Шахматы в Питере Шахматы в Питере

6. УЧАСТИЕ В СОРЕВНОВАНИЯХ

В институте физкультуры я проработал около трех лет. Преподавательскую деятельность совмещал с участием в соревнованиях - Гольдберг отпускал меня на турниры. Именно в этот период удалось показать свои лучшие спортивные результаты, стать сильным мастером с примерно 35-м рейтингом в мире, самым высоким среди мастеров.

 Не могу сказать, что я больше и лучше готовился к соревнованиям, чем прежде, да и возможности не было: ведь игру приходилось совмещать с работой в институте. Скорее всего, тут дело в психологии: я повзрослел, стал более зрелым и уравновешенным. А главное, после окончания Университета, наконец, перестал «сидеть между двух стульев», разрываться между наукой и шахматами.

Расскажу вкратце о важнейших своих соревнованиях того периода.

 

Вильянди

Турнир в эстонском городе Вильянди состоялся летом 1972 года. Я уже окончил Университет, а к работе в институте физкультуры пока не приступил.

Результат получился ошеломляюще неожиданным: 11 очков из 13-ти, чистое первое место впереди трех гроссмейстеров, одним из которых был Михаил Таль!

К рассказу о турнире я еще вернусь в главе, посвященной встречам с Талем. А здесь лишь воспроизведу свой постсоревновательный анализ различных факторов, способствовавших финальному успеху. Некоторые факторы от нас не зависят, другие мы в силах себе организовать, но зачастую этим пренебрегаем.

1) Перед турниром я побывал на сборе юношеской команды Москвы. Там в полной мере воплотил в жизнь выведенную ранее формулу: физические нагрузки на высоком эмоциональном фоне. Вел активную жизнь, играл в футбол, купался... Тем самым добился прогресса (пусть даже временного) в уровне физической подготовки, всегда являвшейся для меня камнем преткновения. Впоследствии я убедился, что подтягивание тех или иных слабых сторон почти неизменно влияет положительно на игру шахматиста, позволяет ему существенно улучшить результаты.

Плоды подготовки я почувствовал уже на сборе, играя блиц. Если в начале сбора играл тяжело (сказывалась усталость после Университета), то к концу начал побеждать почти всухую любого соперника.

2) Почти все турниры игрались тогда с контролем времени 2,5 часа на 40 ходов. А в Вильянди на те же 40 ходов отводилось на полчаса меньше. Поскольку я всегда играл быстро, ужесточение контроля было мне на руку.

3) Удачно сложилась жеребьевка. Во-первых, со всеми гроссмейстерами я встречался на старте, когда меня еще немного недооценивали. Во-вторых, как ни странно, на руку оказалось то обстоятельство, что против всех сильнейших участников (кроме Таля) мне выпал черный цвет. Соперники стремились к победе, действовали активно и давали мне встречные шансы, которые я использовал. А вот некоторых более слабых участников, действовавших осторожно, я бы, возможно, и не смог переиграть черными, белыми же это было сделать легче.

4) Так получилось, что, за исключением пары случаев на старте, у меня не было отложенных партий, и тем самым высвобождались утренние часы, предназначенные для доигрывания. Я обычно шел к озеру, купался, но не загорал, оставался в тени. Уже тогда я то ли узнал, то ли сам почувствовал, что пребывание в воде помогает сбросить нервное напряжение. А вот солнце влияет плохо, вытягивает энергию.

Много лет спустя мой ученик Леша Дреев играл в Колумбии на первенстве мира среди кадетов (юношей до 16 лет). Перед гостиницей располагался небольшой открытый бассейн, в котором мы плавали по вечерам, кроме того, Леша порой ненадолго окунался в него и перед партией. Окно нашей комнаты выходило на бассейн, и я заметил, что в нем постоянно плавает Йерун Пикет - очень талантливый и симпатичный паренек из Голландии. Я подошел к его отцу и сказал, что он зря позволяет сыну подолгу оставаться на солнце.

- Но он так любит плавать! - возразил отец.

Не сомневаюсь, что скромный результат Пикета был отчасти обусловлен именно этой ошибкой.

Вернемся в Вильянди. С Талем я встретился уже во втором туре, играл осторожно, в какой-то момент упустил возможность захватить инициативу. Для моего настроя показателен последний ход в партии.

ДВОРЕЦКИИ - ТАЛЬ 

Вильянди 197222

После 22.Фf4 было подписано мирное соглашение.

Взять пожертвованную Талем пешку 22.Ф:b7 я не рискнул, опасаясь, что после 22...Лае8 (точнее, наверно, 22...а5!? с примерно равными шансами) 23.Л del Ле6 или 23...b5 мой грозный соперник создаст атаку на короля, которую усилит присутствие на доске разноцветных слонов. «У страха глаза велики», - подозреваю, что опасность я всё же преувеличивал.

В третьем туре в сложнейшем поединке (подробно прокомментированном в ШБЧ-4, в главе «Чья стратегия восторжествует?») мне впервые в жизни удалось обыграть гроссмейстера - Леонида Шамко- вича. А еще через тур пришла новая победа над гроссмейстером, и тоже черными. Алексей Суэтин был обыгран примерно в том же ключе, что и Шамкович: по дебюту я попал в трудную позицию, но изобретательно защищался, соперник неточно вел наступление и был постепенно переигран. Вот простой, но поучительный финал этой партии

СУЭТИН - ДВОРЕЦКИЙ

Вильянди 1972

22

1...?

Если дважды взять на b6, соперник сыграет g4-g5!, укрепляя опасную пешку b6 и запирая в углу моего короля. В такой ситуации реализовать лишнюю пешку наверняка бы не удалось.

Необходимо разъединить белые пешки королевского фланга.

35...g5! 36.Лb1 Л:b1+ 37.Кр:b1 К:b6 38.ab Л:b6+ 39. Кр с2 Лс6! (намечая 40...d4 или 40...Лс4) 40.Ла7 Кр g8 41.Кd3 Лс4 42.Ла8+ Кр h7 43.Ла7 Кр:b6 44.Л:f7 Кр g6 45.Лf8 Лg4 46.f7 Крg7. Белые сдались.

 Чемпионат Москвы

Следующий успех был достигнут в чемпионате Москвы 1973 года, где я одержал восемь побед при семи ничьих, не потерпев ни одного поражения. Турнир свелся к гонке между мной и единственным среди участников гроссмейстером Анатолием Лейном. Личный поединок состоялся за четыре тура до конца. В длительной и сложной борьбе мне удалось черными победить, сыграв одну из лучших в жизни партий (она прокомментирована в той же книге и главе, что и упомянутая чуть выше партия с Шамковичем). В оставшихся турах я уже не упустил лидерства.

До чемпионата у меня с Лейном были превосходные, почти дружеские отношения. Всё переменилось после нашей партии: он перестал со мной здороваться, за спиной рассказывал всякие гадости. Я поначалу не мог понять случившегося, пока один из приятелей не просветил меня.

- Вот ты выиграл чемпионат Москвы, получил за это международный турнир в Польше, заработал там - сколько будет на наши деньги? - тысячу рублей. А в случае своего успеха туда бы поехал Лейн. Он считает, что эту тысячу ты вынул из его кармана. И как он после всего должен к тебе относиться?

Тонкий ладейный эндшпиль удалось выиграть у Игоря Зайцева - он приведен в ШБЧ-3 и УЭМД. Памятным стал и поединок с опытным мастером Олегом Моисеевым, где чуть лучшее для меня ладейное окончание получи
лось сразу по выходу из дебюта. После многих приключений возникла следующая позиция.

ДВОРЕЦКИЙ - МОИСЕЕВ

Чемпионат Москвы 197324

1.?

Связанные проходные надо сохранить: к несложной ничьей приводит 47.Л:f7? Л:а4. Важно было понять, что продвижение пешек малоэффективно, если не будет поддержано королем. Так, на 47b6? следует 47... Кр с6 48.а5 (48.b7 Кр с7 49.а5 Кр b8) 48...Л:f3+ 49.Кр d4 Лf4+ 50. Кр е5 Лb4=. Бесполезно и 48.а5? Л:f3+ - возле пешек нет укрытия от шахов для короля. Приходится смириться с потерей важного темпа.

47. Крb3! (намечая 48.Л:f7) 47... Л:f3+

Я рассматривал также попытку держать ладью на 4-й горизонтали, где она отрезает белого короля: 47...h4 48.Л:f7 h3 49.Лh7 Кр с5!?

