Штурм Олимпа: второй матч с Петросяном
ООО «Шахматы», Санкт-Петербург,
тел: +7-905-223-03-53

Штурм Олимпа: второй матч с Петросяном

Уже через пару месяцев Спасский встретился в финальном матче претендентов с Корчным, одолевшим в полуфинале Таля. Виктор Львович решил проблему закрытого варианта «сицили- анки», но это ему не помогло, ибо соперник переигрывал его в сложной затяжной борьбе, да еще черными. А белыми Спасский, когда у него не пошла игра с 1.е4, запросто перешел на 1.d4, что для Корчного оказалось неприятным. В 7-й партии он как загипнотизированный избрал староиндийскую защиту и быстро сгорел в системе Земиша...

Недавно мы с Корчным как- то разговорились о тех временах, и он признался, что бороться со Спасским было очень трудно: «Борис умело поддерживал напряжение и в решающие моменты делал сильные, неожиданные ходы. Он обострял игру под цейтнот, когда у меня уже не оставалось времени...» Помянули мы и Бондаревского: ведь это именно он сделал из одаренного молодого гроссмейстера по-настоящему волевого матчевого бойца... Результат того матча с Корчным — 6,5:3,5 в пользу Спасского. На очереди был второй поединок с Петросяном.

Каждый матч на первенство мира имеет свою загадку. Эту мысль особенно любит повторять Спасский. В таких единоборствах и впрямь существует масса подспудных нюансов, влияющих на решения соперников и порой непонятных даже тем, кто и сам когда-то боролся за мировую корону. Другим же и вовсе трудно вообразить масштаб нервного напряжения и всё многообразие мотивов, которыми руководствуются участники сражения.

Представляю, с какими психологическими проблемами сталкивались Спасский и Петросян в 1969 году: после первого матча они знали друг о друге всё или почти всё. Перед Спасским стояла сложнейшая задача. Играл он уже сильнее Петросяна, как бы сделав следующий шаг вперед в шахматной эволюции. Однако сила вообще и сила в конкретном матче — отнюдь не одно и то же. Ведь и в 1966 году Спасский был очень силен, о чем говорит его блистательная победа на супертурнире в Санта-Монике (впереди Фишера, Ларсена, Портиша, Петросяна и т.д.) всего через два месяца после проигранного матча. Но как бы ни складывались для Петросяна те или иные турниры, в матче он был чрезвычайно опасен. Именно здесь и приобретали особую ценность такие его качества, как уникальное чувство опасности, способность избегать прямого столкновения и расставлять фигуры так, чтобы ограничивались возможности соперника.

Интересно посмотреть, как Спасский пробил эту стену. Матч был довольно неровный, и все же в конце концов претендент выиграл ту самую подспудную психологическую борьбу, в которой уступил в 66-м году. Тот матч тоже складывался непросто, однако психологически доминировал Петросян: мне кажется, Спасский в глубине души не очень верил в победу и в какой- то момент потерял необходимую уверенность в себе. Недавно в одном из интервью он признался: «Я был измотан отборочными соревнованиями, и, кроме того, я был нищим. А когда нищий становится королем (а я придерживаюсь монархических взглядов), то добром это не кончается!.. В первом матче мне помог Смыслов: он меня все время подкармливал у себя дома, и к концу матча я даже поправился на шесть килограммов! А когда я играл второй матч, у меня уже были деньги, то есть я мог расплачиваться с тренерами: ведь я выиграл приз в 5000 долларов в Санта-Монике». Поясню, что в конце 60-х годов, да еще в СССР, это были немалые деньги!

Конечно, это были совершенно разные матчи (хотя в чем-то они удивительным образом перекликаются: скажем, 20-я партия первого матча с 10-й второго — два кошмарных поражения претендента в защите Нимцови- ча!). И, разумеется, в 69-м Спасский учел уроки 66-го. Но и Петросян подошел ко второму поединку во всеоружии. Хорошо зная слабости соперника, он отнюдь не считал себя обреченным. И даже принял загадочное решение не уклоняться от сложных, обоюдоострых схем и рисковать больше обычного. Ради этого он жертвовал прочностью! Его «черные» дебюты были заметно агрессивнее дебютов трехлетней давности. А «белые» были, как всегда, нацелены на постепенное удушение.

В те времена еще оставался большой простор для творчества, еще не было столь жесткой и дальнобойной дебютной подготовки, как, скажем, в моих матчах с Карповым или даже в матчах Карпова с Корчным. И все же именно со второго матча Петросян — Спасский берут начало затяжные, принципиальные дебютные дуэли, основанные на углубленной разработке целых систем. Пробным камнем стала защита Тарраша. Ее применение Спасским явилось одним из главных откровений матча (хотя иногда он играл так и раньше). Это был дерзкий вызов позиционным принципам Петросяна, очень любившего играть по пунктам, против каких-нибудь перманентных слабостей — например, против изолированной пешки d5.

Но у Спасского не было никакой боязни «изолятора». Он гармонично располагал фигуры и очень изобретательно создавал тактические угрозы, а в крайнем случае спокойно и терпеливо защищал чуть худшие позиции (в этом он явно преуспел по сравнению с первым матчем). Теория защиты Тарраша была тогда непаханой целиной, и Спасский с Бондаревским тонко прочувствовали, что соперник будет играть излишне осторожно, избегая обязывающих продолжений и тем самым позволяя черным успешно решать дебютные проблемы. Присутствовал и характерный для Спасского психологический подтекст: находясь под гипнозом «сомнительной» защиты и вечной слабости на d5, белые могли перегнуть палку. И, как мы увидим, этот расчет полностью оправдался...

Старт сложился для Спасского неудачно. В 1-й партии, вероятно, сказалось волнение: достигнув белыми отличной позиции по дебюту (вариант Пауль- сена в сицилианской защите), он промедлил и получил трудный эндшпиль; при доигрывании нашел этюдную ничью, но в самый последний миг грубо ошибся и проиграл. Во 2-й партии, применив защиту Тарраша, он быстро перехватил инициативу, вынудив белых добиваться ничьей. По мнению секунданта Петросяна гроссмейстера Болес- лавского, «эта партия имела серьезное влияние на дальнейший ход матча: Спасский убедился, что позиционное чутье может изменять Петросяну, что и в своих любимых позициях он начинает чувствовать себя не совсем уверенно». А в 3-й партии была спокойная ничья — Спасский ничего не достиг белыми, применив против «раннего дракона» систему Мароци.

