Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Рука Бондаревского: дважды претендент.

Итак, в 1961 году Спасский вновь не вышел в межзональный турнир. Это был очень трудный период в биографии молодого таланта, оказавшегося на обочине шахматной жизни. «Иной мог бы и вовсе бросить шахматы, не то что оставить мечту о мировой короне, — писал позднее Бронштейн. — Но Спасский решает пройти тернистый путь сначала и приступает к осуществлению глубоко продуманного плана тренировок». Его постоянным тренером становится опытный гроссмейстер Игорь Бондаревский

Этот тандем оказался очень удачным и работал около 10 лет — редкий пример столь плодотворного долгосрочного сотрудничества (сравнимый разве что с тандемом Петросян — Болеславс- кий). Тут важно, чтобы у тренера и его подопечного была психологическая совместимость, и тогда весь нереализованный игровой потенциал учителя, все его затаенные амбиции могут быть переданы «по наследству». Так вышло и у Спасского с Бондаревс- ким, незаурядным шахматистом, подававшим в 40-е годы большие надежды.

Игорь Захарович мечтал вырастить чемпиона — и он заставил Бориса работать, хотя тот слыл сибаритом и самозабвенно ленивым человеком. Нелюбовь Спасского перенапрягаться была притчей во язьщех, но Бондаревский сумел это переломить. И настал день, когда Борис решил: пора становиться чемпионом мира! Так и вижу эту картинку — пребывая в хорошем расположении духа, он вдруг раздумчиво говорит Бондаревскому: «А что, фатер, не пора ли мне стать чемпионом мира?» (Спасский ласково называл тренера «фатером» — тот и впрямь был ему как отец.)

Думаю, с этого всё и началось. «Фатер», естественно, не возражал: природная сила Спасского, его талант были колоссальны - оставалось лишь правильно организовать шахматную работу и грамотно распределить силы (и физические, и психологические) на длинной дистанции. Так начался их многолетний путь к вершине, о первых годах которого рассказано в интересной книге И.Бондаревского «Борис Спасский штурмует Олимп».

Результаты титанической работы не замедлили сказаться. Спасский стал играть гораздо стабильнее и выиграл 29-й чемпионат СССР, сдав, по словам тренера, экзамен на аттестат зрелости. Но следующий цикл мирового первенства Борису пришлось начинать с полуфинала 31-го чемпионата СССР. И он с блеском прошел весь цикл — самый длинный в истории соревнований претендентов! На пути к матчу за мировую корону Спасский сыграл 98 отборочных партий: полуфинал и финал чемпионата страны (оба без поражений), зональный «турнир семи», межзональный, затем матчи с Кересом, Геллером и Талем.

Особенно драматично сложился финиш марафонского межзонального турнира в Амстердаме (1964), где, напомню, попасть в шестерку претендентов могли только трое из пяти выдающихся советских гроссмейстеров. Одержав в середине гонки восемь побед подряд (!), Спасский вырвался в лидеры. Но конкуренты не отставали, и, когда в предпоследнем, 22-м туре Борис неожиданно проиграл Ларсену, ситуация резко осложнилась: назавтра, чтобы опередить Штейна или Таля, пришлось выигрывать «по заказу».

В первом же матче Борису достался самый умудренный и маститый соперник — Пауль Керес. И, мне кажется, уже этот поединок показал, что в сверхжесткой борьбе, присущей коротким матчам, Спасскому нет равных. Хотя Керес и выиграл черными 1-ю партию, большой борьбы в матче не было: упустив выигрыш во 2-й партии, Спасский затем одержал три победы подряд. Причем две из них в коронном дебюте эстонского гроссмейстера — испанской партии (такого у Кереса еще не бывало: проиграть и белыми, и черными!). Потом Пауль Петрович отыграл очко, но в последней партии верх взяла молодость, и матч завершился со счетом 6:4 в пользу Спасского.

Вслед за этим последовал учебно-показательный разгром Ефима Геллера — 5,5:2,5. А ведь Геллер был тогда совсем «не подарок»: в четвертьфинальном матче он с тем же счетом разгромил Смыслова... Но Спасский не оставил противнику никаких шансов!

И вот финал — трудный матч с Михаилом Талем. Экс-чемпион мира поправил здоровье и вновь находился на подъеме. К тому же он явно превосходил Спасского в матчевом опыте. Это был очень интересный поединок, настоящая битва гигантов! Проиграв белыми 2-ю партию, Борис попал в непростую ситуацию и стал шаг за шагом переламывать судьбу матча. Он играл каждую партию до конца, выжимая все шансы, вытягивая чуть худшие и выигрывая чуть лучшие позиции. Бон- даревский отлично настроил его психологически!

Спасский на корню гасил активность белых, играя модную ныне — с его легкой руки! — контратаку Маршалла. Чисто позиционная жертва пешки, просто ради того, чтобы изменить характер борьбы, перехватить инициативу, — здесь тоже чувствуется рука Бондаревского. Для Таля это было смертельно: он был вынужден играть на чужой территории, где чувствовал себя гораздо менее уверенно. В конце концов он сменил 8.с3 на «боковые» 8.а4 и 8.h3, но это также претило его духу и принесло два поражения.