50.Л:h3 Лb4+ 51. Кра3 Лf4. Следует 52.Лg3!, и черные гибнут из-за цугцванга: 52... Кр с4 53.b6; 52... Кр d6 53.Лg8; 52...Лd4 53.f4!

48. Крb4 Лf1

He лучше 48...h4 49.Л:f7 h3 50.Лh7 f4 51.b6 (51.Лh6+!?) 51... Кр е6 52. Кр а5!.

49.Л:f7 f4 50. Кр а5 f3 51.b6

Хотелось бы сыграть 51. Кр b6 и затем двигать пешку «а» (51...f2? 52.а5 h4 53.а6+-). Однако после 51…h4! 52.а5 h3 белые не успевают.

51..h4

В случае 51...f2 ошибочно 52.b7? Лb1 53. Кр а6 Кр е6! 54.Л:f2 Лb6+ или 54.а5 Л:b7!. Выигрывает только 52. Кр а6! Лa1(52...Фе6 53.b7!)53.b7!.

52. Кра6 (хорошо и 52.b7)26

52... Кре6

За кулисами осталась важная тонкость. В варианте 52...h3 53.b7 Лb1 54.Л:f3 h2 естественное 55.Лh3? позволяет черным спастись путем 55... Кр е6! 56.Л:b2 Лb6+. К цели приводит только 55.Лf1!!.

53.b7 Кр:f7 54.b8Ф f2 55.Фf4+ Кр g6 56.Фg4+. Черные сдались.

 

Матч-турнир сборных команд  

В апреле 1973 года (вскоре после окончания чемпионата Москвы) состоялось необычное соревнование: двухкруговой матч-турнир сборных СССР: первой, второй и молодежной, в каждой - по 10 шахматистов. Меня включили в молодежную команду на 9-ю доску, где пришлось сыграть по две партии с Паулем Кересом (представлявшим, естественно, первую сборную) и Леонидом Шамкови- чем. Все четыре партии я завершил вничью, три из них - после острой, напряженной борьбы.

На последней 10-й доске у нас играл Боря Гулько. Помню, на один из матчей заявился зампред Спорткомитета Ивонин и, посмотрев на участников, сделал строгое замечание начальнику Управления шахмат Батуринскому:

-    Кого вы берете в молодежную команду? Что у вас за 10-я доска: седой, лысый, да еще и проигрывает!

Слова начальства бесследно не проходили, Батуринский стал хуже относиться к Гулько.

Матч-турнир широко комментировался не только в советской, но и в зарубежной печати. У меня сохранилась статья Бента Ларсена из канадского шахматного журнала, где он в частности писал:

-    Пять первых досок молодежной команды (Карпов, Тукмаков, Балашов, Кузьмин и Ваганян) сочетали оптимизм и энергию со зре-

лым стилем. Этого нельзя сказать о последних пяти (Мухин, Подгаец, Свешников, Дворецкий и Гулько); из них только игра Дворецкого оставила хорошее впечатление. Я не уверен, что оставшиеся четверо сильнее, чем лучшие из более юных советских игроков, таких как Ро- манишин (чемпион Европы среди юношей), Белявский и Разуваев.

Ну, насчет Разуваева - тут Ларсен что-то перепутал: ведь Юра - ровесник самых старших по возрасту участников молодежной команды Тукмакова, Кузьмина, Подгайца и Гулько.

Увлекательный поединок с Ке- ресом я не включил ни в одну из своих книжек. Много лет спустя его подробно прокомментировал гроссмейстер Вадим Звягинцев на сайте Chesspro.ru. Познакомлю вас с его примечаниями.

Следующая феерическая партия очень хорошо характеризует игровую манеру Дворецкого.

КЕРЕС - ДВОРЕЦКИЙ

Москва 1973

1.е4 е6 2.d4 d5 3.Кd2 Кf6 4.Сd3 c5 5.e5 Кfd7 6.с3 b6

Сомнительная схема. Идея черных - разменять белопольных ело - нов, но в данном случае белые получают явный перевес.

В мой дебютный репертуар тогда входило несколько таких вот вариантов, направленных на размен «плохого» слона, пусть даже ценой потери времени или позиционных уступок.

7.Ке2 Са6 8.С:а6 К:а6 9.0-0 Кс7

Черные могут проводить один из двух планов. Первый - запереть центр путем с5-с4 и затем провести b6-b5-b4, но это достаточно долго и не слишком опасно для белых. Второй, более логичный - подготовить f7-f5 или f7-f6. С этой целью конь защищает пешку ев.

10.Кf4 Сe7 11.Лe1

Выводя ладью на линию «е», белые препятствуют планам соперника.

11...0-0 12.Кf127

1...?

Дебют закончен, и можно констатировать, что черные стоят заметно хуже. Возникает вопрос: что им теперь делать? Если 12... f5 13.еf Л:f6, то 14.Фg4 - белые напали на пешку еб, черная ладья тоже попадает под удары. С этого момента Дворецкий начинает защищаться очень изобретательно.

12...Фс8!

Очень важныйход,«таинственный», по выражению Нимцовича.

Чего хотят черные? Они хотят провести f7-f5 и после размена побить на f6 конем - тогда пешка еб будет дополнительно загцищена ферзем. Затем они сыграют Сd6 и будут стоять нормально.

Конечно, Керес прекрасно понял идею черных. Он сделал наиболее естественный ход 13.Kg3.

Если 13.Фg4, то 13...f5! 14.ef 15Фh3 Сd6!,ивслучае 16.dc bc 17.К:е6?! Ле8 18.К:c7 (18. Кf4?Л:е6) 18...Л:е1 19К:а8Ф:а8 у черных более чем достаточная компенсация за пешку. Однако у белых был весьма своеобразный ход 13 Фf3!?- Его идея в том, что на 13...f6 или 13..f5 белые сыграют 14.К:е6 К:е6 15.Ф:d5 Кр f7 (единственное) 16.Фf3! - после этого немножко «компьютерного» хода позиция черных разваливается.

13...f5

Хуже 13...f 6 из-за 14c4!.

14. с4!

Только к равенству ведет 14.ef К:f6 15.Кd3 (или 15.Фе2 Сd6! 16.К:е6? Ле8) 15...Сd6 16.Сf4 С:f4 17.К:f4 Фd7 18.Кd3 Фd6.

14...g5!

Единственный ответ, при других продолжениях у белых явный перевес. Например: 14...dc? 15.d5 ed 16К:d5 К:d5 17.Ф:d5+ Кр h8 18.e6 или 14...cd? 15.cd ed 16.Ф:d4 Сc517.Фd3±.

15. К:e6!

У белых тоже выбор небольшой: ничего не дает как 15.Кfh5 dc, так u15.Кh3Фd816.Фh5f4.

15...К:е6 16.cd К:d4 17.d6 Сd8 18.e6

У белых не только две опасные проходные в центре, но и прекрасные шансы на атаку, поскольку король g8 очень слаб. Здесь начинается серия блестящих защитительных ходов черных.28

1...?

18...Сf6!

Идея контржертвы витает в воздухе, но надо ее правильно оформить. Сейчас в варианте 19.е7 Ле8 20.К:f5 К:f5 (или 20...Фс6 21.Фg4±) 21.Фd5+ Кр g7 22.Ф:f5 перевес белых очевиден. Сильнее 18.Лf7 20.e8Ф+ Ф:e8 21.Л:е8+ Л:е8, и у черных достаточная компенсация за ферзя.

Очень опасно выглядит также 19.К:f5 К:f5 20.Фd5 Кр h8 21.Ф:f5 Сd4 22.е6.До этой позиции досчитали оба партнера и пришли к выводу, что так играть белым нельзя из-за 22...Фс6. Но перед нами как раз тот случай, когда компьютер вносит важные коррективы: белые выигрывают ходом 23Ф:g5!, и после 23..С:f2+ 24. Кр h1 не проходит 24...С:е1 из-за 25.Сf4, а на 24...Фd6 следует 25.Сd2 Лad8 26.Сс3+ Сd4 27С:d4+ Ф:d4 28. Лad1 с подавляющей позицией. Красивый вариант, но его можно усилить: вместо 22...Фс6 черные должны играть просто 22...Лf5 23.dcФ+ Л:с8 24.d7 Лg8! Несмотря на то, что у белых лишняя пешка, больше ничьей им достичь не удается, что подтверждает правильность замысла черных.

