Шахматы в Питере Шахматы в Питере

73. Упущенная победа

Перед матчем с Соколовым я, как обычно, обсудил с Юсуповым творческий портрет соперника, базирующийся на изучении его партий, а также на личных впечатлениях от наших контактов на сессиях школы Ботвинника.

Андрей - исключительно одаренный шахматист с интуитивным складом мышления, обладает тонким позиционным чутьем. А вот напряженно работать за доской (да и вне доски) не любит, избегает глубокого расчета вариантов, играет несколько поверхностно. Сказанное, правда, не относится к ситуациям, когда он сталкивается с серьезными затруднениями - защищается Соколов очень изобретательно. Зато при реализации преимущества действует небрежно, не находит наиболее энергичных и точных путей к цели. (После того, как в 5-й партии Соколов не сумел при доигрывании довести до победы позицию с двумя лишними пешками, Артур, удивленный, насколько точно подтверждается предматчевый диагноз, воскликнул: «Если ему двух пешек мало, то как же он собирается выиграть
хотя бы одну партию!? Будет ждать, пока я зевну?»)

В целом, у меня сложилось убеждение, что Юсупов - шахматист более высокого класса, нежели соперник, и при нормальном течении матча вправе рассчитывать на успех.

В ШВМ-4 в преамбуле к главе «Неровная игра» сказано следующее:

В финальном матче претендентов против Андрея Соколова Юсупов лидировал с преимуществом в два очка на протяжении почти всей дистанции. Увы, на финише он потерпел три поражения подряд. Впрочем, и в большинстве предшествующих партий его игра была далека от того высокого уровня, который он продемонстрировал в межзональном турнире, турнире претендентов и матче с Тимманом. Почему? Причины знаю я, знает Артур, однако не обо всем я вправе рассказывать на страницах книги. Ограничусь вообще-то верным, хотя и малосодержательным замечанием о плохой форме. 

64

Перед финальным матчем претендентов

 

По прошествии времени я позволю себе сказать чуть больше, но всё же не стану вдаваться в конкретные детали, поскольку Юсупов наверняка не захотел бы их разглашения. Дело в том, что на заключительном сборе и самом матче присутствовали приглашенные Артуром «лишние» люди, негативно повлиявшие и на тренировочный процесс, и на спортивную форму.

В столь напряженном и трудном состязании все члены бригады должны быть объединены одной идеей, забыть о личных интересах и делать всё возможное, чтобы способствовать успеху спортсмена. Присутствие «пассажиров», как минимум, отвлекает участника, мешает его концентрации, а может еще и раздражать, ухудшать настроение. Перед началом матча я посоветовал Юсупову сократить свою бригаду. Артур тоже начал понимать, что ошибся с определением ее состава, но, тем не менее, отказался что-либо менять, заметив, что «нехорошо брать ходы назад, за свои ошибки надо отвечать». Так излишние, на мой взгляд, щепетильность и деликатность помешали ему выиграть, может быть, самое важное в жизни соревнование.

Десять лет спустя Юсупов был одним из секундантов Ананда на его матче против Каспарова. Приехав в Нью-Йорк по своим делам, я пришел посмотреть на очередную 12-ю партию. Встретил знакомого индийского журналиста, тот спросил моего мнения о причинах поражения Ананда накануне. Я ответил, журналист сказал:

-Да, я тоже так думаю, и вчера обсуждал это с Виши.

«Как же так, - подумал я, - неужели доступ к Ананду имеют все его знакомые?!»

Встретившись с Артуром, мы за совместным обедом обсудили ход поединка. Он грустно заметил:

-Сейчас я очень хорошо понимаю, что вы чувствовали тогда, в Риге.

Юсупов видел, что вокруг Ананда есть люди, контактировать с которыми во время матча не стоило, но, как и я когда-то, ничего не мог поделать - ведь решения такого рода принимает сам участник, тренер вправе лишь советовать.

Фирменным отличием учеников Владимира Николаевича Юркова являлся узкий, но хорошо отработанный дебютный репертуар. Так что подловить Соколова в начальной стадии мы не рассчитывали - ставка делалась на получение позиций, благоприятных для дальнейшей борьбы.

Дебютное противостояние приняло несколько странные формы. Черными Соколов отстаивал новоиндийскую защиту, каждый раз чуть варьируя применяемый вариант. Юсупов владел инициативой, но пробить оборону соперника так и не сумел. В упомянутой выше главе «Неровная игра» разобраны три из четырех ничейных партий, игранных этим дебютом.

