в долгосрочной перспективе, и знал, как их ис­пользовать.

18...Кg6 19. ФdЗ Фе6

Готовя вскрытие линии «f».

20. Кd2 f5 21…d5

Это решение выглядит впол­не разумным. После размена на

f5 белые получат отличное поле е4 для коня. На поверхностный взгляд кажется, что структура бе­лых предпочтительнее.

Однако если мы посмотрим глубже, как любил делать Рубин­штейн, то увидим, что конь на е4 красив, но бесполезен. Его в конце концов разменяют, и белые оста­нутся с худшей структурой, в кото­рой черные будут в состоянии раз­вить давление по линии «f», безус­ловно, ослабленной ходом 18.g3...

21...Фd7 22.exf5 Лxf5 23. Ке4    Лaf8 24. Лe3Кe7!

Черные начинают перевод коня с целью устранить коня е4. Это потребует нескольких хо­дов, но за это время белые мало что могут сделать. Подобные длительные маневры в 1907 году были совершенно неизвестны. Очень может быть, что это послу­жило источником вдохновения для маневра, который впослед­ствии популяризировал Каспа­ров в староиндийской — ... Крh8, ... Кe7-g8-f6-h5.

25. Л d1 Крh8 26.с4 Кg8 27.f3 Кf6 28. Лf1

Белые могут сыграть 28. Кс3, но тогда конь потеряет всю свою эффективность.

28...Кхе4 29. Фхе4?!

Совершенно нормально вы­глядящий ход, но как мы увидим, он не в состоянии предупредить надвигающиеся проблемы.

И в этом суть. Предсказать ближайшие ходы было очень трудно; я даже отважусь зая­вить, что без того знания исто­рии шахмат, которое у нас есть сегодня (а оно среди прочего ос­новано на знании этой партии!), невозможно понять проблемы, с которыми белые начинают стал­киваться.

Кажется, лучше 29. Лхе4 с иде­ей Фе3. Позиция в сущности рав­ная. Черные все время должны уделять внимание продвижению f3-f4.

29...Фd8!!

Не выглядит чем-то особен­ным. Белые всего лишь должны будут проявить немного осмо­трительности для того, чтобы из­бежать трудностей.

Но когда вы знаете, что гря­дет, вы не можете устоять перед гипнозом ясности рубинштейновской мысли. Маршрут, по которому направляется ферзь, столетие спустя все еще вос­принимается как революцион­ный.

30 Фg4

Сыграно для защиты от разли­чимой угрозы ... Фg5.

Лучшим было 30. Лее1! Фb8    31. Фе3, и позиция по-прежнему примерно равна. Но кто сыграет так неестественно?

30... Фb8!

Ферзь проникает в позицию белых с неожиданного угла.

31. Крg2Фa7 32.Лfe1 Фс5 33. Фе4 Фb4 34.Л1e2Л 5f6 35. Фd3Крg8

Лично я рассмотрел бы 35... а5!? 36. ФсЗ ФФс5, чтобы сохра­нить контроль над пунктом Ь4, и я предпочту позицию черных.

36. Фс3 а5

Проиграть борьбу за пункт Ь4 для черных недопустимо.

37. Фхb4

37.с5!?

37...ахЬ4 38.с3 bхс3 39.Лхс3

Белым удалось избавиться от сдвоенных пешек и устранить вторгшегося черного ферзя. Но им все еще не хватает темпа для полного уравнения.

Весьма возможно, что Янов­ский думал, будто делает здесь ничью, однако все не так просто.

39... Ла8!

Захват контроля над линией «а» означает, что у белых все еще есть проблемы. Своим следую­щим ходом они совершают се­рьезную ошибку, после которой их проблемы в первый раз из ка­жущихся становятся реальными.

40. Крh3?

Король активизируется, хотя следует сказать, что на g4 он рас­положен ни в коей мере не лучше,

чем на g2. Между тем у черных появляется время для улучшения структуры.

Необходимо было 40.с5!. Бе­лые смогут использовать от­крытую линию «с» для создания контригры против пешек Ь7 и d6 и таким образом поддержать рав­новесие.

После хода, сделанного в пар­тии, белые будут не в состоянии избавиться от своих слабостей. Временное неудобство переме­нилось и стало постоянной про­блемой. Позиция все еще долж­на удерживаться безупречной игрой, но в этом суть зажима: безупречная игра для компьюте­ров, а шахматисты — живые су­щества.

40...b6!

Препятствуя с4-с5.

41. Крg4

41.b4!? а4 42. Лb2, возмож­но, было лучше, но ясно, что бе­лые ушли в оборону и их фигуры вынуждены занять пассивные
позиции. Белые должны будут в течение очень долгого времени избегать ошибок, и некоторые из встающих перед ними проблем могут оказаться чрезвычайно важными.

41...Ла1 42. Лb2?

Белые решают, что их поло­жение безопасно и все, что им нужно, это выжидать. Если даже в результате углубленного анали­за где-то далее найдется ничья, это не изменит моей точки зре­ния, что белые проиграли партию именно в данный момент. В тече­ние следующих нескольких ходов черные улучшают свою позицию, и их преимущество неуклонно растет.

