Шахматы в Питере Шахматы в Питере

71. Новый цикл

Совместная работа над совершенствованием игры продолжалась, Юсупов накапливал соревновательный опыт, и следующий цикл розыгрыша первенства мира оказался для него успешным, более того, стал, пожалуй, пиком его спортивной биографии.

Система розыгрыша отличалась от применявшейся и до, и после этого. Победители межзональных турниров вместе с несколькими гроссмейстерами, допущенными персонально, соревновались в большом турнире претендентов. Затем четверка лучших играла кандидатские матчи, а победителю финального матча претендентов предстояло скрестить оружие не с чемпионом мира, а с проигравшим в матче-ре- ванше Каспаров - Карпов. На мой взгляд, решение предоставить столь высокую привилегию неудачнику затянувшегося противоборства между двумя великими шахматистами было неспортивным. Ведь затянулось их противостояние по неспортивным причинам: матчи-реванши уже, казалось бы, безвозвратно ушли в историю, а тут ради Карпова реванш вновь стал возможным. Но что поделаешь: ФИДЕ давно уже руководствуется не спортивными принципами, а прежде всего политической конъюнктурой и соображениями собственной выгоды. Так было и во времена Кампоманеса, и в еще большей степени при Илюмжинове.

Межзональный турнир проходил в начале лета 1985 года в Тунисе. Это арабская страна, так что о моем командировании туда речь не шла, Артур поехал один. Играл очень здорово и, хотя был одним из самых молодых участников, занял чистое первое место. В ШБЧ-2, в главе «По следам одной партии» приведена отличная победа над Гавриковым, а в ШВМ-2, в главе «Фантастика!» - разгромная атака против Портиша.

Из памяти, к сожалению, выветрились детали чисто шахматной подготовки к этому и последующим соревнованиям, сохранились лишь многочисленные тренировочные партии с быстрым контролем, которые мы играли для отработки дебютного репертуара. Но помню, что каждый раз на последнем тренировочном сборе большое внимание уделялось физической подготовке, обеспечивавшей хорошее настроение и высокую спортивную форму. Благодаря этому Юсупову удавалось мощно стартовать и в Тунисе, и в турнире претендентов.

За семь лет до того на юношеском первенстве мира в Граце окна гостиницы (точнее - студенческого общежития), где жили мы с Юсуповым, Долматовым и Тукма- ковым, выходили на теннисные корты. Я заметил, что некоторые пары играют на площадках меньшего размера и в каком-то замедленном ритме. Присмотревшись, обнаружил, что их ракетки, хоть внешне похожи на теннисные, но сделаны из пластика, а мячи - губчатые. Зайдя в спортивный магазин, удивился дешевизне инвентаря (кажется, примерно полтора доллара за комплект) и купил пару ракеток с мячами. Тут же опробовал новую игру с Тукмаковым - понравилось. Главное достоинство: любой способен заиграть сразу, без предварительной подготовки. В большом теннисе начинающий не сумеет даже нормально отбить летящий к нему мяч (сам я кое-как научился этому на уроках физкультуры в МГУ), а здесь техника гораздо проще. Не знаю, как такая игра называется официально, а мы прозвали ее «семейный теннис», выбрали для себя подходящий размер площадки (в ширину - половина теннисного корта, включая зону для парной игры, в длину - зона подачи) и систему счета (взяв ее, кажется, из волейбола). С тех пор новая игра стала отличным средством физической подготовки на всех сборах, где нам удавалось получить в свое распоряжение теннисный корт. Благодаря ей стало проще обеспечивать выполнение моей старой формулы: «солидные физические нагрузки на высоком эмоциональном фоне».

Последний сбор перед турниром претендентов проходил в Сочи. Наш друг, местный судья и организатор Юрий Лобанов обеспечил доступ к теннисному корту, и каждый день у нас с Юсуповым разворачивались упорнейшие баталии. Артур значительно превосходил меня по физическим кондициям, что я компенсировал за счет лучшей реакции и рациональной тактики. Несмотря на все старания Артура, каждый раз я оказывался немного сильнее. Но в последний день он всё же меня одолел и был абсолютно счастлив. Мне даже не пришлось поддаваться - достаточно было лишь чуть снизить напряжение, ведь силы были примерно равны.