Полагаю, что и 22...Фс6 возможно, только вместо 23...С:f2+? надо избрать 23...Лg8! 24.Ле8! Ла:е8 25.deФ Ф:е8 26.Фе7! Фg6! 27.g3 Ле8 с обоюдным шансами.

Видимо, с практической точки зрения Керес избрал наилучшее продолжение.

19. Кh5

Белые хотят разменять слона /6 и выиграть пешку g5.

19.Фс6!

Вновь единственное, всё остальное проигрывает: 19...g4? 20.Сh6 19.h6?20.h4, 19...f4?20.Фg4.

20.ed

Ha 20.h4 последовало бы 20...gh! (но не 20...Фd6 21.edФ:d722.С :g5! C:g5 23.hg+-) 21.Сh6 h3! 22.f3 Ке5 с обоюдными шансами.

20…Ф:d6

Здесь у белых был интересный ход 21.h4!? Черные обязаны отвечать 21...h6, и теперь у белых выбор - меняться на g5 или нет. Например: 22.hg hg 23.К:f6+ Ф:f6 24.Фh5 f4 25.Лe8 Лd8 26.Сd2 Л :d7 27.Лае1 Лf7 - белые владеют ини
циативой, но позиция всё же близка к равенству.

На мой взгляд, Керес сделал сильнейший ход.

21.К:f6+Ф:f6 22.Сe3

Неудачно 22Фh5?!f4.

22...Лad8 23.Фа4!

В пользу черных 23. С:d4 cd 24.Фb3+ Кр h8.

23...Фd6!

Опять единственный ход, в случае 23.Лf7? 24С:d4! Ф:d4 (24...cd 25.Ле8+) 25.Ф:а7 висит пешка на b6.

24.С:g5Л:d729

25. Се3

Видимо, Керес пришел к выводу, что перевеса у него нет и поэтому надо форсировать ничью. Между тем, после 25Сf4! Фс6 26.Фс4+ Фd5 27.Фd5+ Л:d5 28.Ле3эндшпиль приятнее для белых.

25...f4 26.С:d4 Ф:d4 27.Ф:d4 Л:d4 28.Ле2

Или 2.Лаd1 Лfd8 29.Лd4 Лd4 30. Кр f1 Лd2 31.Ле2 Лd1+ 32.Ле1 Лd2 с равенством.

28….f3 29.gf Л:f3 30.Лае1 Кр g7. Ничья.Керес Дворецкий

Партия только что закончилась...

На мой взгляд, типичная для Марка Израилевича партия. Он не так много играл в шахматы и мало занимался дебютом. А потому плохие позигщи по дебюту получал постоянно, но играл он, конечно, очень сильно.

 

Полуфинал первенства СССР

С 1973 года изменилась система проведения чемпионатов СССР. Раньше из полуфиналов шел отбор в финал, теперь же - в две лиги: первую и высшую. (Названия всегда меня забавляли. Казалось бы, первая лига и должна быть первой, сильнейшей по составу, так нет, придумали над ней более высокую. А в 2000-х годах и высшая лига оказалась не самой высшей - над ней был поставлен «Суперфинал».)

Предполагалось, что примерно половина участников главного турнира будет в нем оставаться, а пополняться он станет победителями первой лиги. Но в том году обе лиги проводились одновременно. Поэтому большую часть участников высшей лиги туда пригласили персонально,допускались также победители полуфиналов первенства страны. Следующие четверо из каждого полуфинала выходили в первую лигу.

В июле я сыграл свой полуфинал в Воронеже. Победу в турнире одержал талантливый и сильный мастер Карен Григорян, я разделил 4-5 места и завоевал путевку в 1-ю лигу.Фурман Дворецкий

За нашей партией с Фурманом наблюдают Игорь Зайцев и Леонид Шамкович


Интересная возможность была упущена в следующей партии.

ФУРМАН - ДВОРЕЦКИЙ

Воронеж 197330

 1...?

Я отказался от 38...Л:d7!, опасаясь 39.f6!?. Незамеченной осталась отличная реплика 39...Лd5!!, дававшая черным выигранную позицию.

В партии последовало 38...gf?! 39.Лf4= Лf8 40.Фс2?! (40.Фе3) 40.Фg6+41. Кр f1 Се5 42.Лf3Сс7 (42...Cd4!?) 43.Кd5. Ничья.

В августе я сыграл свой первый международный турнир - Мемориал Акибы Рубинштейна в Польше. Туда меня направили как победителя чемпионата Москвы. Главной целью ставил себе выполнение нормы международного мастера, соответствующей результату «плюс три».

Требуемый «плюс» я набрал уже в первых пяти турах, и навер няка легко бы выиграл турнир, если бы не сильнейшая простуда. Температура поднялась почти до сорока градусов. Пару партий пришлось пропустить, а затем «расписать» ничьи с участниками, разделившими два последних места. Один из них, монгол Жигжидсу- рен был студентом института физкультуры, и там за команду своего курса играл лишь на четвертой доске.

Когда «оклемался», одержал еще одну победу, но финиш провел осторожно, боясь рисковать нормой, и в итоге разделил 1-2 место с Влодзимеджем Шмидтом. По дополнительным показателям главный приз - самый большой хрустальный кубок - достался польскому мастеру. Я этому только порадовался, потому что и мой кубок оказался достаточно объемным и тяжелым, транспортировать его в Москву было непросто. Тем более что в придачу получил я еще солидную хрустальную вазу - приз «за лучшую партию и теоретическую новинку». Приводить здесь эту партию не стану, поскольку дальнейшая проверка показала, что в ней нет ничего интересного ни с теоретической, ни с эстетической точки зрения.

Запомнился эпизод на закрытии турнира. Получив призы и диплом, я спустился со сцены в зал, сел рядом с мастером Анджеем Филиповичем. Тот заглянул в мою грамоту и возмутился:

- Почему здесь написано: 2-е место? Вы же разделили победу со Шмидтом.

Он направился к организаторам, вскоре те принесли мне извинения и выдали другой диплом: за 1-2 места в турнире.

Прежде я не задумывался над подобными вопросами, но теперь разделяю ту же точку зрения, уж во всяком случае, для круговых турниров. Шахматисты, набравшие одно и то же количество очков, выступили одинаково! Все дополнительные показатели - условны. Можно отдавать предпочтение участникам, более успешно сыгравшим с сильнейшими соперниками (но почему?), можно - одержавшим наибольшее количество побед (и, следовательно, потерпевшим больше поражений), можно интересоваться исходом личных встреч между соискателями. Всё это дело вкуса, персональных предпочтений, которые у разных людей - разные. Зачастую без дополнительных показателей не обойтись: когда нет возможности провести дополнительное соревнование, а надо определить, кому вручить более тяжелый кубок, или кто вышел в следующий этап отбора. Но не стоит им придавать особый смысл, спорить, какой показатель «объективнее».

С основным конкурентом мы встречались в третьем туре. Партия получилась скучноватой, но план защиты в несколько худшей позиции представляется мне довольно поучительным.

ШМИДТ - ДВОРЕЦКИЙ

Поляница-Здруй 197331

Черные не в силах проявить какую-либо активность, тогда как соперник будет усиливать расположение своих фигур, постепенно готовя пешечное наступление на королевском фланге. План этот не выглядит слишком опасным, но всё же не хотелось бы просто выжидать, передвигая фигуры с места на место. И я осуществил перегруппировку, направленную на размен «плохого» слона g7.

20.Лea8 21.Фf3 Фd8 22.g3 Фf8 23.Лb3

Чуть более точным мне казалось 23.Ле3 Ке8 24.Леb3, на что намечалось 24...Лb8 с последующим 25. ..Сh 6.

23...Ке8 24.h4 Сh6 25С:h6 Ф:h6 26.Леb1 Фf8 27Сh3 (27. Л:b7!?; 27.b5!?) 27...Фе7 28.h5 Кр g7. Ничья.


Марафон в Тбилиси

Круговые турниры в системе розыгрыша первенства СССР всегда проводились при большом числе участников. В воронежском полуфинале их было 16, а в первой лиге, состоявшейся осенью того же 1973 года - 18 мастеров и гроссмейстеров.

Начал я десятью (!) ничьими. И вовсе не из желания сберечь силы на марафонскую дистанцию - так уж получилось. Некоторые партии и в самом деле развивались мирно и спокойно, в других шла напряженная борьба. Гроссмейстера Васюкова я попробовал заатаковать белыми в непривычном для себя дебюте - «нормальной» сицили- анской, позиционно пожертвовал сначала пешку, а затем даже ферзя, но избежать ничейного исхода всё равно не смог.

