Шахматы в Питере Шахматы в Питере

МАТЧИ С ТИММАНОМ И МАЙЛСОМ (продолжение)

№ 12. Индийская защита А56
КАСПАРОВ - МАЙЛС

Индийская защита А56
КАСПАРОВ - МАЙЛС
Тренировочный матч,

Базель (м/1) 15.05.1986

 1.d4 Кf6 2.с4 с5. Неожиданность, хотя Майлс часто применял «кривые» дебюты. Тут я подумал: сейчас будет волжский гамбит...

3.d5 е5. Нет, схема, известная под названием «защита Бенони». Это меня устраивало: я любил захватывать пространство и еще в юности сыграл на подобную тему массу тренировочных партий с Никитиным. Если соперник хотел нивелировать мою подготовку и создать малознакомую для меня позицию, то это было не самое удачное решение.

4.КсЗ d6 5.е4 Сe7 6.Кf3 0-0 7.h3! Кbd7 8.g4. Типовой зажим. Разуваев: «При закрытом центре белые начинают фланговую атаку. Этот метод игры стал популярным после партий Спасского с Гицеску (Бевервейк 1967) и Петросяном (Москва(м/9) 1969)».

8...Ке8. Получше у белых и в случае 8...а6 9.а4 Лb8 10.Сd3 Ле8 11Лg1 Кf8 12.g5 К6d7 (12...Кh5 13.К:e5!) 13.h4 Кg6 14.Кe2 Сf8 15.Фc2 (Кристиансен — Майлс, Нью-Йорк 1987).

9.Сd3 а6. При коне на е8 логично было бы 9...g6, хотя после 10.Сh6 Кg7 11.Фd2 или 10.Се3 Кg7 11.Лgl Кf6 12.Фе2 (Иванчук — Сейраван, Рейкьявик 1990) у белых все равно больше пространства.

10.а4. Продолжение линии на зажим. Играют и 10.Фе2, не ослабляя ферзевый фланг в преддверии 0-0-0.

10...Лb8. Здесь также уместнее традиционное 10...g6, но Майлс решил вообще не играть g7-g6 и Кg7, а перебросить коня е8 на поддержку Ь7-Ь5.

11.Лg1! Кс7 12.ЬЗ. Заслуживало внимания 12.а5!? с идеей 12...b5 13.аb Л:b6 14.b3иСс2, убивая контригру черных по линии «b» и сохраняя хорошие перспективы атаки на королевском фланге. Но у меня был более обоюдоострый план.

12...Ле8 13.h4!? b5! Не зевая фигуру (13...С:h4? 14.g5) и не желая вести унылую оборону после 13...Кf8 14.h5 и g4-g5 или 13...h6 14.h5! Кf6 (14...f6 15.а5 и Кh4) 15.g5 К:h5 (15...hg 16.К:g5) 16.gh g6 17.К:e5 Сf6 18.Ф:h5 С:e5 19.Сd2b5 20.Лb1ит.д.

72 

14.g5!? He реагируя на действия черных! Майлс рассчитывал на 14.cb ab 15.аb (15.К:b5 допускает освобождающее 15...К:d5! 16. ed е4 17.С:е4 Сf6 18.К:d6 С:al 19. Крfl Кf6! 20.К:e8 К:e4 21.Сf4 Лb4 или 21...Кс3) 15..Кf8 16.h5Сd717. Фe2 Фc8 18.Кd2 Фb7 19.g5 К:b5 c контригрой против пешки b3. А мой неожиданный ход смутил соперника.

14...Кf8?! Пассивный ответ в расчете на cb, но белые этого избегают. Правильно было 14...bс! 15.С:с4 f5 16 Сd3 (не лучше 16.ef е4! 17.К:е4 КЬ6 или 16.gf К:f6 17. Кg5 Сf8) 16...fe 17.C:е4 Лb4 или 15.bc a5 16.h5 Кa6 17.Кb5 КЬ4 со сложной игрой.

15.h5 Сd7 (15...bс!? 16.С:c4 Кd7) 16.Кh2 (16.Кh4!?) 16… bс. Увы, с опозданием. Впрочем, нет счастья и в 16...b4 17.Ке2 или 16...bа 17.К:а4 а5 18.Сс2.

17.C:с4! В этом всё дело: теперь, когда черный конь ушел на f8 и затруднен маневр Кd7-b6, взятие слоном сулит больше, чем 17.bc Лb4.

17…f5 (рискованная затея, но что было делать?) 18.ef С:f5 19.Кf1?! «Белый конь устремляется на отличную стоянку в центре» (Разуваев), однако энергичнее было 19.Кg4 или 19.Фf3 и Кg4.

19…Фd7?! (стоило уберечь слона от размена — 19...Сс8) 20. КеЗ (теперь грозит Фf3) 20..е4 21 СЬ2. Еще лучше, чем 21.К:f5 Ф:f5 22.Фg4 с переходом в выгодное окончание.