Основные события развернулись в нечетных встречах, где черными играл Артур. Учитывая особенности стиля противника, мы сделали ставку на французскую защиту. Выбор оправдался.

В первой партии разгорелась сложнейшая стратегическая борьба совершенно нестандартного рисунка. Юсупов предпринял проблемную позиционную жертву качества за пешку. Накал борьбы не снизился и к моменту откладывания. И хоть отложенную позицию мы оценивали как несколько лучшую у белых, при доигрывании Артур действовал более уверенно и одержал первую победу. Вторую - в прекрасно им проведенной следующей «черной» партии - она прокомментирована в ШБЧ-2, в главе «Неожиданности в дебюте».

В пятой партии Юсупов неудачно отреагировал на избранный соперником дебютный вариант и получил тяжелую позицию. О счастливом спасении в отложенной позиции без двух пешек я уже упоминал.

В седьмой партии был разыгран открытый вариант испанской партии. Дебютное противостояние дало явное преимущество Соколову. Но его слабая реализация перевеса вновь сказалась: он предоставил сопернику отличный шанс на спасение. Сохрани Артур в резерве хоть на несколько секунд больше, он и здесь - опять же без двух пешек - форсировал бы ничью (этот эпизод разобран в ШВМ-1, в главе «Крепость»). Увы, на флажке последовал грубый промах, и Соколов сократил разрыв в счете до минимума.

Играя в очередной раз черными фигурами, Артур восстановил статускво. За прошедшие дни я нашел, как усилить защиту в варианте, встретившемся в 5-й партии.

СОКОЛОВ - ЮСУПОВ

Рига(9)1986

 1.е4 е6 2.d4 d5 3.Кd2Kf6 4.Сd3c5 5.e5Кfd7 6.c3Кc6 7.Кe2 cd 8.cd f6 9.ef Кf6 10.0-0 Cd6 11.Кf3 Фc7 12.Сg5 0-0 13.Лc1 Кg4 14.Кg3 (14.h3 Л:f3! 15.gf?! Кh2! Терентьев - Чернин, Киев 1984) 14...g6! 15.Сb5

В партии Смагин - Долматов, чемпионат СССР 1986 было 15.Кh4 е5 16.Cе2 Kf6 17.de C:е5 18.b4 Cf4 19.C:f4 Фf4 20.b5 Кd4 с примерно равными шансами.

15...Cd7 16.Kh4 Kf6 (здесь уже нельзя сыграть е6-е5 - вот почему белые включили ход 15.Cb5)

17.Фd3

65

1...?

Угрожает 18. К:g6. Несколькими днями ранее Юсупов продолжал 17... Крg7?!. После 18.С:с6 он увидел, что нормальное для этого варианта взятие 18...С:с6 наталкивается на двойной удар 19.Фе3!. Пришлось избрать 18...bс 19.Фе2,и как после 19...е5 20.de С:е5 21.Кf3, так и при случившемся в партии 19...Лf7 белые сохраняют лучшие шансы.

17...Лf7!

Идея черных в том, чтобы встретить 18.  К:g6? выпадом в центре 18...Ке4! 19.К:е4 de 20. Ф:е4, и теперь не 20...Лg7? ввиду 21.d5+-, а 20...hg! 21.Ф:g6+?! Лg7+. Невыгодно и 18.f4? Фb6 19.С :с6 С:с6+.

Впоследствии выяснилось, что отличную игру черным обеспечивало также 17...Ке4!.

18.Лfe1 Кg4 19.Кf3

Дебютная дуэль выиграна черными: положение коня на h4 не принесло никаких дивидендов, и ему приходится бесславно возвращаться назад.

19...Лe8

Видимо, под влиянием 5-й партии Юсупов хочет брать на с6 слоном и потому избыточно защищает пешку е6. А между тем, можно было сыграть и более активно:

19...Лaf8, не опасаясь 20.C:с6 bс, поскольку сопернику не удастся воспрепятствовать продвижению в центре е6-е5.

20.а4!

Тонкий ход, иллюстрирующий позиционное искусство Соколова. Он учитывает желание черных сыграть 20...Фb6 и заранее к этому готовится. В случае, скажем, 20.а3 Фb6 21.С :с6 С:с6 на 22.h3 следует 22...Kf2!23. Крf2е5+.

20...Фb6 (для равенства достаточно 20...а6 21.С:с6 С:с6, но Артур стремится к большему)

66 

1.?

21.Лe2?

