Шахматы в Питере Шахматы в Питере

МАТЧИ С ТИММАНОМ И МАЙЛСОМ

Тренировочные матчи из шести партий:

Каспаров — Тимман (Хилвер- сюм, 14—22 декабря 1985) — 4:2;

Каспаров — Майлс (Базель, 14—21 мая -5,5:0,5.

Чемпион мира! Весомость этого титула в первое время действовала на меня парализующе, не позволяя вырваться из состояния эйфории (напомню, мне было всего 22 года). Мы бурно отмечали победу над Карповым, а через пять дней после окончания матча я до глубокой ночи выступал в переполненном зале московского театра «Современник».

Вернувшись в Баку, я тут же отправился на тренировочную базу в Загульбу и за две недели прокомментировал все 24 партии матча для книги, заказанной английским издательством. Мы с Александром Шакаровым и Валерием Цатуряном работали в безумном ритме, буквально день и ночь. Компьютеров еще не было, и мои помощники пользовались печатной машинкой, а мама вручную клеила диаграммы.

До сих пор удивляюсь, с какой скоростью была сделана эта книга. Но тогда все рукописи уходили за рубеж через Всесоюзное агентство по авторским правам, и оно продержало мой сборник... четыре месяца — из-за слишком крамольного, по советским меркам, предисловия!

И вот после всех этих перегрузок мне предстояло в декабре 1985-го сыграть короткий матч с лучшим голландским гроссмейстером Яном Тимманом, имевшим третий рейтинг в мире. В том году он выиграл сильные турниры в Вейк-ан-Зее, Загребе и межзональный в Таско (12 из 15!), а осенью разделил с Талем 4-е место на кандидатском турнире в Монпелье и после дополнительного матча (3:3) пробился в полуфинальную четверку претендентов.

Для чемпиона, лишь месяц назад завоевавшего корону, сразиться в матче со столь сильным соперником было поступком необычайным: я рисковал своей репутацией и просто не имел права проиграть. Но договоренность о неофициальном поединке была достигнута еще ранним летом в Гамбурге. Голландская телекомпания «KRO» ежегодно устраивала в Хилверсюме такие матчи для Тиммана, и до меня он уже сыграл с Корчным, Спасским (по 3:3) и Портишем (3,5:2,5). Организаторам, естественно, захотелось, чтобы «наследник Эйве» встретился и со мной. Призовой фонд выглядел довольно скромно, но не деньги были целью моей поездки в Голландию, а желание показать миру, как играет новый чемпион.

На предстартовой пресс-конференции Тимман признался, что внимательно изучил мое творчество и нашел рад усилений в позициях, встречавшихся в моей практике. Я же сказал: «Посмотрим, какой из меня получился чемпион». На сей раз вместо Литвинова меня сопровождал Юрий Мамедов, руководитель моей делегации на первом и третьем матчах с Карповым. А из Будапешта ко мне подъехал Андраш Адорьян — играть с Тимманом не только без всякой подготовки, но и без помощи секунданта было бы совсем уж легкомысленно. Правда, в дебютной стадии я больше надеялся на багаж, накопленный при подготовке к битвам за мировое первенство.

Открывал матч советский посол в Голландии Анатолий Бла- тов. Играли в телестудии компании «KRO», вмещавшей четыреста зрителей, а еще около полутора тысяч следили за партиями в соседнем помещении, где были установлены демонстрационные доски и работали комментаторы. Помимо местных средств массовой информации событие освещали журналисты из семи стран, в том числе телевидение СССР, Франции и Югославии.

И мы с Тимманом постарались не обмануть ожиданий публики!

В 1-й партии мне по жребию достался черный цвет.

 

№ 8. Испанская партия С93

ТИММАН – КАСПАРОВ

 Тренировочный матч, Хилверсюм (м/1) 15.12.1985

 1.е4 е5. Против моей «сицили- анки» с 1...с5 2.Кf3 е6 3.d4 cd 4. К:d4 Кc6 5.Кc3 d6 соперник применял вариант 6.f4 Кf6 7. Се3 Се7 8.Фf3, который при ближайшем рассмотрении мне не понравился. И за час до пуска часов я решил, что чемпион мира должен играть крепкие дебюты, к тому же «испанка» уже встречалась у нас с Тимманом в 3-й партии матча СССР - Остальной мир (1984).

2.Кf3 Кс6 З.Cb5 а6 4.Са4 Кf6 5.0-0 Сe7 6.Ле1 Ь5 7.Сb3 d6 8.сЗ 0-0 9.h3 Сb7 10.d4 Ле8 11 .Кbd2 Сf8.

52

12.аЗ. Этого можно было ожидать: так Тимман играл против Карпова (Тилбург 1979). А в упомянутой партии со мной, включив ходы 11.Кg5 Лf8 12.Кf3 Ле8 13.Кbd2 Сf8, он избрал 14.Сс2 Кb8 15.b4 Кbd7 16.а4 Кb6 17.аb
ab 18.Л:а8 Ф:а8 19Сd3, но после 19...ed 20.К:d4 К:е4 черные получили удобную игру. Сам же я белыми предпочитал 12.а4 (№ 16, 17, 69, 74).

12...h6 13.Лc2 Кb8 14.b4 Кbd7 15.Сb2 g6. В поле моего зрения было и 15...с5 16.bc ed 17.cd dc со сложной игрой (Карпов — Смейкал, Москва 1981), хотя после 18.d5 мне больше нравилась позиция белых.

16.с4. Немедленное вскрытие игры позволяет черным сохранить равновесие. После этого матча чаще стали ходить 16.Фb1 (первоисточник: Романишин — Тимощенко, СССР(ч) 1981), укрепляя пешку е4 и планируя Кb3- а5, а если 16...Кb6, то 17.Сb3 и в удобный момент с3-с4.

16...ed 17.cb ab 18.К:d4 с6. Не совсем эстетично (закрывается слон b7), однако все фигуры черных хорошо развиты и появился ресурс d6-d5, а главное — у белых пока нет реальных угроз.

19.а4. Попытка нащупать слабости в лагере противника. Не сулит особых дивидендов ни 19.Лс1 Фb6 20.Сd3 Сg7, ни 19.К2b3 Лс8 (Чибурданидзе — Ахмыловская, Москва 1983), a 19.К4b3 (Хюбнер — Кавалек, Тилбург 1979) допускает 19...с5.

19...bа. Как показал компьютерный век, сильнее 19...d5! с очень острой, примерно равной игрой (Свидлер — Бакро, Пой- ковский 2005).

20.С:а4. Эту позицию мы с Тимощенко изучали в 1984 году.

53

20...Фb6. Карпов против Тиммана защищался пассивнее - 20...Лс8?! 21.Лс1 с5 22.bc dc 23. К4f3 Сс6 и после 24.С:с6 Л:с6 25. Кc4?! (еще сохраняло перевес 25.е5! Кh5 26.Ке4) 25...Кb6 26. Ф:d8 Л:d8 добился ничьей, но путем 24.Сb3! Кh5 (24...С:e4? 25. Фс2+-) 25.Фс2 Сg7 26.С:g7 и Кc4 белые могли поставить соперника в трудное положение.

21.b5. Малоудачный плод долгих раздумий. Неубедительно и 21.Фb3 d5! (Марьясин - Дыдышко, Минск 1983). Но в 3-й партии Тимман сыграл 21.Кc2! Фс7 22. Сb3 и после поверхностного 22...Са6?! (№ 95 в «Дебютной революции 70-х») мог с помощью 23.Ке3! бороться за перевес.

Крепче 22...Л:а1 23.С:а1 (23. Ф:а1 Кb5!?) 23...Сg7 24.С e3 с5 с идеей 25.bc К:с5= (Тимман—Карпов, Бугойно 1986), но тут энергичнее 25.b5! К:е4 26.Кd5 Сd5

27.С:d5 Кef6 28.Л:е8+ С:e8 29. Сc6 с перспективной игрой за отданную пешку.