В середине матча шла упорнейшая борьба. Спасский держал соперника на дистанции, не давая ему атаковать и навязывая сложную стратегическую игру. Переломной стала 9-я партия, где Таль имел некоторый перевес, но сама позиция рижанину не нравилась, и в наступившем цейтноте он потерял нить игры. Спасский очень хорошо играл такие «испанские» позиции, и ему не составило большого труда довести дело до победы. Скорее всего после этого Таль, сраженный терпением и выдержкой соперника, уже внутренне не верил, что сможет отыграться. Похоже, у него сдали нервы: он вдруг заиграл «без руля и ветрил», как в 50-е годы. Однако напротив сидел уже совсем другой шахматист, на которого все эти ухищрения не действовали... В итоге Спасский выиграл со счетом 7:4 и вышел на Петросяна.

Но тут претендент допустил типичную ошибку (о ней уже говорилось в главе о Петросяне). Видимо, трудно осознать, что матчи претендентов — это одно, а матч с чемпионом мира — совсем другое: действующий чемпион круче самого сильного претендента! Подобную ошибку допустил, кстати, и я в 1984 году, и Шорт в 1993-м. Увы, понимание разницы обычно приходит с опозданием, когда счет уже плачевный... Мне кажется, то же самое случилось и со Спасским. Сражаясь достойно и по-шахматно- му не уступая сопернику, он все- таки не сумел подобрать ключи к Петросяну, пробить его плотную оборону.

Проиграв в 29 лет матч на первенство мира, Борис был вынужден проходить еще один изнурительный цикл, и он сделал это блестяще. Но сначала, летом 1966- го, выиграл супертурнир в Санта- Монике, разгромив в превосходном стиле Фишера (Петросян набрал там всего 50 процентов). Начались воистину годы Спасского!

Сотрудничество Бориса с Бондаревским продолжалось. Они были уверены, что идут верным путем и что следующий матч с Петросяном будет выигран. Однако прежде надо было выиграть три матча претендентов. Среди них, кстати, не оказалось Фишера: грозный американец выбыл из межзонального в Сусе (1967), имея 8,5 из 10. Но, даже выйдя в претенденты, он вряд ли сумел бы одолеть тогдашнего Спасского, еще сохранявшего большую энергию и гибкость мышления...

Соперники снова достались Борису непростые: в четвертьфинале — Геллер, в полуфинале — Ларсен, в финале — Корчной. Но, парадокс, все матчи прошли под диктовку Спасского и закончились с перевесом в три очка! Столь уверенные победы базировались на правильно выстроенной стратегии. Рекомендации тренера и природное чутье Бориса помогали играть каждый раз в манере, наиболее неприятной для данного партнера. А так как соперники все-таки сильно отличались друг от друга, все заговорили об универсальности стиля Спасского.

В матче с Геллером (Сухуми, апрель 1968) он играл совершенно иначе, чем в 1965 году. Тогда он взял верх в классическом, чисто позиционном стиле, а теперь создавал напряженные, иррациональные позиции с прицелом на короля. Тут-то и кроется секрет поражения Геллера: он долго готовился к одному сопернику, а получил совсем другого! Белыми Спасский избегал дебютных споров в модных схемах (Ефим Петрович был известный «дебютчик»), а черными четко гасил атакующий порыв противника с помощью французской защиты.

С редким упорством он играл против «сицилианки» неактуальный закрытый вариант и тем самым вел дебютную дуэль на своей территории. Он как бы без боя сдавал белый цвет, зато навязывал Геллеру, любившему конкретные счетные позиции, неприятный для него тягучий характер борьбы. И в итоге с Геллером приключилась настоящая трагедия, удивившая всех болельщиков и очевидцев матча: достигнув ценой больших усилий выигрышных позиций во 2-й и 4-й партиях, он оба раза угодил под матовую атаку. Тонкий расчет Бондаревского и Спасского полностью оправдался!

 

№ 369. Сицилианская защита В25
СПАССКИЙ - ГЕЛЛЕР

Матч претендентов, Сухуми(м/4) 1968

1.е4 с5 2.КсЗ d6. Очевидно, Геллер стремился к вариантам с 3.Кf3  Кf6 4.d4 cd 5.Кd4 а6 или 5...Кс6, в которых он дважды обыграл в 1967 году Фишера.

Радикальнее 2...е6 3.g3 d5 4.ed ed 5.Сg2 Кf6 6.Кge2 d4= (Спасский — Корчной, Киев(м/5) 1968; Спасский — Каспаров, Бугойно 1982). Но тогда белые могут путем 3.Кf3? и 4.d4 перейти к другим вариантам.

3.g3 Кс6 4.Сg2 g6 5.d3. «Хотя Борис уже пробовал играть закрытый вариант в матче с Петросяном, все же это явилось для меня известной неожиданностью» (Геллер). «Я учитывал, что Геллер не любит защищаться» (Спасский).

