Шахматы в Питере Шахматы в Питере

92. Герель

Уезжать из Фонд дю Лака мне пришлось в день последнего тура. Предстояло добраться до аэропорта в Милуоки - столицы штата. Это примерно 90 километров

 Ехать на автобусе не хотелось - до станции было довольно далеко, дорога предстояла с пересадкой, да к тому же, помнится, как раз в тот день водители проводили забастовку. Организаторы, заказавшие автобусы для участников днем позже, помочь мне не смогли или не захотели. Родители американских ребят, с которыми я был знаком, приехали в Висконсин не на машинах.

И вот где-то за день до отъезда стою я у стенда с объявлениями и гадаю, как мне быть. Подходит миниатюрная пожилая женщина и на русском языке спрашивает:

-У вас затруднения? Не могу ли я помочь?

Объясняю ситуацию. Она меня успокаивает.

-Никаких проблем! Я арендую машину и отвезу вас в аэропорт.

126

На смотровой площадке рядом с МГУ. Справа налево: Морган, Герель, Сергей Долматов и Леня, мой сын

 

Так я познакомился с Герель - бабушкой одного из американских участников Моргана Пехме. И действительно, на следующий день, пока я наблюдал за последним туром, она съездила в прокатное бюро за машиной и отвезла меня в аэропорт Милуоки, причем отказалась даже взять деньги за аренду.

Естественно, мы познакомились, обменялись адресами и телефонами. Герель с мужем, братом, сыном и внуком жила на Лонг-Айленде, в маленьком городке Глен- хед. Я их навестил, и это стало началом дружбы, продолжавшейся много лет. Приезжая в Штаты, я либо (в первое время) останавливался у семьи Пехме, либо обязательно их навещал. Однажды Герель с Морганом нанесли ответный визит в Москву, я с удовольствием показал им город, познакомил со своей семьей и друзьями.

Герель - удивительно добрая, обаятельная женщина, человек высочайшей культуры. Любила музыку, свободно говорила на нескольких языках: английском, русском, французском, испанском, чешском, калмыцком, эстонском.

127

С Герель и Карлом

Ее судьба могла бы лечь в основу увлекательного романа. По национальности Герель калмычка. Ее отец Бадьма Уланов был лидером калмыков, но не элистинских, а донских. Он участвовал в Гражданской войне, а затем оказался за границей, в Чехии. Герель родилась в Праге в 1924 году, у нее было 4 брата. В семье интересовались шахматами; Герель помнит, как в Прагу приезжал Алехин. Потом война. Когда в 1945-м в Чехословакию пришла советская армия, для ее семьи всё могло кончиться очень плохо. Всех, кто имел отношение к России, к Советскому Союзу, брали на учет и высылали в лагеря. Они уже стояли в очереди на учетный пункт, и тут какой-то местный крестьянин обращается к ее брату:

-Простите, вы, случайно, не футболист Уланов?

-Да, это я (он и в самом деле был известным футболистом).

-Тут вас ничего хорошего не ждет. Давайте я вам помогу!

И он потихоньку на телеге вывез всю семью за пределы Чехословакии. Они оказались во Франции, там Герель познакомилась со своим будущим мужем, эстонцем Карлом Пехме, по профессии - скульптором. В начале 50-х семья перебралась в Америку. У Герель родились две дочери и сын Калев (около года он был главным редак
тором журнала «Chess Life»). Всю жизнь Герель работала. В какой- то момент они с мужем купили скромный домик на Лонг-Айленде, где семья прожила много лет.

Некоторое время я занимался с ее внуком Морганом Пехме, сыном Калева. Морган - энергичный, умный парень с разнообразными интересами помимо шахмат. Он учился в престижной «Дальтон скул» на Манхеттене. Обучение в ней платное и довольно дорогое. Дети из небогатых семей могли ее посещать лишь при условии блестящей успеваемости, которую как раз и демонстрировал Морган. Окончив школу, а затем и колледж, он сделал отличную карьеру: работал редактором газеты, затем стал продюсером, сценаристом и режиссером нескольких фильмов, начал пробовать себя и в политической деятельности.

128

Однажды в Нью-Йорке гостил мой сын. Мы созвонились с Морганом, с которым не встречались уже несколько лет, вместе пообедали и с удовольствием пообщались.

  читать следующую главу