21…Сd8 22.Ке2?! К стратегически выигранной позиции вело 22.Фс2! Фf7 23.0-0-0 Кd7 24. f4!, лишая черных последних надежд на контригру.

Но я решил «просто» подтянуть коня к месту основного сражения.

22…Фf7 23.Кf4. Видимо, сказывается волнение, характерное для стартовой партии. Перевес еще сохраняло 23.Кg3 Сd7 24.Фd2, хотя после 24...Фf3! (препятствуя длинной рокировке) 25.Ле2 Фf4! с угрозой С:g5 (хуже 24...Фf7?! 26.Ла3!) ничего страшного для черных не видно — так, при 26.С:g7?! Кр:g7 27.Кef5+ Ф:f5 Ф:f5+ С:f5 29.Фс3+ Ле5 едва ли белый ферзь с пешкой весомее трех легких фигур.

23…Сс8. Конь на f4 попал под удар! Дальнейшее происходило в наступающем обоюдном цейтноте.

73

24.Лg4!? Этот эффектный ход ошеломил Майлса. «В последнее время Каспаров стал часто применять любимое оружие Петросяна — позиционную жертву качества» (Разуваев). К обоюдоострой игре вело 24.g6 Ф:f4 25.gh+ Крh8! 26.h6 Ф:h6 27.С:g7+ Фg7 28. Л:g7 Крg7 или 26.Л:g7 С.f6 (на мое « и н ф о р м ат о р н о е » 26.. .Ле5 27Се5 de хорошо 28.Лg3) 27.Лf7 К:h7 28.Сf6+ К:f6 29.Л:c7 Ф(Л)e5.

24...Фе7? В случае 24..Сg4? 25.Ф:g4 не годилось ни 25...Кd7 26.g6, ни 25...g6 26.hg hg (26... К:g6? 27.Кf5) 27.0-0-0, ни 25...Фe7 26.Кe6 Кf:e6 27.de d5 (27...К:e6 28.g6) 28.К:d5 К:d5 29.Сd5 c4 30.Сf6! или 26.Кh3!? Фd7 27.Кf5 Лe7 28.g6+-.

Но компьютерное 24...g6! (человеку трудно решиться на такое ослабление большой диагонали) давало защиту: 25.hg К:g6! 26.Кh5Ке5 27.Сe5 Л:e5 28.Лf4 Фg6 29.  Кf6+ Крg7, и у белых лишь вечный шах (30.Кh5+ и т.д.), или 25.Ф2!? gh 26.Ке6 Кс:e6 27.de Се6 28.Фc3 Са5! 29.Ф:a5 Сс4 30.Фс3 Кg6 31.Лf4! Л:b3! 32.Л:f7 Л:с3 33.Лg7+ Кр:g7 34.Сc3+ Крg8 35.К:c4 d5 с достаточной компенсацией за фигуру.

25.ЛgЗ! Фf7 26.Кfg2! Ка8.

И снова черным дорог хороший совет. Так, 26...g6 гибельно ввиду 27.hg hg 28.Фd2 или 27...К:g6 28.1h5 и 0-0-0.

27.а5? Импульсивный цейтнотный ход. После 27.Се2! с угрозой g5-g6 белые сохраняли большой перевес.

27...Кс7 (у коня появилась лазейка b5-d4) 28.Кh4 КЬ5 29.g6. Стоило разменять ожившего коня — 29Сb5! Л:b5 30.Кс4 (30. Крf1 с4!), на что приемлемо 30…еЗ! 31.fe Wf4 32.Фf3 33. K:f3 Сс7 со сложным эндшпилем или даже 32...Фh4 33.К:d6 Ле7.

29...hg 30.К:g6? Пропуская коня на d4. Невыгодно и 30.hg?! Фf4 (31.Кeg2 Фh6 32.Cc1 Фh8!), но 30Сb5! еще удерживало равенство: 30...Л:b5 31Кg6 Сf6 32. Фc2 или 30..Сh4 31.hg К:g6 32. Сe8 Кр:e8 33Лg2 Сh3 (33..Кe5 34.Ла4) 34.Лh2 Кf4 35.Л:h3! и т.д.

30...Cf6? Ответный промах «на флажке». После З0...Кd4! картина боя менялась. Указанное мной в «Информаторе» 31. Крf1(?) плохо из-за 31...К g6 32.hgФf4 33. Фh5 Фh4-+. А после 3lСd4 cd 32.Ф:d4 Сf6 33.Фdl Сc3+ 34. Кре2 черные могли выиграть качество за пешку или сохранить мощного чернопольного слона и неприятную инициативу.

31.С:b5! (наконец я всё понял) 31...Л:b5 (31...Сb2? 32. Се8) З2.Фс2 СЬ2? При 32...с4! 33.Кc4 Л:d5 черные были бы еще в порядке.