Переломными стали 4-я и 5-я партии. Комментируя их, я листал подаренную мне еще в детстве замечательную книгу И.Бо- леславского и И.Бондаревского «Петросян — Спасский. 1969».

 

№ 372. Ферзевый гамбит D34

ПЕТРОСЯН - СПАССКИЙ

Матч на первенство мира, Москва(м/4) 1969

1 .с4 е6 2.d4 d5 З.КсЗ с5 4.cd ed. Неожиданное повторение дебюта 2-й партии. Будучи не слишком высокого мнения о защите Тарраша, Петросян счел ее просто одноразовым выпадом.

5.Кf3 Кс6 6.gЗ Кf6 7.Сg2 Cе7 8.0-0 0-0 9.Сg5. Лучший план, хотя раньше 9-й чемпион мира играл и 9.Сf4, и 9.СеЗ.

9...cd. При 9...Ке6 10.dc С:с5 11.С:f6! (по Бондаревскому, «в корне пресекая стремление соперника к оживленной фигурной игре»; 11.Ka4 — № 193)11 ..Ф:f6 12.К:d5 Ф:b2 13.Kс7 Лad8 Фс1 Ф:с1 15.Ла:с1 Сb6 16.К:е6 fe (Рубинштейн — Шлехтер, Вена 1908) или 15...b6 16.K:е6 fe (Петросян — Спасский, Москва(м/16) 1969) у черных унылый эндшпиль. И хотя в обеих партиях они избежали худшего, дальнейшая практика подтвердила правильность данной оценки.

10.K:d4 h6 11.CеЗ Cg4. «Петросян скептически относился к этому ходу и был удивлен, что Спасский применил его вторично» (Болеславский).

300

12.Кb3. Как вскоре выяснится, ничего серьезного белые еще не подготовили. Мало обещает им и 12.h3 Се6 13.Лс1 (13.К:с6?! bс 14. Ка4 Фс8! 15.Крh2 с5) 13...Фd7 14. Крh2 (Корчной — Спасский, СССР(ч) 1957). И лишь в 12-й партии они нащупали перевес после Фa4! Ка5 13.Лad1 (так я, кстати, победил в 1981 году Палатника), вынудив черных перейти в 18-й партии к более гибкому и с тех пор основному ходу 11...Ле8!

Поскольку я тоже играл защиту Тарраша, могу добавить, что механическая осада пешки d5 не дает белым ощутимой выгоды. От них требуется энергичная игра и точная расстановка сил, позволяющая и заблокировать пешку «d», и погасить фигурную активность черных. Я успешно применял эту рискованную защиту в матчах претендентов (1983—84), где на 11...Ле8 Белявский испытывал 12.Фa4 и 12.Фc2, а Корчной и Смыслов — 12.аЗ, но только в матче за мировую корону был найден сравнительно неприятный план: 12.Фb3 Кa5 13.Фс2 Сg4 14.Кf5 Лс8 (возможно и 14... Сb4 15.Сd4 С:сЗ 16.С:сЗ Л:е2 17.Крd1 - 17.ФdЗ!? - 17...d4! 18.К:d4 Л:f2 19.Фa4 Л:g2+ 20.Крg2 Ф5+ 21.Крg1 Кc4 22.Фb5 а6 23.Ф:d5 К:d5, и черные могут удержаться в эндшпиле, Каспаров — Ильескас, Линарес 1990) 15.Сd4 Сс5 16.С:с5 Л:с5 17.КеЗ! Се6 Лad1 Фc8 19.Фa4 с небольшим, но устойчивым перевесом (Карпов — Каспаров, Москва(м/9) 1984). Правда, как показала жизнь, бороться можно и здесь: 18...Фd7!? 19.Фd3 (19.b4 Лс7 ba d4 21.Лd3 Сf5!) 19...Кc4 20.К:с4 (20.Фd4 К:e3!) 20...dc= (Ластин — Безгодов, Москва 1999).

В 90-е годы основным продолжением стало 12.Лc1Сf8, например: 13.Kc6 bc 14.Ka4 Cd7 15.Cc5 C:с5 16.Kc5Cg4 17.Ле1 Фa5 18.h3 Cf5 19.Фd4! Лab8 20.аЗ (Каспаров — Ильескас, Линарес 1994) или 13.Kа4!? Cd7 14.Kс5 (Крамник — Ильескас, Линарес 1994) — в обоих случаях с некоторым преимуществом белых.

Защиту Тарраша, хоть и реже, но продолжают играть по сегодняшний день. Ее теория шагнула далеко вперед, и в ней уже нет прежней свежести и новизны: за белых найдены пути нейтрализации активной контригры соперника...

12...Се6 13.Лс1. В случае 13. Кс5 проходит 13...d4! 14.К:е6 fe 15.С:с6 de

13...Ле8! «Хуже шаблонное 13...Лс8, так как после 14.Кb5 черным пришлось бы двинуть одну из пешек ферзевого фланга, что пока не входит в их планы» (Болеславский).

301

14.Ле1. А вот и новинка. Во 2-й партии было 14.КЬ5 (бессмысленный маневр из общих соображений) 14...Фd7 15.К5d4 Сh3 16. К:с6 be 17.Фd3 С:g2 18.Крg2 a5!=.

Альтернатива — 14.Кc5!? С:c5 15.С:с5 с небольшим «плюсом» как при 15...Фa5 16.Сd4 К:d4 (или 16...Кe4 17.a3 Лad8 18.e3) 17.Ф:d4 Лac8 18.еЗ Лc4 19.ФdЗ Лec8 20. Лcd1 Л8c5 21.аЗ, так и в случае 15...Кe4 16.К:е4 de 17.Фa4 Фd5 18.C:е4 Ф:а2 19.Ф:а2 С:а2 20.f3.

14...Фd7 15.Сс5. Сыграно после 17-минутного раздумья и снова из общих соображений — ради «выгодного в позиционном отношении размена чернопольных слонов».

Комментаторы ставят к этому ходу восклицательный знак. Однако и здесь заслуживало внимания 15.Кс5!? — например, в пользу белых 15...С:с5 16.С:c5 Лad8 (не лучше 16...b6 17.Сd4! или 16... d4 17.Кb5 С:а2 18.К:d4 Сd5 19. К:с6 С:с6 20.Ф:d7 К:d7 21.С:с6 be 22.СеЗ Ле6 23.Ла1) 17.Кb5 Ке4 18.C:е4 de 19.Kd6 b6CаЗ (но не 20.K:е8? Ф:е8 21.Сd6 Ка5 22. Лс7 Кс4).

