Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Борис десятый. Шахматный универсал.

Работая над этой главой, я неожиданно обнаружил, что творчество Бориса Васильевича Спасского (р. 30.01.1937), в отличие от творчества его ближайших предшественников (Ботвинника, Смыслова, Таля и Петросяна), не поддается четкому разделению на сколь- нибудь ярко выраженные компоненты, делающие его уникальным и неповторимым. У Спасского всё как-то расплывчато, туманно — и это, видимо, подтверждает его имидж универсального шахматиста. Считается, что универсальный шахматный стиль, связанный с умением разыгрывать самые разные типы позиций, берет начало именно со Спасского.

Хотя это общее убеждение в универсальности Спасского игнорирует тот факт, что он сызмальства явно тяготел к острой, атакующей игре и прекрасно чувствовал инициативу. Эти навыки, думаю, были привиты ему первым тренером Заком, а затем развиты и закреплены Толушем. И любовь к красивым атакам прослеживается у Спасского на протяжении всей его шахматной карьеры.

Поэтому все-таки можно выделить основные, доминирующие черты творчества 10-го чемпиона мира, усвоенные им еще в юности, как бы на генетическом уровне. Спасский прежде всего любил сильный подвижный центр, свободное развитие и прекрасно вел прямую атаку на короля. Другое дело, что постепенно он научился и тонко маневрировать, и защищать худшие позиции, и технично разыгрывать эндшпиль. И делал всё одинаково хорошо, даже с этаким подчеркнутым безразличием: ну, атака - так атака, эндшпиль — так эндшпиль.

Но при малейшей возможности он все равно демонстрировал врожденное умение разбираться в сложнейших, насыщенных тактикой и лишенных привычных ориентиров позициях. Так что на самом деле по своим шахматным корням Спасский гораздо ближе к Чигорину, Алехину и Талю, чем к Ботвиннику, Смыслову или Петросяну. Наверное, этим и объясняется, что в его лучшие годы ни Таль, ни Корчной играть с ним в сущности не могли. Ибо их игра, особенно игра Таля, читалась Спасским как открытая книга.

«Я уверен, что у шахмат прекрасное будущее, потому что они вечная борьба, — считает Борис Васильевич. — Пришел век компьютеров, они влияют на всё: на анализ, подготовку, информацию. Теперь требуется другой талант — умение синтезировать идеи. Здесь человек по-прежнему пока впереди».

 

  читать следующую главу