5...Сg7 6.f4. На 6.Се3 (6.К ge2 е5! — № 256) неплохо 6...е6 или 6...Лb8 7.Фd2 b5 8.Кge2 Кd4 9. 0-0 е6 10.Кd1 Кe7= (Спасский — Портиш, Мехико(м/11, 14) 1980).

287

6...Kf6. В 8-й партии Геллер уравнял шансы после 6...е6 7.Kf3 Kge7 8.0-0 0-0 9.а3 Cd7 10.Лb1 Лс8 11.Сd2 12.Ке2 Са4 13.b3 Сc6 14.с4 К:f3+ 15.С:f3 d5, но Спасский успешно продолжил спор в полуфинальном матче с Ларсеном: 9 Сd2 Лb8 10.Лb1 b5 11.а3 а5?! (11...f5 12.СеЗ Фс1= 7-я партия; 11...Фd7!? Спасский — Ю. Полгар, Монако 1994) 12.а4! b4 13.Кb5 d5 14.с4!, убивая контригру черных (3-я партия).

Годы спустя излюбленное оружие 10-го чемпиона мира дало осечку в важных партиях с Пор- тишем: 9.Лb1 b6!? 10.Сd2 Сd7 11.Ке2 Фd7 12.g4 f5 13.gf ef 14.c4 Кd8! 15.Кc3Кe6! 16.Кg5 К:g5 17.fg Лf7! 18.Фf3?! Лaf8 19.Фh3 Фd8! 20.ef Сс8! 21.Кe4 Кd4+ 22.Крh1 К:f5 23.Кf6+ Крh8! ... 0-1 (Мехико(м/1) 1980) или 9.Се3 Кd4 10.Лb1 (потом Спасский перешел на 10.Cf2) 10...Лb8 11.Кe2 Кf3+ 12.С:f3 b6 13.g4?! f5 14.Кg3 Сb7 15.gf ef 16.c4 Фd7 17.Фd2 Лbе8 18.Лbe1 Кc6 19.Кg2 (19.ef Кd4!) 19...Фd4 20. Крh1 fe! 21.de?! h5! ... 0-1 (Толука(мз) 1982).

Одно время в моде было 6...е5 (Ларсен — Портиш, Роттердам (м/1) 1977 — см. стр. 167), но затем белые доказали силу плана с 7.Кh3!, например: 7...ef 8.Сf4 Кge7 9.0-0 h6 10.Лb1 0-0 11.а3 Ce6 12.Ce3 Ке5 13.Kf4 Cd714. Крh1 Лс8 15.Фd2 Крh7 16.h3 Cc617.g4 Фd7 18.Лf2 с инициативой (Спасский — Портиш, Женева(м/ 13) 1977), а на 7...Кge7 8.0-0 Кd4 (8...0-0? 9.f5! gf 10.Фh5 с атакой) возможно как острое 9.f5 gf 10. Фh5!? (Спасский — Горт, Бугойно 1978), так и спокойное 9.Лf2!?(Спасский — Тимман, Буэнос- Айрес(ол) 1978).

7.Кf3 0-0 8.0-0 Лb8. Разумно и 8...Сg4!? (прочнее, но пассивнее 8...Кe8 и f7-f5) 9.h3 С:f3 10.С:f3 Кd4 11.Сg2 Лс8=.

9.h3! «Итоги дебюта 2-й партии, естественно, не удовлетворили Спасского и Бондаревского, и они нашли новый путь. Усиленный контроль над пунктом d4 крайне затрудняет контригру черных на ферзевом фланге» (Геллер).

Во 2-й партии после прямолинейного 9.Сh4?! Кd4! 10.f5 b5 11.Сg5 b4 12.Кb1 Кd7 13.Кd2 Ке5 14.Крh1 а5 (14...Сb7!? с идеей d6- d5) 15.Лb1 а4 16.Кhf3 Кe:f3 (16... Са6!?) 17.Кf3 Кb5! 18.Фd2 а3 (неплохо и 18...gf1? 19.Ch6 f6 20.Kh4 fe 21.C:е4 d5) черные захватили инициативу: они уже расчехвостили весь ферзевый фланг, а у белых нет реальной атаки.

288

В этот критический момент Спасский неожиданной жертвой качества осложнил игру и, что стало для Геллера особенно неприятным, резко изменил ее направление: 19.bа! К:a3 20.Лbе1!? Cc3 21.Фf1 С:е1 (21...Кb5!?) 22.Л:е1 f6 (22...Кb5!?) 23.Сh6 Фh7 24.g4 е6 (помимо 24...е5 снова хорошо было 24...Кb5 и Ла8) 25.Кh4 g5?! (25...Фe8 26.Сc1!; 25...Кb5!? 26.fg hg 27.Кg6 Лbb7) 26.Кf3 ef 27.gf Крh8 28.h4 g4 29.Кh2 g3?! (а это уже в жестоком цейтноте!) 30. Ф:g3 Кс2 31.Лg1 Сb7? (роковой промах; при 31...Лbb7! 32.Сf3 Кd4 33.Сh5 Лfc7 всё неясно) 32.Сf3 Фd7 33.Сh5 Лe7 34.Кg4 Лg8 35.Фf2 Кd4 36.Кf6 Л:g1+ 37.Ф:g1, и черные сдались.