15...Лас8. Приемлемо и 15... Лad8 16.Се7 Ф:e7. Гармоничное развитие черных фигур вполне компенсирует слабость изолированной пешки d5: 17.е3 Сg4 (хуже 17...Фb4?! 18.аЗ Фb6 19.Ка4 Фb5 20.Фa4 К:d4 21.К:d4) 18.f3 Сf5 19.Кb5 Лс8 К5d4 К:d4 21.К:d4 Сg6 и т.д.

16.С:e7 (16.Кb5 Сh3 Сh1 a6 18.С:e7 Ф:e7 19.К5d4 Кe4= Бондаревский) 16...Ф:е7! С намерением Лed8 и d5-d4.

17.еЗ. Это отняло у белых 14 минут. Невыгодно К:d5?! (если 17.КЬ5 или 17.Кd4, то 17...Фb4) 17...К:d5 18.С:d5 из-за 18...Лcd8 19.е4 КЬ4 и взятия на d5.

17...Лed8 18.Фe2 (освобождая поле d1 для ладьи) 18..Сg4! Неприятный «хук сбоку». Поспешное. 18...d4? вело после 19.К:d4 К:d4 20.ed Л:d4 21.Фb5 Л:c1 22. К:d4! Л:e1 + 23.Ф:e1 к тяжелому эндшпилю.

301 2

19.f3 «Прогоняя дерзкого слона и надежно защищая пункты е4 и g4. Пешка еЗ легкозащитима, а слона g2 нетрудно активизировать. И все же ход 19.f3 придает партии ту остроту, которой Петросян обычно старался избежать. Эластичнее 19.Фf1!? (с угрозой 20. h3 Сh5 21.Кe2 и Кf4). После 19... Кe5 20.Кd4 Фb4 21.Фb5 белые получают лучший эндшпиль. А на 19...Кe4 у них имеется единственный правильный ответ 20. Кe2!» (Болеславский).

Очень интересная рекомендация. Должен лишь уточнить последний вариант: 20...Кb4 21.f3! Кd2 22.Кd2 Ф:еЗ+ 23.Фf2 Ф:f2+! (но не 23...Фd2? 24.Лcd1 Фc2 25.fg Кd3 26.Лd3 Ф:d3 27.Кf4) 24.Кр:f2 ФdЗ+ 25.Крf1 Kc1 26.Л:c1 Л:c1+ 27.К:c1 Сf5 28.KcbЗ! (ошибочно 28.Фb3? Лc8 29.Ке2 Сd3  30.Фd4 Лc1+ 31.Крf2 C:e2 32.Кр:е2 Лb1) 28...d4 (теперь 28...Лс8?! бьет мимо цели: 29.Кd4 Cd7 30.f4 Лс 1+ 31.Фе2) 29.f4 и6 ЗО.Кра2 с несколько лучшим окончанием. Если же черные ходят 20...Ка5, то после 21.Кed4! KbЗ 22.K:bЗ они так и остаются с фиксированной слабостью на d5.

19...Cf5 20.Лcd1 Ke5. Хотя формально белые всё еще сохраняют легкую инициативу, у них теперь тоже есть слабости, и в игре постепенно начинает происходить перелом. Это уже не та типично петросяновская игра с «окучиванием» слабостей противника, где можно долго ходить туда-сюда и смотреть, что получится. Позиция становится всё более обоюдоострой и требующей конкретных действий.

Итак, Спасский выиграл психологическую дуэль, переведя игру на территорию, где соперник чувствовал себя не столь уверенно. Ведь сила Петросяна всегда была в предвидении опасности, и если он считал, что пора делать ничью, то он ее делал. Но здесь ходом 19.f3 он сыграл на выигрыш и... начал терять объективность! Мне кажется, что над ним довлела необходимость доказывать перевес белых в защите Тарраша, не позволяя ему сворачивать игру, что он наверняка проделал бы в другом дебюте. Этого-то и добивался Спасский. Его замысел состоял именно в том, чтобы соперник понял всю опасность своей позиции слишком поздно, когда вместо поисков эфемерного перевеса уже надо будет вести кропотливую защиту и делать единственные ходы.

21.Kd4. Оккупируя пункт Совсем уж не в стиле Петросяна 21.К:d5 Л:d5 22.Лd5 К:d5 23.e4 Kd3!? (это лучше, чем борьба за ничью после 23...С:е4 24.Ф:e4 Kc6 25.Ф:е7 Ke:е7 26.f4 Крf8 24. Ф:d3 Kb4 25.Фb5 Ce6 с прекрасной игрой за пешку.

21...Cg6!? Тоже провокационный ход, позволяющий белым активизировать слона и зовущий их на поиски перевеса. Гораздо скромнее 21...Се6, a 21...Сd7?! плохо из-за 22.f4 Сg4 23.fe! С:е2 24.ef Ф:е3+ 25.Крh1 Фg5 26.Кd:е2 Ф:f6 27.Кd5, и три легкие фигуры явно сильнее ферзя.

22.Ch3 Лс4! Конечно же, Спасский максимально обостряет борьбу! Вряд ли при спокойном 22...Лb8 у белых было бы что-то существенное, но и черные лишались активной игры.

303

«Черные рискуют попасть в трудное положение: висячее положение ладьи может служить темой для различных комбинаций» (Болеславский). Однако и белым надо учитывать уйму тактических возможностей соперника. Петросян задумался на 12 минут.

23.g4!? Хочется сразу пойти 23.f4 (чтобы «забить» слона ходом f4-f5), но на это есть 23...Сh5 24.Фf1, и здесь не24 ..Л:d4? 25.ed Кf3+ 26.Ф:f3! Ф:e1+ 27.Л:е1 С:f3 28.Ле7 Лb8 (еще хуже 28...b5 29. Л:а7 b4 30.Фb5! Ле8 31.Кd1 Ле2 32.Ла8+ Крh7 33.К:f7) 29.Кb5 Кf8 30.Лс7 Кe8 31.Лс3 с перевесом белых, а 24...Кc6! 25.g4 К:g4 (это форсирует ничью) 26.К:d5 Л:d5 27.Ф:с4 Фh4! 28.К:g4 (28.Крf1? К:e3!) 28...Ф:g4+ 29.Крh1 Лd4 30. Лd4 Фf3+ 31.Кg1 Фg4+ с вечным шахом.

