Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Рижская катастрофа: за бортом межзонального.

Карьера Спасского не вполне типична для чемпиона мира — она изобилует и яркими взлетами, и невероятными падениями. Его старт был, пожалуй, одним из самых блистательных. В 10 лет Борис начал заниматься у известного тренера Владимира Зака, в 15 отличился во взрослом чемпионате Ленинграда (1. Тайманов, 2. Спасский, 3. Левенфиш, 4. Корчной...), а в 16 — на сильном турнире в Бухаресте (1953), одержав в 1-м туре памятную победу над Смысловым и став в итоге международным мастером.

«Смешно, но мне помогла советская власть, — вспоминает Спасский. — Турнир начался с рубки между советскими шахматистами, и в результате вперед вышел венгр Ласло Сабо. И тут из Москвы приходит телеграмма: «Прекратите безобразие, начинайте делать между собой ничьи!» Конечно, хорошо, что я уже завоевал очко против Смыслова, но, думаю, мне было бы все же нелегко, при моей молодости и неопытности, сделать ничьи с Болеславским и Петросяном. А так все подчинились кремлевскому приказу».

В 18 лет Борис успешно дебютировал в зональном, 22-м чемпионате СССР (1955): уступив лишь пол-очка победителям — Геллеру и Смыслову, он разделил 3-6-е места с Ботвинником, Петросяном и Иливицким и вышел в межзональный турнир. А из него с ходу — в турнир претендентов, попутно успев стать чемпионом мира среди юношей.

В амстердамском турнире претендентов (1956) он еще не боролся за первое место, но все-таки разделил 3-7-е места, отстав лишь на пол-очка от Кереса и на два от победителя — Смыслова. Василий Васильевич был, конечно, вне конкуренции: тогда он являлся практически сильнейшим шахматистом мира (выиграл два претендентс- ких цикла подряд и сыграл три матча с Ботвинником). Вот и в этом турнире Смыслов проиграл всего одну партию — и опять-таки Спасскому! Тоже, кстати, весьма показательная партия: попав черными в стратегически безнадежную позицию, юный Спасский продемонстрировал удивительную изворотливость и сумел настолько запутать грозного соперника, что тот не добился и ничьей.

Казалось, и дальше карьера Спасского будет столь же успешной. В 23-м чемпионате СССР (1956) он разделил 1—3-е места с Таймановым и Авербахом, опередив на очко новую восходящую звезду, 19-летнего рижского мастера Михаила Таля (и разгромив его в личной встрече). Правда, в следующем чемпионате СССР (1957) они поменялись ролями: Таль впервые стал чемпионом, а Спасский отстал на «то самое» очко. Между двумя лидерами молодого поколения завязалась острая конкуренция.

Для стиля и творческого настроя Бориса той поры характерна следующая весьма необычная партия.

 

№ 345. Защита Нимцовича Е31
СПАССКИЙ - ХОЛМОВ

24-й чемпионат СССР, Москва 1957, 6-й тур

1.d4 Кf6 2.с4 е6 3.Кс3 Сb4 4.Сg5. Эта ныне уже полузабытая дебютная система досталась Спасскому от его первого тренера Зака. Борис одержал в ней несколько громких побед, начиная с упомянутой над Смысловым (1953). Однако система эта, названная ленинградской, не стала популярной из-за очевидных стратегических изъянов, возникающих в позиции белых. Статистика для них не очень благоприятна, за исключением... партий Спасского: + 17-1=11 (!).

196

4...h6. Немного иная вариация - 4...с5 5.d5 Сс3+ 6.bс е5 7.Кf3 (7.d6!? Спасский) 7...d6 8.Кd2 h6 9.Сh4 Кbd7 10.е3 11.Сd3 Кg6 12.Сg3 0-0 (точнее сразу 12...Кe7! и Кf5=) 13.0-0 Кe7 14.f4! с оживленной борьбой (Спасский — Ларсен, Белград(м/1) 1970).

5.Сh4 с5 6.d5 С:сЗ+. Смыслов отстаивал против Спасского 6...ed 7.cd d6 8.еЗ Кbd7, Керес дважды, и тоже безуспешно, — 6...d6 7.е3 е5 8.Кe2 Кbd7, а Таль, единственный с успехом, — 6... b5!? (№ 289).

7.bс е5. Именно эта конструкция резко сократила число сторонников ленинградской системы. Правда, сейчас возможен острый вариант 8.d6!? Кс6 (Спасский — Тимман, Таллин 1973), и, чтобы его исключить, перешли к 7...d6! 8.е3 е5 или 8...Фe7!? 9.Сd3 Кbd7 10.Кe2 (10.Кf3 e5 Тимман — Po- манишин, Тилбург 1985) 10...Кe5! 11.С:f6 Ф:f6 12.0-0 Фh4! 13.Кf4 K:d3 14.Ф:d3 e5 с удобной игрой (Майлс — Карпов, Тилбург 1986).

8.Фс2. Альтернатива — 8.е3 d6, и плохр 9.1.d3?! е4! 10.Сс2 (10. С:е4? g5-+) 10...g5 11.Сg3 Фe7 12. h4 Лg8 13.hg hg 14.Кe2 Кbd7 15. Фb1 Крd8! 16.a4 a5 17.Лa2 Крс7 18. Лh6 Ла6 19.Фb5 Крb8 20.Лb2 Кра7 21.Фb3 Кg4 22.Лh1 f5 23. Крd1 Лb6... 0-1 (Уильямс — Карпов, Ницца(ол) 1974). А на 9.Сf3 помимо 9...Кbd7 играют и 9...Фe7 10.Кd2 g5 11.Сg3 Сf5 12.h4 Лg8 (Спасский — Тисдалл, Салоники (ол) 1988), и 9...h5 10.Кd2 g5 11. Cg3 Кbd7 12.f3 Лg6 13.e4 Фe7 (Спасский — Шорт, Цюрих(бш) 2001). В этой последней из опубликованных партий Бориса Васильевича, игранных любимой системой, белые снова победили!

8…d6 9.еЗ Фе7 10.Кf3 Кbd7. В поздней практике Спасского встречалось 10...g5 11..Сg3 е4 12.Кd2 Сf5 13.Лb1.

11.Кd2 e4! Годится и 11...g5 (только не 11...0-0?! 12.Сd3!) 12. Сg3 e4!, например: 13.h4 Лg8 14. Лb1 Крd8 15.hg hg 16.Лb2 Кf8 17. Фb1 Кg6 18.a4 Лe8 19.Кb3 Фc7 20.Сe2 Лb8 21. Крd2 1/2 (Спасский — Сакс, Золинген 1989).

