Шахматы в Питере Шахматы в Питере

56. «Командная игра» в Рио-де-Жанейро

В мужском межзональном турнире за три вакансии в матчи претендентов, в основном, сражались четверо: Тигран Петросян, Роберт Хюбнер, Лайош Портиш и Ян Тимман. Конкурентную борьбу Петросян обычно трактовал несколько шире, нежели прямое соперничество за доской. В шахматном мире хорошо известны, например, не очень красивые истории, связанные с победным для него турниром претендентов на острове Кюрасао. Я расскажу лишь то, чему сам был свидетелем.

Основные события развернулись на финише. В одном из туров Хюбнер отложил партию против иранца Харанди, имея на пешку меньше в игровом ферзевом эндшпиле. Наши руководители тут же привлекли кое-кого из тренеров для помощи иранцу в анализе отложенной позиции. Принимал в этом участие и сам Петросян. Ко мне подошел Михаил Абрамович Бейлин - старший тренер мужской части делегации, и вежливо (он очень умный, интеллигентный человек) как бы между делом попросил:

- Знаешь, наши там смотрят отложенную, но что они понимают в эндшпиле? Может, взглянешь, ты же специалист!

Я могу иногда помочь в анализе кому-то из коллег, которым симпатизирую, однако работу «против конкурента» считаю некорректной, и потому решительно отказался. При доигрывании Хюб- неру удалось спастись.

После межзонального турнира меня в течение трех лет не выпускали за границу, и я полагал, что выезд мне закрыли в результате доноса одного из «руководителей», возможно, связанного и с этим эпизодом. Но много лет спустя, прочтя книгу «КГБ играет в шахматы», вспомнил про состоявшийся летом следующего года тренировочный сбор, на который мы с Наной пригласили опального Гулько, и подумал, что тот сбор тоже мог стать поводом для репрессий. Что произошло на самом деле, мне, конечно, уже не узнать.

Незадолго до конца турнира Ваганян и Балашов, выступавшие не слишком удачно и отстававшие от лидеров, предприняли последнюю попытку приблизиться к лидирующей группе, дав бой конкурентам: Хюбнеру и Тимману. Увы, оба этот бой проиграли.

Какой поднялся скандал! Петросян заявил руководителю делегации, что наши участники действуют против него, что проиграли они сознательно, потребовал принятия мер. Абсурдность обвинения была для всех очевидна, и «дело» спустили на тормозах.

Вскоре после этого доигрывалась отложенная партия предыдущего тура Портиш - Велимирович. У Портиша выигранный эндшпиль, но при доигрывании он действовал не слишком убедительно, и у соперника, как будто, появились шансы на спасение.

18 

Портиш задумался над очевидным ходом 54.g5, Велимирович гуляет. Я смотрю на демонстрационную доску, считаю варианты и не вижу выигрыша. Ко мне подходит гроссмейстер Андерссон. Я говорю:

-Послушай, Ульф, ...Крd3, кажется, делает ничью!

Он отвечает:

-Да? А, по-моему, ничья после ...Крd4.

Рона Яковлевна Петросян обратила внимание на нашу беседу и, очевидно, поняла, о чем идет речь. Она тут же подошла к Ульфу, тот наверняка сказал ей то же, что и мне. Она бросается к мужу, который в этот момент что-то обсуждает с Леонидом Шамковичем, и передает слова Андерссона: ...Крd4 спасает партию. Гроссмейстеры немного посмотрели на демонстрационную доску: да, вроде бы, похоже.

В этот момент Велимирович направляется к столику. Рона Яковлевна идет рядом с ним и что- то говорит. Портиш делает свой ход, Велимирович довольно быстро отвечает 54...Крd4?, но после 55.Кg4! становится ясно, что его дела плохи. Ведь если обе пешки двинутся в ферзи, черный ферзь будет потерян из-за шаха по большой диагонали. Еще последовало 55.Крd5 56.Крg3 Кре6 57.Ке3, и черные сдались.