Длинная серия ничьих всё больше и больше угнетала меня, хотелось любой ценой ее прервать, что и удалось в одиннадцатом туре. Заодно прервал серию из четырех ничьих в предшествующих встречах с Тамазом Георгадзе.

ДВОРЕЦКИЙ - ГЕОРГАДЗЕ

Тбилиси 1973

1.е4 с5 2.Кс3 Кс6 3.g3 g6 4Сg2 Сg7 5.d3 d6 6.Кh3 e5 7.0-0 Кge7 8.f432

Я ориентировался на эффектную партию Билек - Георгиу, Бухарест 1968, в которой черные неосторожно сыграли 8...0-0?! и после 9.f5! попали под опасную атаку:

9.gf 10.ef С:f5 (10.f6!? 11.g4) 11.Л:f5!К:f5 12.Сe4Кfd4?

В случае 12...Кfе7 решало 13.С:h7+! Кр:h7 14.Фh5+ Крg8 15Кg5. Сейчас эта комбинация не проходит ввиду 15...Кf3+!, но белые могут действовать и иначе. Лучшую защиту, согласно компьютеру, давало 12...Кh4!! 13.gh (13.Фh5Кg6 14.Kg6 h6 15.К:f7 Л:f7 16С:g6Фf6) 13...Ф:h4оо.

13.Фh5 Лe8 14.Ф:h7+ Крf8 15. Кg5 Фd7 16.Кd5 Лe6 17.Лf1 К:c2 18С.g6 К2d4 19.Сh6. Черные сдались.

Этой партией, увы, ограничивались мои познания, а потому со следующего хода пришлось принимать решения самостоятельно.

8...Kd4 9.f5!?

Можно было сыграть и поспокойнее, например: 9.C.е3 или 9.fe!? de 10.Cg5 (10.Kd5). Но я сознательно затеял большие ос
ложнения, стремясь к иррациональной позиции, не поддающейся логической оценке. И не то чтобы считал себя особенно искусным в острых, запутанных ситуациях. Небрежность при расчете вариантов, зачастую вследствие неоправданной поспешности, всегда была одной из моих слабостей, и я это знал. Однако полагал, что соперник в такой игре еще слабее, а потому последнюю, решающую ошибку скорее совершит он, чем я. Так и получилось: в сражении, насыщенном обоюдными промахами, удача в конечном итоге оказалась на моей стороне.

Примерно тот же психологический подход я успешно использовал в партии предпоследнего тура против Багирова (см. ШБЧ- 5, глава «О развитии шахматной интуиции»).

9...gf 10.C.g5

Позднее встречалось также

10.Кg5!? h6 11.ef и 10.Фh5!?. Сделанный мною ход лишает противника рокировки, но, вероятно, это здесь не столь уж важный фактор.

10…f6!

Трусливое 10...0-0? вело после 11.C:е7 Ф:е7 12Кd5 Фd8 13.с3 Кс6 14.ef к тяжелой для черных позиции.

11.Фh5+Крd7 12.ef Фе8

Я не слишком опасался 12... К:с2?! 13.Лас1Кd4 из-за 14.С. е3!? с хорошей компенсацией за пожертвованную пешку.

13.Фd1 Крс7 14.Ке433

 14...Лf8?!

Соперник напрасно гонится за материальным перевесом. Продолжая 14...fg! 15.f6 Сf8 16. fe С:е7 или 14...Кd:f5! 15.К:f6 С:f6 16.С:f6 Ке3 17.Фf3 К:g2!? 18.Ф:g2 Лf8, черные перехватывали инициативу.

15.Сd2 С:f5 16.b4 b6

Заслуживало внимания 16... С:h3 17.С:h3 (17.bc? d5!) 17... f5, на что я планировал 18.bc fe 19.cd+ Кр:d6 20.Фg4, и лишняя фигура черных не очень-то чувствуется.

17.bc dc 18.а4?!

Стоило увести коня от размена:

18.К hf2.

18....С:h3 19.С:h3 f5 20.Кс3 а6 21.Сg2 Лd8 22. Крh1 h5 (22... Фg6!?) 23.Кe2К:e2?

Неудачный размен. Сильнее было 23...Кe6 или 23...h4.

24.Ф:е2 Кс6 25.Сg5 (25.а5!? b5 26Фf2) 25...Лd634

1.?

26.d4!

От такого хода: пешкой под четыре боя (!) невозможно удержаться.

26….cd 27.Ф:а6 Фс8 28.Фb5 Ка7 29.Фе2 Кс6 30.Лаb1 е4 31.Сf4 Се5 (31...Ке5 32.а5) 32.Фb5 С:f4 33.Ф:b6+ Крd735

1.?

34.gf?

Я отверг 34.Лf4!, не желая допустить размена ферзей после 34... Фb8. И напрасно: 35.Ф:b8 или, еще лучше, 35.Фb5! обеспечивало белым значительное преимущество в окончании.

34...Ке7 35.Фа7+ Фе6 36.Лb5 Крf6 37.Сh3?!

Проще и сильнее 37.Ле5 или 37.Фа5!? с обоюдными шансами.

37..е3 (угрожает 38...Фа8+) 38.Сg2 Лfd8

Неясно 38...Ф:с2 39.Ле5 Ле8 40.Лgl.36

И здесь имело смысл поставить ладью на gl с непредсказуемыми последствиями.

39.Фа5

Ферзь стремится на е5 (после отступления ладьи) или через el на h4. На 39...Фс3 была заготовлена жертва ладьи: 40.Л:f5+! Кf5 41.Фе5+ Крg6 42С е4. Впрочем, дальнейшая проверка показала, что при 42...Лf6! 43Сf5+ Крf7наиболее вероятен ничейный исход: у белых достаточная компенсация за недостающее качество, но не более того.

39.Ф:с2 40.Лb7?

Серьезный промах, которым соперник не воспользовался. Угрозу шаха ферзем с е5 легко предупреждал ответ 40...Kg6!+, ставший возможным вследствие ухода
ладьи с 5-й горизонтали. Необходимо было 40.Лg1 Лg8 41.Фb4.

39...Л8d7?

Решающая ошибка! Атака белых теперь становится неотразимой. 41.Фe5+Крf737

42.Сf3! Л:b7

В случае 42...е2 решало как 43. Лg1, так и 43 Сh5+ 44.Л:d7+ Л:d7 45.Сg6+ Крg6 46.Фе6+ Крh5 47.Фе8+! Крh6 48.Фh8+  49.Лg1+.

43.Ф:d6 Фс7

В варианте 43...Лb1 44Сh5+ Крg8 45.Фd8+ Крg7 46.Ф:е7+ ферзь со слоном вскоре заматуют одинокого короля.

44.С:h5+ Крg7 45.Фd4+ Крh7 46.Ф:е3 Фс4 47.Фh3 Лb3 48.Сf3+ Крg7 49.Лgl+ Крf7 50.Лel Кре8 51.Фh8+ (неточно 51.Фh7 или 51.Фh4 ввиду 51...Ле3!) 51... Крd7 52.Фе5. Черные сдались.

 

Не лишен психологического элемента и выбор плана защиты в трудной позиции из партии последнего тура.

ОСНОС - ДВОРЕЦКИЙ

Тбилиси 1973

1.d4 Кf6 2.с4 g6 3.Кс3 Кg7 4.е4 d6 5.h3 Кbd7?! (5...0-0) 6.Кd3 e5 7.d5 0-0 8СеЗ Кe8 9.Кge2 Кc5?! (9...f5) 10.Кc2 a5 11.0-038

Черные бездумно разыграли дебютную стадию, и теперь неясно, что им делать дальше. Программное 11...f5? дает белым после 12.ef gf 13.f4 явный перевес. Продвижение е5-е4 в подобных ситуациях может быть оправдано (да и то далеко не всегда) лишь при положении черной пешки на с5, где она охраняет важный центральный пункт d4.

А план белых ясен: подготовка пешечного наступления на ферзевом фланге. Как же отвлечь партнера от этой стандартной идеи, не пойдя на слишком уж серьезные позиционные уступки?

11...Сf6!? (угрожает размен «плохого» слона 12.Сg5) 12.Фd2 Кg7

Вячеслав Оснос видит, что после 13.а3 Се7 14.b4 ab 15.аb Л:а1 16.Л:а1 Ка6 я уже готов сыграть f7-f5 в лучшей редакции, чем прежде. И хоть позиция белых здесь выглядит более предпочтительной, сопернику этого мало, его внимание переключается на противодействие плану черных, он хочет встретить продвижение f7 -f5 во всеоружии.