Ha 23.Фf1 Бондаревский рекомендовал 23...Фb4. После примерного 24.Лd2 Сh5! 25.аЗ Фa5 26.g4
Cg6 27.Лed1 Ле8 28.Фf2 я нашел типовую жертву качества: 28... Лc3! 29.bc Кс4 30.Ле2 Ф:сЗ с более чем достаточной компенсацией. Может быть, осторожнее 23. аЗ!? и потом уж Фf1, но и тут все время пришлось бы считаться с жертвой качества.

Ход Петросяна претенциозный, а может быть, и сильнейший: теперь уже всерьез угрожает 24.f4 и 25.Кd5! Ведя в счете «+1», чемпион счел, что вправе позволить себе сыграть в более рискованной, творческой манере, ослабив королевский фланг. Думаю, он не допускал и мысли о поражении.

23...Лb4!? Еще одна провокация! Объективно надежнее 23... Фd7 (но не 23...Фc5? 24.f4 Кс6 25.Кb3 Фb4 26.Сg2!Ке7 27.f5 Сh7 28.Кd4) 24.Фg2 Фc1 с очень сложной, примерно равной борьбой. Но Спасский делает ход чисто психологический, как бы нервирующий соперника. Ох уж эта хулиганка ладья! (Невольно вспоминается давний поединок Тарраша с Ласкером — № 54.) Петросян задумывается еще на 10 минут, тщетно пытаясь найти ответ на вопрос: «Как же наказать черных за столь вызывающую игру?!»

24.bЗ. «Заманчивое f4 не приносит выгод ввиду 24...Кf4! 25.b3 Кd6 25.f5.Сh7 21.Сg2 Фе5» (Бондаревский). Например: 28.Ка4 Кde4 29.Лd3 h5! 30.аЗ Л:а4 31.ba hg, и черные в полном порядке.

24...Кc6 25.Фd2 Лb6. Никем не отмечен возврат 25...Ке5!, и если 26.Крh1, то 26..Лb6 27.Сf1 Кh7с достаточной контригрой.

304

26.Ксе2?! Начиная терять нить игры, белые допускают тактический просчет.

«Утомленный предыдущей борьбой, Петросян не замечает, что на активное 26.Ка4! нельзя отвечать 26...К:d4? 27.ed Ле6, так как после 28.g5! теряется качество. Оставалось только 26...Ла6, но тогда 27.Сf1 К:d4 28.ed (слабее28.Ф:d4?! Ле6 29.Ф:а7h5!; еще лучше 28...Лс6! 29.Ф:а7 h5! 30.g5 Ке8 31.f4f6 32.Сg2 Се4 или 31.h4f6 32.f4 Се4. - Г.К)28..Ле6 29.Кc5 Л:e1 30.Л:e1 Фс7 31.Ле5 с позиционным нажимом» (Болеславский). И хотя после 31...Ь6 32. КdЗ «у черных вполне надежная позиция без слабостей» (Бондаревский), она все-таки для них хуже, чем в партии, и уж во всяком случае белые здесь ничем не рисковали.

26...Ch7. «Хитрый ход!» (Болеславский). Заранее уводя слона от Kf4, черные предлагают сопернику высказаться. Петросян тратит еще восемь минут...

27.Cg2?! «Наступил серьезный перелом в ходе борьбы. Инициатива белых на королевском фланге иссякла, а остались лишь слабости и плохой слон. Это, вероятно, оказало определенное психологическое воздействие на дальнейшую игру Петросяна, хотя в целом шансы сторон равны» (Бондаревский).

Конечно, логичнее 27.Kf4 (27. Сf1!?) 27...Фa3!? (вряд ли выгодно 27...g5 28.Кfe2 h5 29.gh К:h5 30.Кf5) 28.Сf1 К:d4 29.ed Лc6=.

27...Лe8 28.Кg3. И при лучшем 28.Кf4 g5 29.Кd3 Фa3 слабости белых начинают их нервировать.

28...К:d4 29.ed7! Петросян еще надеется на перевес и делает ход из общих соображений, не чувствуя всей опасности ослабления полей f4 и h4. После 29. Ф:d4 партия скорее всего закончилась бы вничью.

29...Ле6 30.Л:е6 Ф:е6.

304 2 

Как видим, черные решили все проблемы и эксперимент с маневром Лс4-b4-b6-е6 полностью удался. Пешке d5 теперь противостоит пешка d4, захвачена линия «е», легкие фигуры белых пассивны (конь далек от е5). А главное, Спасский нащупывает здесь план, который Петросян слишком поздно разгадал. Белым надо было срочно менять ферзей или хотя бы ладьи, сохраняя теоретическую надежду использовать слабость пешки d5.

31.Лс1 (ход так себе, точнее 31.Крf2!) 31...Сg6! 32.Сf1. Не замечая ответа черных.

Комментаторы считали необходимым 32.Крf1, но мне кажется, что и тут план с переводом коня на еб создавал белым определенные проблемы: 32...Фd6 33. h4 Кd7 34.Сf1 Kf8 35.Сb5 Лd8 и Ке6. Ферзи и ладьи на доске, слабость на d5 не чувствуется, а вот слабости на d4, f4 и открытость белого короля весьма чувствительны.

32...Kh7! Думаю, после этого Петросяну стало ясно, что у него могут быть крупные неприятности. Чемпион задумался на девять минут и попал в ощутимый цейтнот.

33...Фf4 (33.h4 Фf6! h5 Кg5) 33...Кf8. Последовательное продолжение плана. Многие рекомендовали «более энергичное» 33...Фb6 З4.Лс5 Кg5 35.Л:d5 (неясно 35.h4 36.Ке6 Лd8 37. Л:d5 Л:d5 38.Ф:d5 К:d4 39.Крg2Кc2 40.Крh3) 35...Фc6, но почему-то никто не рассматривал 36. Лс5! (36.Фd6? Фc1; 36. Лd6? Фс7 37.d5 Ле5! или Кf5 С:f5 38.gf К:f3+ 39.Сg2 Кh4+) 36...Фf3 37.Ф:f3 К:f3+ 38.Крf2 К:d4 39.Лc7 c быстрой ничьей.

Теперь же белым надо принимать ответственное решение.

