«Венгерский Ботвинник»: Лайош Портиш
ООО «Шахматы», Санкт-Петербург,
тел: +7-905-223-03-53

«Венгерский Ботвинник»: Лайош Портиш.

Знаменитого венгерского гроссмейстера Лайоша Портиша (р. 1937) из-за строгого позиционного стиля игры иногда сравнивали с Капабланкой или с Петросяном, но чаще всего называли «венгерским Ботвинником». Правда, сам Ботвинник считал такое сравнение не вполне уместным и на турнире в Монте-Карло (1968) постарался продемонстрировать, кто есть кто (№ 228). Тем не менее Портиш был участником десяти матчей претендентов, к тому же видным теоретиком, и его вклад в развитие шахмат неоценим.

 

Тут самое время вспомнить о богатых традициях венгерской шахматной школы, гордость которой, начиная с 19-го века, составляют такие имена, как Сен, Лёвенталь, Колиш, Гунсберг, Ха- рузек, Мароци и Брейер, с 30-х годов прошлого века — Лилиенталь, Сабо и Барца, с конца 50-х — Портиш (девятикратный чемпион страны!), за ним Рибли, Адорьян и Сакс, а затем и современные звезды во главе с Юдит Полгар и Петером Леко. Венгрия издавна в числе самых шахматных стран мира, и неда- нальный матч - до пяти (24).

ром именно ей удалось выиграть первые две Всемирные олимпиады (1927 и 1928), а также 23-ю (1978), нарушив многолетнюю гегемонию Советского Союза. Портиш, бессменный лидер венгерских шахматистов, показал тогда лучший результат в команде — 10 из 14.

С детства Лайош не только играл в шахматы, но и занимался в музыкальной школе по классу скрипки. Позже он увлекся пением и наверняка мог бы составить отличный дуэт со Смысловым, а идеальным аккомпаниатором для них был бы известный пианист Тайманов... Но шахматы перевесили музыку, тем более что шахматные способности Портиша были очевидны. В 14 лет он успешно противостоял в сеансе одновременной игры самому Кересу, который после партии сказал: «С этим мальчиком мне придется еще встречаться один на один». И не ошибся!

В 1955 году Портиш стал мастером, через три года - международным мастером, еще через три — гроссмейстером. Уже в ту пору он заявил о себе как о будущем шахматисте экстракласса, одержав победы над Талем (Оберхаузен 1961) и Петросяном (Блед 1961). А вскоре началась и его беспримерная эпопея борьбы за  выход в претенденты: за 31 год своей карьеры он не пропустил ни одного из 12 межзональных турниров! После Амстердама (1964) он, пусть и в обход Штейна с Бронштейном (в этом «заслуга» ФИДЕ), впервые стал участником матчей претендентов, но уже в четвертьфинале проиграл Талю.

Сила его игры росла буквально не по дням, а по часам, что и неудивительно: он работал над шахматами по 6—7 часов в день. Его выдающаяся работоспособность стала притчей во языцех: говорят, Портиш анализировал и в выходные, и в праздники, забывая даже о любимой музыке. Как пишет его биограф И.Хай- тун, «в этом, пожалуй, его превосходит только Фишер, который как-то сказал Портишу: «Я занимаюсь шахматами так много, что меня считают глупцом». Но для Лайоша такая оценка звучала бы, наверное, как комплимент».

На крупном турнире в Загребе (1965) он отстал от Ивкова, Ульмана и Петросяна, зато опередил Ларсена и победил всех четверых в личных встречах. Затем был двухкруговой супертурнир в Санта-Монике (1966), где Портиш занял место за Спасским, Фишером и Ларсеном, опередив и вновь обыграв Петросяна. Неудачное выступление чемпиона он объяснил с присущим ему тактом:

«К сожалению, критики забывают: чемпион мира еще не превратился в машину, он тоже человек, и не всегда в наилучшей форме. Обычно завистники нападают на того, к кому не могут даже приблизиться. Мы-то, шахматисты, знаем, что стать чемпионом мира очень трудно и еще труднее отстоять этот титул. Мало кто из чемпионов сделал это так убедительно, как недавно Петросян против Спасского. Как обрести наилучшую форму на время матча, нам неизвестно, но Петросяну это удалось. После же матча он, естественно, несколько сбавил обороты... Турнир в Санта-Монике по праву можно сравнить с АВРО-турниром (1938). Тогда случилось то же самое: чемпион мира Алехин не справился с молодыми соперниками и набрал всего 50 процентов очков. А ведь многие до сих пор считают Алехина величайшим шахматистом всех времен. Стиль Петросяна — в отличие от алехинского — многим несимпатичен, и, возможно, поэтому критики хотят видеть «над собой» другого чемпиона».

Следующий год Лайош начал с триумфа на зональном турнире в Галле (+12=7) и первой в жизни победы над Спасским в товарищеском матче РСФСР — Венгрия. Его высочайшую репутацию подтвердил и супертурнир в Москве (1967), где Портиш сумел одолеть Петросяна, Спасского, Таля и Кереса! Доигрывание последней из этих партий, отложенной в трудной для Кереса позиции, было на редкость увлекательным и драматичным.

 

№ 331

КЕРЕС - ПОРТИШ

Москва 1967

132 

На первый взгляд, белым не спастись: грозит как прямолинейное Кd3 с выигрышем пешки b2, так и Кe6-g5+ или Кb3-d2+ с выигрышем пешки е4. Но при домашнем анализе Керес нашел этюдную защиту:

45.h4!.Кd3 46.Kd1 (46.Kd3? cd и Крс5-+) 46...Сc1 47. Кре2! Кc5. Оказывается, после 47... К:b2? 48.Кb2 С:b2 49. Крd2 С:а3 50.Крс2 у белых крепость: 50... С:b4 51.сb, и оставшиеся белые пешки создают непреодолимый барьер для неприятельского короля, или 50...g5 51.g3! Крс5 52. Ка6+ Крb6 53.Кb4 Кра5 54.Кe6+ Крb6 55.Кb4=:.