В Монпелье (Франция) на турнир претендентов я направился вместе с Юсуповым. Выступал там и Саша Чернин, с которым я к этому моменту уже не сотрудничал, но мы поддерживали дружеские отношения. Сашу послали без тренера, он попросил меня помогать ему, хоть и понимал, что моим основным подопечным будет Артур. Обедать перед партией мы ходили вместе. Нас прикрепили к одному из ресторанов, выдали талончики на еду - совсем как в Советском Союзе. Но все-таки это Франция: перед каждым всегда ставили по бокалу вина. Алкоголь перед игрой, естественно, противопоказан, но не пропадать же добру! - все три бокала выпивал я. Еда в ресторане нам не слишком нравилась, и иногда мы посещали другие кафе и рестораны, а сэкономленные талончики отдавали на улице нищим. Хозяева ресторана были очень недовольны, когда к ним стали заходить эти люди.

Несколькими годами раньше я познакомился с голландским тренером Кором ван Вийгорденом, опекавшим ведущих юниоров страны. Он привез в Монпелье юную надежду Голландии Йеру- на Пикета, с которым за два года до того мы уже встречались в Колумбии на чемпионате мира среди «кадетов». Шахматная федерация выделила средства на серию его уроков со мной, и я, конечно, согласился. Пикет был мне симпатичен, да и редкая возможность заработать валюту была далеко не лишней. После того, как Юсупов и Чернин уходили на игру, я направлялся в гостиницу, где остановились голландцы, располагавшуюся напротив нашей, и два часа занимался с Пикетом. Переходя маленькую площадь между гостиницами, я каждый раз опасливо оглядывался: не наблюдают ли за мной наши чекисты: руководитель делегации, его заместитель майор

КГБ Кулешов и переводчик. Но, кажется, моя «частная практика» осталась незамеченной, а потому и безнаказанной.

Дал я в общей сложности 10 уроков, причем в четырех из них участвовал еще и Макс Длуги. Незадолго до того он стал чемпионом мира среди юношей, затем сыграл вместе с Юсуповым и Черниным в межзональном турнире. В отличие от них, в претенденты не попал и приехал в Монпелье, чтобы сыграть в «швейцарке», проводимой параллельно с турниром претендентов. Длуги захотел (кажется, по совету Саши Чернина) поприсутствовать на наших с Пикетом уроках, конечно, за дополнительную плату, и голландцы не возражали. Занятия игре не помешали: Макс отдал соперникам лишь пол-очка в семи партиях. Позднее Длуги вкратце описал свои впечатления в маленькой статье «Рождение новинки», помещенной в ШБЧ-4.

Отличные победы над Рибли и Ногейрасом Юсупов отнюдь не случайно включил в главу «Подготовка к партии» из ШБЧ-2. Вот что он пишет:

В качестве примера приведу подготовку, которую мы проделали вместе с Марком Дворецким на турнире претендентов в Монпелье перед моей партией с кубинцем Хесусом Ногейрасом. Он не имел тогда достаточно широкого репертуара, и мы подсмотрели, что в ферзевом гамбите он частенько применяет одну и ту же систему, на мой взгляд, весьма рискованную. Углубившись в позицию, мы нашли новый план который я и применил в партии. Новинка оказалась на редкость эффективной!..

Драматическое сражение разгорелось в поединке против Бориса Спасского. Артур играл напористо и азартно, и в конечном итоге его стратегия оправдалась, хотя в один момент он мог сам столкнуться с трудностями.

ЮСУПОВ - СПАССКИЙ

Монпелье 1985

1.d4 Кf6 2.с4 е6 3.Кс3 d5 4.cd ed 5.Сg5 Се7 6.е3 0-0 7.Фс2 Кbd7 8.Кf3 с6 9.Сd3 Лe8 10.0-0 Кf8 11.Лae1

Планы, связанные с этим ходом, мы разрабатывали на тренировочном сборе, обкатывали в партиях с быстрым контролем, а затем Юсупов не раз успешно применял наши наработки, причем как белыми, так и черными.

11... Се6 12.К е5 К 6d7 13.С :е7 Л:е7

53 

14.f4

Демонстрация агрессивных намерений. В матче претендентов 1977 года между Портишем и Ларсеном венгерский гроссмейстер действовал более сдержанно:

14.К:d7Ф:d7 15.b4.