33.Ф:b2 К:g6. Оценка позиции вновь качнулась в пользу белых. Запаздывало 33...с4 ввиду 34.К:с4 е3 (34..Сd5 35.Кf4!) 35. fe К:g6 36.hg Ф:d5 37.Фh2 Фh5 38.Ф:h5 Л:h5 39.0-0-0!

34.Л:g6Ле5.

74

35.0-0-0! «Нечасто увидишь рокировку на 35-м ходу!» (Разуваев). Белые мигом эвакуируют короля из центра и включают в атаку ферзевую ладью. Думаю, на пятом часу игры Майлс попросту забыл о возможности такого хода...

35...Л:h5 (не лучше 35... Крh7 36.Лdgl) 36.Лс1g1 Лh7. Безнадежно и 36...Лb7 37Сg7+! (37. Л:d6!?) 37...Ф:g7 38Сg7+ Л:g7 39. Фf6 Лb2 40. Крb2 Сd741. КраЗ с последующим Ф: d6.

37.Кс4. Проще выигрывало 37.Л:d6!? Фf8 38.Лf6 Фd8 39.d6 и т.д.

37...Фf4+ 38. Крb1 Лb7 39. К:d6?! Напрашивается, но верно было 39.Л:dб6 Лf7 40. Кра1!+-.

39...Сf5! Блестящий ресурс защиты — отчаянная и красивая попытка в цейтноте!

40.Лf6. И при 40.К:b7 С:g6 41. Л:g6 е3 42.Лgl Фе4+ 43. Кра2 Ф:d5 44.fe Ф:b7 45.Фе5 Фf7 46.Лg5 Лh1 черные могли бороться за ничью.

40...Фh2? Последним контрольным ходом Майлс прошел мимо единственного 40...е3+! 41. К:f5 ef — после 42Сg7+! Лh:g7 43. Ке7+ Лb:е7 44.Л:f4 Ле1+! 45. Кра2 f1Ф 46.Л:f1 Л:f1 возникал эндшпиль «ферзь против двух ладей» с лишней проходной пешкой у белых. Мои «информаторные» ходы 47.Фс2(е5) неточны ввиду 47... Лggl!, но и 47.d6 Крf8 с той же идеей Лggl оставляло черным реальные шансы на спасение.

41 .ЛgЗ (теперь всё кончено) 41...Фh1 +    42. Кра2. Черные сдались.

Большая битва, несмотря на обилие ошибок. Однако Майлса подкосила не эта, а 2-я партия: в ней он добился перевеса по дебюту (смесь «Грюнфельда» и «славянки»), долго и упорно играл на выигрыш, но после первого контроля, уже в равной позиции, перегнул палку и вновь потерпел поражение.

Если в первых двух партиях шла примерно равная борьба, то 3-ю Майлс, применив весьма своеобразную защиту (1 .d4 Кf6 2.Кf3 с5 3.d5 Ь5 4.Сg5 Ке4) и получив приемлемую позицию, проиграл очень быстро. В 4-й партии он белыми, во избежание худшего, сделал короткую ничью. Но в 5-й, где я за доской придумал новинку в системе Ботвинника, Майлс сдался уже на 28-м ходу, а в 6-й не сумел опровергнуть мою бракованную новинку в меране (15... ФА6?!), серьезно ошибся на 18-м ходу и сложил оружие на 30-м.

По окончании последней партии Майлс поблагодарил меня за урок, а в интервью патетически воскликнул: «Я думая, что буду играть с чемпионом мира, а не со стоглазым чудовищем!» Да, выигрыш матча со счетом 5,5:0,5 (конечно, не без везения) произвел фурор, напомнив о временах Фишера.

В Базеле случилось еще одно знаменательное событие. Молодые основатели ChessBase Фредерик Фридель (мотор проекта) и Маттиас Вюлленвебер (сильный программист) продемонстрировали самую первую версию шахматной базы данных, созданную для компьютера Atari ST. Мне эта программа очень понравилась, и с 1987 года я начал ею пользоваться, предвидя, что вскоре она покорит весь шахматный мир...

Затем я провел во Франкфурте сеанс с часами против молодежной сборной ФРГ (6,5:1,5), получил в Барселоне свой третий шахматный «Оскар» (за 1985 год) и заглянул в Лондон — посмотреть, как там идут дела у организаторов первой половины моего матча- реванша с Карповым.

Вернувшись в Баку, я немедленно заперся в Загульбе и уже полностью сосредоточился на подготовке к главному матчу. Отвлекся лишь на защиту своей давно готовой дипломной работы (раньше, в связи с безлимитным матчем, у меня был академический отпуск) и 30 июня 1986 года получил диплом об окончании Азербайджанского института иностранных языков.

Времени оставалось в обрез, но тренерский коллектив работал на редкость продуктивно. Помня печальный опыт Смыслова и Таля и имея за плечами железную выучку Ботвинника, я проделал огромную подготовительную работу и чувствовал, что выхожу на новый уровень понимания шахмат.


 читать следующую главу