Любопытно, что компьютер не видит здесь ничьей и оценивает позицию знаком «-+». Ему неведомо понятие «крепость»,поэтому он однозначно рекомендует 47...К:b2? Перед нами одно из ярких различий между белковым и силиконовым шахматистом!

48.Крf3 g5! Убедившись в неприкосновенности пешки b2, Портиш приступает к реализации куда более долгосрочного плана, связанного с прорывом короля через королевский фланг к пешке е4.

49.hg (49.g3? g4+ и К:е4) 49... С:g5 50.Ka2 Кре6! (50...Kd3 51. Кре2) 51. Крf2 Крf6 52.Kd1 Kd3 53.g3 Крg6. Передавая очередь хода сопернику.

132 2

54.Крg2. На 54. Кре2 решало 54... Kc1+ 55.K:с1 C:с1 56. Крf3(f2) Крg5 57.Крg2 h4! 58. Крh3 (58.gh+ Крf4!) 58...hg 59. Крg3 Cf4+ с неизбежным проходом короля на h4, оттеснением белого короля с поля h4 и выигрышем пешки е4: 60. Фh3(f3) Cd2! 61. Крg3 Cс1 62. Крf3 Крh4 и т.д.

54...Cd2 55. КрfЗ Крg5 56. Кре2 Cе1! 57. Крf3 Cd2 58. Кре2 Cе1 59.Крf3 Крf6! Тонкая игра. Повторив ходы для выигрыша времени, Портит с помощью «треугольника» готовит Крg5, чтобы сыграть так лишь в тот момент, когда белым в ответ придется отойти королем на g2.

60.Крg2 Крg6! 61 . Крf3 Крg5 62. Крg2. Не помогает 62.Кb4 К:b4 63.cb (63.ab Сd2 64. Кре2 Сс1 65. Крf3 Сb2!-+) 63....Сd2 64. Кре2 ввиду 64...Сc1 65. Крf3 b4 (черные играют этот эндшпиль как пешечный) 66.Крg2 Крh5 67. Крh3 hg 68. Крg3 Крg5 69. Крf3 Крh4 70. Кре2 Крg3 71.Кc3 С:b2 72.Кb5 Крf4, например: 73. Крd2 Кр:е4 74. Крс2 Сd4 или 73.Кf6 С:а3 74.Кс4 С:b4 75.Кb6 Cc5! 76.K:а4 Cd4! (отрезая коня) 77.Крd3 Крf3 78.Крd2 Кр:е4-+. Маленький этюд!

133

62...h4! 63.gh+ Крf4? Почемуто к этому ходу комментаторы ставили восклицательный знак. Но меня он смутил: зачем было оставлять сопернику пешку «h», движение которой дает белым контригру?

Тем более что выигрывало 63...C:h4! — черный король все равно проникал на f4: 64. Крf3 Kе1 + 65. Кре3 Крg4 66.Кb4 Кg2+ 67. Кре2 Kf4+ 68. Кре3 Сg5 69.Kc6 Kd3+ 70. Кре2 Крf4 71.Kа7 Кр:е4 72.K:b5 (отыгрыш пешки не выручает белых — решает слабость пешки b2) 72...Kс1+ (72...Cе7!?) 73.Кре1 Крd3 74.Kd6 Крс2 75.Kс4 C±h4+ 76. Крf1 Кр:d1 77.Kе5 Крс2 или 74.Kf2+ Крс2 75.Ke4 (75.Kd6 Ch4!) 75...Ch4+ 76. Крf1 Kd3 77. Кре2 K:b2-+.

64.h5 Кр:е4 65.h6 Kf4+ 66. Крf1 Ch4 67.Kb4 Cf6 68. Кре1 Крf3. «Белые кони беспомощны, черные уже могут выиграть пешку» (Хайтун). «Портиш точно рассчитал, что пешку «h» он задержит, а потеря пешки е4 для белых губительна» (Шерешевский). Что ж, посмотрим...

69.h7 Cg7. Важный момент, не отмеченный аналитиками. Мне кажется, что с учетом следующего примечания лучшим шансом было 69...е4!? Вряд ли это приносило победу, но белым пришлось бы еще поискать верную защиту:

1)70. Крd2 Kе6 71.Kd5 Ce5 72. Ke7 Kf8 73.Kc6 Cg7 74.Kd4+! (74. Ka7? Kh7 75.Kb5 Ch6+ 76. Кре1 е3 77.Kd4+ Кре4 78. Кре2 Kf6-+) 74...C:d4 75.cd Kh7 76.d5 Kf6 77.d6 е3+ 78. Кре1! (78.Ke3 Ke4+ и Kd6) 78...Ke4!? (78... Кре4 79. Kc3+ КрdЗ 80.K:b5 Крс2 81.Kc3!=) 79.d7 Kc5 80.d8Ф Кd3+ 81.Ф:d3 cd 82.Кс3=;

2)70.Кс2 Ке6 71. Крf1 (хуже 71. Kdе3?! Kg5 72.Kf5 Kh7) 71... Kg5(f8) 72.Kd4+! C:d4 73.cd Kh7 74.d5 Kf6 75.d6 Kd7 (иначе 76. Kc3=) 76. Кре1! Kc5 77.Kc3, добиваясь ничьей.

134 

70.Ka2? Крайне пассивный ход, ведущий к потере пешки «h» и поражению (видимо, Керес находился в цейтноте перед контролем на 72-м ходу). Поразительно, что эта грубая ошибка не зафиксирована ни одним из комментаторов, и только Долматов в ChessBase рекомендует как более упорное 70.Kc6! «с перевесом черных». Но если продолжить этот вариант на пару ходов — 71.Kа7! Kс7 72. Крd2 (или 72.Kc6), то выяснится, что на доске ничья.