А эта профилактика уже неуместна. Ошибочно и 21.h3?, на что Юсупов намечал 21... Кf2! 22. Кр:f2 Кd4 23.Се3 С:g3+

24.Крg3 Фd6+ с разгромной атакой. Логическим продолжением замысла белых было 21.С :с6! С:с6 22.h3! - ведь теперь на 22...Кf2?! 23.Кр f2 е5 (23...С:а4!?) следует

24.а5! Ф:а5 25.de С:е5 26.Кf1, и за пожертвованную фигуру у черных нет достаточной компенсации. А после 22...Кf6 23.С:f6 Л:f6 24.b3 кони, во всяком случае, не хуже черных слонов.

21…Фb4 22.Фb3 С:b5 23.аb Ф:b5 24.Лcel Фd3! (сильный выпад, очевидно, недооцененный Соколовым) 25.Ф:d3 К:d3 26.Л:е6 Л:е6 27.Л:е6

67

27...Сf4

Мне не понравился этот ход, поскольку белые могли теперь получить неплохие шансы на спасение. Но Юсупов объяснил, что опасался атаки на короля в вариантах 27...Сс7?! 28.h3! Кg:f2 29.Сh6, или 27...Сf8 28.Ле8, или 27.Лd7 (объективно сильнейшее) 28.h3 (28.Ле2 Лc7+) 28...Кg:f2 29.Сh6! С:g3 (29...Се7!?) 30.Кg5, и если 30...Лd8, то 31.Ле7. Вооружившись компьютером, несложно обнаружить 30...К:h3+!! 31.gh Лd8 32.Ле7 Сf2+ 33. Кр f1 С:d4+, но попробуй, найди такую идею за доской, да еще испытывая недостаток времени.

28.h3?

Очевидно, Соколов надеялся, сыграв Ке2, вынудить размен на g5. А поскольку немедленное 28.Ке2? наталкивается на удар

28…К :h2!!, он решил увести пешку «h» из-под боя. На самом деле, лучшую защиту давало 28. С:f4 Л:f4

29.Лd6! или 28...К:f4 29.Ле8+.

28...Кg:f2 29.Ке2 С:g5 30. К:g5 Лf5! 31.h4 Кg4 32.Кc3?

Облегчает задачу черных. Упорнее 32.b3 или 32.g3.

32...К:b2 33.Ле8+ Лf8 34.Лe2 Лс8! 35.Л:b2 Л:c3 36.g3 Л:g3+ 37.Кр h1 b6 38.Лa2 а5 39.Лb2 h6 40.Кe6 Лh3+ 41. Кр g1,

За четыре партии до конца Юсупов лидировал с преимуществом в два очка. Вроде бы, достаточно, чтобы без особых хлопот довести матч до победного конца, учитывая, что до сих пор Соколов ничего особенного не показал. Увы, в этот момент произошел перелом, причем не по «вине» соперника - всё сделал сам Артур.

СОКОЛОВ - ЮСУПОВ

Рига(11)1986

1.е4 е6 2.d4 d5 3.К с3 Сb4 4.е5 Ке7 5.а3 С:с3+ 6.bc с5 7.Кf3 Фа5 8.Сd2 Кbc6 9.Се2 cd 10.cd Фа4

68 

Возникшая позиция в те дни еще не была изучена, встречалась лишь в считанном числе партий. А между тем, действия черных вполне логичны: напав на пешку d4, они одновременно готовят выгодный размен белопольных слонов посредством b7-b6 и Cа6.

Чтобы поставить их замысел под сомнение, необходимо решиться на жертву пешки, избрав либо 11.Cd3!? b6 12.Фе2 К:d4 13.К:d4Ф:d4 14.0-0, либо 11.Лbl!? К :d4 12.Сd3. Но такая игра (если, конечно, она заранее не подготовлена дома) - не в стиле Соколова. Даже в столь ответственный момент, когда любой ценой требовалась победа, он не рискует, избирает «крепкое» продолжение, и в результате уступает инициативу сопернику, получая несколько худшую позицию.

11.Се3?! b6 12.Фd3Ка5

Пару месяцев спустя в партии Шорт - Корчной, Брюссель 1986 черные действовали иначе: 12…К b4 13.Фb5+ Ф:b5 14.C:b5+ К bс6 с примерно равным эндшпи-

лем. Юсупов сыграл амбициознее и, на мой взгляд, сильнее.

13.Кd2Сd714.0-0 Лc8 15.Лfc1 0-0 16.Лаb1!

Неплохая идея: после ожидаемого хода Кс4 белые хотят иметь ладью не на a1, а на b3, откуда она при случае сможет подключиться к атаке на королевском фланге.