13.Сh6 С.е7 14. Лае139

Очень хорошо: о ферзевом фланге соперник уже забыл. Но что он собирается делать, если я вновь отложу ход пешкой «f»?

14...Кd7!

Идея черных: Крh8 и далее Кf6- g8, вытесняя слона с h6, после чего f7-f5 выиграет в силе. Уступать поле е5 ходом f2-f4 не хочется. Логично выглядит подготовка этого продвижения посредством g2-g3, однако на немедленное 15.g3 есть ответ 15...Кb6 с нападением сразу на две пешки: с4 и h3. Неубедительно и 15. Крh2 Крh8 16.g3 Кf6 17.f4 Кg8. Вот так мой партнер и пришел к следующему ходу, выглядящему довольно нелепо.40

 Грузинское застолье е выходной день. Разливает вино Рафик Ваганян; напротив Рафика - Гурам Мачавариани, «хозяин стола». Во главе стола - мастер Саша Куинджи. Также на снимке - Вячеслав Основ (выглядывает из-за Ваганя- на), а напротив меня - Сергей Макарычее и Юрий Разуваев.

 15.Кg3?! Крh8! 16.b3

Белые не знают, что предпринять.

16...Кf6 17.Ксе2?! с5! 18.dc?! bc 19.Кс3 Кg8 20.Се3 Ке6 21.Лd1 с5! 22.Кd5 Кd4 23.Ке2 Сb7 24.f4 С:d5 25.cd К:e2+!

В случае 25...Сf6?! меня смущало 26.Кс1!и 27Кd3.

26.Ф:е2 Сf6 27. Крh1 Фе7 28. Cd3 ef 29.C:f4 Ce5 30.Cb5. Ничья. Заключительная позиция, пожалуй, чуть более предпочтительна для черных.

Игра Осноса, сильного позиционного шахматиста, производит в этой партии странное впечатление. Но, не правда ли, тут отчасти и моя заслуга?!

Победу в турнире разделили Рафаэл Ваганян и Роман Джинджихашвили (рекомендую полюбоваться блистательной атакой Романа против Виталия Цешковского, разобранной в ШВМ-2, в главе «Нападает Джин!»). А я, набрав «плюс один» (две победы при одном поражении и 14 ничьих), сохранил место в первой лиге на следующий год.

 

Прорыв в «высшее общество»

Так уж получилось, что до следующей первой лиги я не сыграл ни одного турнира: лишь полтора десятка партий в московских командных соревнованиях да пару тренировочных баталий со своим
учеником Валерием Чеховым. Всё это время я работал в Институте физкультуры, занимался индивидуально с Чеховым, о собственной подготовке даже не помышлял. И, тем не менее, в следующих трех турнирах добился результатов более высоких, чем прежде, сделал новый шаг вперед. Видно, не всё в жизни поддается четкому логическому объяснению!

Первая лига чемпионата СССР 1974 года проходила в Одессе. При взгляде на таблицу вспоминается ехидно-уважительныйпрогноз Александра Кочиева: «Из такого турнира в высшую лигу не выйдет никто!» И в самом деле, весьма скромный результат показали великие гроссмейстеры Василий Смыслов и Давид Бронштейн, а в дележе предпоследнею 15-17 места участвовали такие признанные матадоры, как Владимир Тукмаков и Юрий Разуваев.

Победителем стал превосходно игравший Олег Романишин, набравший 12 очков из 17 («плюс 7»!). Отстав на полтора очка, я разделил 2- 4 места с Виктором Купрейчи- ком и Виталием Цешковским и завоевал путевку в высшую лигу. Любопытно, что все мы были мастерами - гроссмейстеры остались позади. Для получения высшего шахматного звания в тогдашнем СССР, учитывая жесткие ограничения на выезд за рубеж, сильно играть было еще недостаточно.

Из статьи участника турнира мастера Яниса Клованса, опубликованной в журнале «Шахматы»:

Теперь, после двух турниров первой лиги можно утверждать, что успехи МДворецкого носят не случайный характер. Уже в прошлом году он демонстрировал удивительную легкость и без труда сохранил за собою место в первой лиге. В этом году к своему обычному упорству в заищте он добавил агрессивность и большую волю к победе. Весьма редко участвуя в крупных турнирах, Дворецкий умело сохранил хорошую спортивную форму и шюхматиый аппетит» именно к этому важному соревнованию.

Несколько партий и фрагментов мне удались, и позднее они были включены в мои книги. Например, победы над Смысловым (ШВМ-1, глава «Безвариантные комментарии»), Бронштейном (ШБЧ-5, глава «Атака при разносторонних рокировках») и Купрейчиком (ШБЧ- 2, глава «Староиндийское начало»). Проанализировал я также свои менее удачные партии: проигрыши в середине турнира Рашков- скому (ШВМ-2, глава «Навстречу буре!») и Цешковскому (ШБЧ-2, глава «Староиндийское начало»), упущенную победу против Тукма- кова (ШВМ-4, глава «Как растет шахматист»), плохую постановку дебюта против Аверкина (ШБЧ-2, глава «Староиндийское начало») с последующим счастливым спасением (ШВМ-2, глава «Блеф!»). Этот далеко не полный список показывает, что турнир не прошел для меня зря не только в спортивном, но и в творческом отношении.

В последнем туре предстояло играть белыми против Александра Белявского, годом раньше ставшего чемпионом мира среди юношей. В Одессе Саша выступал не слишком удачно, и, чтобы сохранить прописку в первой лиге, ему важно было не проиграть последнюю партию. А победа в ней ничего ему не приносила, не позволяла даже догнать Смыслова и Балашова, разделивших 5-6 места, которые рассматривались как кандидатские в высшую лигу.

Для меня последний тур не имел спортивного значения: путевка в высшую лигу была обеспечена, а лидер Романишин оторвался слишком далеко. Поэтому я был настроен благодушно и, встретив Белявского перед партией, спросил, согласен ли он на ничью. К моему удивлению, соперник решительно отказался.

ДВОРЕЦКИЙ - БЕЛЯВСКИЙ

Одесса 1974

1.c4Кf6 2.Кc3e6 3.Кf3b6 4.g3 Сb7 5.Сg2 Се7 6.0-0 0-0 7.d4

70

С перестановкой ходов возникла «табия» новоиндийской защиты. После встречавшегося в подавляющем большинстве партий хода 7...Kе4 игра упрощается, ничейный исход (конечно, при желании белых) становится практически неизбежным. Боевой настрой Белявского побудил его отказаться от «нормального» хода в пользу другого, стратегически рискованного, теории которого он к тому же не знал. Вот так «игра на выигрыш», по сути, превратилась в «игру на проигрыш». Типичная психологическая ошибка, о которой я впоследствии предупреждал всех своих учеников: боевой дух не должен брать верх над разумом!

7...d5?! 8.Ke5Kbd7?!

Позднее был найден единственный способ за черных сохранить приемлемую позицию: подготовка хода с7-с5 посредством 8...Kа6!.

Я не играл белыми 1.d2-d4 и не знал теории новоиндийской защиты. Однако хорошее знакомство с шахматной классикой позволило быстро определить верный план действий за белых, ведь он уже встречался на практике неоднократно. Единственный вопрос, над которым пришлось задуматься: поставить ли ферзя на а4 сразу или сначала разменяться пешками в центре. Немедленное 9.Фа4 я отверг из-за 9...с6!, и если 10.К:с6 С:с6 11.Ф:с6 Лс8 12.Фа4 Л:с4 13.Ф:а7, то 13...Фс8!? с отличной компенсацией у черных за пожертвованную пешку.

9.cd ed?

На 9...К е5? следует типичный для подобных позиций удар 10.d6! С:g2 (10...КС6 11.de Ф:е7 12.Фа4± Олафссон - Сабо, Упсала 1956) 11.de7 Ф:е7 12.de С:f1 13.ef Фf6 14.Ф:f1± (Боголюбов - Нимцо- вич, Карлсбад 1923). Необходимо было 9...К:d5!, разменивая пару коней. Уж не знаю, чем вызван отказ Белявского от размена: неверной оценкой позиции или всё тем же настроем на максимально сложную борьбу.

10.Фа4!Кb8

Неуклюжий ход, но как иначе избежать потери пешки d5?