70...Kd5 71 . Крd2 Kf6 72. Kе1 + Кре4 73.Kf2 + Крf5 74. Kg2 Kh7. Этот прыткий и прожорливый конь собирается съесть еще и «любимую» пешку b2!

75.KеЗ+ КрФе6 76.Kе4 Ch6! 77. Кре2 C:еЗ 78. Кр:еЗ Kf6 79. Kg5+ Крd5 80. Крf3 Kh5 81.Ke4 Kf4 82.Kf6+ Крс6 83. Кре4 Крd3 84.Kg4 Крd6 85.Kh6 K:b2 86. Kf7+ Крс5 87.K:e5 Kd1 88. Kd7+ Крd6 89.Kf6 K:c3 + 90. Крd4Kb1. Белые сдались.

Затем последовала уверенная победа на турнире в Амстердаме (+5=6). Надо ли говорить, что после всех этих успехов шансы Портиша в очередном межзональном турнире (Сус 1967) котировались очень высоко. И он оправдал надежды, ровно пройдя всю марафонскую дистанцию и заняв выходящее 5-е место.

Одной из решающих на этом пути стала его встреча с другим фаворитом, победителем недавнего супертурнира в Москве Леонидом Штейном. Венгерский гроссмейстер шел в группе лидеров, имея «+6», а Штейн отставал на полтора очка, и спортивная ситуация диктовала ему отчаянную игру на победу черным цветом.

 

№332. Староиндийская защита Е69

ПОРТИШ - ШТЕЙН

Межзональный турнир, Сус 1967, 19-й тур

1.d4 Kf6 2.с4 g6 3.Kf3 Cg7 4.gЗ 0-0 5.Cg2 d6 6.KсЗ Kbd77.0-0 е5 8.е4 с6 9.h3 (9.Cе3 Kg4 - № 255) 9...Фb6 10.Ле1. Любой «староиндиец» мечтает о продвижении 10.d5 (№ 276), а самая принципиальная попытка опровергнуть выпад ферзя на b6 - 10.с5!? dc11.de Ke8 12.е6 fe 13.Kg5 (Широв — Каспаров, Линарес 1993).

10...ed. В партии 2-го тура Портиш — Фишер было 10...Ле8 11.d5 (11.Ле2!?) 11...Кс5 12.Лb1 а5 13.Cе3 Фс7 14.С:с5?! dc 15.dc bс 16.Ка4 Сf8 17.Фb3 Кh5! 18.Фе3 Фf7 19.h4 Кg7 20. Крh2 f6 21.Ch3 C:h3 22. Крh3 Ke6 с удобной игрой у черных, но лучше 14.Kd2 Cd7 15.Cf1 (Найдорф — Таль, «Матч века» 1970).

11.Kd4 Лe8. Традиционный ход (11...Кg4 12.Ксе2!; 11...Кe8!? Смыслов).

135

12.Kс2. Интересное продолжение, предупреждающее выпад Кg4. Неосторожно 12.Лb1?! Кg4! 13.Ксе2 Кge5 14.Фс2 (14.b3? К:с4) 14...Фb4 (Белицкий — Полугаев- ский, Мардель-Плата 1962).

К сложной борьбе ведет и 12. Лe2 Фb4 (12...Kg4 13.Лd2 Кge5 14.b3 Кc5 15.Лc2!? Багиров — Геллер, Львов(зт) 1978) 13.Лc2 Кс5 14.Сd2 Фb6 15.Ce3 a5! (Лендьел — Геллер, Будапешт 1969) или 12.Kb3 Kе5 13.Ce3 с5! 14.Cf1 Cе6 15.Кd5 С:d5 16.ed Ке4 17. Крg2 f5 18.Фс2 Кf7 19.Сd3 Лe7 20.Лe2 Лae8 21.Лael Фa6 22.Кc1 Кf6= (Епишин — Каспаров, Moсква(бш) 1995).

12...Кс5. Заслуживает внимания 12...Ке5!? 13.b3 (13.Сe3 Фа5) 13…Сe6 14.СеЗ Фа5 и Лad8 с примерным равновесием (Геллер).

13.b4! (13.Лb1?! Кg4!) 13... Кe6 14.СеЗ Фс7 1 5.Фd3 а5 16.аЗ Кd7 17.f4 Кb6! Тонкий тактический ресурс. Преждевременно 17..,ab?! 18.ab Л:a1 19.Л:а1.

135 2 

18.Лad1. Во избежание следующей разгрузки Портиш рекомендовал 18.Лed1!? «с перевесом белых». Действительно, при 18...аb 19.ab Л:a1 20.Л:а1 они захватывали линию «а». Однако из-за ухода ладьи с el у черных появлялась другая активная возможность — 20...f5! 21.ЛаЗ (21.ef К:f4! и С:f5, с выгодой отыгрывая материал; 21.Лd1 fe 22.К:е4 К:с4! 23.Ф:с4 d5=) 21...fe 22.К:е4 Лd8, например:

1)23.Сg2 d5! 24.cd Кd5 25.К:d5 cd или 23. Крh2 d5! 24.cd (идея 24.Cb6?! Ф:b6 25.cd опровергается путем 25...Фf2+ 26.Сg2 К:f4! 27.gf.Сf5) 24...К:d5 25.К:d5 cd 26. Лg2 d4, и проходная «d» дает черным весомую контригру;

2)23. Крg2 К:c4! (уже не 23...d5?! 24.С:b6 Ф:b6 25.cd и т.д.) 24.Ф:с4 d5 25.С:d5!? cd 26.Ф:с7 К:с7 27. Сb6! Сf5! 28.Kе3! (28.Л.:c7 Лd7! 29.Ке3 С:с3 30.Лс3 d4 31.Лс5 de 32.Крf3 C:h3 33. Кр:е3 Cf5=) 28... Ла8! 29.Л:а8+ (на 29.Лb3? есть фантастическое 29...d4! 30.K:f5 dc 31.К:g7 c2!! 32.Лс3 Ла2 33.Сf2 Kd5 34.Лc5 Кр:g7 35.b5 Крh6-+) 29... К:a8 30.Кc:d5 (30.К:f5 C:c3 31. Ке7+ Крf7 32.Кd5 С:b4 33.Сd4 Сd6=) 30...Се4+ 31. Крf1 К:b6 32. К:b6 Сf8! 33.Кb(e)d5 Крf7 34. Кре2 С:d5! 35.К:d5 Кре6, забирая на b4 с ничьей.