21…сЬ 22.С:Ь5 d5 23.Л:а8 C:а8 24.Фa4. Похоже, в этот момент Тимман заколебался: то ли свернуть игру (скажем, 24.ed Л:е1+ 25.Ф:е1 С:d5 26.Фа1 со скорой ничьей), то ли все-таки попытаться использовать белый цвет в первой партии с новоявленным чемпионом мира. Выпад ферзем и следующие несколько ходов отражают эти колебания, в конце концов приводящие белых к катастрофе.

24...Кс5 25.Фс2 (несколько выгоднее для черных 25.Фа2 Лd8!? 26.е5 Кfe4 27.К2f3 Сb7) 25...Лb8. Создавая рентген по линии «b».

26.ed. Наверное, моему сопернику было бы проще играть примерно равную позицию с блокадой «изолятора» на d5 — 26.е5!? Кfe4 27К2f3 Ке6 28.Лb1 и т.д.

26...К:d5. Теперь же, хотя на доске осталось всего по три пешки на одном фланге, легкие фигуры белых несколько провисают.

53 2

Если черные слоны расположены вдалеке и не попадают под удары, то белые слоны уязвимы, что создает скрытые тактические угрозы. Поэтому Тимман должен действовать аккуратно.

27.Кc4. «Редкий случай — четыре коня сошлись в центре доски» (Разуваев). Так и хочется напасть на ферзя, но уместнее было 27.Са1 Сg7 (27...Кb4 28.Фс3) 28. Сc4 Сf4 29.Ке2! — неочевидный уравнивающий ход: оказывается, слабо 29...К:g2? из-за30.Лb1 Фа7 31.Л:b8+Ф:b8 32.Ф:g6.

27...Фс7 28.е5. Упрощал защиту размен активной черной ладьи - 28.Ле8!? Л:е8 29.С:е8 Кf4 (29...Фe7 30.Фе2) 30.Ке3, и за черных не видно мало-мальски серьезных шансов на перевес:

1)30...С:g2 31.К:g2 К:h3+ 32. Крh1 Фe5 33.Кc6 Ф:е8 34.Фс3 К:f2+ 35. Крgl f6 36.Ф:f6 Кg4 37. Кe7+! Ф:e7 38.Ф:g6+ Сg7 39. Ф:g4=;

2)30...Кfd3 31.Сal Сg7 (31... Фa7 32.Сc3) 32.Сb5 Фa7 33.Фdl c идеей Кdc2=;

3)30...Сe4! 31.Фc4 Фe7 32.Сc6 (годится и 32.Сa3) 32...Кcd3 33. Са1, и ничего не дает ни 33...Фа3 34.Фа4! или 33...Ке5 34.Фа4 К:с6 35С:с6, ни 33...Сg7 34.С:е4 Ф:е4 35.Кb3Ке2+ 36. Крf1 Кg3+ 37. Крgl, ни комбинационное 33...К:f2 34. Кр:С Фh4+ 35.g3 К:h3+ 36. Кре2 Ф:g3 37.С:e4 Фf2+ 38. Крd1 Ф:e3 39.Сd5 с достаточной контратакой.

28...Сg7. После этого выясняется, что для белых уже неизбежны материальные потери — придется отдать две фигуры за ладью (правда, пока без губительных последствий).

54 

29.Kec6? Грубый просчет в тревожной позиции. Плохо и 29. Cс6? C:е5 30.Ф:с5 Л:b2 31.Ф:d5 С:d4 32.Ф:d4 (32.Ле8+ Крh7!) 32... Ф:c6 или 30.С:a8 Сh2+ 31. Крh1 Кb4 32.Фe2 Кbd3 33.Кb5 Фd7 34. Кр:h2 Ф:b5 с выигрышем фигуры. А на рекомендованное Разуваевым 29.Кef3 сильно было 29...Кf4!

Однако укрепляющий ход 29. Сf1! еще позволял твердо рассчитывать на ничью:

1)29...Л:b2 30Ф:b2 С:е5 31. Фа3! (единственное!) 31...Кb6 32. Кb5 Фе7 33.Фе3 (белые отыгрывают материал, используя связку слона е5; неплохо и 33.Лс1 Кbа4 34.Л:с5) 33...Се4 34.f3 Кd5 35.Фа3 Фh4 36.Лс1 Сf4 37.Л:с5 Се3+ 38. Крh2! Фf4+ 39. Крh1 Сс5 40.Ф:c5 Ке3 41.Се2=;

2)29...С:е5 30.Кb5 Сh2+ 31. Крh1 Фс6 32. Кр:h2 Л:b5 33.С:b5 Ф:b5 34. Крgl Фс6 35.Фе2, и мощный слон b2 компенсирует белым материальные издержки: 35..Фf6 36.f3 Кcd7 37.Лd1 или 35...Ке6 36.Фе5 Кс3 37.Фg3! Ке4 38.Фb8+ Кf8 39.Лс1 Кс5 40.0 и т.д.

29....С:с6. Может, Тимман рассчитывал на 29...Л:b5? 30.Ле8+ Крh7 31.Л:а8 или 30.К:b5 Ф:с6 31. Ка7! Фb7 32.Ле8+ Крb7 33.Сg7 Кb4 34.Лh8+! Кр:g7 35.Фс3+ f6 36. Л:а8=.

30..С:с6 Кf4! Под боем все три легкие фигуры белых! «Каспаров любит такую игру» (Разуваев).

31.Сb5. При 31.Ф:с5 Л:b2 32. КЬ5 Ке2+! 33. Крh1 Фа5! у черных решающая атака (не это ли зевнул мой соперник?), например: 34.Лd1 Кс3 35.Се8! - остроумная реплика в расчете на красивый вариант 35...Л:b5 36.С:f7+ Крh7 37.Фс6 Лg5 38.Фе8 h5 39.Лd6 Фf5 40.h4 Лg4 41.Сg8+ Крh6 42.Лg6+! Л:g6 43.Фe3+ Лg5 44.Ф:g5+ Ф:g5 45.hg+ Крg5 46.g3 с не совсем ясным эндшпилем, однако суровое 35... Крh7! 36 С:f7 Ф:b5 опровергает эту затею.

А в случае 31.Ле8+ Л:е8 32.С:е8 красиво выигрывало как 32... Ксe6 33.Кс6 (33.Ф:с7 К:с7 с угрозами К:е8 и С:d4) 33..С:b2 34. Ф:b2 Кg7!, пленяя слона, так и 32...Фd8!? 33.Ф:с5 Ф:е8, и белые неожиданно остаются без фигуры.

31 ...Л:b5? На радостях я быстро схватил слона, упустив верную победу: 31...Ксе6! (достаточно и 31...Фb7!? 32.f3 Кcd3 33.С:d3 Ф:b2 34.Кc6 Ф:с2 35.С:с2 Лb2) 32.Ф:с7 К:с7 33.Сcl Фfd5 с выигрышем фигуры. Посчитать эти варианты было не так уж сложно...

32.Кb5 Фс6 33.f3 Ф:b5 З4.С:g7 Кр:g7 36.Фс3+ Крg8!

55

Форсированно возникла позиция с двумя конями против ладьи. Издалека я считал, что при ферзях выигрыш черных — лишь вопрос времени, но тут начал понимать, что путь к цели весьма тернист. Черные не в состоянии дважды напасть конями на пешку g2, а белые могут сочетать игру против неприятельского короля с угрозой размена ферзей, ведущего, скорее всего, к ничейному эндшпилю. Правда, практически белым защищаться нелегко: им надо маневрировать с большой точностью и осторожностью.

36.Фe5 Кfe6 37.Ла1 Фb7 38.Фd6 h5! 39. Крh1 (39. Крh2!?) 39... Крh7 40.Лс1 Фa7. Миновал первый контроль времени, но партия не была отложена: мои матчи с Тимманом и Майлсом игрались с контролем «2 часа на 40 ходов плюс 1 час на 20 с последующим откладыванием».

41.Лb1. Допуская выгодную черным перегруппировку коней. Стоило попытаться удержать коня на с5 путем 41.Фd5, на что я планировал вторжение 41...Фа3 и Фe3.