197

Крепкие бастионы черных в центре лишают позицию динамизма, столь необходимого для слонов, и ограничивают возможную активность белых диверсиями на линиях «h» и «b». В наши дни надежность этого построения известна даже юным шахматистам.

12.0-0-0!? Сюрприз! Холмов ожидал 12.Cе2 0-0 13.0-0 и собирался играть 13...Ле8 14.Лае1 g5 15.Сg3 Кf8 16.f3 ef 17.С:f3 Кg6.

Но центр настолько закрыт, что оба короля чувствуют себя в относительной безопасности на любом участке доски, и их путешествия, зачастую пешком, диктуются в основном необходимостью соединения ладей. Так, на 12.Cе2 вполне хорошо и 12...g5 13.Cg3 Kg8 14.h4 Лg8 15.Лb1 Крd8!? 16.h5 К8d7 17.Лb2 Кe5 18.К:e4 Сf5= (Рубинетти — Полугаевский, Map- дель-Плата 1971).

12...0-0!? Только после этого естественного ответа внезапно вспыхивает яркое пламя сражения. Всё было бы тихо при 12...g5 13. Cg3 Kf8, например: 14.h4 Лg8 15. hg hg 16. Крb2 Сf5 17.Лb1 0-0-0= (Медина — Вейншльд, Сеута 1993).

13.g4! g5! Такой ход от короля полвека назад делали немногие, «избранные», а между тем позиционно он обоснован: когда у вас крепкий центр, фланговые операции соперника не страшны.

14.Сg3 Кe5! 15.h3 (конечно, не 15.К:е4? К:е4 16.Ф:e4 С:g4!) 15...Кg6. Используя косвенную защищенность своей центральной пешки, черные не только совершили полезную перегруппировку, но и заставили партнера сделать «лишний» ход пешкой.

16.Се2 Ле8 17.Лdg1 Сd7 18.h4 Лаb8?! (по мнению Холмова, лучше было 18...а6!, но не 18..С:g4? 19.hg hg 20.С:g4 К:g4 21.Сd6!) 19.hg hg. Обе стороны заканчивают последние приготовления к бою, но Спасский начинает первым и к тому же с внезапного комбинационного удара, последствия которого пока абсолютно неясны.

20.Лh5! Не прельщаясь стандартным 20.Лh6 а6!? 21.Лgh1 b5.

20...К:h5 21.gh Кf8. За что белые отдали качество? Ответом служит новая, совсем уже неожиданная жертва, уводящая партию в мир иррациональных материальных соотношений.

198

22.Ke4!! «После длительного раздумья Спасский находит остроумную возможность. Естественное 22.Ch4 или 22.Cf4 ничего не давало из-за 22...f6» (Холмов).

22...Ф:е4 23.Ф:е4 Л:е4 24. С:d6 Лbe8. «Вряд ли сильнее 24...Лс8 25.Л:g5+ Крh8 26.Cе5+ Л:е5 27.Л:е5 Ле8 28.Л:е8 С:е8 29. е4 Кd7 30.f4 f6, и конь должен сторожить пункт е5. Стой ладья на а8, возможно было бы 24...f6. Разумеется, играя 18...Лаb8, черные не могли предвидеть такой фейерверк жертв» (Холмов).

25.Л:g5+ Крh8 26.С:с5. Всего за шесть ходов позиция изменилась до неузнаваемости, правда, не уйдя от оценки «неясно». Но красочный спектакль на этом не кончается.

26...f6 27.ЛgЗ b6 28.Сd4 Кh7 29. Крd2 Лg8 30.Лg6! Имея четыре пешки за ладью, белые согласны и на эндшпиль!

30...Се8 31.Сd3!? Очередная жертва дает лишь сигнал к новым разменам, производимым весьма оригинальным способом.

По Холмову, при 31.С:f6+ (31. Л:f6? Л:d4+!) 31...К:f6 32.Л:f6 Крg7
черные постепенно могли бы активизировать свои фигуры, а компьютер дотошно изучает ограничительное 31.Л:g8+ Крg8 32.f4!?

31...С:g6 32.hg Л:d4 33.cd Кf8. Сугубый материалист Fritz оценивает этот оригинальный «одноладейный» эндшпиль в пользу белых, но в ситуациях с таким необычным соотношением сил верить ему нельзя. На самом деле последние 13 ходов соперники разыгрывали сцену, где кровь лилась рекой, но наиболее закономерным исходом все время оставалась ничья.

198 2

34.с5 Ьс 35.dc Кd7! Обратная переброска коня позволяет поддерживать равновесие, а вот жадное 35...Кg6? наказывалось путем 36.С:g6 Л:g6 37.с6 Лg8 38.с7! Крg7 39.d6 Крf7 40.d7 и т.д.

36.с6 КЬ6 З7.е4!? Цейтнотное обострение. Надежное 37.d6 фиксировало ничью: 37...Лd8 38. d7 Кd7 (38...Ка8? 39. КрсЗ+-) 39.cd Л:d7 40.f4 f5 41. Кре2 Лd5 42.Сc4 Лd6 43.Сf7Крg7.

37... Крg7 38.Са6. От белых тоже требуется точность — чтобы избежать блокады по черным полям, например: 38..Cb5?! Крg6 39. d6 Лd8 (или 39... Крf7, и угроза Кре6! вынуждает безрадостное 40.с7 Лс8 41.d7 К:d7 42.С:d7 Л:с7) 40.d7Ка8! 41.Сс4 (41. Кре3 Крf7! 42. Крd4 Кc7 43.а4 Кре7 44. Крс5 Ke6+  45. Крd5 Лg8 46. Крс4 Крd6-+) 41..Сg7 с дальнейшим Крf8-е7 и Лh8.

Интересно и сразу 38.а4!? с идеей 38...К:а4? 39.d6 и 40.с7, используя тот нюанс, что плохо Крg6? из-за е4-е5+! Впрочем, после 38...а5 39.Сb5 Крg6  40. Крd3 Крf7 черная ладья должна справиться с пешечной лавиной.

38... Кр:g6 З9.а4.