Удивительно красивые компьютерные варианты, в которых один черный конь наносит удар по пункту f4, а другой — по с4.

18...ab! 19.аb Kа4! Только жертвуя пешку, черные «сохраняют достаточные шансы для поддержания равновесия» (Геллер).

20.K:a4 Л:а4 21.Ф:d6 Ф:d6 22.Л:d6 с5! «Штейн отлично умел замутить воду. Он должен был предвидеть, что 22...Сf8 не годится из-за 23.Лd2 С:b4 24.К:b4 Л:b4 25.f5» (Хайтун). Этот же вариант привел в «Информаторе» и Портиш. Однако после 25...gf 26.ef Kf8! белые теряют одну из пешек и весь перевес. По-моему, перспективнее 25.Лс1!, обрекая черных на унылую защиту.

23.f5. Мимо внимания комментаторов прошла интересная попытка сохранить лишнюю пешку — 23.Лb1!? На это могло последовать 23..Cf8! 24.Лb6 Ла2 25. Лс1 Ла4!? (опасно 25...Лd8 26.Сf1!) 26.е5! (26.bc K:с5=; 26.f5 gf 27.ef Kd4! с острой игрой) 26...cb 27. Лd1 h5! (с идеей h5-h4, b4-b3 и Л:с4) 28.h4 b3 29.Л:b3 Л:с4 30.Ка3 Ла4 31.Кb5 Кс5 32.Лb2 Сg4 или 27.Лb1 b3 28.Л6:b3 (28.Ка1 Л:с4 29.К:b3 Лс3 30. Крf2 Лd8!) 28...Л:с4 29.Кa3 Ла4 30.Кb5 Кс5 31.Кс3 Лс4 32.Сd5 К:b3 33.С:с4Кa5, все-таки достигая мирной гавани.

23...Кd4! 24.К:d4 cd 25. С:d4.

136 

25...Сf8?! He совсем понятное, нервное решение. Штейн отказывается от легкой ничьей после 25...С:d4+ 26.Л:d4 Лb4 27.fg (27. f6 b5!) 27...hg 28.е5 Cе6 29.Лf4 (29.Лeе4 Ла8!) 29...g5 30.Лfe4 (30. Лf2 Лc4) 30...Лс8 31.Сf1 Крg7 32. h4 Сf5 33.Л4е3 (33.Лd4 b5) 33... Се6=, очевидно, стремясь как-то осложнить игру, но теперь черные все равно обречены бороться лишь за ничью.

26.Сс5! Восклицательный знак — не столько за смелость (белые ничем не рискуют), сколько за психологическую прозорливость: хотя объективно эта жертва качества не ставит перед черными серьезных проблем, теперь Штейну надо заниматься нелюбимым делом — кропотливой защитой!

При бесхитростном 26.Лd5 черные, несмотря на отсутствие пешки, видимо, могли удержаться: 26...gf (слабее 26...C:b4?! 27.Лd1 или 26...С:f5?! 27.ЛЬ5 Сс8 28.с5) 27.Лb1 Се6 28.Лb5! (28.Ла5 Л:b4 или 28.с5 b6! 29.cb С:d5 30.ed Л:b4 ведет к уравнению) 28...С:с4 29.Л:f5 h6! 30.Лf4 (30.Ла5 b5) 30... Се6! 31.Сс5 Сg7 и т.д.

26...С:f5 27.е5 С:d6 28. С:d6 Сс8. Ради этой позиции Портиш и отдал качество: мощные белые слоны готовы поддержать опасную проходную пешку, которая вот-вот появится на ферзевом фланге.

29.Лf1 (угрожая 30.Cd5 Cе6 31.C:b7; 29.g4!?) 29...Лa2. На 29... Ла3 (с идеей 30.Сd5 Се6= или 30.Крh2 Ла2! Хайтун) неплохо 30. g4!? Ход в партии выглядит даже более логичным.

30.Лf2. Попытка 30.Сd5 Се6 31.С:b7 теперь парируется путем 31...С:с4 32.Фf2 Л:f2 33. Кр:f2 Лd8 34.Сс6 f6! 35.b5 fe 36.С:е5 Cd5= А если 30.с5 (30.g4 h5!?), то 30... Лb2 31.Сd5 (31.с6 bс 32.С:с6 Лd8 33.b5 С:h3=) 31..Сe6 32.С:b7 Л:b4 33.Сg2 (33.с6 Лb6 34.g4 Сd5=) 33...Лс4 34.Лb1 Лc8, и черные нейтрализуют пешку «с».