41…Kg7! «Кони нацелились на самый слабый в позиции белых пункт g3» (Гипслис). Тут я почувствовал «дыхание победы»: конь устремился на f5, а второй заменит его на е6, и после h5-h4 уже не за горами матовые угрозы.

42.Лb8 Ксе6 43.Фe5? Промах в трудной позиции. Упорнее было 43.Фb4(b6) Фа1+ 44.Фb1, хотя и здесь после 44...Фd4 у черных нарастающая атака.

43...Кd4! (в этом всё дело: теперь свирепствуют оба коня!) 44.Лb1 h4?! Поспешный напрашивающийся ход. Черные чуточку сбились с ритма — жестче выигрывало 44..Кgf5!, например:

1)45.Фd5 Ке2 46.Фе5 h4 (к такой позиции я и стремился: кони расставлены идеально, а ладья уже не может активизироваться) 47. Крh2 (47.Ла1 Фb6) 47...Фf2 48.Фf6 Крh6, и белые беззащитны;

2)45.Фb8 К:f3! (эффектный удар, сразу разрубающий гордиев узел) 46.gf (46.Ф:а7 Кg3#!) 46... Фf2 47Лgl Ф:f3+ 48. Крh2 Кe3 и Кf1+, отыгрывая качество и оставаясь с двумя лишними пешками.

45.Фb8 Фe7 46.Фb4 Фf6.

 56

47.Фf8?! Удар по воздуху, однако и 47.Фb6 Кge6 с дальнейшим Кf5 вело к сходному финалу.

47...Ке2 (переходя в матовую атаку) 48.Лd1 Кf5 49.Фb8 Ке3 50.Фd8 Фf4 51 .Ле1 Кf1. Пли 51...Кf5! Но и так белые сдались (52.Л:f1 Кg3+ 53.Кgl Фе3+).

Удача черными в волнующей 1-й партии прибавила мне настроения. Тогда как Тимман, по мнению московского комментатора матча гроссмейстера Юрия Разуваева, «после неожиданного поражения в этой встрече наверняка был в растерянности, которая увеличилась во 2-й партии».

 

№ 9. Новоиндийская защита Е13
КАСПАРОВ - ТИММАН
Тренировочный матч,

Хилверсюм (м/2) 16.12.1985

1.d4 Кf6 2.с4 е6 3.Кf3. Думаю, на 3.Кс3 Сb4 4.Кf3 (№ 3, 7, 13) все равно было бы 4...b6.

3….b6 4.Кс3 (4.а3 - № 32)4...Сb4. Играя с Тимманом, тогда легко можно было угадать дебют на l.d4: либо «Нимцович», либо «новоиндийка», либо гибрид двух этих защит. В случае 4...Сb7 я избрал бы хорошо знакомую мне систему с 5.а3.

5.Сg5Сb7. В наши дни, чтобы избежать ответа 6.Кd2, многие вернулись к 5...h6!? 6.Сb4 g5 7.Сg3 Ke4 (первоисточник: Гли- горич — Тайманов, Цюрих(тп) 1953; свежие примеры: Бакро — Топалов, Нанкин 2010; Накамура — Ананд, Вейк-ан-Зее 2011).

6.е3. Позже стали играть и 6. Кd2!?, исключая схему с 6...h6 7. Сh4 g5 и Ке4, а при 6...С:с3 и d7- d6 выстраивая «большой центр» путем f2-f3 и е2-е4. Ход конем применял и я — против Псахиса (Ла Манга(м/2) 1990) и Онищука (Тилбург 1997). Правда, с Псахисом после 6... С:с3 (ныне пробуют даже 6...h6 7.Ch4 Кс6!?) 7.bc h6 8.Сh4 g5 9.Сg3 d6 10.е3 возникла обычная позиция (как в № 18), но возможно 10.f3!? с идеей е2-е4.

6...h6 7.Сh4 g5 (сдержаннее 7...С:с3+ 8.bc d6 - № 18) 8.Сg3 Ке4.

57 

Одна из табий «гибрида», в которой долгие годы автоматическим продолжением было 9.Фс2 (№ 10, 11). Но я сумел удивить Тиммана!

9.Кd2!? Эту жертву пешки, известную с партии Штейн — Лангевег (Амстердам 1969), мы с Тимощенко смотрели перед матчем с Корчным. Считалось, что здесь у черных хорошая игра, но мне пришла в голову перспективная идея (тогда я буквально фонтанировал подобными идеями).

«Каспаров стремится “вытащить” соперника из брони знаний и опыта на открытый бой, причем у него отлично развито чувство позиции с нарушенным материальным равновесием (которое выработать практически невозможно — оно редко встречается и должно быть заложено в шахматисте от природы). Пока жертвуется только пешка...» (Разуваев).

9...К:c3 (не столь принципиально 9...К:g3 - № 20) 10.bс С:c3 11.Лс1 СЬ4. При подготовке к 4-й партии нам с Адорьяном не понравился ответ 11...Са5 12.h4 Лg8 (Крауч — Харикриш- на, Лондон 2001), и я перешел на классические рельсы (9.Фс2). Однако после 13.Фh5 у белых достаточная компенсация за пешку. Поэтому и сейчас, спустя более четверти века, этот гамбит кажется мне вполне корректным и безопасным для белых.

12.h4 gh?! Крепче 12...Лg8, не оголяя слабую пешку h6.

13.Л:h4! А вот и свежая идея! Штейн сыграл 13.С:h4 Се7 14.Сg3, что явилось потерей времени (14...d6=). На g3 слон расположен оптимально, и надо вводить в бой ладью.

57 2

13…Cd6. Неоднозначное решение — размен слонов, по словам Разуваева, «выглядит коряво». Но при 13...Cе7 14.Лh5 (14.Фh5!?) 14...d6 у белых, в отличие от партии Штейна, ладья уже на h5, и есть 15с5! dc 16.dc C:с5 17.Лhc5 bс 18.Лс5 с отличной компенсацией за качество и пешку (наша разработка 1983 года!). В поединке Гельфанд — Вальехо (Москва 2004) черные, подумав, ответили 14..Cd6, однако после 15.Фg4 (15.C:d6!?) 15...Фf6 16c5 C:g3 17. Ф:g3 Ка6 белые могли путем 18. с6! dc 19. Сa6 С.:a6 20.Лс6 сохранить некоторый перевес.

А в 1985-м была еще «инфор- маторная» рекомендация Г.Агза- мова и С.Надырханова 13...Кс6. На это я считал перспективным 14.d5Ке7 15.Сd3, но интересно и 15.de Кf5! (не 15...de? 16.Фа4+ Кс6 17.Лd4 Фg5 18с5! Бартел - Беркеш, Стамбул 2005) 16.ef+ Крf8 17.Лg4(h3) К:g3 18Сg3 Фf6 19с5! с опасной инициативой.

14.Фg4. Ферзь вырывается на оперативный простор, попутно защищая ладью. С этой минуты я был очень доволен своей позицией.

14…С:g3. В случае 14...Фе7!? 15.С.:d6! (слабее 15.с5 С:g316.Ф:g3 Кс6 и 0-0-0 Пласкетт — Шорт, Брайтон 1984) 15...cd (15...К:d6 16.с5!) 16.Фg3 f5 17.с5 (Агдестейн - Хеллере, Гаусдал 1987) или 16. Фf4!? белые также сохраняли инициативу.

15.Ф:g3 Кс6?! После долгих раздумий Тимман сделал самый естественный ход, отказавшись от известного 15...Ка6 16.с5! На 16…Фе7?! (Эйнгорн - Надырханов, Волгоград 1985) сильно 17.Лh5(h3). Правильная защита - 16...Кb4 17.а3 Кd5 18.e4 Ке7, но после 19.Лh5 или 19Фg7 и это благоприятно для белых.

16.d5! С атакой надо спешить, иначе черные успеют сделать длинную рокировку.