199 

39..Крf7. К простой ничьей вело 39...К:а4 40.с7 Кс5 41.c8Ф Л:с8 42.С:с8 К:е4+ 43. Кре3 Кd6 44.Се6. Последнюю проблему ставило 39...Ка8! 40. КрсЗ Лd8 41.Сс4 Кс7 42.Крd4 Крg5! (42...Кe8? 43.f4!) 43. Крс5 Кe8, но неожиданный перевод 44.Сe2! Крf4 (44...а5 45.Сd1) 45.Ch5! удерживал равновесие: 45...Кс7 46.d6 Ка6+ 47. Крd5 Кb4+ 48.Крс5 Кd3+ 49. Крd5 Кb4+.

40.а5 Ка8! При 40..Kс8? 41. f4 грозило бы и е4-е5, и C:с8.

41.Cc4 Лd8. Записанный ход. Краткий домашний анализ варианта 42.f4 Кс7 показал, что после 43.d6+ Крg6 44.е5 fe 45.fe Крf5 46.Крс3 Кр:е5 47.dc Лс8 48.Са6 Л:с7 49.Сb7 черным не оттеснить белого короля (Холмов), а при 43. КреЗ Кре7 44. Крd4 Ке6+ 45. КреЗ Кс7 никто не может уклониться от повторения ходов. Поэтому — ничья. Красивый полет фантазии Спасского!

И вот очередной зональный, 24-й чемпионат СССР в Риге (1958). Разыгрываются четыре путевки в межзональный. Но Спасскому, уже мечтающему о заоблачных высотах, этого мало: он решает показать, кто есть кто. За шесть туров до финиша он лидирует с превосходным результатом 9 из 12, на очко опережая Петросяна и на два — Таля! Одержаны отличные победы над Бронштейном, Фурманом, Крогиусом...

А его партия с Полугаевским будет признана красивейшей в турнире.

 

№ 346. Сицилианская защита В94

СПАССКИИ - ПОЛУГАЕВСКИЙ

25-й чемпионат СССР, Рига 1958

 

1.е4 с5 2.Кf3 d6 3.d4 cd 4. К:d4 Кf6 5.Кc3 a6 6.Сg5 Кbd7. Модное в те годы построение. Его недостаток — безнадзорность коня d4 и постоянная опасность вторжения белых на поле d5 или е6.

Крайне рискованный «вариант Полугаевского» тогда еще не созрел для испытания на столь серьезном уровне.

7.Cс4 Фа5 8.Фd2 е6. В знаменитой партии Спасский — Петросян (Москва(м/19) 1969) после 8…Лh6?! 9.Cf6 К:f6 10.0-0-0 е6 11. Лhe1 Се7 12.f4 0-0 13.Сb3 Ле8 14. Крb1 Cf815.g4! белые выиграли прямой атакой на короля, сделав решительный шаг к шахматной короне.

9.0-0-0 b5 10.Сb3. На 10.Сd5 Спасский считал сильным возражением 10...b4! 11.С:а8 bс с хорошей контригрой, и эта оценка подтверждается анализом.

10...Cb7 11.Лhe1 Сe7. Активность до завершения развития — 11...b4? каралась стандартным ударом 12.Кd5!, но возможно 11... 0-0-0!? (Шервин — Решевский, Нью-Йорк 1959; Гулько — Петросян, СССР(ч) 1976).

12.f4.

200

12...Кс5. Опять же плохо 12...b4? из-за 13.Кd5!, и после 13...ed 14.ed Крf8 15.Л:е7! Кр:е7 16.Кс6+ Cс6 17.dc оборона черных быстро разрушается.

13.е5? Неточное оформление интересного замысла. Правильно 13.С:f6!, поскольку здесь 13...gf?! только испортило бы пешечную структуру: 14. Крb1 (14.Cd5?! b4! Стрекаловский — Полугаевский, Свердловск 1958) 14...0-0-0 (14... b4?! 15.Кd5! Таль — Йоханссон, Стокгольм 1961) 15.а3! Фb8 16.f5 Кb3 17.сb с преимуществом белых. A 13..Сf6 14.е5 de вело с перестановкой ходов к позиции из партии (вряд ли лучше 14...Сh4 15.g3 Сd8 16.ed 0-0 17.a3 Сf6 18. Сa2 Корчной — Полугаевский, Сочи 1958).

13...de 14.C:f6. Выбора нет: невыгодно 14.fe Кfe4! 15.К:е4 Ф:d2+ 16.Сd2 С:e4.

14...С:f6? Ответная помарка — первоисточник всех последующих страданий. Ньшешний гроссмейстер не колеблясь ответил бы 14... gf! 15.fe 0-0-0! 16.ef Cf6 17.Фf2 Cg7 с парой слонов и превосходной игрой. Такова цена хода в «сицилианке» — одна неточность ведет к мгновенной смене декораций!

15.fe Сh4 16.g3 Се7. Для полного счастья черным осталось лишь рокировать. Но тут Спасский наносит эффектный удар по пункту е6, сразу начиная бой.

200 2

17.C:е6! Любопытно давнее примечание Спасского и помогавшего ему тогда мастера Дмитрия Ровнера: «Одна из тех маленьких комбинаций, которые часто являются необходимым дополнением к завершению атаки. Ход в партии подчеркивает недостатки хода 6…Kbd7 (отказ от борьбы за поле d4)».

Это категоричное утверждение в духе Тарраша или Ботвинника во многом основано на победном для белых итоге борьбы. Увлекательный современный анализ с помощью компьютера показывает, что до завершения атаки еще далеко.

17...0-0? Не каждый способен сохранить хладнокровие, получив такой «подарок». И Полугаевский решил отдать пешку, лишь бы увести короля из пекла. Он даже примирился с удлинением рабочей диагонали белопольного слона соперника, хотя это делает позицию черных еще более тяжелой...

Все комментаторы отмечали только беспомощное положение короля черных при 17...fe? 18.К:е6 Лd8 (18...К:е6 19.Фd7+ Крf7 20. Лf1+) 19.К:g7+ Крf7 20.Фh6 или 17...Ке6? 18.Ке6 fe 19.Фd7+ Крf7 20.Лf1+. Не помогает и 17...b4? 18. С:f7+! Кр:f7 19.Фf4+ Кре8 20.Кf5 Кe6 21.Кd6+ С:d6 22.ed или 17... Лd8? 18.Сf7+! (18.Сb3 b4 19.Фf4! 0-0, как в партии) 18... Кр:f719.Фf4+ Кре8 (19... Крg6? 20.Фf5+ Крe6 21. Кd6+-) 20.Кf5 с грозной атакой.