137

30...Лa1 +. Снова игра на осложнения — неужели Штейн думает о победе?! Ничьей-то черные добивались довольно просто — после 30...Л:f2!? 31. Кр:f2 Крg7 32. Кре3 f6! (своевременный подрыв) 33.Крd4 fe+ 34.С:е5+ Крf7 им надо было в удобный момент отдать ладью за слона: 35.b5 (35.Сd5+ Се6 36.С:b7 С:с4 37.Сс6 Лс8 38. b5 Се6=) 35...Лd8+ 36. Крс5 Лd2 37.Сd5+ Л:d5+ 38.cd С:h3 39. Крb6 Сd7=

31 . Крh2 b6 (31...Лb1!?) 32.Сc6 (32.c5 bс 33.bс Лс1 34.с6 Се6 и Лc8=) 32...Лd8 ЗЗ.b5!? И вновь на 33.c5 bc 34.bc достаточно 34... Лel, например: 35.Ке7 Лd3 36..Сg2 h6 37.Лb2 Крh7 38.g4 Ле3 39.Сd6 Лес3 40.с6 Л:с6 41.С:с6 Лс6 42. Сe7 g5 43.Сf6 Крg6=.

Как видим, хотя черные и зажаты слонами, позиция по-прежнему носит ничейный характер. Однако тут в дело вмешивается сильнейший обоюдный цейтнот.

33...Се6 З4.с5. Портиш рекомендует неторопливое 34.Лс2 «с перевесом» (Хайтун пишет, что этот ход «обещал верную победу»), но после 34..Лb1! оборона черных крепка. Ничего не давало и 34.Сс7 Лс8 35.Сb6 С:с4 36.Лb2 Лe1 37.Сd4 Лd8 38.Сс3 Ле3 39.Са5 Лdd3 40.b6 Лb3=.

34...bс 35.b6 Лb1 36.b7. Кульминационный момент сражения.

137 2 

36...с4?? Грубейшая цейтнотная ошибка. Несложную ничью давал даже не один ход, например: 36...Сс4 (Портиш) 37.Сс7 Лf8 38. Cе4 Лb3 39.Лс2 Са6= или 36... Крg7 (Fritz) 37.С±е4 Лb3 38.С:с5 Лd7=.

37.Ла2! (эту реплику Штейн, видимо, просмотрел) 37... Крg7 38.Ла8? Ответный промах — напрашивающийся «ручной» ХОД. Выигрывало 38.Се4! Лb3 (38...с3 39.С:b1 С:а2 40.С:а2 с2 41.Са3 Лb8 42.Сd5) 39.Ла8! Лb2+ 40.Сg1 Лg8 41.Л:g8+ (41.g4!?) 41... Крg8 42. b8Ф+ Л:b8 43.С:b8 С:h3 44. Крf2 и т.д. Теперь же у черных неожиданно возникает контригра и ситуация обостряется.

38...Л:d6 39.ed сЗ 40.Ла5. Конечно, не 40.b8Ф?? Л:b8 41. Л:b8 с2-+. А в случае 40.Ла3, как и в партии, плохо 40...Лb2+? 41. Крg1 с2 42.Лс3+- и обязательно 40...с2! 41.Лс3 с1Ф 42.Л:с1 Л:с1.

40…Лb2+? Злополучный контрольный ход! Необходимо было 40….c2! 41.Лс5 clФ 42.Л:с1 Л:с1, и нет 43.Сb5?? из-за 43...Сd5! (с угрозой Лh1#) 44.g4 С:b7, а 43. b8Ф Л:с6 ведет к «неясной позиции» (Портиш), точнее — к ничьей: 44.Фb2+ Крg8 45.g4 h6 46. Крg3 g5! 47.Фd4 Ла6 48.d7?! С:d7 49.Ф:d7 Ле6= (крепость!).

Сильнее 43.Се4! Ле1! (43...Лс8? 44.bсФ С:с8 45.Сс6 Крf6 46.d7 C:d7 47.C:d7+-) 44.b8Ф Л:е4 45.Фb2+ Крg8 46.Фb5! Крg7 (46...Лd4?? 47. Фb8+ Крg7 48.Фb2, но возможно 46... Крf8!? 47.d7 С:d7 48.Ф:d7 Ле6 с той же крепостью) 47.d7 Сd7 48.Ф:d7.

 138

48...h6! (только не 48...h5? из-за рокового ослабления пункта g5) с неприступной крепостью и ничьей. Упустив этот шанс, черные уже не могут спастись.

41.Крg1 с2 42.Лс5 Лb1+. В случае 42... Крf6? 43.Л:с2! механизм 43...Л:с2 44.b8Ф Л:с6 не работает из-за потери ладьи после 45.Фb2+ и Фb5+. На 42...Сf5 решает 43. Л:с2 Л:с2 44.Сb5 или 43.g4!, а на 42...h5 - 43.Сf3 С5 44.Л:с2!

43.Крf2 с1Ф 44.Л:с1 Л:с1 45. Сb5! При короле, убежавшем с заминированного поля h2, это решает — вот в чем ошибочность хода 40...Лb2+?

45...Лс8 46.bсФ С:с8 47.d7 С:d7 48.С:d7 Крf6. «На первый взгляд, белые выигрывают без проблем, и при анализе отложенной позиции Портиш даже не предполагал, что выигрыш и выход в матчи претендентов висят на волоске. Уверенный в легкой победе, он решил было отдохнуть, но чувство опасности заставило его возобновить анализ. И оказалось, что перевес можно реализовать только очень точными ходами» (Шаркози).

49.C:e8! Препятствуя ходу Кре5. Позже Авербах опубликовал интересный анализ, показывающий, на что мог надеяться Штейн: 49. Кре3 Кре5 (49... Кре7 50.Cа4) 50.Cb5 (? - Г.К.) 50...f5 51.Cd3 g5 52. Крf3 f4 53.g4 h5! 54.Cg6 (54.gh Крf6 55. h6 Крf7 56.Ch7 Крf6 57. Крg4, и здесь не 57... Кре7? 58.Cg8! Крf6 59. Крh5 f3 60.Cd5 f2 61.Cс4 Кре7 62.h7+-, а 57...Фf7!=) 54...hg+ 55.hg Крd4 56.Кре2 Крс3 57.Cd3 Крd4 58. Крd2 Кре5 59. Крс3 (лучшего нет) 59... f3! 60. Крd2 Крf4 61.Cf5 КрgЗ 62. Кре1 Крg2! с этюдной ничьей (кстати, машина довольно долго этого не понимает!).