 71

Где-то здесь Белявский предложил ничью, которая, разумеется, была отвергнута. Дальнейшая игра проста: сопернику не обойтись без хода с7-с6, и тогда белые проведут е2-е4. А пока надо развить фигуры на максимально активные позиции.

11.K.g5 с6 12.Лad1 а5

Как ни странно, эту позицию черными однажды получил не
кто иной, как четвертый чемпион мира. Партия Клаусен - Алехин, Эребро 1935 продолжалась так:

12.h6 13.С :f6 С:f6 14.е4b5 15.Фс2 а6 16.Лfe1±.

13.Лfe1 Ла7 14.e4 de 15.К:e4 Кa8 16.Кс3!   17.К:d5 cd 18.С:е7 Л:e7 19.Лe3 Лc7 20.Фb3 Фd6 21.а3! h6 22.h4 Фd7 23.К:d7 Л:d7 24.Ле5

72

У белых стратегически выигранная позиция. Однако в дальнейшем я действовал крайне небрежно и поверхностно. Мой перевес несколько уменьшился, и всё же оставался значительным даже в той позиции, где мы согласились на ничью.

Реализация преимущества вообще была моей (увы, далеко не единственной) слабостью, что привело к потере множества очков и полуочков. Осознав важность данной проблемы, я впоследствии, уже будучи тренером, серьезно ее разрабатывал и регулярно обращался к ней на занятиях с учениками. Этой теме посвящены не
сколько глав в ШБЧ-3, а также в ШВМ-3.

Высшая лига

Спустя месяц - в декабре 1974 года в Ленинграде игралась высшая лига чемпионата СССР. От участия в ней отказались несколько ведущих шахматистов страны. Освободившиеся места заполнили участники первой лиги, занявшие там места с 5 по 8-е. В том числе Белявский, разделивший с лучшими дополнительными показателями 8-11 место. И стал автором главной сенсации чемпионата: вместе с Михаилом Талем оказался во главе турнирной таблицы, обоим было присвоено звание чемпиона СССР. Отстав от победителей на пол-очка, 3-4 место разделили Лев Полугаевский и Рафаэл Ваганян, еще на пол-очка меньше набрали Олег Романи- шин, Лев Альбурт и я.

Порой поражаешься, от каких, казалось бы, случайных факторов зависит судьба спортсмена! Будь я в последнем туре предыдущего турнира чуть понастойчивее, и Белявский вместо победной для него высшей лиги играл бы в полуфинале следующего года. Для некоторых такое вот благоприятное или неблагоприятное стечение обстоятельств становится судьбоносным: шахматисту так и не удается преодолеть последствия неудачи, постигшей его в решающий момент. Однако к Белявскому это рассуждение не относится: при его целеустремленности и силе характера он, не сомневаюсь, вскоре всё равно пробился бы в элиту советских и мировых шахмат.

Много лет спустя Саша Чернин, друживший с Белявским, в разговоре с ним посетовал, насколько трудно бывает настраиваться на бескомпромиссную борьбу.

-    Вот ты - счастливый человек, для тебя такой проблемы, наверно, никогда не существовало.

-    Шутишь? - рассмеялся Белявский, - мне тоже каждый раз бывает страшно, просто я уже привык, что так надо!

Когда Чернин рассказал об этом разговоре, я вспомнил известную истину: подлинное мужество подразумевает не отсутствие страха, а умение свой страх преодолевать.

73

Ллександр Белявский

В Белявском привлекает не только мужество, но и неподдельная любовь к шахматам, к их тайнам, скрытым порой даже от гроссмейстеров, к их внутренней красоте. Саша готов углубиться в любую шахматную проблему, в такие минуты лицо его озаряется, а затем он полностью уходит в себя в поисках решения. Помню, мы возвращались на автобусе с тренировочного сбора из Цахкадзора в Ереван, и я познакомил его с интересным ладейным эндшпилем из партии студента ГЦОЛИФКа, в котором я не мог найти выигрыша, несмотря на преимущество в две пешки. После короткого обсуждения Белявский задумался. Он продолжал анализировать в уме варианты всю дорогу. Автобус прибыл в шахматный клуб Еревана, Саша присел за первый попавшийся столик, да так и просидел там в глубокой задумчивости еще час, пока я устраивался в гостиницу. В конце концов, он нашел тонкое решение позиции (см. ШВМ-1, глава «Защита лобовым ударом»).

74

За моей партией с Талем наблюдает Александр Белявский

Другая сценка: тренировочный сбор под Москвой, мы с Белявским и Юсуповым анализируем какую- то дебютную проблему. Наконец приходим к определенному выводу. Саша и Артур уходят, направляются к озеру, располагавшемуся прямо под окнами, берут по лодке. Я же остаюсь в комнате, проверяя проделанный анализ, и вскоре нахожу в нем «дыру», меняющую оценку позиции. Выхожу к озеру, вижу проплывающего мимо Белявского и информирую его:

- Саша, слон d3 вместо слон с4.

Он бросает весла, опускает голову и минут пять сидит в полной неподвижности. Затем говорит: «Да», и плывет дальше.

Вернемся в Ленинград. Одолев меня, Таль получил приз «За лучшую партию турнира».

Это было мое единственное поражение. Выиграл трижды, причем две победы, как ни удивительно (учитывая низкий уровень дебютной подготовки), оказались очень быстрыми. Боря Гулько шутил потом, что был обыгран всего за пять минут. Действительно, до момента получения решающего преимущества я действовал почти не задумываясь, тратить время начал лишь потом, выбирая наиболее надежный путь.

ДВОРЕЦКИЙ - ГУЛЬКО

Ленинград 1974

 1.c4 Кf6 2.Кс3 d5 3.сd К:d5 4.g3 g6 5.Сg2Кb6 6.Кf3Сg7 7.0-0 Кс6 8.d3 0-0

75

9.a4!?

Позиция на диаграмме впервые возникла у меня в партии чемпионата Москвы 1973 года против Валерия Чехова (за полгода до того, как мы с ним начали работать). Обычные продолжения: 9.С.е3 и 9.Сd2. Задумавшись над планами белых, я «изобрел» такую идею: 9.а4 а5 (хуже 9...Ка5?!, как несколькими месяцами позднее на полуфинале первенства СССР в Воронеже сыграл против меня Леонид Шамкович) 10С.е3 е5 11. Kb5 Kd4?! 12.Kf4:d4 ed 12.Cf4 с6 13 Cc7, и конь b6 провисает - тут- то и сказывается включение ходов ладейными пешками. Правда, при проверке выяснилось, что после 13.Фd7 14 Сb6 cb у черных всё в порядке, поэтому белым стоит предпочесть 13.Кd6±.

Вместо 10...е5 Чехов избрал 10.Сf5, получив после 11.Лc1 Фd7 12.Кg5 несколько худшую позицию.

9...а5 10.Се3 е5 11.Кb5Kd5 12.C c5 Лe8 13.Лс1

Ходы белых естественны и не требовали особых размышлений. А вот противнику сейчас было над чем подумать. Гулько избрал неудачный план.

13...Сg4?! (13...h6!?) 14.h3 Сe6 15.е4 Кf6?

Напрашивалось 15...Кdb4, на что я намечал 16.d4 ed 17.Кf:d4 К:d4 18Сd4, оценивая позицию как чуть лучшую для себя. Взяв на прицел пешку е4, черные надеются помешать продвижению в центре. Однако, как это нередко случается, лекарство хуже болезни.

16.Кg5Cc8? 17.Фb3Фd7

76 

18.h4!

В связи со страшной угрозой 19.Ch3черные несут материальные потери.

18..Ле7 19.CЬЗ Фе8 20.C:е7 Ф:е7 21.C:с8Л:с8 22.Ка7!

В придачу к лишнему качеству выигрывается еще и пешка, разрушается неприятельский ферзевый фланг.

22…К:а7 23.Ф:b7 h6 24.Кf3 Лd8 25.Ф:а7 Л:d3 26.Л:с7 Фе6 27.Л:f7!Kh5     (27...Кd7 28.Ке1)

28.Ке1 (28.Лс1!) 28...Лd2 29. Лf3 Фg4 30.Фf7+ Крh7 31.Кg2 Л:b2 32.Лb3 (32.Лc3!) 32...Л:b3

33.Ф.:b3 Kf6 34.Фd3 К:е4 35.h5! Сf8 36.Ке3 Фf3 37.hg+ Кр:g6 38.Кc4! Фf5 39.К:е5+! Ф:е5 40.Ле1. Черные сдались.

