Шахматы в Питере Шахматы в Питере

7. Встречи с Талем

Я с удовольствием прочитал книжку Салли Ландау «Элегия Михаила Таля». Воспоминания Салли, конечно, очень личные, они, может быть, даже не столько о Тале, сколько о ней самой. Но это естественно: ведь в памяти всегда всплывают истории, в которых мы сами принимали активное участие; рассказывая о других, мемуаристы возвращаются к своим давним ощущениям, переживаниям, мыслям.

 

Не могу сказать, что мы с Михаилом Нехемьевичем Талем дружили, у нас просто были хорошие, доброжелательные отношения. Я чувствовал себя его младшим коллегой, мы вместе выступали в турнирах, общались. Когда я переключился на тренерскую деятельность, с Талем начали играть мои ученики. Все вокруг называли его «Миша», сам он не возражал, но я считал, что это как-то неудобно и всегда обращался к Талю на «вы» и по имени-отчеству.

Хочу познакомить читателей с сохранившимися в памяти деталями своих встреч с гениальным шахматистом и замечательным человеком, каким был Таль. Пишу эти строки, будучи убежден в необходимости бережно собирать всё, связанное с жизнью и творчеством гениев. Сознаю, что у меня, наверно, получится рассказ, прежде всего, о самом себе, но всё же описываемые случаи - и мемуарного плана, и чисто шахматные - все так или иначе будут связаны с Талем.

Первые контакты

Впервые я встретился с Михаилом Талем в 1963 году. Экс-чемпион мира давал сеанс одновременной игры в московском Дворце пионеров. У меня был первый разряд.

ТАЛЬ - ДВОРЕЦКИЙ

Москва (сеанс) 1963

1.е4 е6 2.d4 d5 3.е5 с5 4.с3 Кс6 5.Кf3 Фb6 6.Cd3

Таль и в сеансах предпочитал играть весело - он охотно жертвует центральную пешку.

86

6....Cd7?!

Лучше 6...cd 7.cd C d7, поскольку сейчас белые могли удобно завершить развитие путем 7.dc! C:с5 8.0-0 или 8.Фе2. Книгу Нимцови- ча «Моя система» я к тому времени еще не прочел (ее было почти невозможно достать) и не знал приведенной там классической партии Нимцович - Сальве, где встретился этот вариант.

Однако Таль не стал уклоняться от гамбитной игры.

7.0-0 cd 8.cd К :d4 9.К :d4 Ф:d4 10.К с3 Фb6?!

Неважный ход. Теория рекомендует 10...Ф:е5 (впрочем, тогда считалось, что взятие второй пешки позволяет белым развить смертельную атаку) или 10...а6; заслуживает внимания также 10... Ке7!?

11.Фg4(11.a4!?)11...h512.Фg5 Ке7

Много лет спустя, приобретя «Энциклопедию шахматных дебютов», я узнал, что двумя годами раньше Таль получил ту же позицию в турнирной партии против Гидеона Штальберга (Стокгольм 1960/61). После 12...g6 13.а4 Сh6? (лучше 13...а6) 14.Фh4 а6 15.С:h6 К:b6 16.Фf6 Лf8 17.К:d5 белые отыграли пешку и получили явное преимущество.

13.С е3?! (13.а4) 13...d414.К е4 Кf5 (14...Кg6!? 15.Кd6+ С:d6 16.ed 0-0?) 15.Сd2 Се7 16.Фf4 Сс6 (16...Сb5!?) 17.b4!? а6 18.a4 Сd5 19.Лfc1 h4 20.Кc5

 87

                                       1…?

20...g6?!

Черным следовало включить 20...h3, чтобы сохранить тактические ресурсы по большой диагонали. Ведь сейчас Таль мог укрепить свой королевский фланг ходом 21..h3!, после которого мое положение оставалось неприятным.

21.С:f5? gf 22.Ф:d4

Белые отыграли пешку, но слишком дорогой ценой: разменяли важного белопольного слона и вскрыли вертикаль «g» для противника.

22.Лg8 23.g3 Лg4 24.Фd3 hg 25.hg

88

1...?

25…Ch4?!

Найти тонкий маневр 25...Фd8! с идеей 26...Сf8! и 27...Фh4 (после 26.а5 Сf8 нет 27.Крf1? из-за 27... С:с5! 28.Л:с5 Сс4!-+) мне, разумеется, было не под силу. Пожалуй, даже гроссмейстер гордился бы, найдя за доской такую перегруппировку сил.

26.а5 Фс6?! 27.Ка4! Се4! 28.Фе3! f3!

90

29.Фf4 Л:f4 30.Л:с6 С:с6 31.С:f4Сe7 32.Кс5

Начиная с 27-го хода, мы выдали кусочек обоюдно сильной игры.

Черные пожертвовали пешку, понимая, что два слона и слабость большой диагонали обеспечат им достаточную компенсацию.

89

1...?

32...0-0-0!

Рокировка на 32-м ходу! Наверняка это не рекорд, но всё же столь поздние рокировки встречаются крайне редко.

33.Крf1?!

Король уходит из опасной зоны, однако инициатива остается у черных. Надежнее было 33.Лс1 C:с5 34.bc с примерным равенством.

33...Cf3 34. Кре1

91

34...Крb8!?

Остроумная идея, хоть, вероятно, и не вполне корректная. Я увожу короля на а8, чтобы затем вскрыть позицию ходом f7-f6. Немедленное 34...f6?! было неэффективно ввиду 35.Лс1.

Впрочем, до осуществления моего плана дело не доходит: неосторожный ход Таля позволил мне форсированно выиграть качество.