16…Ке7 17.Сd3! Этот развивающий ход явно не понравился Тимману: оказывается, у него непростой выбор. «Белые поля по диагонали bl-h7 взяты под контроль, и как теперь черным завершать развитие?» (Разуваев).

17...d6. На 17..Лg8 последовало бы 18.Фh2 ed 19.Л:h6.

58

18.Фg7. Препятствуя бегству черного короля на ферзевый фланг. Правда, и после 18.de fe 19..Сe4! у белых стабильное давление: 19...Сe4 20.К:е4 Крd7 21. Кf6+ Крс8 22.Ле4 е5 23.с5! или 19...Лf5 20.Фg6+ Крd7 21.С:f5 ef 22.Ф:f5+ Кре7 23.Ке4 Фf8 24.Фb5 а6 25.Фb4.

18…Лg8 19.Фh7! Простодушное взятие пешки — 19.Ф:h6?! позволяло черным решить все проблемы: 19..Кg6! 20.Сg6 (20. Лg4 Фf6) 20...Л:g6 21.Фf4 Фg5! A неожиданный маневр, которым я очень гордился, смутил соперника.

19….Лf8? Тимман решил сыграть «понадежнее», но ошибся. Еще хуже 19...Фd7? 20.Ке4 Лg6 21.Фh8+ Кg8 22.К:d6+! и С:g6, a 19...ed? 20.cd С:d5 слабо из-за 21.Кe4 Лg6 (21...С:e4? 22.Л:е4+-) 22.Кс3! и т.д.

Однако упорнее было 19...Л:g2, на что у белых имелось два заманчивых продолжения — спокойное 20.Лf4 Кf5 21.С:f5 ef 22.Ф5 Лg7 23.Кf3! Сc8 24.Фh5 Фe7 25.Ф:h6, отыгрывая пешку с неприятным давлением, или эффектное 20.Се4!! Лg1+ 21. Кре2 Л:с1 22.de fe 23.С:b7 Крd7 24.Ке4 Фh8 25.С:а8 Лс2+ 26. Крdl Фh7 27.Кf6+ Крd8 28.К:h7 Л:f2 29.Л:h6 Л:а2 30.Сf3 Кf5 (30...e5? 31.Лf6+-) 31.Л:е6 с фигурой за две пешки и шансами на победу.

20.Ке4? Ответная любезность. Соблазнившись угрозой красивого мата в один ход (Кf6#), я упустил из виду простое 20.Л:h6 с решающим перевесом после 20...ed 21.cd С:d5 22.Ке4 С:e4 23. Ф:e4 а6 24.Л:с7! или 20...Фd7 21.de fe 22.Кe4 С:e4 23.Ф:e4 и Л:е6.

20….Кf5? Отреваншировался и Тимман, пройдя мимо спасительного 20...Кg8! (психологически трудно вернуть коня на исходное место — я это даже не рассматривал), и неясно 21с5!? С:d5! 22.cd cd 23.Лf4 е5, а после 21. Лf4 е5 (именно так: 21...Фе7? 22. с5!) 22.Лf3 Фе7 с неизбежным 0-0-0 черные решали все проблемы.

21.Лh3. Не менее убедительно было 21.Лh5!? Фе7 22.g4 Кh4 23.Л:h6, и указанное мной в «Информаторе» 23...Кg6 плохо из-за 24.Фg7! с угрозой Kf6+ (если 24... 0-0-0, то 25.Лg6), а на 23...Кf3+ выигрывает 24. Кре2 Кg5 25.К:g5 Ф:g5 26.de Ф:g4+ 27. Крd2 Фg5 (27...Фf3 28.Лf1) 28.f4 или 24...Кe5 25.Кf6+ Крd8 26.g5, и черные беззащитны.

21....Фe7 22.g4Кh4.

59

23.Фg7! Красивый ход, ошеломивший Тиммана: он рассчитывал на 23.Ф:h6? Кg6, и черные наконец-то могли бы вздохнуть спокойно. Теперь же в опасности конь h4 — грозит перекрытие Кh6+.

23...0-0-0. Допуская решающее вторжение коня на f6. Впрочем, едва ли помогал и переход в окончание - 23...f5 24.Ф:е7+ Кр:е7, на что я планировал 25.КсЗ! Кg6 (25... Кg2+ 26. Кре2! fg 27.Лh2, и конь в капкане) 26.Л:b6 Ке5 (26...Лf6? 27.g5) 27.Л:е6+ Крd8 28. Сf5 с победоносным маршем пешек королевского фланга (28... Cс8 29.f4! и т.д.).

24.Кf6. Картинная ситуация: армия черных полностью парализована — и при полной доске фигур они теряют коня!

24...ed 25.cd Крb8 26.Л:h4 С:d5 27.g5. Тут я уже слегка расслабился, а стоило бы чуть- чуть посчитать варианты и пойти 27.К:d5! Ф:b4 28.К:с7 с разгромом: 28...Фе7 29.Ка6+ или 28... Фh1+ 29. Крd2 Фb7(f3) 30.Ка6+ и т.д.

27...С:а2. Несколько обостряло игру 27...hg 28.К:d5 Фe5, на что белые имели выбор между 29.Ф:e5 de 30.Кb4 Л:d3 31.К:d3 gh 32.К:e5 с выигранным эндшпилем и более энергичным 29.Кf6! gh 30.Кd7+! Л:d7 31.Фf8+ Крb7 32.Сa6+! или 29...Фа5+ 30. Кре2 gh 31.Кd7+ Крb7 32.К:f8, и занавес опускается.

28.gh. Теперь следует краткая агония: 28...d5 29.h7 ФаЗ 30.Лd1 Лh8 31.g8 CЬЗ 32. Ла1 (или 32.Ф:h8 С:d1 33. Крd2!) 32...Фc5 33.Ф:h8 d4 34.Л:d4 (34.Фf6!) 34...Фc3+ 35. Кре2. Черные сдались.

Счет стал 2:0, и после такой оглушительной победы я уже начал подумывать о максимальном, «фишеровском» результате.

Увы, 3-я партия вернула меня с небес на землю. Главные события в ней произошли в обоюдном цейтноте. На 31-м ходу Тимман подставился, однако я вместо выигрывающего хода ферзем сделал ужасный ход ладьей. Соперник мог получить очевидный перевес, но предпочел ринуться в неясную атаку с жертвой коня и после моей грубой ошибки на 35-м ходу выиграл тоже в разгромном стиле. 2:1! Из прессы: «Голландские болельщики не смогли сдержать радости. Тимман же подхватил свою шестилетнюю дочь на руки и поднял ее на сцену».

Вторая половина матча по накалу борьбы не уступала первой. Оба соперника стремились к победе в каждой партии, независимо от цвета фигур. И лучшей стала ничейная 4-я, на редкость захватывающая и головоломная. Разуваев: «Ее крайне трудно анализировать, да и вообще трудно поверить, что она сыграна сейчас, а не во времена Лабурдоннэ...»

 

№ 10. Новоиндийская защита Е13
КАСПАРОВ - ТИММАН
Тренировочный матч,
Хилверсюм (м/4) 19.12.1985

1.d4 Кf6 2.с4 е6 3. Кf3 Ь6 4.КсЗ Сb4 5. Сg 5. СЬ7 6.еЗ h6 7.Лh4 g5 8.СgЗ Ке4 9.Фс2. К этой партии мы с Адорьяном проделали небольшую подготовительную работу и, временно разочаровавшись в 9.Кd2 (№ 9), вернулись к традиционной схеме, не раз встречавшейся в практике соперника.

9... С:c3+ 10.bc d6(10...К:g3 11.fg1? Ваганян — Тимман, Лондон 1984) 11 .Сd3 f5. И здесь на 11...К:g3 хорошо 12.fg!? (первоисточник: Спасский — Полугаев- ский, СССР(ч) 1961).

12.d5. Позиция, известная еще с алехинских времен.