Впечатляет хладнокровие, с которым Спасский играл без чистого качества, постепенно нагнетая давление. У белых не было даже прямых объектов атаки! Эта партия показала, что Геллеру тяжело даются позиции, где в опасности его король... Так почему бы белым не повторить сюжет, да еще и в улучшенной редакции?!

9...b5 10.аЗ! (но не 10.Сe3 b4 11.Кe2 Кd7 12.Лb1 Фа5=) 10...а5 11.КеЗ b4 12.ab ab 13.Кe2 Сb7 14.Фd2?! Точнее 14.b3!, как было в 6-й партии.

14...Ла8 15.Лаb1 Фа5. У черных вновь активная позиция. Неплохо и 15...Фc7!?

16.bЗ Лc8. Упуская забавную возможность 16...d5!? 17.е5 d4 18. Сf2 Kd5. По Геллеру, здесь у черных позиционный перевес, а по- моему, после 19.Кg5 е6 20.Ke4 предстоит обоюдоострая борьба.

17.f5 Фb6?! Точнее сразу 17... Фd8! с отличной игрой, например: 18.е5?! Kd5! 19.е6 fe 20.fg hg 21.Kg5 Фd7 и т.д.

18.g4 Лa2 19.Кс1 Лa5 20. Фf2? Контроль над пунктом d4!

20...Фс7 21.Ке2 Лa2 22. Лbc1 Фd8 23.Kf4. В случае 23.fg hg 24.e5 проигрывает 24...Кd5? 25.Кg5 Кe5 26.Фh4 Сf6 27.Фh7+ Крf8 из-за 28.Сd5! (хуже 28.Сf4 Кf4 29.Кf4 С:g2 30.Кg6+ Кре8 31.Кe5 С:e5 32.К:f7+ Крd7 33. Фf5+ Кре6 34. Кр:g2 Фd7) 28...С:d5 29.Кf4 е6 30.Кf7, но после 24... Кe5 25.Кe5 С:g2 26.Кf7 Фf8 27. Ф:g2 Фf7 28.Сd2 ситуация неясна.

23...Фe8.

289 

24.Кg5? «Поначалу я планировал 24.g5 Кd7 25.h4 с опасными угрозами на королевском фланге. Однако это показалось мне медлительным, и я сыграл «поживее» и побыстрее, но в итоге остался у разбитого корыта» (Спасский). Мне тоже не очень нравится 24.g5. Сильнее выгладит 24.Фh4!, например: 24...Кd4 25.Кd4 cd 26.С:d4 Лс:с2 27.Лc2 Лc2 28.g5 Кh5 29. C:g7 Kg7 30.f6 ef 31.gf Фd8! 32. Крh1 Ке8 33.Ке6 Фc8 34.Кf8 Kf6 35. Кg6 hg 36.Ф:f6 с острой игрой.

24...Кd4! (теперь «трещит» пешка с2) 25.fg hg 26.Кd7? После долгого раздумья белые делают еще один «левый» ход, видимо, убедившись, что при нормальном атакующем 26.Фh4 (26.С:d4? Кg4! 27.Фh4 C:d4+ 28. Крh1 Крf6 29.Фd5 С:d5 30.ed Крg7) 26...Кc2 (26...К:c2? 27.Лf2 или 26...e5? 27. К:g6! Кe2+ 28. Крh2 fg 29.Л:f6 С:f6 30.Фh7+ Крf8 31.Лf1 Кf4 32.С:f4) 27.Лc2 К:c2 28.Сd2 Сc6! (28... Кd4? 29.e5) 29.К d5 С:d5 30.ed Кd4 у них нет компенсадаи за пешку.

26...К:bЗ. Куда проще 26... Сd5! 27.ed К:b3 28.Лcd1 Кd4 с ясным перевесом.

27.е5! «Единственный, но прекрасный шанс замутить воду и продолжить борьбу» (Геллер). Черным начинают мерещиться какие-то ловушки и опасности...

290

27...К:с1? Плохо 27...К:d5? 28. Фh4 Кf6 29.ef ef 30.Фh7+ Крf8 31.Сf4Лd8 32.Лce1 Ф:e1! (32..Фd7 33.К:b7 Ф:b7 34.Кe4 Лc2 35.Сh6 +-) 33.Лc1 С:g2 34. Кр:g2 Лс2+ 35.Крg3 Кd4 36.Кe4 Кe2+ 37.Лc2 Лc2 38.Сh6! (38. Крf3? Лc4! 39.de b3 40.Сh6 С.:h6 41.Ф:h6+ Кре7 42. Фd2 Лb8) 38...Сh6 39.Ф:h6+ Кре7 40.Фf4 с победой.

Однако 27...dc! 28.К:f6+ ef 29. С:b7Сc130.Сc1 Лd8 31.Кe4Фe7 32.C c6 b3 сохраняло большое преимущество.