А вот игрок без нервов — компьютер — неожиданно отвечает 17...Фd8!, защищая слабый пункт d7 и создавая угрозу Сg5. Особого выбора у белых нет — 18.Сf7+! (18.Фf2?! fe 19.К:е6 К:е6 20.Л:d8+ Л:d8 21.Фb6 Сс8 22.Фс6+ Сd7 23.Ф:а6 0-0 с отличной компенсацией за ферзя) 18...Кр:f7 19.Фf4+ Кр g8 20.Кf5! (мало сулит 20.Кd:b5 Фf8 21.Фс4+ Фf7 22.Ф:f7+ Кр:f7 23. Кd6+ С:d6=) 20...Фf8! 21.е6! (21. Кd5?! С:d5 22.Лd5 Кe6) 21...h6.

 201

22.h4! (только так — 22.К:e7+ Ф:e7 дает лишь достаточную компенсацию за фигуру: 23.Кd5 C:d5 24. Л:d5 Лс8; 23.Фf7+ Ф:f7 24.ef+ Кр f7 25.b4 Лhe8 26.bc Л:el 27.Лe1 Лc8; 23.b4 К:e6 24.Лd6! Сc8 25.Кd5 Кf4? 26.К:e7+ Кр f7 27.К:c8 Лh:c8 28.gf Лc4, и наиболее вероятна ничья), и вдруг на сцену врывается новый герой — пешка b4:

1)22...g6 23.К:е7+ Ф:е7 24.b4! Лf8 25.Фе5 Сf3 26.bc С:d1 27.Кd5 Фg7 28.е7 Ф:e5 29.efФ+ Кр:f8 30. Л:e5 Сf3 31.с6С:d5 32.Лd5+-;

2)22...Лe8 23.b4! К:e6 24.Л:e6 С:b4 25.Ф:е8 СаЗ+ 26. Кр b1 Ф:e8 27.Фc7 Фc6 28.Лd7!Фf529.Л:g7+ Кр f8 30.Лd7 Кр g8 31.Ф:b7+-;

3)22... Кр h7 23.b4! Сf6 24.e7 Фc8! 25.Кd5!! (не 25.Кd6 Кb3+ 26.ab Ф:c3 27.К:b7 Фb2+ 28. Кр d2 Фc3 29.Кр е2 Лhe8! 30.Фf5 Кр h8=) 25...С:d5 26.Кd6! Кb3! 27.ab Ф:с3 28. Фf5! g6 29.Ф:d5 Фb2 30. Кр d2 Фc3 31. Кр е2Сe7 32.Кe4! Фg7 33.Лf1 Лhf8 34.Фe6 Лa7 35.c3, и белые должны победить.

Итак, при лучшем 17...Фd8! белые все же сохраняли, вероятно, решающий перевес, но молодому Спасскому пришлось бы найти целую серию блестящих ходов.

18.Cb3. Хорош был и простой ход 18.Cd5!, дававший белым после 18...b4 19.Кf5 Лае8 20.Кe4К:e4 21.Л:е4 мощную инициативу, а при 18...С:d5 19.К:d5 Ф:d2+ 20. Кр:d2 Сg5+ 21. Кр е2 — большой перевес в эндшпиле.

18...Лad8 19.Фf4 b4.

202

20.К a4!? В книге «300 побед Бориса Спасского» этот эффектный ход снабжен двумя восклицательными знаками, хотя я бы предпочел простое 20.Кf5! с очевидным перевесом: 20...К:b3+ (на 20...Лde8 уже решает 21.Ка4! К:а4 22.Лd7 Кс5 23.К:е7+ Кр h8 24.С:f7! К:d7 25.Кg6+! hg 26.Фh4#) 21.ab bc 22.К:e7+ Кр h8 23. Кр b1 и т.д.

20...h6? Окончательно выбитый из колеи каскадом жертв, Полугаевский вновь не берет фигуру, хотя это затрудняло сопернику достижение победы. «На 20...К:а4, — пишут Спасский и Ровнер, — белые собирались ответить 21.Кf5 Л:d1+ 22.Л:d1 Сс5 23.Фg5 g6 24.Кh6+ (сильно и 24. Фf6 gf 25.Лd7. - Г.К.) 24...Сg7 25.Кg4 с выигрышем. Или 22... Сd8 23.Сa4 (? — Г.К.), и нельзя 23...Ф:a4? ввиду 24.Л:d8! Л:d8 25.Фg5».

Однако после 23...h6! угроза .Сg5 (тот же комбинационный мотив, что и у хода 17...Фd8; человек может это зевнуть, машина — никогда!) дает черным важнейший темп, и о спасении надо думать уже белым: 24.Л:d8 Л:d8 25.Сb3 Фb6 26.Кd6 Фgl+ 27.Крd2 Фg2+ 28. Кре3 Сd5 или 24.h4 Ф:а4 25.Фg4 g6 26.К:h6+ Крg7 27.К:f7! Се7! 28.Кd6 Лf2 29.Фc4 Фс6 30.Фd3 Са8.

И все же Спасский мог рассчитывать на выигрыш, если бы в ответ на коварное 22...Cd8! нашел не менее достойное возражение 23.е6!!

202 2 

Теперь слабо и 23...fe? 24.Kh6+! gh 25.С:е6+ Крg7 26.Лd7+ с матом, и 23...Сf6? 24.Кh6+! Крh8 (может, практичнее 24...gh 25.Ф:f6 Фg5+ 26.Ф:g5 hg 27.ef+ Крg7 28. Сa4 Л:f7 с некоторыми шансами на ничью) 25.К:f7+ Крg8 26.e7 С:e7 27.Кd6+ Крh8 28.К:b7 Фh5 29.Лd8! Л:d8 30.K:d8 Сg5 31.Kf7+ Ф:f7 32.С:f7 С:f4+ 33.gf с красивым выигрышем. Остается 23... Кс5, и тогда у белых, вероятно, единственный путь к перевесу: 24.е7! К:b3+ 25.аb С:е7 26.К:е7+ Крh8 27.Фd6! Ле8 28.Фd7 Лb8 29. Крb1 и т.д.

Как видно из примечаний к 18-му и 20-му ходам белых, нужды в подобных переживаниях не было. Тем не менее Спасский, натура артистическая, просто не мог отказать себе (и зрителям!) в удовольствии сыграть поэффектнее. В период восхождения к шахматному Олимпу он блистал феноменальной интуицией, особенно при ведении атаки, и порой не утруждал себя точным расчетом. Интуиция не подвела его и на сей раз. Партию признали красивейшей в турнире, видимо, не только из-за удара 17. Ce6!, но и благодаря неожиданному прыжку 20.Ka4!?