305 

34.Лс5? Учитывая цейтнот, необходимо было 34.Фe5!, фактически добиваясь ничьей после 34...Фd7 З5.Фс7 Фе6 З6.Фе5 или 34..f6 З5.Ф:е6+ К:е6 36.Крf2=. А размен 34...Ф:e5?! 35.de давал белым даже более приятную игру: 35...Ке6 (З5...Л:е5? 36.f4 Ле7 37.f5 Сh7 38.Лс8) 36.Лd1 d4 37. Фf5 С:f5 38.gf Кc5 39.b4.

Ход 34.Фe5 очевиден, его хочется сделать «рукой». Но Петросян уже утратил контроль над ситуацией, видимо, устав от напряженной борьбы и постоянной неясности: то ли играть на выигрыш, то ли делать ничью...

34...Сb1! Черные тут же пользуются удачно подвернувшимся шансом.

З5.а4. На 35.Фd2 Фf6 36.Фd1 сильно 36..Лd8! 37.Лb5 Сg6 38. Л:b739.Лb4 Лс8 с грозной атакой — такого рода позиции и имел в виду Спасский.

35...Кg6 З6.Фd2 Фf6. У белых уже заметные трудности: черный ферзь атакует и пешку d4, и ослабленный королевский фланг, а конь угрожает прыгнуть на f4 или b4.

37.Крf2? Последней возможностью обороны было 37.Лс1! Кh4 38.Cg2 Cg6 39.Крf2. После 39...b6 позиция белых неприятная, но еще отнюдь не проигранная. Конь черных стоял бы на h4 — теперь же он попадает на f4, и их атака становится неотразимой.

37...Kf4. Удивительно, как всё изменилось буквально за пять ходов! У белых остались одни слабости, а черные фигуры просто «озверели», заняв практически идеальные позиции.

38.а5? Уже в сильном цейтноте Петросян зевает тактический удар. Единственный ход — 38.ЛсЗ, хотя и здесь после 38... Кe6 З9.Кe2 h5! белым долго не продержаться.

306

38...Сd3! Приводит к немедленной развязке. «Подобные ходы редко встречаются в матчах на первенство мира», — резонно замечает Болеславский.

39.Кf5 (или 39.ФсЗ Фh4! 40. Крg1 С:f1 41.Лс8 Сb5) З9...Фg5! 40.КеЗ Фh4+ 41 .Крg1 С:f1. Записанный ход. Не приступая к доигрыванию, белые сдались: 42. Кf1 Ле2 или 42.Кр:f1 Фh3+ 43.Крg1 Л:еЗ.

Важнейшая победа! Спасский сравнял счет и захватил инициативу в матче. «Он создавал — по Кересу — позиции с живой фигурной игрой, — пишет Ботвинник, — и терпеливо ждал, когда придет пятый час встречи, так как по тем соревнованиям, где играл Петросян, было видно, что пятый час игры — наиболее болезненное, наиболее слабое место его спортивной формы. Исключение составляет, пожалуй, только 5-я партия». Ибо в ней случилась дебютная катастрофа.

 

№ 373. Ферзевый гамбит D41

СПАССКИЙ - ПЕТРОСЯН

Матч на первенство мира, Москва(м/5) 1969

1.с4. Одно из достоинств Спасского, о котором уже говорилось: он мог «подавать с обеих рук», уверенно ориентируясь в самых разных дебютах. В ту пору достаточно было иметь за душой какую-нибудь идею или конкретное усиление в популярном варианте, и уже можно было считать себя готовым к игре.

По мнению Болеславского, «Спасский не возражал против английского начала, но у него были все основания предполагать, что соперник сведет игру к одной из схем ферзевого гамбита». То есть к улучшенной защите Тарраша, где белые кое-что заготовили.

1...Кf6 2.КсЗ е6 3.Кf3 d5 4.d4 с5 5.cd К:d5.

307

6.е4! Сюрприз! Против Таля (Москва 1963) и Лангевега (Сочи 1967 )Спасский играл 6.еЗ Кс6 7. Сс4, не возражая против 7...cd 8. ed. Сходные позиции с изолированной пешкой d4 возникали из Каро-Канна в матче-1966, а также из принятого ферзевого гамбита в матче-1963, и Тигран Вартанович свято верил в прочность устоев черных.

«Петросян, конечно, ожидал продолжения 6.еЗ, которое встречалось сотни раз и к которому он был вполне подготовлен. Вариант 6.е4 считается неопасным для черных. Спасский его раньше никогда не применял, и чемпион мира, естественно, не вспоминал о нем во время подготовки к матчу. Если бы даже Спасский и не нашел какого-либо существенного усиления, все равно применение этого варианта было той психологической неожиданностью, которая часто бывает важнее объективной силы избранного продолжения. Тем более что накануне Петросян потерпел поражение» (Болеславский).

 6...КсЗ 7.Ьс cd 8.cd Сb4+. В матче Спасский — Фишер (Рейкьявик^/^) 1972) черным удалось достичь уравнения путем 8... Кс6 9.Сс4 b5?! 10.Сd3 С+ 11. Сd2 С:d2+ 12.Ф:d2 а6 13.а4 0-0, но позже белые стали добиваться успеха с помощью 10.Се2!, например: 10..Сb4+ 11Сd2 Сd2+ 12.Фd2 Лb8 d5!

9.Сd2 С:d2+. Трудности эндшпиля после 9..Фa5?f 10.Лb1! С:d2+ 11.Фd2 Ф:d2+ 12.Кр:d2 известны со времен хрестоматийной партии Рубинштейн — Шлехтер (Сан-Себастьян 1912): 12...0-0 13. Сb5! а6 14.Сd3 Лd8 15.Лhc1 b5 (15...Кc6 16.КреЗ) 16.Лс7 Кd7 17. КреЗ Кf6 18.Кe5 Сd7 19.g4! ... 1-0.

10.Ф:d2 0-0 Сс4 Кc6 12. 0-0 b6.

307 2

13.Лad1!  Эта позиция была тогда еще малоизученной, и одним из главных ориентиров служил поединок Алехин — Эйве (Гаага (м/18) 1937): 13.Лfd1 Сb7 14.Фf4 Лс8 (14...Фf6!?) 15.d5 ed 16.С:d5 Фe7, и в дальнейшем черные ошибочно разменялись на d5, а белые, удачно избежав размена ферзей, могли использовать силу своей проходной пешки (№ 145). А незадолго до матча встретилось 13...Ка5!? 14.Сd3 Сb7 15.ФеЗ Лс8 16.Лac1 Фе7= (А.Зайцев — Полугаевский, СССР(ч) 1968/69).