Замечу что в те годы я довольно успешно боролся с Гулько в личных встречах и частенько показывал лучшие турнирные результаты. Но вскоре ситуация изменилась: Борис резко прибавил, стал сильным гроссмейстером. Его возросший класс сказывался и в наших поединках, где он уверенно меня переигрывал.

Обратная картина наблюдалась в моем противостоянии с Виктором Купрейчиком. В юношеские и студенческие годы я играл слабее его, но затем он стал для меня удоб - ным противником. Все-таки был он шахматистом односторонним: тактическая изобретательность и огромный напор сочетались у Куп- рейчика со слабостью в эндшпиле и неуверенностью в маневренной игре. Не знаю, не захотел он или не смог заняться исправлением указанных игровых недостатков, но из-за них далеко не полностью реализовал свой потенциал, оставшись «лишь» средним гроссмейстером.

КУПРЕЙЧИК - ДВОРЕЦКИЙ

Ленинград 1974

1.е4 е5 2.Kf3 Kf6 3.d4 K:е4 4.Cd3 d5 5.5K:е5 Cd6

Я неоднократно и с успехом применял эту систему за черных, а позднее ее взял на вооружение Артур Юсупов. Главным возражением постепенно стал вариант 6.0-0 0-0 7.с4 С:е5 8.de Кс6 9.cd Ф:d5 10.Фс2 Кb4 11.С:е4 К:с2 12.C:d5 Cf5 13.g4 Cg4 14.C.е4 К:a1. Мы с Артуром много анализировали возникающие осложнения, он долгое время успешно защищал позицию черных. Однако в матче претендентов 1992 года в Линаресе Ян Тимман продемонстрировал, наконец, убедительный путь к большому перевесу белых (подробнее об этом - в главе «Большие турниры и матчи», разделе «Неудача в Линаресе»). С тех пор вместо 5...С d6 черные стали избирать 5...Кd7.

6.Кс3 К:с3 7.bс Кd7 8.0-0 0-0 9.f4

Надежнее 9.К:d7 С:d7 10.Фh5, претендуя на минимальное позиционное преимущество.

9...с5

77

10.с4?!

Необоснованная агрессия: вскрытие линий в центре скорее на руку черным. Впрочем, как показала практика, у белых ничего нет и при иных продолжениях.

10.cd 11.cd Kf6 12.Cс4 Cс5 13.Фf3

Более надежным мне казалось 13.Кd3 в расчете на 13...Сb6?! 14.Са3 Ле8 15.Ке5! с инициативой. Слону лучше отступить на е7, но еще сильнее 13...С.g4! - здесь инициативой владеют черные. Поэтому белым стоило просто убрать короля от шаха: 13. Крh1.

13...Сf5 (угрожает 14...Се4) 14.Ле1(14.Сd3С:d315.Кd3 b6+) 14...Фа5! 15.Сb2 d3+ 16. Крh1 d2 17.Ле2?

Положение белых уже тяжелое. Некоторые шансы им оставляла только жертва качества: 17.Лf1С:с2 18.Сb3(18.Кg4К:g4 19.Ф:g4 f6!-+) 18..d1Ф (18...С:b3!? 19.ab Фd8) 19.Лa:d1 С:d1 20.Л:d1.

17...С:с2 18.Кg4 (и здесь необходимо было 18.Сb3) 18...K: g4

19.Ф:g4 g6!

 Простейшее, хотя 19...f6 20.d6+ Крh8 21.Лe7 Сg6 22.f5 С:d6 тоже достаточно для победы.

20.Фg5

78 

1...?

20...Са3!

Этот точный ход, нейтрализующий атаку противника, был, конечно, предусмотрен заранее. Проигрывало 20..d1Ф+? 21.Л:d1 С:d1б22.Фd6 или 20...Фb6? 21.Фе5 f6 22.d6+.

21.Се5

На 21.С :а3 Ф:а3 22.Л:d2 следует убийственный двойной удар 22.Фс3.

21.Сс1! 22.h3 d1Ф+ 23. Крh2 Лae8 24.d6 С:f4+ 25.Ф:f4 Ф:е2 26. Сb2, и белые сдались.

Встречаясь с Геннадием Кузьминым, я на 1.d4 ответил 1...с5. Соперник задумался и, в конце концов, сыграл «нормально»: 2.d5 е5 3.е4 d6 (черные намечают размен своего «плохого» слона: Ce7-g5). Дело кончилось ничьей.

Пока Кузьмин размышлял над вторым ходом, я вдруг сообразил, что 2.е4!? cd 3.Kf3 поставило бы меня в крайне неудобное положение. Ведь при 3...е5 4.с3 возникает опасная для черных редакция «си- цилианского гамбита» (во всяком случае, так мне тогда казалось), а иначе получается обычная сици- лианская защита, не входящая в мой репертуар. Кузьмин же начинал «с двух рук», и си ци л панская встречалась у него достаточно часто. Мыслимо ли играть столь сложный дебют «с листа» против подготовленного противника?

При анализе я обратил внимание партнера на эту возможность. Гена сразу всё понял.

- Какой же я идиот! - воскликнул он. - В один ход выигрывал партию!

В следующем чемпионате страны (Ереван 1975) именно так: l.d4 с5 2.е4 сыграл против меня Юрий Балашов. Юра - известный эрудит, умеющий тонко выбрать наиболее неприятное для партнера дебютное построение. Но в данном случае его идея запоздала. Он не мог знать, что летом 1975 года на тренировочном сборе, где я готовил Валерия Чехова к юношескому чемпионату мира, Евгений Свешников любезно согласился познакомить нас со своими идеями в челябинском варианте. А значит, я уже был вправе сыграть черными сицилианскую защиту.

Победа черными над Цешков- ским в последнем туре приносила мне дележ призового места. И я был к ней очень близок, переиграл соперника, загнал его в цейтнот. Но, увы, в последний момент сбился с верного пути. Как и почему это произошло, разбирается в ШБЧ-4, в главе «Трансформация положения».

Вейк-ан-Зее

Три недели спустя я отправился в маленький голландский городок Вейк-ан-Зее для участия в традиционном международном фестивале, в группе «Б», откуда в случае успеха мог попасть в главный, гроссмейстерский турнир следующего года. Имелась и другая цель: получение звания международного мастера, для чего требовалось выполнение второй нормы (первая была добыта полтора года назад в Поля- нице-Здруй).

Норма гроссмейстера в нашем соревновании не устанавливалась из-за недостаточного количества обладателей высшего титула. А жаль: соответствующий среднему рейтингу турнира гроссмейстерский норматив я перевыполнил на полтора очка, набрав 12 очков из 15-ти (девять побед при шести ничьих).

Несмотря на столь высокий результат, борьба за первое место продолжалась до предпоследнего тура, где я встретился с преследовавшим меня международным мастером Шмидтом, с которым мы ранее соперничали в Полянице-Здруй. Он отставал всего лишь на пол-очка и, естественно, был настроен агрессивно. Как это часто случается, «игра на выигрыш» обернулась «игрой на проигрыш» - мне удалось быстро и уверенно победить. Эта партия анализируется в ШВМ-2, в главе «Пешка за рокировку».

Перед последним туром в советском посольстве в Гааге был устроен «шахматный» прием для иностранных послов, на который пригласили участников главного турнира Ефима Геллера и Семена Фурмана, выступавшую в женском турнире Нону Гаприндашвили и меня. Привезли из Вейк-ан-Зее и сразу усадили пообедать с нашим Послом. Такой вкусной водки, как там, я больше никогда не пробовал! Потом гроссмейстеры дали дипломатам сеанс одновременной игры. В зале был накрыт стол с легкими закусками и множеством бутылок. Я воспользовался удобным случаем, чтобы пополнить свое образование, спрашивал у молодых ребят из посольства: а что такое джин с тоником? Что такое виски с содовой? Они охотно объясняли - наполняли мой бокал этими напитками!

Вернулись в Вейк-ан-Зее мы за полночь, а наутро предстояло играть последний тур. К счастью, я уже обеспечил первое место и мог позволить себе сделать ничью.

80

В посольстве. Рядом со мной - Ефим Геллер, далее наш посол Александр Романов и Нона Гаприндашвили, крайний слева - Семен Фурман


Достигнутый результат был закономерным: и по рейтингу, и по классу игры я превосходил других участников. С другой стороны, набрать очень много очков без определенной доли везения мало кому удавалось. Приведу окончание, в котором соперник подарил мне примерно три четверти очка.