16….Кс4 17.Лb3 Лс7 18.Кf3

69

Следующие три хода определили дальнейшее течение и этой партии, и всего матча. Черные, очевидно, стоят очень хорошо, но должны считаться с выпадами коня или слона на g5. Хотелось бы отобрать это поле у неприятельских фигур посредством 18...h6, но тогда соперник может предпринять проблемную жертву фигуры: 19.С:h6!? gh 20.Кh4, намечая 21.Фg3+ Кр h8 22.Фf4 с дальнейшим подключением ладьи по 3-й горизонтали. Быть может, атака и отбивается ходом 20..Се8!, готовящим 21...Кg6, но оценить возникающую позицию за доской нелегко. Ясно, что та кие приключения черным ни к чему.

Проблему проще всего решал несколько неожиданный размен 18..Kе3!. Конечно, жалко отдавать красавца-коня за формально «плохого» белого слона. Но, во- первых, слон не так уж плох, раз способен принять участие в атаке. И во-вторых, конь на с4 закрывает линию «с», мешая своим же тяжелым фигурам. На 19.fe следует 19... h6? и 20...Лfc8, а если 19.Ф:е3, то 19.Лfc8 20.Сd3 Кf5 21.С:f5 (иначе 21...Ф:b3) 21...ef+. Возникала спокойная и совершенно безопасная для черных позиция, игра шла лишь на два результата.

Ход, сделанный Юсуповым, объективно не хуже, однако он позволяет сопернику несколько обострить игру.

18...Лfc819.Сg5Кg6

Надежнее (опять-таки, не сильнее, а именно надежнее) 19...Се8 20.С:е7 (иначе 20...h6) 20...Л:е7 21.Кg5 f5!+.

20.h4

70 

1...?

Сейчас от черных требовалось аккуратно рассчитать и верно оценить вариант 20...h6! 21.h5 Кg:e5! (но не 21...Кf8? 22.С:h6!! gh 23.К h4 с опаснейшей атакой) 22.de hg 23.К:g5 К:е5 24.Фh7+ Фf8.

Возникшая позиция опасна только для белых. Проигрывает 25.Фh8+ Кре7 26.Ф:g7 Л:c2. Не лучше 25.h6 gh 26.К:е6+ (26. Ф:h6+ Кре7) 26...С:е6 27. Фh8+ Кре7 28.Ф:е5 Фе4! (самое точное, хотя сильно и 28...Л:с2, и 28... Ф:b3) 29.Ф:е4 (29.Фh5 Л:c2) 29... de-+ На 25.Лf1следует 25...Фf4 26.Фh8+ Кре7 27.Ф:g7 Фf6+. Даже если бы Соколов нашел тонкий профилактический ход 25.g3!, отнимающий у черного ферзя поле f4, то после 25...Ф:b3 (25...Фа5!?) 26.cb Л:c1 + 27Сg2 Лe128.h6! gh 29.Ф:h6+ Кре7 30.Фh4! Л:e2 31.Ке4+ Крf8 дело кончилось бы вечным шахом.

Вместо этого Юсупов совершил позиционное «харакири».

20...Ка5??21.Лb4 Фс6

Не проходило 21...Лс3 22.Л:а4 Л:d3 из-за 23.Л:а5+-. После 21... Л:с2 22.Л:а4 Л:cl + 23.С:с1 (23. Крh2!?) 23...Л:с1+ 24. Крh2 с:а4 25. Фе3 и 26.h5 позиция черных тоже очень плоха.

22.h5Кf8 23.Фe3

Оцените, что получилось. Все силы черных нелепо сгрудились на ферзевом фланге, тогда как фигуры белых наконец-то обрели гармонию. Слон готов пойти на d3, другой слон - на f6 (немедленно или после h5-h6). Атака белых легко достигает цели, причем от них даже не требуется особой точности: почти все пути ведут в Рим.

Ошибка, допущенная Артуром, по своим последствиям сродни зевку фигуры, поскольку сразу предопределила исход борьбы. В моей памяти она перекликается с ужасным ходом 18.Cf4?? против Ермолинского из юношеского отборочного турнира в Ленинграде.

Юсупов - глубокий стратег, шахматист с ярко выраженным логическим складом мышления, способный успешно решать самые сложные задачи. А вот интуиция его иногда подводит, не обеспечивает страховки от таких вот грубых сбоев в восприятии позиции. Мы занимались тренировкой интуиции, достигли в этой сфере определенного прогресса, но полностью решить проблему, конечно, не смогли. Для этого потребовалась бы коренная перестройка мышления, что, во-первых, недостижимо, и во-вторых, ненужно, поскольку повело бы к утрате важных качеств, являющихся сильными сторонами дарования гроссмейстера.