Удивительно, что столь естественный ход, как 13.Лad1, сразу же ставший эталонным, оказался новинкой, основанной на одной из самых длинных дебютных разработок в практике Спасского (хорошие времена, когда такие ходы были новинками!). Свободная фигурная игра в позиции с подвижной пешечной парой d4+ е4 была, безусловно, в его духе, отвечая всем законам гармонии: спокойное развитие, затем удар в центре и мощный комбинационный взрыв.

13..Сb7. Порядок ходов 13... Кa5 14.Сd3 Сb7         исключает вариант, который мог случиться в партии (см. примечание к следующему ходу белых), хотя и здесь кроме 15.Фе1 и 15.Фf4 (Халифман — Карпов, Дос-Эрманас 1993) возможно 15.d5!? с шансами захватить инициативу: 15...ed 16.е5 d4!? (в книге «300 побед Бориса Спасского» рекомендуется 16... Cс8 17.Фf4 h6, но после 18.Kd4 и Лfe1 у белых стабильная компенсация за пешку) 17.Кd4! Фd5 18.Фg5 (Лев — Онат, Хайфа 1989) или 15...Фе7 16.Ле1 Лad8Кd4 g6 18.Фh6 e5 19.Кс2 (Лотье - Kaсымжанов, Вейкан-Зее 2002).

14.Лfe1. Интересно и 14.d5 Ка5 15.de!? (15.Сd3 — см. вьппе) 15... К:с4 (15...Ф:d2? 16.ef+ Крb8 17. К:d2 К:c4 18.Кс4 Cе4 19.Ке5+-) 16.ef+ Крh8 Ф:d8 Лa:d8 18.Л:d8 Л:d8 19.e5.

308 

Как нейтрализовать белые пешки? Если 19.. Сf3?, то 20.е6! Болеславский рассматривал 19...Сс8?! 20.Лe1 g6 21.h4?! Лf8! 22.е6 С:е6 23.Л:е6 Л:f7 с вероятной ничьей, но белые могут выиграть путем 21.Кg5! К:е5 22.f4 h6 23.Л:е5 Лf8 24.Kе4 или 23...Cd7 24.Лe7(d5) hg 25.Л:d7!

Остается 19...Лc8!, и после 20. е6! Сd5 21.Кg5 Кd6 22.Лd1 С:е6 (22...С:а2? 23.h4+-) 23.Кр:е6 (или 23.f8Ф+ Л:f8 24.К:е6 Лс8) 23... К:f7 24.h3 черные вынуждены добиваться ничьей в худшем эндшпиле: 24..Крg8 25.Лd7 Ле8 26. Л:а7 Л:е6 27.Ла8+ Кd8 28.Л:d8+ Крf7 и т.д.

14..Лс8. Не всякому по вкусу 14...Ке7?! 15.d5 ed 16.ed Кf5 17. Кe5! Кd6 18.Кс6! (Петросян — Корчной, Чокко(м/6) 1977), но возможно было 14...Ка5 15.Сd3 Лс8 (15...Фd6!? Болеславский) 16. d5! ed 17.е5! Кс4 — см. примечание к 15-му ходу черных.

15.d5! Мгновенный ответ. А вот Петросян задумался на 13 минут: ему пришлось делать непростой выбор.

309

15...ed?! Конечно, Тигран Вартанович рассматривал 15...Ка5 и видел ничью после 16.de?! Ф:d2! (16...К:с4? 17.ef+ Крh8 18.Ф:d8 Лc:d8 19.Л:d8 Л:d8 20.e5+-) 17.ef+ Крh8 18.К:d2 К:c4 19.К:c4 Л:c4 20.e5 Сс8! 21.e6 С:е6 22.Л:e6 Лc7 23.Лe8 Лc:f7 24.Л:f8+ Л:f8 25.Лd7 a5 26.Лb7 Лc8 27.g3 Крg8=.

Но видел он и острую жертву пешки — 16.Cd3! ed (не уравнивает 16...Фd6 17.de Ф:е6? 18.Кd4 Фe5 19.Фf5 или 17...fe 18.Сb5! Фd2 19.Л:d2) 17.e5! Кc4 18.Фf4, что пришлось ему не по душе. И действительно, в сыгранной вскоре партии Полугаевский — Таль черные, упустив лучшую защиту 18...Лс6!, потерпели быструю катастрофу (№ 320). Решив избежать этих опасностей, Петросян попадает из огня да в полымя.

16.C:d5! Некоторый перевес сохраняло и 16.ed!? Ка5 17.Сf1 Фd6 18.Кg5 Лcd8 (18...h6 19.Кe4 Фg6 20.Ф4 Лfd8 21.d6; 18...Лh6?! 19.d6)19. ФdЗ! Фh6! 20.Фf5 Сс8 21.Фf4 f6 22.Кe6 Ф:f4 23.Кf4 Лd6 24.Сd3!?

Но ход 16.C:d5! заманчивее: этот слон настолько силен, что рано или поздно черным, наверное, придется взять на d5, а тогда там появится проходная пешка. Играть такую позицию для Спасского было одно удовольствие!

309 2

16...Ка5? Теперь конь надолго застревает на краю доски, и позиция черных становится по-настоящему тяжелой.

Корчной рекомендовал 16...Фе7 17.Фf4 (я бы проверил и 17.е5) 17...h6 — по Болеславскому, «это безнадежно из-за 18.Кh4! и 5. d6», хотя при 18...Фc7! белым еще надо поискать перевес: 19.е5! (19. Фg4 Ке7!; 19.Ф:с7 Лс7 20.Кf5 Ке7 =) 19...Ке7 (19...Кd8? 20.Кf5!) 20. СbЗ! Лcd8 21.Лd6! и т.д. Болес- лавский советовал 17.. Лс7!? с идеей 18.Кh4 Фе5, но опасался хода 18.h4, и напрасно: после 18...h6 (18...Кd8? 19.Кd4!) 19.h5 Лd8 черные могут успешно обороняться.

Заслуживало внимания и немедленное 16...Фc7!? 17.Лc1 Фе7 («300 побед Бориса Спасского») или 17.Фg5 h6 18.Фg4 Кe7 19. Кd4!? (мало сулит 19.С:b7 Ф:b7 20.Лd7 Лс7 или 20.е5 Лcd8 21.е6 Лd1 22.Л:d1 Фс8) 19..Лcd8! (19...С:d5?! 20.ed Лcd8? 21.Кe6!; 19... Кd5? 20.Kf5! Фc3 21.ed) 20.Лc1 Фb8!, и удар 21.Ke6!? fe 22.Ф:e6+ Крh7 23.Ф:е7 С:d5 24.ed ведет только к ничьей: 24...Лfe8! 25.Фf7 Лf8 26.Фе6 Фf4 27.Лс2 (27.Лf1 Лd6) 27...Фd4 и Ф:d5=.