28.C:с1? «После этого поражение белых было неотвратимо. Правильно 28.ef! ef 29.K:f6+ C:f6 30.C:b7 с запутанной позицией. Во всяком случае, у черных был ничейный вариант: 30...Лс2! (плохо З0...Ке2+? 31. Крh1 C:g5 32. C:g5 Лс7 33.Сd5 Л:c2 34.Сf6 g5 35.C:g5 Kd4 36.Фf6 Ке6 37.Ле1 Ла 7 38.Л:e6 fe 39.С:e6+ Лf7 40. Крg1! с4 41. Фg6+ Крf8 42. Фh6+ 43. Крg6 с выигрышем. — Г. К.) 31. Ф:f6 Кe2+ 32. Крh2 Лс7 33.Сg2 Ф:е3 34.Фd8+ Крg7 35.Фf6+ с вечным шахом» (Геллер). Но еще заманчивее 33..Фе5+! 34.Ф:е5 de с явно лучшим эндшпилем.

28...С:d5 29.С:d5 (или 29.ef С:g2 30.fg С.:f131.Фh4 Кр:g7-+) 29...К:d5 30.Фh4 Кf6! 31 .ef ef 32.Фh7+ Крf8 33.Кe4 Фe5. Отражая угрозу 34.Ch6. «Здесь я подумал о том, чтобы сдаться» (Спасский).

34.Сf4 Фd4+ 35. Крh1.

290 2

З5...Лс6?? «Ужасная ошибка в выигрышном положении» (Спасский). «Непостижимо! В цейтноте соперника, имея в запасе около 40 минут, черные отказываются от простого 35...Лd8. Рассчитав выигрывающий вариант 36.g5 Лa1 37.Л:a1 Ф:a1+ 38.Крg2 fg 39.С:g5 Лe8, я в последний момент «увидел», что при ладье на с6 ходом 39...d5 можно достичь еще большего» (Геллер).

Трагедия черных в том, что теперь у них не находится даже ничьей! Впрочем, в этом есть некая высшая справедливость, что доказывает и 6-я партия, да и всё течение матча...

36.Сh6! С:h6 37.Фh8+ Кре7 38.К:f6 Сf4. «Спасти партию можно было лишь путем 38...Сf8 39.Лe1 + Фe5 (39... Крd8 40.Ф:f8+ Крс7 41.Ф:d7+ Крb6 42.Кd7+. - Г.К) 40.Л:e5+ de 41.Кd5+ Кре6» (Геллер). Это и впрямь упорнее, но все-таки тоже не спасало ввиду 40.Кd5+! Кре8 (40... Кре6 41.Фf6+ Крd5 42.Ф:f7+) 41.Л:e5+ de 42. Ф:e5+ Крd7 43.К:b4! Сd6 (43...cb 44.Фd5+) 44.Фf6.

З9.g5! (и единственное, и достаточное!) 39... Кре6 40.Фe8+ Крf5 41.Ф:f7! Лc7. Записанный ход. Парадокс, но защиты нет: 41... Крg5? 42.h4+ Кр:h4 43.Ф:g6. Приходится отдавать ладью.

42.Ф:c7 Кр:g5. «Уже при домашнем анализе я увидел, что намеченное на 38-м ходу 42...Лa1 наталкивается на заданный удар: 43.Фс8+ Кре5 (43... Кр:g5 44.Ке4+ Ф:е4+ 45.de Л:f1+ 46. Крg2, и теряется слон) 44.Кg4+ Крd5 45.с4+!, и черные теряют ладью» (Геллер).

Не помогает и 42...Л:c2 43.Фc8+ Кр:g5 44.Ке4+ Крh6 45.Фf8+.

43.Фе7! Успешное завершение охоты на короля. Более хлопотно 43.Ке4+ Крh6 44.Фf7 Фе3! 45.Л:f4 Ла1+ 46.Лf1 Ф:h3+ 47. Крg1 Фg4+ 48.Крh2! Фe2+ 49.Лf2 Фh5+ 50.g2 Фh1+ 51. Крg3 Лg1+ 52. Крf4 Фh4+ 53.Кре3+-.

43...Фе3 44.Ке4+ Крh5 45. Фh7+ Сh6 46.Фd7 Сf4 (46...Сg5 47.Фg4+ Крh6 48.h4 Сf4 49.Лg1) 47.Кf6+ Крg5 48.Кd5. Черные сдались.

Совершенно невероятная партия, предопределившая исход матча. Вырванная из контекста всего поединка, она производит непонятное и грустное впечатление. Кажется, что белым попросту сказочно повезло. Но если вспомнить о матчевой стратегии Спасского, то всё становится на свои места. Другое дело, что эта стратегия требовала огромной веры в себя и запаса энергии. Спасский был уже преисполнен столь необходимой претенденту психологической уверенности, что в любом случае станет чемпионом мира: «Не выйдет выиграть сейчас — выиграю следующую партию!» Мыслимо ли устоять против такого напора?!

В 6-й партии потрясенный Геллер хотел было уточнить игру черных, но Спасский опередил соперника и учинил ему форменный разгром.