21.К:c5! Ф:с5 22.h4. Дым над полем короткого (всего-то пять ходов!), но ожесточенного сражения рассеялся. У белых лишняя пешка и неугасающая инициатива.

22...Сd5 23.Кf5 С:b3 24.ab Л:d1+ 25.Л:d1 Лс8 26.Фе4 Сf8 27.е6 fe 28.Ф:е6+ Крh8 29.Фе4 Фс6 30.Фd3 Решал и немедленный размен ферзей — 30.Ф:c6 Лc6 31.h5 Лf6 32.g4 g6 33.hg Л:g6 34.Лd8 Лg8 35. Крd1, но Спасский пока усиливает позицию.

30...Ле8 31.h5 Се7 32.К:е7 Л:е7.

203

33.Фg6! Фе8 З4.g4 Ле1 35. Ф:е8+ Л:е8 36.Лd4 а5 37. Крd2 Ле5 38.с3 bс+ 39.bc Лg5 40.с4 Крg8 41.Лf4! g6. Записанный ход. Не приступая к доигрыванию, черные сдались.

Казалось, если не золотая медаль чемпиона страны, то уж путевка в межзональный Спасскому обеспечена. Но, видимо, в этот момент его обуяло страстное желание во что бы то ни стало выиграть свое первое русское «золото» (ведь в 56-м он после дополнительного матч-турнира трех остался лишь с «бронзой»). То есть рижский чемпионат был призван достойно увенчать начало звездной карьеры будущего чемпиона мира.

И тут происходит нечто невероятное: Спасский срывается, не выдерживая бремени лидерства. В пяти партиях он делает всего три ничьи при двух поражениях — от Гургенидзе и Котова (отнюдь не сильнейших участников
чемпионата). И перед последним туром ситуация уже совершенно иная: впереди Таль и Петросян, на пол-очка от них отстает Бронштейн, на очко — Спасский и Авербах. Пять претендентов на четыре путевки! Трое заканчивают свои финишные поединки вничью, и (как нарочно!) остается лишь битва Спасский — Таль.

Разберем эту на редкость драматичную партию, наложившую неизгладимый отпечаток на всю карьеру Спасского. Дуэль двух шахматных принцев имела не только огромное спортивное значение, но и немалый психологический подтекст. Таль шел в то время круто вверх, и это, мне кажется, нервировало Спасского, вызывало у него определенную ревность — ведь еще совсем недавно он был безоговорочным лидером молодых. Поэтому в ходе партии ему нелегко было адекватно оценивать ситуацию, чтобы при надобности «железной рукой» сделать ничью (дававшую ему право на дополнительный матч за 4-е место с Авербахом). Борис жаждал победы!

 

№ 347. Защита Нимцовича Е26

СПАССКИЙ - ТАЛЬ

25-й чемпионат СССР, Рига 1958

 1.d4 Kf6 2.с4 е6 3.Kc3 Cb4 4.а3. «При подготовке к партии мы рассматривали ходы 4.Cg5 и 4.е3, обычно применяемые Спасским, — пишет Таль. — Вариант Земиша был неожиданностью, поэтому я решил избегать изученных путей».

Мне кажется, «Земиш» вполне отвечал творческим взглядам молодого Спасского: два слона, крепкий центр и возможности дня создания атаки — пусть даже при этом погибнет слабая пешка с4!

4…Cc3+ 5.bc с5 (позже, в матчах с Ботвинником, Таль играл только 5...Ке4?! или 5...b6 — № 222) 6.еЗ Kс6 7.Cd3 е5?! Уклоняясь от классического 7... 0-0 8.Kе2 b6 9.0-0 Cа6 10.е4 Kе8 (№ 239).

8.Kе2 (8.d5 е4!) 8…е4 9.Cb1 b6 10.Kg3 Cа6. Таль, отдадим ему должное, прекрасно умел уже в дебюте создавать сложные, нетипичные позиции. Вот и сейчас он разменивает свою пешку «е» на пешку «с», пытаясь сразу же получить игру по белым полям.

11 .f3! Вскрывая линии для атаки. «После 11.Фa4 Ка5 12.Ке4 К:е4 13.С:е4 Лс8 черные быстро восстанавливали материальное равновесие, сохраняя хорошую позицию. Неясно было 11.К:е4 К:е4 12.С:е4 С:с4 13.f3 (Таль).

11…C:c4. При 11...ef 12.Ф:f3 C:с4 13.Kf5 0-0 14.е4 у белых за пешку грозная инициатива.

204

12.Kf5?! Белые сбиваются с правильного пути: теперь им не избежать упрощений. На мой взгляд, бороться за перевес можно было только путем 12.fe! Например:

1)12...d6 13.Ca2! (это гораздо сильнее, чем предложенное Талем 13.Фf3 0-0! 14.е5?! de 15.Ф:с6 ed с опасной атакой за пожертвованную фигуру: 16.cd Лс8 17. Фa4 cd) 13...C:а2 14.Л:а2 0-0 15. 0-0 Ле8 16.Лaf2 (или 16.Лf4 b5 17.Лaf2) 16...К:е4 17.К:е4 Л:е4 18. Л:f7 Ле7 19.Л7f5 с неприятным давлением;

2)12...0-0 13.е5 Кd5 14.Фg4! (14.Фh5? g6 15.Фh6 f5! 16.e4 fe 17.С:e4 Фе7) 14...g6 (14...К:c3? 15.Кh5! g6 16.Кf6+ и 17.e4+-) 15. Сd2 d6 16.e4 К:сЗ! (если 16... Кde7, to 17.Кh5! de 18.d5) 17. С:с3 cd 18.Сd2 К:e5 (18...de? 19. h4! d3 20.h5 Фd4 21.Лa2! f5 22. Фh4+-) 19.Фf4 Лe8 с обоюдоострой борьбой: у черных хорошая игровая компенсация за фигуру.

12...0-0 13.Кd6 Сd3 14. С:d3. Теперь 14.fe не столь эффективно: 14...С:b1 15.Л:b1 Кe8! 16.Кf5 Кe7!, вышибая коня и с d6, и с f5.

14...ed 15.Ф:d3 cd 16.cd Кe8! В принципе позиция уже равна: у черных есть контригра по белым полям.