17.Фf4! Фc7. Или ..Фe7 18. Кd4! К этому моменту Петросян затратил уже больше часа, а Спасский — всего 21 минуту.

18.Фf5! Избегая размена ферзей по аналогии с партией Алехин — Эйве. И после 10-минутного раздумья черные смиряются с неизбежным 18...С:d5 19.ed.

310

19...Фc2. «После 19...Кс4 (чтобы перевести коня на d6) 20.Кg5 g6 21.Фh3 h5 22.Кe4 Кd6 23.Кf6+ Крg7 24.Фg3! атака белых решает. He удается и 19...Фd6 (давно известно, что ферзь — плохой блокер) 20.Кg5 Фg6 21.Фg6 hg 22.d6! Кb7 23.d7Лcd8 24.Лe7 Кс5 25.Лd6 Кb7 (25...f6 26.Кe6!) 26.Лc6 (26.Лd5!? - Г.К.) 26...Кс5 27.Лc7, и на 27...f6 следует 28.Л:с5!» (Бондаревский).

20.Фf4!? Сохраняя ферзей даже ценой пешки а2. На этот ход Спасский потратил 20 минут. Он, разумеется, колебался — хорошо было техничное 20.Фс2! Лс2 21. Ле7! Л:а2 22.Л:а7 Лс2 23.d6, например: 23...Лсс8? 24.d7 Лb8 25. Кd4+- (Болеславский), 23...h6 24. Ke5! или 23...Лd8 24.Кg5! (не 24. Ке5 Лс5! 25.f4 Лс6) 24...Лс6 (24... Лс5 25.f4!) 25.Лс7 f6 (25...Кb4 26. ЛЬ7) 26.Кf7 Ла8 27.g4 Кb4 28.Лb7 Кc6 29.d7 Кd8 30.Ла7! Лb8 31.Кd6 h6 32.Ле1+-. Но принял более творческое решение: угрожая атакой на короля, можно выиграть еще быстрее.

20...Ф:а2. По мнению Геллера, упорнее было 20...Лсе8 21.d6 Л:e1+ 22.Л:e1 Фd3 (не 22...Ф:а2? 23.d7 Фd5 24.Фс7), однако и здесь после 23.Кd4 Кb7 h3! черным несладко.

21.d6! Лcd8 22.d7. «Проходная пешка, достигшая 7-й горизонтали, сковала обе ладьи. Положение черных безнадежно» (Бондаревский). Впрочем, у них еще остаются кое-какие практические шансы.

22...Фс4. В случае 22...Фс2 23.Лс1! Фd3! (на 23...Фb3 24.Фс7 Фb5 решает 25.Ле7! h6 26.Кe5 или 25...Кb3 26.Лce1+-) 24.Лed1 позиция черных не лучше, чем в партии: 24...Фb5 25.Лс7! (медлительнее 25.Фс7 Фf5 26.Ф:а7) 25...а6 (25...Кс6 26.Фd6!) 26.Фе4 (26. Фd6!?) 26...Кb3 (если 26...Фb2, то 27.Кg5 g6 Фе7!) 27.Фe5 Кc5 28.Фd5+- или 24...Фb3(e2) 25.Фc7! Фe6 26.Лd6 Фf5 27.Лe1! h6 28.Лdd1 (с угрозой Ф:d8!) 28...Фc5 29.Ф:a7.

23.Фf5! h6. На 23...Фc6 24.Ке5 Фе6 возможно было холодное 25.Ф:e6 fe 26.Лс1 (Fritz), но мне нравится 25.Сс2 (грозит 26.Фc7 а6 27.Кg6! Ф:g6 28.Ф:d8) 25...Фf6 26.Фc7 Лa8 ЛеЗ! Фd8 28.Фd6 или 25...b5 26.Фс5! Фb6 27.Фd5 с подавляющим перевесом.

24.Лс1! Фа6?! Упорнее 24... Фа4 с надеждой на 25.Ке5 f6!, хотя после 25.Лс7! суть дела не менялась: скажем, 25...а6 26.Фd5 ФbЗ 27.Фd6 Фb2 28.h3 и т.д.

25.Лс7 b5.

311

26.Kd4? Естественный с виду ход, обойденный вниманием комментаторов или даже, как в «Информаторе» (№ 7/488) и книге «300 побед Бориса Спасского», снабженный восклицательным знаком. Между тем это ошибка, ставящая под сомнение выигрыш белых! Быстро решало 26.Ле8! Кb7 (26...Фd6 27.Лс8!) 27.Лс8!, например:27...Фa1+ 28.Кe1 Фd4 29. Ф:b5 или 27...Фа4 28.h3 Фd1+ 29. Крb2 Фd6+ З0.Ке5 f6 (30...Фf6 31. Фe4) 31.Фg6!, и нет 31...fe из-за 32.Лc:d8! Ф:g6 33.Л:f8+ и Лh8#.

Тут ярко видна разница между человеческим мышлением и компьютерным расчетом: челове
ку не хочется допускать шах с а1 и делать «неэстетичный» ход 1, а у машины подобных сомнений попросту не бывает.

26...Фb6? Видимо, будучи уже деморализованным, Петросян упускает неожиданный шанс на спасение — 26...Фd6! 27.К:b5 Фd2 28.Лf1 Кb3! 29.Л:а7 Кd4! 30.К:d4 Ф:d4, «и белым еще нелегко использовать свою мощную пешку» (Болеславский, Бондаревский). Я бы сказал — совсем нелегко (слабость 1-й горизонтали!):

1)31.Лb7 Лb8! (не столь ясно 31...g6 32.Фb5 Крg7 33.Лe1!) 32.Лc7 (при 32.Л:b8 Л:b8 33.Лe1 g6 пешка d7 гибнет еще быстрее) 32...Лb6 33.Лe1 Лf6 З4.Фс5 Ф:с5 35.Л:с5 Лd6 36.Лс7 Лd8=;

2)31.Лс7 g6 32.Фb5 Крg7 33.Ле1 (33.Лс1 f6!) 33...Лb8! З4.Фе2 (34. Лс4 Л:b5 35.Лd4 Лd8, затем Лb7 иКрf6-e7) 34...Лb2 35.Фf3 Лd2 36.g3 Лd8 37.Ле7 Фf6 38.Фе3 Лd1+ 39. Крg2 Л8:d7!