№ 370. Сицилианская защита В25
СПАССКИЙ - ГЕЛЛЕР
Матч претендентов,
Сухуми(м/6) 1968

1.е4 с5 2.КсЗ d6 З.gЗ Кс6 4. Сg2 g6 5.d3 Сg7 6.f4 Кf6 7.Kf3 0-0 8.0-0 Лb8 9.h3! b5 10.аЗ а5 11.СеЗ b4 12.ab ab 13.Ке2 Сb7 (13...Кd7!?) 14.b3! «Знак восклицания — за предвидение! Спасский и Бондаревский, предугадав трафаретный порядок игры черных, разработали исключительно точную расстановку сил. Возможно, мне следовало изменить план: 14...Кd7!? 15.Лс1 е6! 16.g4 d5 с полноправной игрой» (Геллер).

14...Ла8 15.Лс1. Не теряя времени на Лb1, белые выигрывают темп.

15...Ла2 16.g4 Фa8?! Ферзя надо было держать поближе —

16...Фс7 или 16...Фa5 17.Фe1 Фb5 18.Фf2 Лfa8 с идеей Кd7 и Ла1.

17.Фe1 Фa6?! По мнению Геллера, «после 17...d5 18.е5 Кd7 19. Фh4 е6 еще можно было построить оборонительные сооружения».

18.Фf2 Ка7?! Осторожнее 18...Кd7.

292

19.f5! «Начало конца. Атака белых развивается так быстро, что черные не успевают даже забрать никому теперь не нужную пешку с2» (Геллер).

Как мы видим, по дебюту белые достигли гораздо большего, чем в 4-й (не говоря уже о 2-й) партии.

19...Кb5 20.fg hg? Проигрывает форсированно. По Геллеру, «ничего не меняло и 20...fg», а по-моему, это заметно осложняло задачу белых:

1)21.Фh4 Кc7! (21...Ка3? 22. Кg5! и Л:f6) 22.Кg5 (22.Кf4?! е5!; 22.е5 de! 23.С:с5 Ке6 24.Сe7 Лf7) 22...h6! 23.Кf4 (23.Кf3? Лc2! 24. Лc2 Фd3) 23...hg 24.Ф:g5 Кh7 25. Ф:g6 Лf6 26.Фh5 с острой игрой;

2)21.Kf4 Cc8 22.e5!? de 23.K:e5 Ke4! 24.C:e4 C:e5 25.Фh4 С:f4 (плохо 25...Сf6? 26.Сd5+ е6 27. К:e6! С:e6 28.Л:f6 Л:f6 29.Ф:f6 С:d5 30.Фd8+ Крg7 31.е7+! Сf7 32.Фe5+) 26.Л:f4 Л:f4 27.С:f4 28.Кd5+ (неясно 28.Кg5 Фd4+ 29. Крh1 Кс3 30.Сf3 Ке2!) 28.. Крf8 29. Фf2!? (если 29.Сh6+ Кре8 30.Ф:f6 ef 31.Сc6+ Сd732.С:b5 С:b5 33. Сe3, то 33...c4! 34.dc Сc6 35.Сc5 С4 36.с3 bс 37.Лс3 Лc2 38.Лe3 f5 с достаточной компенсацией) 29... Кd4 30.Фe3 Лc2 31.Лc2 Кc2 32. Сh6+ Кре8 33.Ф:с5 Фd4+ 34.Фd4 К:d4 35. Крf2 Ce6 36.С:е6 К:e6 37. Се3 с лучшим эндшпилем.

21.К g 5 Ка3. Контригра против пешки с2 явно запаздывает. В отличие от предыдущей партии белые не сожгли мосты — не отдали много материала.

22.Фh4 Лс8. На 22...Ле8 выигрывало 23e5! de 24.Л:f6! ef 25. Фh7+ Крf8 26.С:c5+ Ле7 27.С:е7+ Кр:е7 28.Ф:g7 fg 29.Ф:е5+, а теперь следует немедленная жертва качества.

293

23.Лf6! ef 24.Фh7+ Крf8. Снова, как и в 4-й партой, ферзь белых прорвался на h7 — характер борьбы совершенно идентичный: охота на короля! Причем на сей раз решает эффектный удар:

25.К:f7! Л:с2? Ох, уж эта злосчастная пешка! Упорнее все-таки

25... Кр:f7 26.Сh6 Лg8 27.Кf4 Л:с2 28.Лf1! g5 29.Фg6 + Кре7 30. Кр:g7 gf 31.С:f6+ Крd7 32.Лg8 Ф:d3 33. Фf7+ Кре6 34.Лd5+ Ф:d5 35.ed+ Крd7 36.Се4 и т.д.

26.Сh6! Л:с1 + (или 26...Ф:d3 27.Ф:g7+ Кре8 28.Л:с2 С:c2 29.Фf4) 27.К:c1 Крf7. На 27...С:h6 28. Кh6 Кре8 выигрьшает 29.Кg8 Крf8 30.Кe7.