17.Кf5 d5 18.а4! (с угрозой Са3) 18...Кd6! На попытку захватить пункт с4 путем 18...g6 19. Кg3 Кd6 можно ответить 20.0-0 Ле8 21.е4 с видами на атаку, хотя после 21...Фh4! белым непросто использовать слабость черных полей. Например: 22.Сa3 Кс4 23. Лacl Лас8 24.ed Ф:d4+ 25.Ф:d4 К:d4 26.d6 Лed8 27.Лfd1 Кe6 28. d7 Лc7 29.Лс4! Лс4 30.Сe7 Лc7 31.Кe4! f5 32.Кf6+ Крf7 33.С:d8 К:d8 с вероятной ничьей.

19.К:d6 (если 19.Сa3 К:f5 20.С:f8?, то 20...Фg5!) 19...Ф:d6 20.Сa3 Кb4 21.Фb3 a5 22.0-0 Лfc8 23.Лac1. «В этой позиции, достаточно простой и равной, я предложил ничью, рассчитав вариант 23...Фe6 24.Сb4 ab 25. Крf2 Фd6 26. Крgl Фe6» (Таль). Но последовал отказ.

23...Фe6 24.С:b4 (ничего не дает 24.е4 de 25.Ф:e6 fe 26.fe Кd3 27.Лс8+ Лс8 28.d5 ed 29.ed Кc5 =) 24...ab 25. Крf2 Фd6.

205 

26.h3!? В решении Спасского продолжить борьбу, по-моему, немало психологии — сквозит обида «на весь мир»: еще неделю назад он был без пяти минут чемпионом и опережал Таля на два очка, а теперь вот провалил финиш и соперник уже на очко впереди. Но известно, что злость — плохой советчик, и за свое решение Спасскому пришлось дорого заплатить... С другой стороны, чисто по-шахматному не такой уж грех еще немного подвигать фигуры, благо Таль смолоду не любил сухих, скучных позиций и вполне мог наделать ошибок. Удивительно, но так оно и случилось!

Так что сложно сказать, прав был тут Спасский или нет. Скорее, он просто не мог принять ничью. Он был слишком честолюбив, чтобы смириться с тем, что Таль второй год подряд станет выше него в итоговой таблице! И принципиально решил биться «до конца» — изо всех сил постараться выиграть или хотя бы испортить Талю праздничное настроение (дело-то было в Риге, и землякам не терпелось отметить очередной успех своего любимца).

Но все-таки, строго по позиции, у белых не было оснований отказываться от ничьей.

26... Крf8?! Шаблонный ход, сделанный на глазок. Похоже, «дерзость» соперника вывела Таля из равновесия: «Как это?! Ведь позиция явно ничейная!» И правда, после простого 26...h5 27.h4 Лс6! (но не 27...Л:с1?! 28.Л:с1 Фh2 29.Фd5 Ф:h4+ 30.Кре2 Лd8 31.Фe5) у черных нет ни малейших проблем.

27.Лс2! Тут же захватывая открытую линию.

27...Л:с2+ 28.Ф.c2 g6 29. Лс1 Фd7 30.Фc6 Ф:c6 31.Л:с6.

В возникшем ладейном эндшпиле у белых легкая (скорее даже условная) инициатива.

206 

31...Ла6?! Может, и это следствие досады. По мнению Таля, точнее 31...Л:а4 32.Л:b6 Кре7=. Но еще жестче 31...b5! 32.аb Лb8 33. Кре2 b3 34. Крd2 b2 35. Крс2 Лb5 36. Крb1 Крb3 37.е4 Лd3 с битой ничьей. Впрочем, ничего особенного пока не произошло: 31...Ла6 отнюдь не проигрывает партию, а лишь ведет к появлению на доске ферзей и резкому обострению борьбы.

32.а5! b3! (32...Л:а5?! 33.Л:b6 Ла4 34.Лb5 Кре7 35.Л:d5 Ла2+ 36. Крg3 b3 37.Лb5 b2 38.Сf4) 33.аb b2 34.b7 b1Ф 35.Лс8+ Крg7 36.b8Ф. «Забавно, что пешки прошли в ферзи по одной линии» (Таль).

36…Ла2+ 37. КрgЗ Фe1 + 38.Крh2 (38.Крf4?? Л:g2!) 38...Ф:e3 39.Лg8+ Крf6? В цейтноте Таль упускает легкую ничью: 39... Крh6! 40.Фf8+ Крh5 41.Ф:f7 Л:g2+! 42. Крg2 Фd2+ 43.Крg3 Фg5+ с вечным шахом. Трудно сказать, почему он так не сыграл: найти столь простую жертву, как Л:g2+, для него не составляло труда. Может быть, он увлекся красивым вариантом с Лd2! (см. следующее примечание), а может, считал, что ничья достигается «как угодно». Однако именно с этого момента (точнее, после повторения ходов и 44.h4!) перед черными возникают серьезнейшие проблемы.

40.Фd6+. Не 40.h4? Л:g2+! с ничьей и тем более не 40.Ле8? Ф:d4 41.Ле2 Лd2! 42.Фh8+ Крf5 (или 42... Крd5 43.Фd8+ f6) 43. Фс8+ Кря5 44.Фcl Фf4+ 45. Крh1 Лd4! с лишней пешкой.

40...Фe6 41.Фf4+ Фf5 42. Фd6+ Фe6 43.Фg3 ФеЗ 44.h4! Лe2. Таль ставит к этому ходу восклицательный знак и дальше вообще не комментирует ряд важных, переломных моментов партии.

Возможно, больше ресурсов сохраняло 44...Ла6!? (защита 6-й горизонтали) 45.Фb8(с7)h5!, но не 45...Ф:d4? 46.Фd8+ Кре5 47. Ле8+ Ле6 48.Фg5+ Крd6 (48..f5? 49.f4+) 49.Лd8+ с матовой атакой: 49... Кре6 50.Фс1+ Крb7 (50... Крb5 51.Фb1+) 51.Фс8+ Крb6 52. Фb8+ Кра5 53. Крh3! Лb6 54.Фа8+ Крb4 55.Л:d5 или 49... Крс5 50.Фс1 + Фс4 51.Лс8+ Лс6 52.Фе3+ Крb5 53.Лb8+ Кра4 54.Фd2!! Фh4+ 55. Крg 1+-.