Велимирович встает из-за доски злой и чуть ли не матом объясняет находившимся рядом Ваганяну и Рошалю: «Я уже почти сделал ничью, а эта... что мне насоветовала!»

Пока делались последние ходы, я успел поговорить с Шамковичем, вкратце обсудить с ним свой анализ. Леонид Александрович уже много лет жил в Нью-Йорке,
но до того в Союзе мы с ним были хорошо знакомы, несколько раз встречались за доской.

Партия завершилась, Портиш выходит из зала, и я ему говорю:

-Вы знаете, ... Крd3 вместо ... Крd4 давало ничью!

Он на меня ехидно смотрит и, намекая на обычную советскую практику, спрашивает:

-Вы это, конечно, дома анализировали?

Тут вмешался Шамкович и подтвердил, что, варианты были найдены только сейчас. Портиш поверил, успокоился, мы с ним сели в соседней комнате, обсудили позицию, и он согласился с моими выводами. Чуть позднее я напечатал свой анализ в журнале «64».

Главный вариант: 54... Крd3! 55. Кd5 (уже бесполезно 55.Кg4 а4) 55.а4! 56Крg3 (56.g6 а3 57.g7 f2! 58Сg2 a2) 56...а3 57.g6

19

1...?

57... Крс4!! 58.g7 a2 59.g8Ф a1Ф или 58.Кс3 Кр:с3 59.g7 f2! 60. Крf2 a2 61.g8Ф Крb2 с ничьей.

Впоследствии Ян Тимман нашел всё же красивый путь к победе и даже составил этюд на эту тему Вместо 55.Кd5?! белые должны сыграть 55.Кf1!! а4 56.g6 а3 57.g7 а2 58.g8Ф а1Ф

20 

1.?

59.Фh7+1! (но не 59.Фg6+? Крс4 60.Кd2+ Крd5 или 60... Крb5) 59... Кре2 (здесь уже проигрывает

59... Крс4 60.Фd2+ Крd5 61.Фd7+ или 60... Крb5 61.Фb7+) 60.Фе4+ Крd1 (60... Кр:f1 61.Фf3+; 60.. Крf2 61.Фе3+) 61.Ке3+ Крd2 62.Кс4+ Крdl 63.Фd3+ит.д.

В последнем туре по ряду косвенных признаков сильные подозрения у многих вызвала партия Ивков - Петросян, завершившаяся победой экс-чемпиона мира. Накануне я видел Рону Яковлевну, прогуливавшуюся с Борой Ив- ковым.

В итоге Петросян разделил 1-3 места с Портишем и Хюбнером. К ним мог бы присоединиться Тимман, если бы одолел белыми в последнем туре кубинца Гильермо Гарсиа. В напряженной борьбе голландский гроссмейстер добился большого перевеса, но перед контролем поспешил форсировать события. На диаграмме - положение после 41-го хода белых (кажется, именно здесь партия была отложена).

21

Прикинув варианты, я оценил позицию как ничейную. Ко мне подошел возбужденный Найдорф, который был гостем турнира и очень переживал за Тиммана. Дон Мигель спрашивает:

-Похоже, Тимман выигрывает?

Пришлось его огорчить:

-По-моему, ничья: 41...Л:b6 42.ab С:d5 43.К:с5 а5!. Королю белых не оторваться от пешки g2, а если они проведут g2-g3, то после размена пешек черные пожертвуют слона на b3.

Найдорф сразу всё понял и убитым голосом говорит:

-Вы это, конечно, покажете Гарсиа?

- Я-то ничего показывать не буду. Но решение несложно: либо его найдет сам Гарсиа, либо ему покажет кто-то другой.

Конечно же, Гарсиа сделал ничью: 44. Крf1 Крс8 45. Крf2 Крb8 46.g3 hg+ 47. Крg3 C:b3! 48.К:b3 а4 49.Кc1 Крb7 50. Крf4 Кр:b6 и т.д. Тимман оказался «четвертым лишним».

 читать следующую главу