Шахматы в Питере Шахматы в Питере

99. Уроки в Нью-Йорке

Приезжая в Америку, я обычно базировался в Нью-Йорке (Манхет- тен) или его окрестностях - Лонг- Айленде и Нью-Джерси. Именно здесь я и дал большинство своих частных уроков. В основном - детям, у меня было несколько десятков юных учеников. Конечно, работа с ними по своей направленности значительно отличалась от той, что я вел в Союзе - ведь почти никто из американских ребят не собирался становиться профессиональным шахматистом. И всё же от общения с умными и хорошо воспитанными детьми остались приятные воспоминания. Им, как правило, тоже нравилось заниматься со мной: они знакомились с творчеством выдающихся шахматистов прошлого и настоящего, учились ценить шахматную логику и красоту.

Помню, Юра Задерман, когда ему пришло время поступать в колледж, сказал мне: «Вот начну зарабатывать хорошие деньги - тогда вернусь и стану спонсировать шахматы!» Приятно, когда у человека такой настрой. Другой симпатичный и талантливый парень Бобби Зельцер, уже став студентом, писал мне в Москву, чтобы обсудить возникшее у него желание, отложив на пару лет учебу, еще немного поиграть и поучить шахматам других. Завоевать доверие ребят - тоже немалое достижение для тренера, не всё ведь сводится к одним лишь чисто спортивным результатам.

Работал в Нью-Йорке я и со взрослыми. В течение нескольких лет давал уроки немолодому любителю шахмат, интеллигентному и доброжелательному, которого звали Дэн Гросс. Он занимал солидный пост в одной из компаний. В обеденный перерыв я приезжал к нему в офис, расположенный в цецтре Манхеттена. Нам приносили из ближайшего ресторана легкий ланч, и затем мы в течение двух часов занимались шахматами. У Гросса была цель - стать мастером. Для получения звания американского мастера достаточно превысить рейтинг 2200, причем это американский рейтинг, он примерно на 100 пунктов ниже коэффициента Эло. Кажется, к четвертому моему приезду в Нью-

Йорк Дэн, наконец-то, достиг цели и был счастлив. На стене офиса он повесил приветственную грамоту от американской шахматной федерации. Заниматься шахматами Дэну нравилось, он продолжал брать у меня уроки и в последующие годы.

Дважды - в 1991 и 1992 году я поработал с Морисом Эшли. Он афроамериканец, парень умный, целеустремленный, спортивный. Думаю, в те годы его финансовое благосостояние оставляло желать лучшего, и всё же он выделил деньги на консультации со мной, поскольку очень хотел стать сильным шахматистом. Просмотр партий показал наличие несомненного таланта, что в сочетании с превосходными личностными качествами должно было гарантировать успех. Поэтому когда Морис признался, что мечтает стать международным мастером, я возразил:

- О чем ты говоришь? Мастером ты станешь, не заметив. Стремиться надо к гроссмейстерскому званию - у тебя всё для этого есть!

Так и получилось: Эшли стал первым в мире афроамериканским гроссмейстером. Много лет спустя мы с ним встретились на турнире в Германии, с удовольствием пообщались. Морис показал мне только что сыгранную партию, в которой он успешно применил один из приемов, когда-то обсуждавшихся на наших занятиях.

  читать следующую главу