Пробить новоиндийскую защиту Артуру не удавалось, не дало преимущества также каталонское начало, встретившееся на старте матча, и он решил сыграть защиту Нимцовича. Неудачный выбор в ситуации, пока не требовавшей излишне рискованных действий. Этот сложнейший дебют Юсупов применял редко, чувствовал его тонкости слабовато и успехов в нем не добивался.

Воодушевленный успехом в предыдущей партии, Соколов заиграл очень сильно. Ему удалось сравнять счет, а в следующей встрече, воспользовавшись неуверенными действиями партнера при выходе из дебюта, вырваться вперед. Отчаянная атака с жертвой двух пешек, предпринятая Юсуповым белыми в последней партии, была отражена, соглашение на ничью последовало в позиции с большим преимуществом у черных. Так бесславно завершился матч, победа в котором была, казалось бы, уже в кармане.

Случившееся стало для нас тяжелым разочарованием. Показанный Юсуповым в предшествующих состязаниях высочайший творческий и спортивный уровень позволял ему не только рассчитывать на успех против Соколова, но даже надеяться при умелой подготовке и удачном стечении обстоятельств одолеть в следующем матче Анатолия Карпова. (Вот справиться с Каспаровым шансов практически не имелось - это Юсупов хорошо понимал.) Увы, надежды развеялись, доминирующим у Артура стало другое настроение: «Ну, если уж я Соколова не способен обыграть, то на что рассчитывать против “великих”»? (О таланте Андрея мы с Артуром были самого высокого мнения, но видели, что по классу игры он заметно уступал двум лидерам. Что и подтвердил его матч с Карповым, завершившийся со счетом 7,5:3,5 в пользу экс-чемпиона мира.)

Строки из «Песни про прыгуна в высоту» Владимира Высоцкого:

Я признаюсь вам, как на духу:

Такова вся спортивная жизнь, -

Лишь мгновение ты наверху -

И стремительно падаешь вниз.

Обидная неудача на пике карьеры неизбежно сильно влияет на психику спортсмена и зачастую становится переломным пунктом его биографии. Не хватает энергии, честолюбия, веры в себя, чтобы продолжить напряженную работу, необходимую для сохранения достигнутого уровня (не говоря уж о движении вперед). Результаты снижаются, прежние достижения становятся лишь сладкими воспоминаниями.

В истории шахмат множество подобных примеров. Тот же Соколов после поражения от Карпова никогда не демонстрировал прежнего уровня. В следующем цикле он выбыл из соревнований претендентов после первого же матча против канадского гроссмейстера Спраггетта, и в дальнейшем до кандидатских матчей не добирался.

А вот Юсупов сумел преодолеть кризис и долгие годы сохранял позиции в шахматной элите. Он принял участие в трех следующих кандидатских циклах, и в двух из них дошел до полуфинала, тем самым обеспечив себе почетное место в шахматной истории. Если выстроить иерархию среди гроссмейстеров послевоенного периода до поколения Юсупова включительно, то по совокупности достижений он вместе с Геллером, Полугаевским, Ларсеном и Тим- маном займет в ней место сразу же за чемпионами мира и такими титанами, как Корчной, Керес и Бронштейн.

Сильный характер Артура проявился на шахматной олимпиаде в Дубае, состоявшейся менее чем через два месяца после окончания финального матча претендентов. Могучая советская сборная (Каспаров, Карпов, Соколов, Юсупов, Ваганян, Цешковский) выступала неудачно и большую часть дистанции отставала от лидеров - Англии и США. Непростыми были и отношения внутри коллектива.

В сложной ситуации Артур выступил, по сути, в роли спасителя команды. Он садился за доску чаще остальных, причем в девяти партиях из двенадцати играл черными. А результат показал абсолютно лучший: 10 очков (восемь побед при четырех ничьих)! Что и позволило нашей сборной на полочка опередить англичан и на полтора - американцев.

Я трезво оценил собственное состояние, которое не было идеальным, и избрал оптимальную турнирную стратегию. Понимая, что вести сложную борьбу будет нелегко и вероятность неудач велика, старался играть попроще, используя преимущество в классе - в команде я играл на третьей и четвертой досках. Не раз удавалось выигрывать простые позиции - поддерживая минимальное напряжение, я стремился вынудить противника ошибиться... (из ШБЧ-1, глава «Как играть черными»).

  читать следующую главу