Шахматы в Питере Шахматы в Питере

55. Тренер в большой делегации

В 1979 году в Рио-де-Жанейро состоялись одновременно два межзональных турнира: мужской и женский. Я там помогал Нане Александрия. В претендентские матчи она пробилась, но с большим трудом: играла тяжело и в цейтнотах потеряла немало ценных очков. Приведу фрагмент из поединка с будущей победительницей турнира.

АЛЕКСАНДРИЯ - ИОСЕЛИАНИ

Рио-де-Жанейро 1979

16

1.?

После напрашивающегося 21. Лhe1! у белых и лишняя пешка, и подавляющая позиция (21... Кd4?? 22.Л:е7; 21...Лс7?? 22. С:е6).

Александрия сыграла 21.С :е6? Л:е6, выпустив львиную долю перевеса: ее небольшое материальное превосходство теперь в значительной доле компенсировано уязвимостью белых пешек и активностью фигур соперницы. Испытывая уже в этот момент острую нехватку времени, Нана растерялась и даже проиграла партию.

В советское время поездки за границу в составе большой делегации обычно бывали достаточно неприятны, порой унизительны и даже опасны для будущего. Кто-то обязательно за тобой наблюдал, порой приставал с разного рода советами, наставлениями и указаниями. Например, в середине
турнира нас всех вдруг собрали и потребовали резко повысить бдительность, выходить в дальнейшем в город только группами. Как выяснилось, остались на Западе, попросив политического убежища, знаменитые фигуристы Белоусова и Протопопов, и тут же руководители всех находившихся за рубежом делегаций получили соответствующие указания.

Собственно участников межзональных турниров в делегации было явное меньшинство. Помимо руководителя, переводчика, врача, пресс-атташе (наверняка кого-то еще я не вспомнил), имелись также старшие тренеры мужской и женской группы. А вот для персональных тренеров некоторых участников и участниц мест в делегации не нашлось. Например, мастер Павел Кондратьев, с которым я делил номер в гостинице, секундировал сразу двум шахматисткам.

Как обычно, при таком обилии народа заняться основным делом, ради которого мы прибыли в Рио-де-Жанейро, порой бывало некому. На финише турнира Александрия отложила партию с конкуренткой Жужей Вереци в дичайшей позиции. Я ее много анализировал, но мало что понял, и потому хотел показать свой анализ кому-нибудь из коллег, чтобы тот бросил свежий взгляд и, быть может, что-нибудь подсказал. Увы, не нашлось ни одного желающего. Отказался помочь, сославшись на важные дела, даже Юрий Михай
лович Котков - гостренер женской сборной, назначенный руководителем женской части делегации, который вообще-то был неплохим мастером.

Кстати, перед турниром Котков спросил у меня, как мы готовились. Мы провели с Наной большой сбор, где занимались и дебютом (в чем нам очень помог участвовавший в сборе киевский гроссмейстер Игорь Платонов), и различными игровыми проблемами. Котков спросил, изучали ли мы партии соперниц. Я ответил:

-Нет, у нас и другой работы было достаточно.

-Как, - возмутился Котков, - перед столь важным соревнованием вы не изучали партии соперниц?! Как можно!

17

Нана Александрия

 

 После окончания межзональных уже в Москве состоялся коллективный «разбор полетов», и там он снова выступил с обвинениями:

-Оказывается, Дворецкий с Александрия даже не разбирали партии соперниц! Полная безответственность!

Я не удержался и вспылил:

-Простите, Юрий Михайлович, что вы вообще понимаете в тренерском деле? Работаю с Александрия я, и мне виднее, чем с ней надо заниматься!

В этом цикле Нана дошла до матча на первенство мира и сыграла его вничью. Позднее Котков понял, что был неправ, и принес мне извинения.

 читать следующую главу