СИГУРИОНССОН - ДВОРЕЦКИЙ

Вейк-ан-Зее 1975

81

1.?

Неудачно поставив дебют, я счел за наименьшее зло перевод игры в явно худшее для меня окончание. В возникшей позиции пешки королевского фланга слабы и наверняка падут; надежды черных связаны с образованием проходной пешки «а». В предстоящей гонке каждый темп на счету, поэтому белым следовало сделать полезный ход 30.h4!, приближающий пешку к полю превращения. Однако исландский гроссмейстер поспешил форсировать события.

 30.Лd6? С:с2 31.С:с2 Л:с2 32.Л:f6 Л:а2 33.Л:f7 а4 34.Л:h7 а3

82

Оба соперника рассчитали вариант 35.Лh4! Крb7! 36.Ла4 Крb6 37.h4 а5 38.b5 Крb5 39.b6! Кр:а4 40.h7 Ла1+ 41. Крg2 а2 42.h8Ф Лb1, и белым приходится давать вечный шах. Но такой исход не устраивал Сигурионссона, всю партию владевшего преимуществом.

35.Крg2??

«Игра на выигрыш»! Белые откладывают перевод ладьи на ферзевый фланг, чтобы придержать неприятельского короля на краю доски, но просматривают элементарное возражение.

34...Л:f2+! 36. Кр:f2 а2. Белые сдались.

ДВОРЕЦКИЙ - ВАЙНСТЕЙН

Вейк-ан-Зее 1975

Американский мастер Норман Вайнстейн, в отличие от меня, является экономистом не только по образованию, но и по профессии.

Заняв высокий пост в банковской системе, он стал одним из инициаторов интересной программы: приглашения шахматистов (и, кажется, игроков в бридж) для обучения и последующей работы трейдерами - специалистами по купле и продаже ценных бумаг и валюты. Предполагалось, что одаренные профессиональные игроки смогут и в новой для себя области оперативно находить (на основе анализа вариантов или интуитивно) верные решения. В рамках этой программы в конце 80-х или начале 90-х годов успешно перешли из шахмат в бизнес мои друзья - гроссмейстеры Анна Гулько и Макс Длуги.

В середине 90-х годов я побывал в гостях у Вайнстейна в Нью- Йорке. Мы с удовольствием вновь посидели за шахматами, вспомнили нашу встречу двадцатилетней давности.

1.е4 с5 2.Kf3d6 3.Cb5+

Эту безобидную систему я регулярно применял против сицили- анской защиты - чтобы не утруждать себя изучением огромной теории принципиальных вариантов.

3..Cd7 4.C:d7+ Ф:d7 5.0-0 Кf6!?

На 5...Кс6 я разрабатывал позиционную жертву пешки 6.с3 Кf6 7.d4!? К:е4 8.d5. А сейчас, если сыграть 6.Ле1 (или 6.Фе2), то после 6...Кс6 7.с3 е6 8.d4 cd 9.cd d5 10.e5 возникает пешечная структура французской защиты в выгодной для черных редакции: ведь они избавились от своего «плохого» белопольного слона.

6.е5 de 7.K:е5 Фс8!

Менее точным мне казалось 7... Фс7 ввиду 8.d4! cd (8...е6?! 9.Cf4 Cd6 10.Kа3! с явным преимуществом у белых, как было в партии Дворецкий - Буньянер, полуфинал чемпионата Москвы 1971) 9.Cf4 с угрозой 10.Kg6. Впрочем, эта оценка спорна.

8.d4 е6 (8...cd!?; 8...Kс6!?) 9.Cg5 Cе7

На 9...Кс6 я намечал сдержанное 10.с3! с идеей 11.Фа4.

10.Кс3 0-0 11.Kе4 (11.Кg4 Кbd7=) 11...К:е4 12.С:е7 Ле8 13.Сh4

83

1..?

13...f6?!

В случае 13...Кс6 14.Фh5 (или 14.Ле1) белые, видимо, сохраняют несколько лучшие шансы. Сильнейшим был ход 13...Кd6! (с идеей Кf5), после которого черные полностью решали дебютные проблемы. А сейчас у меня появляется возможность обострить игру.

14.Фg4! fe 15.de

84

1...?
Коню некуда отступить: совсем плохо 15...Кd2? 16.Лfd1. Отчаянное 15...g5? (в расчете на 16.Лfe1? Крh8 или 16С:g5? К:g5 17.Ф:g5+ Крh8 18.Фf6+ Крg8, и приходится давать вечный шах) опровергается посредством 16.f3! или 16.f4! h5 (16...с4 17.fg Кс5 18.g6; 16...Фс717.Лае1!) 17.Ф:h5 gh 18.f5!.

Значит, приходится расстаться с лишней фигурой, побив конем на f2. Вопрос в том, сделать ли это сразу, или включив ходы 15...Фс6 16 .Л fe1 (16.Лae1?Кd2).

Второй вариант выглядит более привлекательным, ведь в нем белая ладья отвлекается с открывающейся линии «f», а слон - с активной позиции на b4. Именно так рассудил мой соперник. Увы, естественная логика в данной конкретной ситуации оказывается несостоятельной. Не учитываются противодействующие факторы: сыграв 16.Лfe1, белые укрепляют важную пешку е5, а, главное, ферзь с6 отнимает у своего коня лучшее поле, на которое тот мог быть развит.

15.Фс6?!

Сильнее 15...К:f2! 16.Л:f2 Кс6, почти уравнивая игру (неопасно 17.Сf6Фc7).

16.Лfe1 К:f2 17.С:f2 Кd7 (17... Ка6!?) 18.Лad1

Преимущество белых не вызывает сомнений - минусы выбранного соперником способа развития стали очевидными.

18...Кf8 19.Фс4

Точнее, чем 19.Лd6 Фb5. Черным следовало теперь ограничиться пассивной обороной, сыграв 19...b6. Предпринятая ими попытка «подкрутить» дает мне дополнительные возможности.

19...Кg6 20.Лd6!? К:е5 (20... Фс8 21.h4) 21.Ф:с5 Ф:с5 22С:с5 Кс4?! (22...Кg6±)

85

1.?

Белые должны сделать выбор между 23.Лd:e6 и 23.Лd7. В подобных случаях важно аккуратно проверить варианты, чтобы избрать наиболее точное продолжение, лишающее партнера всяких надежд.

23.Лd:e6!

Неплохо и 23.Лd7 b6 24 .Cd4 е5 25 Сс3, но ход в партии сильнее.

23..Л:е6 24.Л:е6Лс8

Теперь белые просто остаются со здоровой лишней пешкой. Я ожидал 24...K:b2, после чего напрашивающееся 25.Ле7?! позволило бы сопернику осложнить игру путем 25...Лс8 26.Сd4 Л:с2 27.Л:g7+ Крf8 28.Л:b7 Кd3. Поэтому было намечено 25.Сd4 (25..Кс4 26.Ле7) 26.Лd6 Ле7 27.Лd5 Кс4 28.Лс5 с выигранной позицией.

25.Сd4 Крf7 26.Лe2 а6 27. Крf2 Кd6 28.g4Кb5?

Черные надеются, разменяв легкие фигуры, перейти в ладейное окончание. Ничего из этого не выходит.

29.Cе5 Лс4 30.b3 Кd4 31.b3!

Меняются не легкие фигуры, а ладьи, да к тому же черный конь попадает в западню.

31.К:е2 32.bc Кс1 33.а3 b5 34.cb ab 35. Кре3 g6 36.Cb2 Kа2 37. Крd4. Черные сдались.

Конец 1974 и начало 1975 года знаменуют пик моих спортивных достижений. Логично было бы развивать успех: стремиться к гроссмейстерскому званию, готовиться к предстоящему летом 1975 года зональному турниру в надежде пробиться в межзональный.

Но всё получилось иначе, именно с того момента я всё больше и больше переключался на тренерскую работу. На финишную прямую вышло наше сотрудничество с Валерием Чеховым: в апреле ему предстоял отборочный турнир, а после успешного в нем выступления я самым серьезным образом занялся его подготовкой к юношескому первенству мира. Собственные честолюбивые планы были отложены сначала на время, а потом, после событий, о которых речь пойдет дальше, навсегда.

Завершить свой рассказ о годах турнирных выступлений мне хотелось бы воспоминаниями об одном из самых ярких и привлекательных персонажей на шахматной арене Михаиле Тале. Впервые эти заметки увидели свет в 2007 году на сайте Chesspro.ru

читать следующую главу