35.Сd2? (с идеей 36.Ла3) 35... Лh8 36.Сс1 (единственная защита) 35...Сg5! 37.С:g5 Лh1+ 38.Крd2 Л:a1+

У черных неплохие шансы на победу, но выиграть мне не удалось. Я тогда вообще был не силен, и особенно - в эндшпиле, в решении технических задач (увлекся этим направлением лишь несколько лет спустя). К тому же большинство партий сеанса уже закончились, гроссмейстер стал быстрее возвращаться к моему столику, и времени подумать не хватало.

В свою очередь, и Таль играл порой не лучшим образом, что тоже легко объяснимо. Невозможно требовать от сеансера точности, особенно когда ему приходится делать столь неприятную и скучную работу - пассивно защищать трудную позицию.

39.Се7 Крс7 40.Кd3 Сс6?! 41.Сd6+ Крс8 42.Кс5 Лb1 43.Кd3 Сb5 44.Кf4 Крd7 45.Сс5 Лb3?! (45... Кре6) 46. Крс2 (46.Кb5!? Кре6 47.Кf6) 46...Са4 47.Крd2 Лb2+ 48.Крс3 Лb1 49.Ке2 Кре6 50.Кf4 Сb5 51.Cе3

92

51...Лh1!? (препятствуя маневрам коня Кh3-g5 и Кh5-f6) 52.Сd4Сf1!?

Отсюда слон наилучшим образом ограничивает коня, а поле b5 освободилось для короля. Ладью я хотел вновь активизировать через 8-ю горизонталь.

Не уверен, что это были сильнейшие ходы, но, во всяком случае, идейные. А почему бы нет? - одаренные молодые шахматисты, даже невысокой пока шахматной квалификации, порой осуществляют интересные замыслы. Однако играют они неровно, неплотно, хорошие фрагменты сменяются провалами. Так произошло и здесь - вскоре последовала серия тяжелых (обоюдных) ошибок.

53.Сс5 Крb5 54.Сd6 Лh8 55.Крb3 Лc8 56.Кh5?

От естественного 56.Сс5 Таль, очевидно, отказался из-за 56...Л:с5 57.bс Кр:а5. Однако после 58.с6! bс 59.К h5 Крb5 60.К f6 белым, скорее всего, удалось бы устоять.

56.Сс4+?   (выигрывало 56.Се2! 57.Кf6 Cdl+ 58. Кра3 Лс3+) 57. Кра3 (необходимо было 57.Крb2) 57...Сd5 (57...Се2! 58. Кf4 Лс2-+) 58.Кf4? (58. Крb2)

93

58... Крс4?

Элементарное 58...Лс2! 59.К:d5 ed решало исход борьбы.

59.Крb2 Сf3 (59.. Крd4!) 60.С е7 (лучше 60. Крс2) 60... Крd4! 61.Сd6 Се4?

Правильно 61...Сd1!, сохраняя выигранную позицию.

62.Ке2+

Черному королю приходится либо отступить назад, либо забраться слишком далеко вперед - не туда, где он должен находиться.

62.. Крd3 63.Кf4+ Крd2?! (63... Крс4) 64.Сс5 Лh8 65.Се3+ Крd1 66. Крс3 Лd8 67.Сd4 Кре1 68.Се3 Лd169. Крс4т. Ничья.

В 1966 году состоялось командное первенство СССР, в котором я играл на юношеской доске за «Спартак». По окончании турнира ведущих юных шахматистов страны оставили в Москве на неболь
шой тренировочный сбор. Одно из занятий должен был провести Таль. Мы собрались в Чигорин- ском зале ЦШК, и Таль нам говорит:

-Не хочу читать лекцию - давайте лучше побеседуем о том, что вас волнует, что вам хотелось бы обсудить. Только не спрашивайте меня, как поточнее сыграть на 25-м ходу в испанской партии, потому что это неинтересно, да я могу и не знать!

Естественно, все немного растерялись, ведь непросто с ходу задать содержательный вопрос. А я почему-то не растерялся, и спрашиваю у Таля:

-Как вы, играя черными, преодолеваете стремление соперника всё поменять и сделать надежную ничью?

Таль усмехнулся:

-Наверное, вы с такой проблемой сами недавно столкнулись!

Действительно, в том командном первенстве я играл, как мне казалось, очень неплохо и набрал 7 очков из 10-ти, без поражений. На моей доске выступали еще два мастера - Рашковский и Тимощенко, обоих мне удалось победить в хорошем стиле. Но с кандидатами в мастера зачастую получались ничьи, причем вполне корректные, нормальные ничьи. А Тимощенко, несмотря на поражение в личной встрече, набрал на очко больше. И, конечно, мне было немножко досадно, что я не сумел занять первого места на доске.

Таль предложил показать какую-нибудь ничейную партию, в которой мой соперник явно стремился засушить игру Я продемонстрировал одну староиндийку, где белые «рубанули» на е5, разменяли ферзей, после чего, естественно, получилась быстрая ничья. Что можно изобрести в столь пресной, «тупой» позиции, мне было непонятно.

Но сколько же интересных идей, которые даже в голову не приходили, нашел Таль, когда мы вместе препарировали эту партию! Может быть, некоторые из них были сомнительными или даже некорректными - неважно!

Безграничная изобретательность гроссмейстера произвела на меня необычайно сильное впечатление! К сожалению, не хватило ума, придя домой, записать ходы и варианты, предложенные Талем. И теперь о том анализе остались лишь воспоминания - показать каскад замыслов, родившихся тогда в голове гениального шахматиста, я, увы, не могу.

94

Участники турниров в Вильянди (главного и побочного). Я - крайний слева, а 5-й слева в первом ряду - Михаил Таль

читать следующую главу