61

12...Кс5. Изобретение Тиммана -по его совету так впервые сыграл Рибли против Ваганяна в матче СССР — Остальной мир (Лондон 1984). Слабее 12...ed?! 13. cdС:d5 14.Кd4Кd7 15.f3К:g3 16. hg Фf6 17.С:f5 0-0-0 18.Фa4 a5 19.Крf2 с перевесом ввиду слабостей в лагере черных (Керес — Тайманов, СССР(ч) 1955).

Однако неясно 12...Кd7 (с идеей Кdc5) 13.C:е4 fe 14.Ф:e4 Фf6 15.0-0 0-0-0 16.Ф:e6 Ф:е6 17.de Кс5 18.Кd4 Лde8 19.f3 Сa6 (Рей-Тайманов, Гамбург 1965) или модное 12...Ка6!? 13.С:e4(13.Кd4 Кас5 14.0-0 Фe7! Бакро — Топалов, Нанкин 2010) 13..fе 14.Ф:e4 Фf6 15.0-0 0-0-0 16.Ф:е6+ Ф:e6 17.dс, и кроме 17...Кс5 (переходя к варианту с 12...Кd7) есть 17…Сf3! 18.gf Кс5= (Ван Ю - Адамс, Баку 2008).

Позже Тимман, избегая 12... Кс5 13.h4!, дважды играл 12...Фf6, чтобы при 13.Кd4 Кс5 перейти к позиции из примечания к 13- му ходу белых, но Салов (Сент- Джон(м/3) 1988) и Адианто (Амстердам 1996) сохраняли инициативу путем 13.С:е4 fe 14.Ф:e4 Ф:c3+ 15. Кре2Фb2+ 16.Кd2Фf6 17. h4 g4 18.h5! Кd7 19.Сh4 Фf5 20. Ф:e6+ Ф:e6 21.de Кc5 22.e7.

13.h4!? А вот и новинка, которую мы анализировали, надеясь, что Тимман сыграет 12...Кс5: он всегда отличался дебютной принципиальностью. В партии Ваганян — Рибли после 13.Кd4 Фf6 14f4 gf 15.ef Кba6 16.К:e6 К:е6 17.de 0-0 18.0-0 Кс5 19.Лае1 (19.е7 Лf7) 19...Лае8 черные получили отличную игру, но неприятна жертва фигуры — 17.Сf5!? Кg7 18.Сg6+ Крd7 (Рибли) 19.0-0! Лаf8 20.f5. Поэтому крепче 15(14)... Kbd7!?

Попытка усилить игру белых — 14.h4 не удалась ввиду 14...Kba6 15.K:е6 K:е6 16.de Кре7 17.C.:f5 Kb4!= (Кир. Георгиев - Кудрин, Амстердам 1985).

13...g4?! Довольно быстрый ответ. Потом многие тоже закрывали фланг — видимо, опасаясь вскрытия линии «h». Между тем встречавшееся на рубеже веков 13...Фf6!? 14.hg(14.Кd4Кba6-см. выше) 14...hg 15.Л:h8+ Л:h8 ведет к сложной борьбе: 16.0-0-0 Фf6 17.Кd4 f4 18.Сh2 е5 или 16.К:g5, и теперь в пользу белых 16...ed 17. 0-0-0! Сс6 18.Фd2 Фg8 (18...Фf6 19.Ch4) 19.cd Ф:d5 20Сbl!, но острое 16...К:d3!? 17.Ф:d3 Фhl+ 18Крd2! Ф:al 19.К:e6 (с угрозами Ф:f5 и К:c7+) 19...Ф:a2+ 20. Кре1 Фal+ 21. Кре2 (мечтая скрыться на f3) 21...Фa4! 22.К:c7+ Крd8 23. Сd6 Ка6 24.К:a8 С:а8 обещает ничью.

14.Кd4 Фf6 1 5.0-0. При 15. К:е6?! К:e6 16.de Сg2 17.Лg1Сf3! 18.Cf5 Ка6(с6) у черных комфортная игра.

15...КЬа6. Не решает проблем 15...К:d3?! (№ 11).

62

16.К:e6! Разрушая пешечную цепь черных и обнажая их короля.

16...К:е6 17С:f5! Конечно, не 17.de? 0-0 18.е7 Лf7. Моя идея заключалась именно в жертве фигуры за две пешки с дальнейшим подрывом f2-f3.

17...Кg7 18.Сg6+ Крd7 19. f3! На этом мы с Адорьяном завершили анализ: я верил в мощь двух слонов и полагал, что дальше справлюсь сам, сочетая атаку с надвижением пешек. И хотя всё оказалось не так просто, моя интуитивная оценка позиции была правильной.

19...Лaf8 20.fg (за фигуру уже три пешки) 20...Фe7 21. е4. Нависает прорыв е4-е5. В этой диковатой позиции белые угрожают даже не столько прямой атакой на короля, сколько переходом в эндшпиль, исход которого решат проходные пешки королевского фланга.

21... Крс8. Стремясь убрать короля подальше от центра. С треском проигрывало 21...Фf6? 22. Лf6 Фf6 23.е5! Фе7 24.ed или 23... de 24.Лf1.

В «Информаторе» я привел выгодный белым вариант 21... Кс5 22.Фе2 Лf6(?) 23.h5. Перевес у них и при 22... Крс8 23.е5 Са6?! 24.e6 (Иванчук — Ананд, Монте- Карло(бш) 1993), однако 23(22)... Ке8! сохраняет неясную ситуацию. Но гораздо сильнее отсрочка планового размена ладей ради немедленного прорыва — 22.Фе1! (Юрьёля) 22... Крс8 23.е5 Фd7 (23... de 24.С:е5! на пользу слонам) 24. e6 Фе7 25.Лf1! Cа6 (25...Кс:е6?! 26.Фе2) 26.Лf7! Л:f7 27.ef С:с4 28. Фf2 Сd7 29.Ле1 или 28...Фf8 29. Фd4, и черным худо.

22.Фd2. Собираясь полакомиться слабой пешкой h6. Видимо, еще лучше было резкое 22. е5!? (оживляя слона g3) 22...de 23.Фе4 Ке8 24.Ф:е5 Фс5+ 25. Крh2 или 24...Ф:е5 25.С:е5 с подавляющей позицией.

Но я решил обойтись терапевтическими средствами.

22... Крb8. Вскоре в партии Майлс — Тимман (Тилбург 1986) черные испытали 22...Кс5, но после 23Л:f8+ Л:f8 24.Ф:h6 (24. Ле1!?) 24...Фf6?! (упорнее 24... Са6) 25.Сf5+ (25.е5!? de 26.Ле1) 25...К:f5 26.Фf6 Лf6 27.ef им не удалось сдержать пешечную лавину.

63 

23.Л:f8+? «Белым необходимо провести е4-е5, и этой цели лучше всего служило 23.Фd4» (Разуваев). Действительно, после 23... Ке8 (23...Кc5 24.е5!) 24.Лf7! (соль идеи: я в «Информаторе» рассматривал лишь 24.Л:f8 Л:f8 25.Лf1, а Тимман в «New in Chess» — столь же неясное 24.е5 de 25.Ф:е5) 24... Л:f7 25.Ф:h8 Фf8 (25...Фf8 26.Фd4!) 26.Ф:h6 Кc5 27.h5 Кd7 28.Сf5 у белых выигранная позиция (Салов — Тимман, Сент-Джон(м/5) 1988).

23...Лf8 24.Ф:h6. Мне казалось, что четырех пешек за фигуру достаточно для победы. Однако теперь черные получают контригру.

24...Сс8! (24...Фf6? 25.е5!)26. Ле1?! Вдруг я увлекся несбыточной идеей «учебно-показательного разгрома». Не стоило так легко отдавать пешку g4. Правда, мое «информаторное» 25.g5 Кс5 26.Лf1 Лf1+ 27. Крf1 Са6 совсем безобидно. Куда интереснее был переход в эндшпиль путем 25.Сf2!? С:g4 26.Сd4 Ке8 27.Лf1! Лf1+ 28. Крf1 Кс5 29.Фg5! Ф:g5 30.hg, хотя после 30...Сd7! и Крс8- d8 черные сохраняли шансы на ничью.

