Шахматы в Питере Шахматы в Питере

91. Дебют в Америке

Впервые меня пригласили в США в конце 1987 года. Среди участников межзонального турнира в Субботице, где я помогал Саше Чернину, был Лев Альбурт, с которым мы не виделись много лет. Мы, конечно, с удовольствием пообщались. Он жил в США и через свою федерацию организовал мне приглашение приехать для занятий с молодыми американскими шахматистами.

Подобные мероприятия были выгодны для нашей спортивной власти, потому что по существовавшим правилам почти весь официальный гонорар отбирался Спорткомитетом. Но у руля тогда еще оставался Крогиус, который меня ненавидел. Я ведь не скрывал, что считаю его негодяем, сознательно вредящим шахматистам. Для подобных людей государственные интересы - пустой звук, важнее личные взаимоотношения и персональная выгода. Неудивительно, что бумага из Америки была отправлена в корзину.

В 1990-м я получил новое приглашение в Штаты - от Американского шахматного фонда. К тому моменту перестройка набрала ход, влияние властей ослабело, наиболее одиозные фигуры, и в их числе - Крогиус вынуждены были оставить свои посты. На этот раз получить разрешение на поездку оказалось намного проще.

Первый визит в Америку запомнился очень хорошо. Я позанимался с группой юных шахматистов, а также принял участие в «World open» в Филадельфии. Конечно, на успех не рассчитывал, ведь я уже давным-давно не играл в шахматы, но любопытно было ощутить атмосферу массовой швейцарки, а заодно пообщаться со множеством старых знакомых.

Тот турнир печально прославился тем, что группа советских гроссмейстеров образовала «сплав-контору» с целью завоевывать призы в главном соревновании и нескольких побочных - по быстрым шахматам, а затем делить полученные нечестным путем деньги. Потом некоторое время местные организаторы вообще не хотели иметь дело с советскими шахматистами, придумывали для них специальные жесткие правила.

В США в швейцарках принято приходить на игру со своим инвентарем - часами и шахматами. Узнав об этом, я удивился, но тут же купил комплект. А некоторые наши гроссмейстеры, уже заработавшие, благодаря своей кооперации, неплохие деньги, тем не менее экономили на каждой мелочи. Перед началом тура они ходили по залу и побирались - спрашивали, у кого есть лишние доска и фигуры, у кого часы. Ради той же экономии они селились в двухместных номерах гостиницы по трое-четверо, спали на полу.

Запомнилась такая сценка. Однажды мы с Максом Длуги отправились пообедать в недорогом китайском ресторанчике, и за нами увязалось несколько наших - из тех, кто на всем экономил, часто питался всухомятку. Раскрыли меню, и я увидел на лицах напряженную работу мысли - заплатит богатый дяденька-американец за всех или не заплатит? Если заплатит, то надо выбирать блюда получше, если нет - подешевле.

Когда принесли счет, Макс его быстренько просмотрел и сказал: «Получается по 8,5 долларов с человека». Надо было видеть лица наших компаньонов - какое на них отразилось разочарование!

Тем летом в США проводились детские чемпионаты мира в нескольких возрастных категориях - кажется, до 10, 12, 14 и 16 лет. В городке Фонд дю Лак, штат Висконсин, должны были играть пять советских ребят, из них трое - из нашей с Артуром школы: Вася Емелин, Диана Дарчия и Инна Гапоненко. Естественно, мне захотелось помочь своим ученикам, и я заранее договорился с Александром Бахом, который тогда возглавлял советскую шахматную федерацию, что мне оплатят дорогу из Нью-Йорка в Висконсин и обратно.

Я попросил Альбурта помочь с покупкой авиабилетов - ведь сам я в чужой стране был беспомощен в бытовых вопросах, да и с языком испытывал трудности. Я знал день прилета, а вот во второй дате не был уверен - то ли это день разъезда, то ли последнего тура. Поинтересовался у Левы, нельзя ли пока взять билет в один конец? Тот объяснил, что заплатить тогда придется дороже, чем за дорогу туда и обратно. Законы ценообразования на авиабилеты были мне совершенно незнакомы, я не мог поверить в такой парадокс и, когда мы пришли в турагентство, попросил узнать все цены. Альбурт, конечно, оказался прав: билет туда и обратно стоил примерно 350 долларов, а в одну сторону - 375. Честно говоря, до сих пор плохо понимаю, в чем смысл такой системы, но это обычная практика авиакомпаний. С датой возвращения я в итоге не угадал: разъезд участников намечался на следующий день, а мне пришлось улетать в день последнего тура.

Сыграли мои подопечные неплохо. Дарчия стала чемпионкой мира, чуть отстав от нее, второе место заняла Гапоненко. Емелин тоже оказался вторым, вслед за уже знаменитой Юдит Полгар, игравшей в группе мальчиков до 14 лет.

Где-то во второй половине соревнования Васе предстояло встретиться с Юдит белыми. Примерно за час до тура я спросил, какой дебют он собирается разыграть, оказалось: главную сицилианскую. А я знал от Долматова, что сестры Полгар успешно применяют черными вариант Паульсена, имеют там в запасе оригинальные идеи. Я предупредил Васю, что на этом направлении соперница очень хорошо готова, спросил, есть ли у него свои разработки. Выяснив, что нет, сказал:

-Мне кажется, с одними только книжными знаниями состязаться «на ее поле» опасно. А что ты еще можешь сыграть?

У Емелина ничего за душой не было. Тогда я предложил:

-Могу после 1.е4 с5 2.КfЗ е6 показать староиндийское начало (3.d3). Примерно за полчаса объясню все основные идеи. Конечно, рискованно: ведь у тебя тут нет опыта. Но у нее тоже нет, так что вы будете, по меньшей мере, на равных. Решай сам, готов ли встать на этот путь.

Подумав, Вася согласился. С подготовкой я справился всего за 15 минут. Белые достигли хорошей позиции, но после упорной борьбы партия завершилась вничью.

Наблюдал я и за местными ребятами, с которыми перед тем позанимался. Самым перспективным из них мне показался юный Таль Шакед (было ему тогда 11 или 12 лет) - о чем я и поведал своим американским друзьям. Уж не знаю, почему создалось такое впечатление: ведь сыграл он неудачно, да и партий я почти не видел, поскольку тренеров близко к столикам не подпускали. Видно, обратил внимание на какие-то малозаметные детали: посадка за доской, горящие глаза... Прогноз оправдался: впоследствии Шакед стал гроссмейстером, выиграл чемпионат мира до 20 лет. Больше никто из его американских сверстников или ребят постарше успехов не добивался.

  читать следующую главу