45.Фd6+ Фе6. Отложенная позиция, которую соперники анализировали со своими помощниками всю ночь. Эта «ночь перед битвой» увлекательно описана многими авторами, в частности, В.Васильевым в повести «Загадка Таля» и Ю.Авербахом в статье «Звездный час Михаила Таля» («Шахматы в России» № 10-11/ 1996). Смотреть такие отложенные — и за белых, и за черных — достаточно неприятно: не видно ни выигрыша, ни ничьей.

207 

По одним воспоминаниям, Борис не нашел ясного пути к победе, но поскольку король Таля все время метался под ударами белых фигур, в конце концов он резюмировал: «Завтра я дам ему мат! А сейчас пора спать». По другим свидетельствам, когда Спасский садился за столик, вид у него был измученный, но... встретив по пути на доигрывание Петросяна, он с улыбкой сказал ему: «Сегодня вы станете чемпионом».

46.Фf4+! Сильнейший записанный ход. Безобидно 46.Фd8+ Фe7 47.Ле8 (47.Ф:d5 Л:g2+! 48. Крg2 Фe2+ 49.Крg3 Фe1+ с вечным шахом) 47...Ф:d8 48.Л:d8 Лd2 49.Л:d5 Кре6 50.Лe5+ Крd7 51. Лe4 f5=.

46...Фf5. При 46... Кре7?! 47.h5! у белых появлялись дополнительные шахи.

47.Фh6 Кре7 (47...Ф:f3? 48. Фg5+) 48.Фf8+ Крf6 49.Фg7 + Кре7 50.Ла8! Фd7. «Нехорошо 50…Фf4+ 51. Крh3 Фf5+ 52. Крg3» (Спасский).

51.Фf8+ Крf6 52.Ла6+. Пока всё развивается более или менее форсированно, и Борис играет четко (видимо, эту позицию смотрели дома).

Ложный след — 52.Лd8? Фс7+ 53.Крh3 Лe1 54.Лd6+ Крf5! (неожиданный прорыв короля) 55.Л:d5+ (или 55.g3 Лh1 + 56. Крg2 Фc2+! 57.Кр:h1 Фd1+ 58. Крg2 Фe2+) 55... Кре6 с ничьей как при 56.Лс5 Лh1+ 57. Крf4 f5+ 58. Крg5 Фg3+ 59. Крh6 Ф:h4+ 60. Крg7 Фh6+ 61. Крg8 Ф:f8+ 62. Кр:f8 Лg1, так и после (ключевой вариант) 56.Фd8 Лh1+ 57.Крg4 Л:h4+! 58. Кр:h4 Фh2+ 59. Крg4 Ф:g2+ 60. Крf4 Фd2+.

52...Ле6 53.Фh8+ Кре7 54. Лa8 Лe1 ?! (лучше сразу 54...h5) 55. КрgЗ! h5! «Не удавалась попытка объявить вечный шах: 55... Фс7+ 56. Крf2 Фс2+ 57. Кр:е1 Фс1+ 58.Крf5 Фd2+ 59.Сg3 Фe1+ 60. Крg4 f5+ 61. Крg5 Фe3+ 62.f4 Фg3+ 63.Крh6 Ф:h4+ (или 63...Фf4+ 64. Кр:h7 Ф:h4+ 65. Крg8+. - Г.К.) 64. Крg7 Фf6+ 65. Кр:h7 Фh4 66. Крg8. Ходом в партии черные готовят для своего короля убежище на f5» (Таль). И отнимают у белого короля поле g4.

Похоже, «рижский волшебник» считал возникающую позицию ничейной.

56.Крf2 (приходится убегать от Фc7+ и Фс2+ с вечным шахом)

56...Ле6 57.Лс8! Не 57.g4? Фс7. «Теперь у черных играет лишь ладья. Ферзь связан защитой полей d5 и е8» (Таль).

 208

57...Лd6? Как считалось, вынужденный, а на деле сразу проигрывающий ход.

Единственным шансом было 57...Ле6! По Талю, это не проходило из-за 58.Фf8+ Крf6 59.Лd8 Фc7 60.Фh8+ Кре7(6) 61.Лe8+ (ничего не дает 61.Фе8+ Крf6 62.Фс8 Лс2+ 63. Кре3 Лс3+. - Г.К.) 61... Крd7 62.Ле5, «и белые осуществили выгодную расстановку сил». Однако после 62...Ле6! черные еще могли сражаться за ничью: 63. Л:d5+ Кре7 64.Лb5! (64.Ле5?! Л:е5 65.Ф:е5+ Ф:е5 66.de Кре6 67.f4 Сf6 68.ef Крf6=) 64...Фc2+ 65.Крg3 Фс7+ 66.Ле5 Крd7! (66...Л:е5? 67. Ф:е5+ Ф:е5+ 68.de Кре6 69. Крf4 Крd5 70.g4 hg 71.fg Кре6 72. Крg5 Кр:е5 73.h5 с выигрышем) 67.Фg7 Кре7 68. Крh3 Л:е5 69.Ф:е5+ Ф:е5 70.de Кре6 71.f4 f6=.

Возможно, что на 57...Лc6! перевес сохраняло лишь 58.Фe5+! Ле6 59.Фg5+ Лf6 60.Ла8! с переходом к атаке, рассмотренной ниже, в примечании к 62-му ходу.

Если и эта позиция проиграна для черных, то решающей их ошибкой было уже чуть ли не 39... Крf6? или, может быть, 44...Ле2.

Но вернемся к кульминационному моменту поединка, да и всего чемпионата страны.

209

58.Фf8+. Комментируя партию в журнале «Шахматы в СССР» (№ 5/1958), Таль никак не отмечает ни этот, ни следующий ходы белых. Но именно тут-то Спасский и упустил верную победу!

Вскоре в «Шахматной Москве» появился доказывающий это анализ ленинградского мастера В.Чеховера: 58.g4! hg (вынужденно: 58...Лe6 59.g5 Лс6 60.Фf8+ Кре6 61.Ле8+ Крf5 62.Ле7) 59.Фf8+ Крf6 60.fg Ле6 (если 60...Лс6, то 61.Ле8! Лс2+ 62. Крf3 Лс3+ 63. Крf4 Фс7+ 64.Ле5!) 61.Лс3! Ле4 62.Лf3+ Кре6 63.g5 Фe7 (на 63..Лd4 решает 64. Фf6+ Кре5 65.Фb8+) 64.Фс8+ Крd6 (или 64...Фd7 65.Лf6+ Кре7 66. Л:f7+) 65.Фс5+ Крd7 66.Ф:d5+ с выигрышем после 66... Кре8 67. Ф:е4 Ф:е4 68.Ле3 Фе6 69.d5 и т.д.