Справедливости ради надо отметить, что белые выигрывали и после 49. Кре3 Кре5 — путем 50. g4! Крd6 (50...f5 51.g5) 51.Сc8 Кре5 52.h4 f6 53. Крf3 h6 54. Кре3 Крd6 (54...h5 55.g5) 55. Кре4 Кре7 56. Крd5 Крf7 57. Крd6 f5 58.g5+-. Как и при продолжении в партии, черные не в состоянии удачно разменять пешки.

49... Кре7 50.Cb5 f5 (50... Крf6 51.Cс4! или 50... Крd6 51.Cc4 f6 52. Cg8 h6 53.Ch7) 51. КреЗ Крf6 52. Крd4 h5. В случае 52..Cg5 53.Кре5 h5 с отчаянной надеждой на 54. Cd7? h4 55.g4 fg 56.C:g4 Крb6 57. Крf6 Крh7= Портиш сыграл бы 54. b4+! Крg4 55. Крf6 Крg3 (55...f4 56.gf Кр:f4 57.Cе2) 56.Крg5! f4 57.Cd3 f3 58.Cg6 f2 59.Cd3+-. А если 52... g5, то хотя бы 53.Ce2 Кре6 54.Cdl Крf6 55. Крd5, и у черных цугцванг (55...f4 56.g4).

53.КреЗ! h4 (53...g5 54.Крd4! Кре6 55.Cd3 Крf6 56.Ce2 h4 57.g4 fg 58.hg+-) 54.g4 Кре5 55.Cf1 Крf6 56.Cf4 g5+ 57. КреЗ Кре5 58.Ca6. Черные сдались.

Нервная, напряженная партия, показывающая, с одной стороны, неважную форму Штейна, а с другой — практическую хватку Портиша, его тонкое понимание не только чисто шахматных, но и психологических нюансов борьбы.

В четвертьфинальном матче претендентов он уступил с минимальным счетом (4,5:5,5) Ларсену, который в те годы был на большом подъеме. Своеобразной компенсацией за это стала блестящая победа в сильном турнире (Скопье — Охрид 1968): 1. Портиш — 14,5 из 19; 2. Геллер — 13,5; 3. Полугаевский — 13; 4. Горт — 12,5 и т.д.

Следующий цикл венгерскому гроссмейстеру пришлось вновь начинать с зонального этапа (Раах 1969), и он вновь преодолел этот барьер, на сей раз после дополнительного матч-турнира. Год межзонального, 70-й был для него почти до конца удачным: победа в Гастингсе, выигрыш на 3-й доске в «Матче века» у Корчного (2,5:1,5), «серебро» на олимпиаде в Зигене.

Здесь в предпоследнем туре, решающем для борьбы за медали, он встретился с грозным Фишером, который до этого имел с ним счет +4=3. Американец и в Зигене крушил всех подряд и даже несмотря на чувствительное поражение от Спасского (№ 376) мог отобрать у него победу на 1-й доске, если бы одолел черными Портиша. Однако в тот день коса нашла на камень.

 

№ 333. Защита Нимцовича Е45
ПОРТИШ - ФИШЕР

19-я Всемирная олимпиада,
Зиген 1970

1.d4 Kf6 2.с4 е6 3.Кс3 Сb4 4.еЗ b6 5.Ке2 Са6 6.КgЗ С:сЗ+ 7.bc d5 8.Сa3! Отличная новинка, придуманная Портишем после краха в партии с Фишером в Санта-Монике (1966), где было 8. ФfЗ 0-0 9.е4 de 10.К:е4 К:е4 11. Ф:e4 Фd7!! (см. 4-й том).

8...dc. Надежнее переход в чуть худший эндшпиль путем 8...С:с4 9.С:с4 dc 10.Фа4+ Фd7 11.Ф:с4 Фс6, но Фишер — и это можно было предвидеть! — взял пешку.

9.е4 (хуже 9.Фf3?! Фd5 10.е4 Фс6) 9...Фd7 10.Се2 Кс6 11. Фс2 0-0-0 12.0-0 h5 13.Лfd1 h4 14.Кf1. Возникла очень острая ситуация, в которой у белых отличная компенсация за пешку.

14...Кh5? И черные сразу же допускают грубую ошибку! Мне кажется, что подобные сложные позиции с инициативой у соперника Фишер вообще разыгрывал не очень удачно. Это была не его игра — слишком рваная и трудная для выработки четкого плана.

140 

15.d5! (фактически уже решающий прорыв) 15...Кe5 (15...ed? 16.Л:d5+-) 16.de Фе8. К потере фигуры вело 16...Ф:e6? 17.С:Ь5 (нет 17...Л:h5? из-за 18.Л:d8+ Кр:d8 19.Фd1+ и Ф:h5).

17.Л:d8+ Ф:d8 18.С:h5. Как указал Портиш, на 18.Фa4? сильно 18...Кf4! 19.Ф:a6+ Крb8 и затем Фg5!

18...Л:h5 19.f4! И вновь невыгодно 19.Фa4?, на сей раз ввиду 19...Сb5! 20.Ф:а7 (20.Ф:b5? Кf3+ и Л:b5) 20...fe с примерным равновесием.

19...Кd3 (при 19...fe 20.Фе2! и 21 .fe белые должны реализовать лишнего коня) 20.ef с5. Весьма изворотливая защита, сохраняющая видимость контригры: слон на а3 пока в офсайде, а конь на d3 очень силен.