Но больше для борьбы за перевес годилось 25.Сf5! Кс5 26.Ле1 (у Тиммана только 26.Фg5?!) 26... Кd7 27.С:d7! Ф:d7 28.g5 или 26... Кd3 27.Ле3 Кe5 28.С:e5! de 29. Крh2, и пешки сильнее фигуры.

25...С:g4 26.с5?! Рука сама тянулась сделать этот «блестящий» ход — увы, я зевнул и впрямь блестящую ответную реплику Тиммана! Правильно было программное 26.е5! и на 26...de — либо 27.С:е5 Кf5 28.Сf5 (28. С:с7+? К:с7!) 28...Лf5 29.Ле4! Лh5 (29...Сd1 30.d6) 30.Фf6, либо 27.Л:е5 Фс5+ (похуже 27...Фf6 28.Фg5! Сf5 29.Ф:f6 Лf6 30.Сf5 К:f5 31.Сf2 Крс8 32.g4 Кd6 33.h5) 28.Крh2 Лf1 29.Фe3 Кf5 30.Ф:c5 К:c5 31.Сf5 С:f5 32.h5, и, скорее всего, везде получалась ничья, но проиграть больше рисковали черные.

26...Фf6! Неожиданно выясняется, что сокрушающих продолжений за белых не видно, а материал они теряют. Мой расчет был на 26...К:с5 (26...bс? 27.е5!) 27.е5 de? (еще хуже 27...Лd7? 28.ed Фf6 29.dc+ Крb7 30.Фg5) 28.С:е5 Кf5 29.С:с7+! Кра8 30.Л:е7 К:h6 31.Се8 (31.h5!?) 31...Сс8 32.h5 с весомыми шансами на выигрыш. Впрочем, после хладнокровного 27... Крb7 28.ed Фf6 черные отбивались: 29.Ле7 Кh5(f5) 30.Л:с7+ Крb8! и С:g3 или 29.Фh7 Сf5 30. Ле7 С:g6 31.Л:с7+ Кра6! с идеей Фf1+и Се4.

27.cd Сh5! Конечно! Такой поворот событий поверг меня в шок. На мое счастье, со стороны белых надвигается спасительный пешечный ураган...

64

28.е5! При 28.dc+? Крb7 проходные пешки теряли свою силу: 29.d6 Ф:g6 30.Ф:g6 С:g6 31.e5 Кe6 и т.д. Однако 28.d7 Ф:g6 (28... С:g6? 29.Ле3!) 29.Ф:g6 С:g6 30.е5!Ке5 31.e6 вело к положению из партии.

28...Ф:g6 29.Ф:g6 С:g6. «Белые играют эндшпиль без двух фигур! Но как оценить столь необычную позицию?» (Разуваев).

30.е6! Кс5 31.d7. На память приходит бессмертная партия Мак-Доннель — Лабурдоннэ, хотя создание третьей связанной проходной — 31.dc+? плохо из-за 31….Крс8! и Лg8.

31 ...К:d7! Правильное решение: такие пешки терпеть нельзя! В случае 31 ...Лd8? 32. Се5 (Штоль) чаша весов вновь склонялась на сторону белых.

32.ed Лd8 33.Ле6 ? Эффектный выпад, но следовало удерживать равновесие путем 33.Се5! Лd7 34.g4 или 33..Кf5 34.g4 К:h4 35.Крf2 Cf7 (35...Л:d7 36. Крg3) 36. Сf6 Л:d7 37.С:h4 С:d5 38.a3.

33...Сh5? При 33... Кр:e6? 34. de уже черным пришлось бы добиваться ничьей: 34...Се8 35.h5 С:d7 36.С4 С:е6 37.С:d8 С:а2 и т.д. Но 33...Сf5! давало им перевес:

1)34.Ле7 Лd7 35.Л:d7 С:d7 36. Се5 Кf5 37.h5 (Разуваев) 37...Сe8! 38.g4 Кe3 39.h6 Сg6 или 36. Крf2 (36. Крh2 Сg4!) 36...Кf5 37. Крf2 С:g3 38. Кр g3 Крс8 39. Крf4 Крd8 40.g4 Кре7 с видами на победу;

2)34.Лh6 Л:d7(!) 35.Се5 (моя «информаторная» рекомендация) 35...Ке8 36.Лh8 Ле7 37.Сf4 Крb7 38Лf8 Сbl 39.а3 Са2 40.g4 С:d541.Крf2 Сf7 42.h5 Кf6 43. Крg3 К:h5+ 44.gh С:h5, и черные реализовали лишнюю пешку (Лерх — Хелмрайх, по переписке 1986— 87);

3)34.Лf6 Л:d7(!) 35.Се5 (Тимман) 35... Крb7! 36.g4 (36.с4 Ле7! и Сd3) 36...Л:d5 37.Сd4 Сd7 или 35.d6 cd 36.С:d6+ Крb7 37.Сe5 Сbl 38.а3 Ле7 39.Сd6 Ле4 40.Лf7+ Кре6 41.Сb8 Ке6, и белым тоже несладко.

34.Се5 Л.d7 35.Лh6 Сf7.

Не самый удачный ход, как и 35….Се2 (Кин) 36.Лh7 Ле7?! (верно 36...Сс4) 37.d6! (37.С:g7 Крb7! и Сd3) 37...Л:е5 38.d7 Лd5 (38... Ке6? 39.Ле7! Тимман) 39.Лh8+ Крb7 40.d8Ф Л:d8 41.Л:d8, и ладья с пешками сильнее двух легких фигур.

Точнее было 35...Сd1! - в цейтноте Тимман опасался 36.Лb7(?), не видя ответа 36...Ле7! с неожиданной идеей 37.С:g7 Крb7! и Cс2 или 37.Cf4 Крс8! Впрочем, энергичного 36.g4! хватило бы мне для ничьей (ход Штоля 36... Ле7 парируется путем 37.d6! Л:е5 38.d7).

36.С:g7 С:d5. «Фигур теперь поровну, но возникший эндшпиль с разноцветными слонами и проходными на разных флангах необычайно интересен» (Разуваев).

65 

37.Cе5. Больше хлопот доставляло черным 37. Cf8! (чтобы придерживать новоявленную проходную пешку «а») 37...C:а2 38. g4, но после 38...с5 39.h5 Крс7 они все-таки достигали ничьей (40. Лf6Лf7).

37...C:а2 38.h5 Не меняло оценку этой обоюдоострой позиции 38.g4 Крb7 39.g5 а5=. Как говаривали в старину, одна проходная пешка бежит быстрее, чем две...

38...Фb7 З9.g4. Честолюбивее, чем 39.Лg6 а5 40.h6 а4 41.Лg7 Лg7 42.C:g7 Cb1 43.с4 Кре6 44. Cd4=.

39....Cс4. Тимман привел в «New in Chess» другой порядок ходов - 39...а5 40.g5? (40Лf6!= 40...Сс4, что, впрочем, не играет особой роли.

40.g5? Цейтнотный, последний контрольный ход! В погоне за эфемерным выигрышем я упускаю ясное равенство: 40.Лf6 а5 41.h6 а4 42.Лf4 b5 43.Лd4! Л:d4 (43...Ле7 44.Сg7) 44.С:d4 Сd3 45. с4 с ничейным разноцветом.

40...а5 41.g6 (грозит Лh7) 41…Лd5! Этого я не заметил, рассчитывая лишь на 41...а4? 42. Лh7, и в случае 42... Кре6? 43.Л:d7 Кр:d7 44.Сf4 а3 45.Сс1 а2 46.Сb2 Сd3 (46... Кре7 47.h6) 47. Крf2 Кре6 48.Кре3 у белых выигранный слоновый эндшпиль, а после 42...Л:h7 43.gh а3 44.h8Ф а2 45. Фg7 а1Ф+ 46. Крh2 черные остаются без пешки, но с шансами на ничью.

42.Сf4 (гибельно 42.Сg7? Лf5! и а5-а4) 42...Лf5! При 42...а4? 43.Лh7 Лс5 44.Сс1! белые стопорили пешку, теперь же грозит а5- а4.