28.Ф:g7+ Кре8 29.g5 (неплохо и 29.e5 С:g2 30.е6) 29...f5 30. Ф:g6+ Крh7 (30... Крd8 31. Крf7 Фc6 32.g6 Фd7 33.Фh7! Крс7 34.g7) 31. Фf7+ Кре6 32.ef+. Черные сдались. Лучшая партия матча.

Окончательный счет оказался 5,5:2,5 — такой же, как и три года назад. Можно подумать, что Геллер играл ниже своей обычной силы. Но это неверно: он играл так, как ему позволял Спасский! Победитель продемонстрировал
явное превосходство в психологии матчевой борьбы.

«Поразительное хладнокровие и спокойствие помогают Спасскому в самые трудные моменты борьбы находить лучшие практические меры, — писал после матча Геллер. — Удивительная невозмутимость и уверенность, с которыми он делает иногда даже отнюдь не лучшие ходы, бесспорно, ставят его противников в ложное положение. Не раз я тратил драгоценное время, пытаясь разгадать то, чего в действительности не было! Спасский не раз допускал серьезные ошибки, но отличная тактическая изворотливость все время помогала ему осложнить игру...»

Через три месяца, летом 68-го, состоялся полуфинальный матч с Бентом Ларсеном, который тогда был на большом подъеме (рассказ о выдающемся датском гроссмейстере вас ждет в 4-м томе). И снова соперника Спасского ждал разгром! Всё началось с «тихой», но очень важной в психологическом отношении 1-й партии. Интересно писал о ней и о матче в целом Эйве:

«Спасский меньше, чем большинство великих, сознает всю свою мощь и в этом отношении является противоположностью Ларсену. Тот твердо верит в себя, стремится к инициативе и всегда играет на выигрыш. Его игра несколько напоминает игру Боголюбова, который говорил: «Белыми я выигрываю потому, что имею преимущество первого хода, а черными — потому, что я Боголюбов»... Ларсен не боится никаких позиционных осложнений и идет на безрассудные трюки, чтобы добиться своей цели. «Король защищает себя сам», — думает Ларсен и не предпринимает особых мер предосторожности для обеспечения собственного короля. Дуэль антиподов — Ларсена и Спасского прошла исключительно напряженно и по- боевому. Столкнулись, с одной стороны, жажда Ларсена захватить инициативу любой ценой, с другой — нарочито сдержанная стратегия Спасского, которая, однако, нисколько не ограничивала его огромную практическую силу.

В 1-й партии Спасский избрал спокойный разменный вариант славянской защиты, обычно ведущий к быстрой ничьей. Таким способом он давал Ларсену возможность проявить свои амбиции. Тот и впрямь не пожелал довольствоваться скучной ролью и в почти безжизненном положении попытался перехватить инициативу. Но тут дальновидный Спасский с помощью точно рассчитанной комбинации создал внезапную атаку на короля. Прекрасная партия, вероятно, лучшая в матче!»

 

№ 371. Славянская защита D14
СПАССКИЙ - ЛАРСЕН
Матч претендентов,
Мальмё(м/1) 1968

1 .d4Kf6 2.KfЗ d5 З.с4 с6. Так Ларсен почти никогда не играл!

4.cd cd 5.Cf4 Kс6 6.KсЗ Cf5 7.е3 е6 8.C b5. Вариант 8.Фb3 Сb4! 9.Сb5 (Ботвинник — Три- фунович, Москва 1947), имевший репутацию ничейного, оброс к концу века новой теорией, но его оценка осталась прежней.

8...Кd7! (8...Сb4?! 9.Kе5! - № 223) 9.0-0. Современная линия - 9.Фа4 Лс8 (9...Фb6 10.Кh4!) 10.0-0 а6 11.С:с6 Л:с6 12.Лfc1 Се7 13.Кd1!? (Петросян играл 13.Кe2 с идеей 13...Сd3?! 14.Л:с6 Сb5 15.Ф:b5!! ab 16.Лс7, но крепче 13...Фb6! 14.Л:с6 bс) 13...b5 14.Фb3 с шансами на некоторый перевес.

9...Се7 10.Лс1. Энергичнее 10.Фb3!?, например: 10...g5 11. Сg3 h5 12.h3 g4 13.hg hg 14.Кd2 (Милов — Садлер, о.Мэн 1994) 14...а6!? или 10...0-0 11.Лfc1 Лс8 12.Сc6 bс 13.Фb7 с острой борьбой (Милов — Хюбнер, Швейцария 1998).

10...0-0 11.h3?! (11.Фh3!) 11 ...Лс8.

294

12.Cd3?! Лучше 12.Ka4 Фa5 13. С:с6 Нc6 14.Л:с6 bс 15.Кe5 Ке5 16.С:е5 f6 17.Сg3=.

Почему же Спасский подарил сопернику столько темпов? Вероятно, столкнувшись с дебютной неожиданностью, он решил избегать осложнений и придерживаться выжидательной стратегии — короче, дать Ларсену «поиграть в шахматы». Как любил говорить Ботвинник: «Пусть дядя ходит!»