27.Лс8! (теперь защиты нет) 2 7...Кb7. Совсем плохо 27... Фd4? 28.Л:d8 Л:d8 29.Ле8+ или 27...b4 28.Ле8! Фd4? 29.Л:f8+ Лf8 30.Л:f8+ Кр:f8 31.Фc5+!! Ф:c5 32. d8Ф#, а на 27...g6 решает простое 28.Л:d8 Ф:d8 29.Ф:b5.

28.Кc6 Кd6 К:d8! (изящный заключительный удар) 29... Кf5 30.Кс6. Черные сдались, и Спасский повел в счете.

«После партии, — пишет Бондаревский, — некоторые мастера спрашивали меня: «Как вы думаете, где Петросян допустил решающую ошибку?» Такой вопрос, на мой взгляд, является самой
лучшей характеристикой игры Спасского. Победа одержана им в прекрасном стиле». Это бесспорно, но после тщательного анализа мы видим, что партия не свободна от серьезных ошибок. Первая — 15...ed?! (уклонение от принципиальной дебютной дуэли), вторая — 15...Ка5? (нарушение заповеди Тарраша), третья, фатальная — 26...Фb6? вместо 26...Фd6! В свою очередь, белые могли не дать сопернику этого шанса, сыграв 26.Ле8!

В связи с этими яркими победами вспоминается недавний ответ Спасского на вопрос, что же позволило ему в 60-е годы превзойти всех сильнейших: «Моим коньком был миттельшпиль. Я хорошо чувствовал кризисные моменты борьбы. Это, несомненно, компенсировало недостаточную дебютную подготовку и, возможно, не совсем совершенную игру в эндшпиле... В моих партиях дело часто не доходило до эндшпиля!»

По-моему, именно 4-я и 5-я партии сыграли решающую роль в матче. Хотя, конечно, потом у Спасского было еще немало проблем. После победы в 8-й партии он имел подавляющий перевес и в 9-й, но упустил его при доигрывании. Как рассказывал мне Борис Васильевич, у него вдруг иссякла энергия: он настолько устал, что даже предложил ничью еще в явно лучшей позиции. А затем, расклеившись, проиграл две партии подряд. Счет в матче сравнялся, и пришлось начинать всё заново.

Дело шло туго: претендент грубо ошибся в 14-й партии и лишь чудом спасся при доигрывании. А в 13-й и 15-й партиях после 1.е4 е5 2.Кf3 Кf6 3.К:е5 d6 4.Кf3 К:e4 Спасский избирал беззубое 5.Фe2. «То, что он дважды, играя белыми русскую — именно тот дебют, где белые могут получить живую фигурную игру, — сразу же менял ферзей, получал закрытую и тупую позицию и обе партии свел вничью примерно на 20-м ходу, — это загадка, которую я разгадать не могу», — писал по горячим следам Ботвинник. Но вскоре загадку объяснил Бондаревский: «Своеобразная депрессия, начавшаяся у Спасского после 9-й партии, еще не прошла. Есть ли смысл в таком состоянии идти на острые варианты?.. Время для решающих битв еще не настало!»

Так в чем же роль 4-й и 5-й партий? А в том, что после них Спасский понял: он может и должен выиграть матч. У него появилась уверенность: как бы ни было тяжело, его время настанет! Обреченность, проявившаяся у Петросяна на отрезке с 4-й по 9-ю партию, уже витала над сценой. И последняя треть матча оказалась для него просто катастрофической: он проиграл одну за другой три «черные» партии. Так что перевес Спасского в первой трети отражал реальное соотношение сил. Во второй трети сказались и психология, и энергетические запасы, но когда утомленные соперники вышли на финишную прямую, всё встало на свои места.

И тут очередная загадка: почему Петросян отказался от русской партии? Напомню: в 17-й и 19-й партиях он сгорел в «сицилиан- ке», в 21-й — в «испанке». То есть в не свойственных для него дебютах. В этом матче вообще поражает обилие «сицилианок» в исполнении Петросяна. Это действительно очень странно! Где излюбленные французская, Каро-Канн? Тайна, покрытая мраком... И все же попробуем приоткрыть завесу.

«Рассчитывать на то, что Спасский опять пойдет на безобидное продолжение, было бы слишком оптимистично, — пишет Болеслав- ский в примечаниях к 17-й партии, — а русская партия не принадлежит к числу тех надежных дебютов, которые стоит применять регулярно. Петросян решил дать встречный бой и пойти на сложную игру с обоюдными шансами. Он избрал систему Паульсена, встретившуюся в 1-й партии».

Вот, кажется, ключ к пониманию всей проблемы: успех в 1-й партии дезориентировал Петросяна! Он подумал, что Спасский может где-то промедлить, потерять нить игры, уступить инициативу, — то есть решил, что соперник не вполне уверенно разыгрывает определенные схемы открытой «сицилианки». Мол, неспроста же Спасский и в матче-66, и в претендентеких матчах играл только закрытый вариант (его-то Тигран Вартанович и вовсе не опасался: там черные получали много шансов). Похоже, эта мысль не давала Петросяну покоя, и у него возникла неверная матчевая установка: надо пытаться выигрывать и черными.

Но Спасский с блеском опроверг эту затею, не дав сопернику никаких шансов. Он досрочно выиграл матч со счетом 12,5:10,5 и стал 10-м чемпионом мира.

...Тридцать лет спустя Борис Васильевич вспоминал о своих битвах с Петросяном с присущим ему юмором: «В первом матче я на него наскакивал все время, как этакий молодой, только что «оперившийся» тигр, а это-то как раз и нужно было Тиграну. А во втором матче я уже понял, что с ним надо действовать, как медведь, и я его начал уже лапами давить — вот этого он и не любил. Мне кажется, он проиграл этот матч потому, что уже чувствовал, что он царствует, но не властвует, и что пора уступить место более молодым».

 читать следующую главу

 

ООО «Шахматы»

Санкт-Петербург

время работы с 10-00 до 19-00

тел. 983-03-53 или 8-905-223-03-53

 SKYPE - Piterchess

 ICQ - 229-861-097

 VIBER: +79052230353

 info@64ab.ru