14...f615.Кf3Кb6

Черные внимательны. В случае 15...Фс7 (также как и 15...Сf7) неприятен ответ 16.g4!.

16.f5

Иначе пешку «g» не привести в движение. На 16. Крh1 Фd6 17.Лg1 последовало бы 17...Сg4.

16...Сf7 17.g4Фd6 18.e4

Размашистая манера игры - все

пешки идут вперед!

18...de 19.К:е4 Фс7 20.g5 Кd5 21.Сс4 Крh8! 22.gfgf

 54

1.?

23.Фd2?

Верная идея - перевод ферзя на h6 - в неточном исполнении, позволяющем сопернику перехватить инициативу. Следовало сыграть 23.Фс1!. Не годится в ответ 23... Фf4? ввиду 24.Ф:f4 К:f4 25.Кd6!

 В случае 23...Лае8 (или 23...Кd7) 24.Фh6 черным нелегко защититься от нависающей жертвы коня на g5. Лучшая защита связана с жертвой пешки: 23...Кf4! 24.К:f6 Л:e1 25.К:е1 (но не 25.Л:e1? С:с4 26.Ф:с4 Фg7+) 25...С:с4 26.Ф:с4 Фg7+ 27. Крh1 Фf6 28.Л:f4 Кg6 29.Лf1 К h4, и белым едва ли удастся доказать свое преимущество.

23….К е3!! (вот в чем дело: слон с4 остался незащищенным) 24.Л :е3 С:с4 25.Лfe1Лg7+ 26.Кg3

На 26.Крf2 черные ответили бы не 26..Фf4?! 27.Лс3! Ф:d2+ 28.Кf:d2±,a26...Сd5.

26…Сd5 27. Крf2

55

1...?

Опыт наверняка подсказывал экс-чемпиону мира, что стоит он очень хорошо, и позиция требует активного выпада 27...Фf4!. Но ведь надо подготовить достойное возражение на 28.К h5. Компенсация за качество после 28...Ф:f5 29.К:g7 Крg7, несомненно, имеется в связи с неизбежным выходом коня на g6, но стоит ли идти на та
кую позицию? Видел Спасский и отвлекающую жертву ферзя 28... Ф:h2+ 29.К:h2 Лg2+ 30. Крf1 Л:d2. Но ведь здесь приходится анализировать запутанные варианты, возникающие при 31.Ле8 и 31.Кg4, что объективно дает белым полноценную контригру. В свои лучшие годы Борис Васильевич не испугался бы осложнений, и уж наверняка заметил бы выигрывающий удар 28..Лg2+!! 29. Крg2 С:f3+ (по этой причине белым пришлось бы отвергнуть выпад 28.К h5? в пользу скромного 28.Фd3?). Однако лучшие годы давно позади, запасы энергии и оптимизма уже далеко не те, что прежде. После длительного раздумья Спасский отказался от активных действий, позволив противнику вновь перейти в наступление.

27...Лd8?!28.Лe8Крg8?

Цейтнотная ошибка, приведшая к поражению. Неудачно также 28...С:f3 29.Фb4! Лf7 30. Кр:f3±, но после 28...Фd7 или 28...Л:е8 29.Л:е8 Фf7 черные могли успешно защищаться.

29.Кh5 Л:е8 (на 29...Лf7 сильно как 30.К:f6+, так и 30.Фh6) 30.К:f6+ Крf7 31.К:е8 Ф:h2+ 32.К:h2 Лg2+ 33. Кре3 Кр:е8, и черные сдались.

По окончании игры мы перешли в комнату для анализа, смотрим партию. Спасский, прекрасно понимавший, что произошло, грустно говорит:

- Да, так и надо играть с нами, стариками!

Стоявший за его спиной Таль засмеялся:

- Боря, ну что же ты выдаешь наши секреты!

Победу в турнире претендентов разделили Артур Юсупов, Рафаэл Ваганян и Андрей Соколов. Занявшим 4-5 места Михаилу Талю и Яну Тимману предстоял дополнительный поединок за право продолжить борьбу в кандидатских матчах.

 читать следующую главу