21.Фe2. Этот ход ничего не портит, однако Фишер считал более сильным 21.е5!? И действительно, после 21...Лh8 (21... Лf5 22.Фа4!) 22.Фа4 Крb7 23.Ке3 (с угрозой К:с4) 23...h3 24.Лd1 b5 25.Лb1! или 21...Лh6 22.Фе2 (хорошо и 22.Фa4 b5 23.Фd1!) с дальнейшим Фg4+ и е5-е6 белые побеждали.

Еще жестче рекомендация компьютера 21.Фa4! Крb7 22.Лd1 h3!? (22...b5 23.Лb1!, а на 22...Лh8 сразу решает 23.С:с5!) 23.g3 Лh8 (плохо и 23...g6 24.Ке3 или 23... b5 24.Лb1) 24.С:с5! bс 25.Лb1 + Лb4 26.аЗ! (только не 26.cb?? Фd4+) 26...Фd3 27.ab Ф:b1 (27... Ф:e4 28.Лb2) 28.Фd7+ Крb6 29. Фe6+ Крb7 30.Фе7+ Крb6 31. Ф:с5+ Крb7 32.f8Ф Л:f8 33.Ф:f8 Ф:e4 34.Ф:g7+ Кре6 35.Фh6+ и Ф:h3 — черным пора сдаваться.

21...Лh8 22.е5 Крb8!

141

23.е6! Самое точное, ибо приближает пешку к полю превращения и ограничивает контригру противника. К 23.Фg4 Портит ставит знак «?!», приводя вариант 23...Сс8 24.е6 (24.Ф:g7? Фf8) 24...Фf6 25.f5 g6 «с неясной игрой». А по-моему, белые пешки столь сильны, что выигрывает почти любой ход — например, 26.Cс1 gf 27.Фg8! или 26...Сe6 27.Ф:g6! Чуть упорнее 23...h3, но и здесь после 24.Кe3 hg 25.е6 Фf8 26.Лd1 или 25...Сb7 26.К:с4 Фf6 27.f5 черные гибнут.

23...Фf6 24.Ле1. Проще было 24.Фе4! h3 (24...Сb7 25.Ф:с4 К:f4 26.е7) 25.Кc3! (возможно и 25.g4 К:f4 26.Ле1 или 25..Сb7 26.Фf5! Фe7 27.Кe3 g6 28.Кd5!) 25...hg (25...Сb7 26.Фf5) 26.Фf5 Ф:c3 27. Лd1! Фd4 (27...Сc8 28.f8Ф) 28. Л:d3 cd 29.Фe5+ Ф:e5 30.fe+-. Такие грозные пешки должны выигрывать автоматически, хотя за доской доказать это гораздо труднее, чем в домашней тиши с помощью компьютера.

 Психологическая подоплека решения Портиша мне понятна: применив в дебюте удачную новинку и неожиданно быстро получив выигранную, хотя еще не лишенную остроты позицию, он разволновался (шутка ли — победить самого Фишера!) и в итоге избрал «самый надежный способ», каковым кажется развивающий ход 24.Ле1.

24...Cb5! Опять лучший шанс. На 24...Фе7 (24...К:е1? 25.Фе5+! Портиш) 25.Лd1 h3 выигрывало и 26.g3 Сb7 27.f5, и 26.Фg4! hg 27.Ке3.

141 2

25.C:c5!! Блестящий удар, радикально решающий проблему слона аЗ.

25...bс?! Упорнее было 25... К:с5 26.Фе5+ Ф:e5 27.Л:е5 Лf8 (27...К:е6? 28.Л:е6 Лf8 29.Ле7 или 28…Сd7 29.Лg6 Лf8 30.Л:g7 Се6 31.Лg6 С:f7 32.Лh6 b5 33.a3+-) 28. f5 «с идеей Кd2-f3-h4+-» (Портиш). Это требует уточнения:

1) 28...Сс6 29.Кd2 Кd3 (не лучше 29... Крс7 30.К:с4 или 29...Кb7 30.Кe4! с угрозой Кg5) 30.Ле3 b5 31.Ке4 Ке5 32.Кg5+-;

2) 28... Крс7!, и теперь не 29. Кd2?! Крd6! 30.K:с4+ Кре7 31.Л:с5 (31.Ке3 Сc6 32.с4 Лс8) 31...bc 32. Ке5 Крf6 33.Кg6 Лa8 34.g4 hg 35.hg Сc4 или 29.Кe3?! Крd6! 30.Лd5+ Кре7 31.Л:c5 bс 32.Кd5+ Крd6 33. Кf4 Ce8! 34.Кg6 С:f7 35.К:f8 Сe8! 36.Кd7 (36. Крf2 Кре5) 36...Ch5 c хорошими шансами на ничью, а только 29.Лd5! Сс6 (29...h3 30. Кe3) 30.Лd4 (грозит Кe3-d5+) 30... g6 (30...Кb7 31.Лg4!; 30...h3 31.Кe3 hg 32.К:c4) 31.fg К:e6 32.2:c4 Крd6 33.Кe3 Сb7 34.Л:h4+-.

Думаю, что после размена ферзей, несмотря на подводные камни, Портиш скорее всего нашел бы верную дорогу к победе.

26.Лb1 а6 27.а4. Для компьютера задача белых здесь проще, чем после 25...К:с5 26.Фе5+ Ф:е5 27.Л:е5 Лf8, а для человека — сложнее, поскольку при ферзях ему мерещатся всяческие угрозы.

27...К:f4.

142

28.Фf3? И все-таки Портиш упускает победу, делая худший из возможных ходов ферзем. Позже он указал 28.Фе4! Фg5 (28...К:е6 29. ab) Крh1 h3 (29...Кd3 30.Фf3!) 30.g3 Кd3 31.е7!+-.