12...C:d3 13.Ф:d3 Кb6 14.Фе2 а6. У черных уже очень удобная игра: конь вторгается на с4, а его изгнание ходом b2-b3 ослабит фланг. Нередко белые проигрывают подобные позиции, и во избежание этого им надо действовать очень точно и аккуратно.

15.Ке1! Кc4 16.Кd3 КЬ4?!

Первая же неточность Ларсена сразу приводит к потере инициативы. После правильного 16... Фa5! положение черных было бы поприятнее.

17.b3 К:d3 18.Ф:d3 Кb6 19.f3 Сd6 20.Ке2 Фе7 21.С:d6 Ф:d6 22.Фd2! Подготовка Кf4- d3. «В равных позициях Спасский обычно играет очень тонко» (Глигорич).

 295

На доске пока мертвый штиль, но именно это амбициозному датчанину явно не по душе! Он не хочет мириться с ничьей и начинает поиски активных ходов — «со свойственным ему оптимизмом он хочет атаковать даже там, где позиция не позволяет это делать» (Спасский).

22...Фa3?! Этот ход еще ничего не портит, но проще 22...Л:с1 23.Л:с1 Лс8 24.Фа5 h5=.

23.Кf4 Л:с1?! Несмотря на потерю двух темпов, «пожалуй, стоило признать ошибку и вернуться — 23...Фd6» (Спасский).

И снова я вспоминаю Ботвинника, который отчитывал меня за легковесную игру: «Будешь так «шлепать» — превратишься в Тайманова или Ларсена!» Звучало неплохо для юного кандидата в мастера середины 70-х, но сегодня при взгляде на эту партию становится не по себе от подобной перспективы.

24.Л:с1 Лс8 25.Л:с8+ К:с8 26.Фс2! Внезапно белый ферзь врывается в лагерь противника, пользуясь дисгармонией, возникшей у черных: их ферзь оказался на отшибе, конь не имеет опоры, к тому же в королевской крепости нет «форточки».

26...Ке7 27.Фс7. Характер борьбы резко изменился: белые начали создавать конкретные угрозы, и Ларсен должен защищаться.

27...g6? Труднообъяснимый ход. Видимо, неуемному Ларсену хотелось прыгнуть конем на f5, и 27...Кg6! казалось ему слишком простым. Хотя после 28.К:g6 (не проходит 28.Фс8+ Кf8 29.Кd3? ввиду 29...Ф:a2 30.Кс5 Фd2!) 28... hg 29.Фс8+ Крh7 30.Ф:b7 f6 благодаря слабости белых пешек черные легко достигали ничьей: 31. Крh2 Ф:а2 32.Фb6 а5.

28.Кd3. Возможно, сильнее (но и рискованнее!) было 28. Ф:b7!? Фс1+ 29. ef2 Кf5 30.Фb8+ Крg7 31.Фe5+ ФКрg8 32.Кe2 с лишней пешкой. Однако Спасский тонко чувствует изменение ситуации и спокойно усиливает позицию, вероятно, надеясь, что 27-й ход Ларсена — не последняя его ошибка.

28...Кf5 29.g4! Единственная попытка игры на победу. Немедленное 29.Кe5 парировалось простым 29...Фe7.

296

29...Кh6? Ждать следующей ошибки пришлось недолго: осознав, что надо думать не об активности, а о спасении, Ларсен растерялся! По мне — лучше уж сразу сдаться, чем отойти конем «в никуда». По выражению Глигорича, «теперь черный король задыхается».

Между тем позиция черных была еще защитимой, требовалось лишь найти перестройку 29...Кd6 30.Ке5 b6! Нельзя недооценивать дерзкого черного ферзя: он защищает коня и, главное, сковывает неприятельского ферзя необходимостью контролировать поле cl, с которого могут начаться спасительные шахи. К тому же при пешке на h6 белым нельзя планировать бегство короля на f4. Другая схема атаки не работает — 31.Кd7 Кb5!, а после 31.Фс5! Ф:с5 32.dc эндшпиль ближе к ничьей, чем к выигрышу белых.

30.Кe5! Внезапно создавая матовую атаку, в которой активно участвует король.

30...Фb4. Не помогало 30... Ф:а2 31.Кd7 Фа3 32. Крg2! Фb4 33. Крg3 b5 34.Фb8+ Крg7 35.Фе5+ Крg8 36.Крf4! и т.д.

31 .Кd7! Фе 1+ 32. Крg2 Фе2+ 32.Крg3 Кf5+. На 33...Фе1+ 34. Крf4! g5+ 35. Крg5 Ф:е3+ 36.f4 Крg7 решало 37.Фd8!

34.gf Фе1 + 35. Крf4! Фh4+ 36.Кре5 Фg3+ 37.f4 Ф:е3+ 38. Крf6 (такой победный марш короля в лагерь противника всегда эффектен) 38...Ф:d4+ З9.Ке5. Черные сдались.

Это поражение, отнюдь не шахматное, а чисто психологическое, так подействовало на Ларсена, что дальше игра пошла в одни ворота. Он проиграл и следующие две партии, а в конечном счете и матч — 2,5:5,5. Спасский вновь проявил в полном блеске понимание психологии соперника.

 читать следующую главу