Всё верно, добавлю лишь 60... Ла6 61. Крf3!? (не поддаваясь на 61.Лd8? Фс7 62.Фh8+ Кре6 63. Фе8+ Крf6 64.g5+ Крf5 65.Л:d5+ Крg4) 61...Лa1 62.Фh8+! (и снова не 62.Лd8? Лf1+ 63. Крg3 Лgl+ 64. Крf2 Лg2+! 65. Крg2 Ф:g4+ 66. Крf2 Ф:d4+ с вечным шахом) 62... Кре7 63. Крf4 Лf1+ 64. Крg5 f6+ 65. Крh6, и можно опускать занавес.

58... Крf6 59.Ле8? И здесь выигрывало 59.g4! hg 60.fg с переходом к только что разобранным вариантам (все-таки удивительно, что идея g2-g4 не была найдена при домашнем анализе). Теперь же задача белых существенно усложняется.

59...Ле6 60.Фh8+ Крf5 61. Фh6 Крf6. Конечно, не 61...Ле8?? 62.Фg5+ Кре6 63.Фе5#.

209 2

62.Фh8+?! Как справедливо отметил Таль, 62.Лd8 Фс6 63.Фg5+ Крg7 64.Ф:d5 (64.Л:d5? f6) позволяло черным захватить инициативу: 64...Фc2+ 65.Крg3 Фс7+ 66. Крf2 Фf4. Но никем не указано, что серьезные шансы на успех еще сохраняло 62.Лg8! Например: 62... Кре7 63.Фg5+ Фf6 64.Ла8! Фb7 65. Ла2! (неожиданное расширение фронта атаки) 65...Фс6 66.Фе5+! Крf8 67.Ла5 Крg7 68.Л:d5, и едва ли выручает 68...Фe6 69.Ф:e6 Л:е6 70.Ле5 Лb6 71. Кре3 Лb2 72.d5! Крf6 73.Ле8 и т.д.

62... Крf5 63.Лd8? (еще не поздно было 63.Фh6! Крf6 64.Лg8!) 63...Фс6! Черные сумели активизироваться и угрожают опасной контратакой.

64.Лс8. Таль ставит к этому ходу знак вопроса, считая необходимым 64. Крg3. Однако приемлемо и 64. Фf8 Крf6=. Спасский же по инерции сыграл на выигрыш, но вдруг заметил неприятный ответ соперника и, по свидетельству очевидца, «странно изменившимся голосом предложил ничью».

64...Фa6. Со словами: «Давайте еще поиграем».

210

65.Крg3? А это и впрямь шаг к катастрофе! К ничьей вело 65. Фd8! Фe2+ 66. Крg3 (Спасский), например: 66...Фe1+ 67. Крh2 f6! 68.Ф:d5+ Крf4 69.Лc1! Ф:h4+ 70. Крg1 Лe1+ 71.Л:e1 Ф:e1+ 72. Крh2.

65...Фd6+ 66. Крh3 (66. Крf2? Фb4!-+) 66...Лe1 67.gЗ? Плохо или хорошо — необходимо было 67.g4+! Крf4 68.Лс3 hg+ 69.fg, и в опасности оба короля. Смогли бы черные после 69...Ле3+ 70.Ле3 Кр:е3 71.h5! Крf4 72.h6 f6! 73. Крg2 Фe7 74.Фb8+ Крg5! 75.h7! Фh7 76.Фb3 Фg8! реализовать лишнюю пешку — вопрос, требующий отдельного изучения.

67...Лg1?! По словам Таля, 67...Фa6! неясно из-за 68.g4+, но как раз это сразу форсировало мат: 68... Крf4 69.Фh6+ Кр:f3 70. ЛсЗ+ Кре4 71. Крg3 Фf1-+.

68.f4 Ле1 69.Лс2? Больше практических шансов на спасение оставлял переход в тяжелый, объективно проигранный ферзевый эндшпиль: 69.Ле8 Лe8 70. Ф:е8 Фе6! 71.Фа4 Кре4+ 72. Крg2 Фс8! 73. Крf2 Фc3 74.Фе8+ КрdЗ 75. Ф:f7 Ф:d4+ 76. Крf1 Фе4 77. Крf2 Крd2. Видимо, Спасский был деморализован внезапной переменой ролей: охотник превратился в добычу!

69...Фе6 70.Лf2? Теперь белые получают мат. Затягивало сопротивление 70.Фc8 Ф:c8 71.Лc8 Ле4 72.Лс7 f6 73. Крg2 Л:d4, и черные должны выиграть ладейное окончание.

70...Лh1+ 71 . Крg2 Фе4+ 72. Лf3 Крg4 73.Фc8+ f5. Белые сдались: 74.Фс3 Лh3!

В итоге «дьявольски везучий» Таль обогнал на пол-очка Петросяна и был унесен со сцены обезумевшими от радости болельщиками, а «морально неустойчивый» Спасский, украдкой вытирая слезы, понуро удалился за кулисы. Какая драма — остаться «пятым лишним»! Крах всех надежд...

После этой поистине исторической партии дороги друзей-соперников к шахматному Олимпу надолго разошлись. Таль кометой взмыл вверх: став двукратным чемпионом СССР, он вскоре с блеском выиграл и межзональный, и турнир претендентов, и матч у Ботвинника. А Спасский, наоборот, отпал от борьбы за мировую корону на целых шесть лет, потерпев такую же неудачу и на финише следующего зонального, 28-го чемпионата СССР (1961).

Два цикла первенства мира без Спасского выглядели довольно странно, ибо его сила не вызывала сомнений. Но, как известно, компоненты шахматного успеха — не только сила и понимание игры, это еще и психологическая устойчивость, и умение собраться в критический момент. Позже, в лучшие свои годы, Спасский извлечет уроки из этих катастроф и будет играть решающие партии очень хорошо. А тогда, на рубеже 50—60-х, его нервная система оказалась еще не готова к столь суровым испытаниям.

Потом Спасский не раз побеждал Таля в турнирах, но настоящий реванш взял лишь в 1965 году, одолев давнего обидчика в финальном матче претендентов. За время пребывания в тени он многому научился. И после поражения в матче на первенство мира с Петросяном (1966) сумел повторить подвиг Смыслова: выиграл следующий претендентский цикл, а в 1969 году пробил броню «железного Тиграна».

  читать следующую главу