43.СgЗ! а4 44.Лh7 Ле5 45. h6 (но не 45.Сd6? а3!) 45...аЗ. «Увлекательная пешечная гонка наперегонки!» (Разуваев).

65 2

46.Ле7! Белые спасаются единственными ходами, успевая вернуться ладьей на а1 через защищенное поле el. Если 46.Лd7?, то 46...а2 47.Лd1 Лb5! 48.h7 Лb1-+.

46...а2 47.Ле1 Лh5 48.h7 Сd3 49.Лa1 (49.Се5?Л:е5!)49... С:g6 50.Л:а2 Л:h7. Итак, обстановка разрядилась и возник объективно ничейный эндшпиль. Тем не менее играть без пешки не очень приятно, и я уже думал, что Тимман дотянет партию до откладывания, а затем будет долгое доигрывание. Но все проблемы разрешились на удивление легко.

51 . Крf2 Лd7 52. Кре2 Лd5 53. Ла4! (53.Лd2 Лс5! Тимман) 53... с5 54.Лf4 Ле8 (54...Лd3 55.Лf3) 53...КреЗ Лd1 56.Ле4СЬ5.

66

57.с4! Важный ресурс обороны: черным трудно использовать слабость этой пешки.

57...Сd7?! После 57...Са4! 58. Кре2 Лd7 с идеями Сb3 и Кра6-а5- b4 Тимман мог еще если не выиграть, то хотя бы «попить крови».

58.Кре2 (король прорывается на ферзевый фланг) 58...Лg1 59.Ле7! Л:gЗ. Похоже, сопернику померещились шансы на успех в ладейном эндшпиле. Правда, мало сулило и 59... Крc6 60. Лg7 или 59... Крс8!? 60.Сf4! (но не 60Лg7?! Се6!).

60.Л:d7+ Кра6 61. Крd2 Кра5 62.Лd6. Ничья: черным нечем усилить позицию.

Прибывший из Лондона Реймонд Кин заявил: «Вот это партия! Жертвы и контржертвы, аудитория потрясена». Оба соперника остались недовольны исходом борьбы: каждый не без оснований считал, что упустил хорошие шансы на победу.

В 5-й партии Тимман, избрав разменный вариант «испанки», получил несколько лучший эндшпиль и методично наращивал инициативу. Чтобы удержать равновесие, я отдал качество за пешку и с трудом добился ничьей на 35-м ходу.

Счет стал 3:2, и для выигрыша матча мне достаточно было ничьей в 6-й, заключительной партии. По идее, я должен был играть крепко, но все ждали большого боя — недаром в тот день матч посетили 3000 зрителей! И партия выдалась опять очень острой и зрелищной, изобилующей взаимными ударами.

 

№11. Новоиндийская защита Е13
КАСПАРОВ - ТИММАН
Тренировочный матч,
Хилверсюм (м/6) 22.12.1985

1 .d4 Кf6 2.с4 е6 3.Кf3 b6 4.сЗ Сb4 5.Сg5 Сb7 6.еЗ h6 7.Сh4 g5 8.ЛgЗ Ке4 9.Фс2(9.Кd2 - № 9) 9...С:сЗ+ 10.bc d6 11.Сd3 f5 12.d5Кс5 13. h4 g4?! 14.Кd4 Фf6 15.0-0 К:d3?! Новинка (вместо 15... Кba6 — № 10), но мы с Адорьяном к ней подготовились.

16.Ф:d3 е5 17.К:f5 (конечно, не 17.КЬ5? Ка6) 17...Сс8.

67

Тимман выглядел в этот момент очень довольным: пожертвовав пешку, черные ликвидируют заблудившегося коня и вроде бы получают комфортную игру — например, 18.е4?! С:f5 19.f4 (19. ef Кd7! Майлс — Тимман, Кёльн 1986)19...gf! 20.Л:f3 Кd7 21Л:f5 и 0-0-0. Но всё не так просто...

18.Кd4?! «Жертва фигуры с целью улучшить пешечную структуру!» (Разуваев). Увы, в этот красивый замысел вкрался изъян. Жаль, что мне не пришла в голову «простая» перестановка ходов — 18.f4!! Ф:f5 (не лучше 18.. С:f5 19.е4 или 18...gf 19.Л:f3) 19.е4 и fe с разгромом: у черных лишняя фигура, но они не успевают развиться (Майлс — Белявский, Тилбург 1986).

 18...ed 19.cd. Мне казалось, что у белых отличная компенсация за фигуру в виде подвижной пешечной массы, однако на самом деле позиция совершенно неясная.

19...Фf5? Растерянность: ферзь добровольно идет под темп, и замысел белых полностью оправдывается. Не совсем точно и 19... Кd7?! из-за 20.f4! с последующим еЗ-е4.

Верный ответ — 19...0-0!, ибо теперь на 20.f4(?!) есть подрыв 20...с6! Да и при 20.f3 Фg7 черным жаловаться не на что: 21. Крh2?! Кd7 22.е4 Кf6 23.f4 (Глигорич — Попович, Будва 1986) 23...Кh5! или 21.fg, и здесь не 21...Л:f1+ 22. Л:f1 С:g4 (Глигорич) из-за 23.с5!, а просто 21...Кd7! Предпочтительнее 20.е4, но тогда после 20... Фg6 у черных лишний темп по сравнению со случившимся в партии.

20.е4 Фg6. «Пока продвижение опасной пешечной массы остановлено, но вот надолго ли?» (Разуваев).

21.ФсЗ (неплохо и 21.Фа3, но на с3 ферзь расположен поосновательнее) 21...0-0 22.Лfe1.Полезный подготовительный ход. Немедленное 22.е5 допускало освобождающее 22...de 23.de Сf5! 24.е6 Ка6 и Кс5.

22…d7. В случае 22...Ка6 23. е5 de (с идеей 24.de Сf5!) хорошо 24.Л:е5! Сf5 25.Лае1 Лае8 26.с5, используя удаленное положение коня на а6.

23.е5. Критическая позиция, в которой я оценивал свои шансы очень оптимистично, уповая на мощный центр белых и слабую защищенность черного короля.

23...CЬ7?! Неудачный замысел — лучше 23...Cа6.

24.ЛеЗ?! С очевидным намерением Лае1, но при 24.ed! cd 25.Ле7 черные сразу сталкивались с проблемами.

68

24…b5? По-моему, Тимман недооценил угрозы белых. Подрыв пешечного центра, задуманный ходом 23...Cb7, создает роковые слабости самим черным! Разуваеву больше нравилось 24...Лf5(?!) 25.Лае1 Кf8, но после 26.ed cd 27. Фа3 у белых весьма неприятное давление. Видимо, лучше всего было терпеливое 24...Лае8(с8).

25.Фа5! Атака меняет направление!

25...Кb6(25...de?26.Ф:c7)26. Фb5 Фc2. На этот выпад и надеялись черные, однако он ведет к катастрофе. Но что взамен? Нависает прорыв с4-с5. Если 26... Лаd8(е8), то пока 27.Лае1! На 26...Сc8 сильно 27.е6!, а на 26... de — 27.Л:е5! И даже самая хитроумная защита — 26...Лас8!? (сидеей 27.Лае1?! с6!) оставляла мало шансов на спасение после 27.ed cd 28.Ле7! Лf7 29.Лае1 Фf5 30.Л1е4 Л:е7 31.Л:е7 Са8 32.Л:а7 К:с4 33.Л:а8 Л:а8 34.Ф:с4.

27.ed cd. Оказывается, плохо как 27...Ф:с4? 28.Фb1! (внезапный отскок: черные гибнут на «своих» белых полях!) 28...Лf7 29. Фg6+ (не указанное мной в «Информаторе» 29.Ле7(?) из-за 29...Ф:d4!) 29...Лg7 30.Ле8+ Л:е8 31.Ф:е8+ Крh7 32.Фе4+ Кр g8 33. Фе6+ Кр h7 34Фf5+ bg8 35.Ле1 с матовой атакой, так и 27...К:с4 28.Ф:b7 К:еЗ 29.dc! Кf5 (Разуваев) 30.Кр h2! Фe4 31.Лb1 или 30...К:g3 31.fg, и проходные пешки неудержимы.