Можно было рассмотреть 42. f4!. После 42...exf4 43.gxf4 бе­лые, вероятно, почти в поряд­ке, однако вполне понятно, что Яновский колебался, не желая так разбивать свои пешки. Опять же, это иллюстрирует задачи, стоящие перед белыми. По-настоящему легких решений нет.

42...Крh7 43.b4 Крg6

Через несколько ходов белый король на g4 окажется в беде.       

44.Лbb3

Можно было испробовать 44. Крh3, однако после 44... Лg1! королю не удастся уйти в безо­пасное место. Опять же, возмож­но, что белые могут спастись, но позиция держится на честном слове.

44...Лf5 45. Лс2 Лh1!

Рубинштейн славен своим ма­стерством в ладейных эндшпи­лях, и этот не является исключе­нием.

46. f4

Прекрасно иллюстрирует, на­сколько плохи стали дела белых. Всего лишь пять ходов назад они отказались принять ответствен­ное решение, дававшее заметную активность. А теперь они чувству­ют себя принужденными сыграть так, когда позиция пассивна и
при этом форсированно теряется пешка. В этом суть зажима. Ког­да вы находитесь под давлением, вы обычно несколько раз должны идти на уступку или принять не­приятное решение, и очень легко упустить момент, когда следует признать, что дела идут в невер­ном направлении. А затем вы об­наруживаете себя в положении, где все пошло не так...

Рассмотрение собственных возможностей должно было при­вести Яновского в отчаяние. Как после 46. Крh3 Лh5+, так и при 46.с5 Лg5+! с дальнейшим 47... Лh5+ черные выигрывают пешку.

Тем не менее, программы предлагают загадочное 46. Лbb2!?. Черные выигрывают пешку f3, но белые получают возможность с4-с5 и по меньшей мере могут побороться. Черные должны по­бедить, но их еще ждут трудные решения.

46...exf4 47.gxf4 h5+ 48. Крg3 Лgl+ 49. Крf2Лg4

Черные выигрывают пешку.

50. Лf3 Лgxf4 51. Лxf4 Лxf4+ 52. Кре3 Крf5 53. Крd3 Лf3+ 54. Крd4 Лb3!

Блокируя белые пешки.

55. Лf2Крg6 56. Лg2+ Крh6 57.b5

Неприятно делать такой ход, но он вынужден.

57. Ла2 b5!, и черные выигры­вают.

57...Лf3

Сыграно для того, чтобы дер­жать все под контролем. Этому я также научился у Рубинштейна. Важно выиграть не быстро, а на­дежно. Это означает, что вы може­те потратить на выигрыш позиции гораздо больше ходов, чем ком­пьютер или даже какой-то другой игрок, но если вы в конечном счете побеждаете, то это не играет роли. Путь к победе обеспечивается ми­нимизацией количества трудных решений, которые вам необходи­мо принять в процессе реализа­ции. Именно этого добивается Ру­бинштейн сделанным ходом.

Рекомендация компьютера - 57...g5!. Белые не в силах создать реальную контригру против пеш­ки с7, так как потеряют на h2 и черные пешки пройдут в ферзи. Но для того чтобы с уверенно­стью пойти на это, требуется рас­чет — а расчет всегда содержит риск просчета.

С другой стороны, мы всегда должны следить за тем, чтобы в стремлении избежать расчетов не играть слишком искусствен­но. Иногда это лишь откладывает момент, когда становится необ­ходимо принять решение, но не дает гарантии, что оно будет ме­нее трудным.

58. Кре4 Лf6 59. Ла2 g5 60. Ла7 Лf4+

Также возможно было 60... Лf7 с идеей 61.с5 bxc5 62.b6? Лf4+, и черные выигрывают.

61. Крd3 Лf7 62.с5!?

В поисках контригры.

62...dxc5 63.d6

 

Критический момент. Не при­ходится удивляться, что Рубин­штейн оказался на высоте стоя­щих перед ним задач и аккуратно завершил партию.

63...Лd7!   64. Лхс7 Лxd6+ 65. Кре4 Лd4+!

Ловушка состоит в том, что 65... Лg6? вызывает трудности по­сле 66. Крf5! (в том же ключе рабо­тает и 66. Лс6).

 

 Черные должны отступить 66...Лg7, чтобы не проиграть в случае Лс7-с6. Но после 67. Лс6+ Крh7 68. Лхb6 белые без больших усилий добиваются ничьей.

66. Крf5h4 67. Лс8

Черные побеждают и по­сле 67. Лс6+ Крh5 68. Лxb6 Лf4+ 69. Кре5 Лf2, и связанные пешки решают.

67...Лf4+ 68. Кре5 с4 69. Лh8+ Крg7 70.1с8 Крg6 71. Лg8+ Крh5 72. h3 с3 73. Лh8+ Крg6 74. Лg8+ Крh6 75. Лh8+ Крg7 76. Лс8 Лf3 77. Лс6 Лxh3 78. Лxb6 Лf3     0-1

 

 Читать далее