28.Ле7. Заслуживало внимания и 28.Лае1!? (при 28...К:с4 29. Л3е2 теряется слон b7), и 28.с5!? с дальнейшим 28...Фc4 29.Фb1! Ф:d5 30.Фg6+ Крh8 31Ф:h6+ Крg8 32...Фg6+ Кр h8 33.Сe5+! (в старом анализе я не видел этого хода и считал, что у белых лишь вечный шах) 33...de 34.Фh5+ Крg8 35. Ф:g4+ Крh7 36.Фh5+ Крg7 37.Лg3+ Крf6 38.de+ Кре7 39.cb с морем пешек за фигуру и атакой или 28... dc 29.dc Кc4 (29...Кd5 30.Ле2!) 30.с6 С:c6 31.dc Ке3 32.fe, и черным не устоять. Впрочем, ход в партии тоже хорош.

28…Лf7. Попытка 28...Сс8 29. Фc6 Сf5 (29...Фg6 З0.с5!) не проходила из-за 30.Ф:d6! Кс8 31 .Фh6 Ке7 32.Се5 Крf7 33.d6+-.

29.Л:f7. Снова альтернативой было 29.Лае1!? с идеей 29... Ф:с4? 30.Фb1! или 29..Лаf8 30.Л:f7 Лf7 31.Ле6.

29... Кр:f7 30.с5. Решало и 30. Лel!?Фd3 31.С:d6С:d5 32.а4(32... Ф:с4 33.Фb1!), но на пятом часу игры идея 30x5 привлекла меня сравнительной простотой.

30...Фc4. На 30...С:d5, кроме обычного человеческого 31. cb Фе4 32.Фf1 ab 33.Ле1! Ф:d4 34. Фb5 или 32...Сс6 33.d5! Ф:d5 34. Лd1 Ке4 35.f3! gf 36.gf Фе3+ 37. Крh2 с победоносной атакой, есть убийственный компьютерный ход 31.Ле1!

69

31.Фb1! Решающий удар. «На этом темпе держится вся игра белых!» (Разуваев).

31 ...Ф:d5. Наконец-то и черные создали угрозу — Ф:g2#, но белые с шахами забирают пешку g4 и защищаются от мата. На 31…Крg7 выигрывало и 32.h5 Ф:d5 33.Фg6+ Крb8 34.Ф:h6+ Крg8 35. Фg6+ Крb8 36.Фf6+ Крg8 37.f3, и 32.с6 Са6 33.h5 Фd3 34.Фb4 Лd8 35.с7 Лd7 36. С:d6 и т.д.

32.Фh7+ Крf6 33.Ф:h6+ Крf7. Тут у меня возникло ощущение, что Тимман надеется на ничью вечным шахом, приносящую мне победу в матче. На миг по
зиция показалась еще не совсем ясной, но... только на миг.

34.Фf4+ Крg8 (34... Кре8 35. Ле1+) 35.Ф:g4+ Крh7. Хуже 35... Крf7 36.С:d6 Лg8 (36...Кс4 37.Ле1) 37.Фf4+иf2-f3

36.Сf4! Сильный ход, доставивший мне удовольствие. Все угрозы отражены (36..Лg8 37.Сg5), и у белых решающее преимущество.

36...Сс8 37.ФgЗ (или 37. Фе2 Сb7 38.Фd3+) 37...dc. На З7...Kc 4 последовало бы 38.h5! Cf5 (38...Ф:h5 39.Ле1!) 39.Фg5 Ле8 40.cd. Теперь же просто подтягивается ладья.

38.Ле1! Фf7 39.Фg5 Кd5.

Защищаясь от Ле7, но атака опять меняет направление.

40.Фh6+ Крg8 41 .Ле5. Получилась моя любимая конструкция: все фигуры в атаке, а почти вся армия соперника увязла на другом фланге и не в силах помочь своему королю. «Блистательный финал блистательного матча!» (Разуваев). Черные сдались.

Эффектный выигрыш последней партии принес мне и общую победу с убедительным счетом 4:2. Достойный дебют молодого чемпиона мира! Тем же вечером состоялось закрытие матча, а ночью я срочно комментировал 1-ю партию для журнала «New in Chess».

Следующим утром, 23 декабря, на двухчасовой пресс-конференции в Амстердаме я открыто выступил против проведения навязанного мне матча-реванша, запланированного ФИДЕ — небывалый случай! — уже между 10 февраля и 21 апреля 1986 года. Страсти вокруг этой проблемы кипели целый месяц. Меня поддержали только что созданный Европейский шахматный союз и гроссмейстеры Тимман, Ларсен, Найдорф, Любоевич, Сейраван и Шорт (заявивший, что «вся процедура розыгрыша первенства мира смердит»). Однако противники твердо стояли на своем, опять угрожая мне дисквалификацией, и 22 января мы с Карповым пришли к компромиссному соглашению сыграть этот матч, но не раньше конца лета.

Сразу после амстердамской пресс-конференции я вылетел в Гамбург и в тот же день провел сеанс одновременной игры с часами на восьми досках против... профессиональной команды западногерманской бундеслиги! Итог — 3,5:4,5 (подробнее об этом и других диковинных сеансах будет рассказано в следующем томе). Через сутки я встретил католическое Рождество в гостях у нового друга, гамбургского журналиста и компьютерщика Фредерика Фриделя (мы познакомились во время моего матча с Хюбнером), а затем дал еще сеанс в Мюнхене...

Весной 1986-го началась активная подготовка к матчу-реваншу. Никитин: «С марша тренировочная база в Загульбе на три месяца, с небольшими перерывами, стала домом для нашего коллектива». Попутно, несмотря на все тревоги и занятость, я с помощью руководства ВЦСПС возродил шахматную школу Ботвинника, в которой когда-то начинал свой путь в большие шахматы. Теперь она стала называться «школой Ботвинника — Каспарова», и в апреле мы с Михаилом Моисеевичем провели в подмосковном Пестове ее первую сессию, в которой участвовали 13 юных талантов со всех концов страны.

В преддверии поединка за корону я не горел желанием играть в турнирах и готовился по привычной схеме: зачем было отказываться от удачного опыта? В середине мая я полетел в швейцарский Базель, где сыграл очередной, уже четвертый за год, тренировочный матч из шести партий с одним из ведущих западных гроссмейстеров — на сей раз с 31-летним англичанином Энтони Майлсом.

Разуваев: «Выбор не был случайным и не удивил шахматный мир: Майлс — лидер мощной волны, сделавшей Англию шахматной державой после почти вековой паузы. Как и многие молодые люди 60— 70-х годов, он был неравнодушен к движению “хиппи”. Экстравагантность стала его жизненным, да и шахматным стилем (так, на командном чемпионате Европы-1980 он нанес сенсационное поражение Карпову, ответив на 1.е4 дерзким 1...а6?! - Г.К.). Играет Энтони остро, мощно, жестко и без предрассудков, с некоторым пренебрежением к аналитическому началу и шахматному академизму. Возведенная в абсолют конкретность — вот его творческое кредо. Журналисты дали ему прозвище “street-fighter” (уличный боец), и Майлс дорожит своей легендой, не упуская возможности поддержать славу шахматного нигилиста. В сентябре 1985 года он по рекомендации врача поменял кресло за столиком на специальную кушетку и лежа выиграл супертурнир в Тилбурге». Точнее, в 1985 году Майлс разделил 1—3-е места с Корчным и Хюбнером, а вот в 1984-м занял там же чистое 1-е место.

Опять я играл тренировочный матч почти с листа, полагаясь лишь на солидную подготовку к битвам с Карповым. Помогал мне опять же Андраш Адорьян. В 1-й партии Майлсу достались черные фигуры, и он постарался избежать теоретической дуэли.

 читать следующую главу