Однако выигрывало и 28.Ф:с4! Фg5 29.Фа2 с4!? 30.аbФс5+ 31. Крh1 h3! 32.ba+ Кра8 33.Лb2! (33. Лb7? hg+ 34.Ф:g2 К:g2 35.е7 Фс8! 36.Лс7! Ф:с7 37.е8Ф+ Фс8=) 33... Лd8 (33...К:е6 34.Фа4!) 34.Фb1! Фс6 (34...hg+ 35.Л:g2 Фс6 36. Фd7+!) 35.Ке3 hg+ 36.К:g2 К:е6 37.а7, и даже 28.Фd2! с забавным вариантом 28...Лd8 29.е7 Л:d2 30.f8Ф+ Кра7 31.e8Ф Кh3+ 32.gh Фg5+ 33.Кg3 С:е8 34.Ф:е8, вынуждая 34...Фd8 35.Ф:d8 и Ке4+-.

28...Ке6! 29.Ф:f6. Оказывается, на 29.Фс6 есть защита 29...Кс7! 30.аЬ ab= (Портиш). Машина рассматривает и 29. Фе4 Кс7 30.аЬ ab 31.Ф:с4 Фе5! (опасно 31...Фb5?! 32.Л:b5+! Ф:b5 29.Ф:b5+ Крс7 34.Фе8 Фс8 35. Фе7+ Кре6 36.Кe3) 32.Ф:h4 (32.h3 Лf8) 32...Л:h4 33.f8Ф+ Крb7 34. Фf3+ Фe4=.

29...gf 30.аb ab 31.Л:b5+ Крс7 32.Кe3 Лf8 33.Лa5 (теперь у белых всего лишь несколько лучший эндшпиль) 33... Крb7! 34.К:с4. Или 34.Kf5 Л:f7 35.Ла4 (35.К:h4 Лd7) 35...Лh7 36. Л:с4 h3=.

34...Лf7 35.Л:с5 К:с5 36. Кd6+ Крс6 37.К:f7 Ке4 38. Кh6. Расстроенный и утомленный Портиш даже не помышляет о 38.h3!? К:с3 39.Кh8 Крd5 40. Кg6 и К:h4 с лишней пешкой (впрочем, здесь тоже наиболее вероятна ничья).

38... Крd5 (38..К:сЗ 39.h3) 39. Кf5 h3. Ничья, хотя еще можно
было испробовать 40.Ке3+! Кре5 41.Кd1 hg 42. Кр:g2 — все-таки у белых лишняя пешка (этого шанса почему-то никто не отметил).

Через три месяца Фишер с блеском выиграл межзональный турнир на Мальорке. А Портиш, хотя и вновь сыграл с ним вничью, не дотянул до заветной шестерки пол-очка, разделив 7—8-е места со Смысловым. Дополнительный матч между ними за первое запасное место принес ничью (3:3), но победителем, благодаря лучшему коэффициенту Бергера в турнире, был объявлен Портиш. Увы, это ничего не дало, так как никто из соискателей высшего титула не отказался от участия в матчах претендентов.

К очередному циклу первенства мира Портиш стремился прийти во всеоружии, о чем говорят его яркие успехи в 1972 году: победы в Вейк-ан-Зее и Лас-Пальмасе; отличный результат на олимпиаде в Скопье (+8—1=8), где Венгрия вновь остро конкурировала с СССР; дележ 1-3-го мест с Петросяном и Карповым на крупном турнире в Сан-Антонио.

Счастливым был для него и 1973 год: победа в мемориале Видмара, дележ 2—4-го мест на межзональном турнире в Петрополисе и уверенный выигрыш дополнительного четырехкругового матч-турнира за две путевки в матчи претендентов: 1. Портиш — 5,5 из 8; 2. Полугаевский — 3,5; 3. Геллер — 3. Исход этого состязания во многом предопределила следующая партия.

 

№ 334. Ферзевый гамбит D63

ПОЛУГАЕВСКИЙ - ПОРТИШ

Матч-турнир, Порторож 1973, 1-й круг

1 .d4 Кf6 2.с4 е6 3.Kf3 d5 4. Kc3 Cе7 5.Cg5 0-0 6.е3 Kbd7 7.Лс1 а6. Напомню, что эту систему регулярно применял Алехин в матче с Капабланкой (1927), а тот, в свою очередь, предпочитал традиционный ход 7...с6.

143 

8.аЗ?! Позволяя черным осуществить алехинский план расширенного фианкетго. В 3-м круге соперники вели спор в «Карлсбаде» - 8.cd ed 9.СdЗ с6 10.Фс2 Ле8 (10...h6 - № 105) 11.0-0 Кf8 12.Лсе1 Кe4 13.С:e7 Фe7 14.С:е4 de 15.Фd2 f5 16.f3 (16.d5 Сd7=) 16...ef 17.Кf3 Сe6 18.e4 fe 19.С:е4 Лad8 20.Кa4 (попытка использовать ослабление черных полей ходом а7-а6) 20...Фd6! 21.Лfe1 Сf7 22.Л:е8 Л:е8 23.Л:е8 С:е8 24.Кс5 Ь5! 25.К:а6 Сh5 26.Фс5 Фg6 27. Кel Фb1 1/2.

Интересно 20.Ле5!? — по аналогии с партией Маршалл — Рубинштейн (Москва 1925), где было 1.d4 d5 2.с4 е6 3.Кс3 Кf6 4. Сg5 Кbd7 5.е3 Се7 6.Кf3 0-0 7.cd ed 8.Cd3 Лe8 9.0-0 с6 10.Фc2 Кf8 11.Лae1 Сe4 12.С:e7 Ф:e7 13.С:e4 de 14.Кd2 f5 15.f3 ef 16.К:f3 Ce6 17.e4 fe 18.Л:e4 Лad8 19.Лe5!? h6 20.Кe4 с инициативой у белых. Точнее 18...h6!? 19.Кe2 (19.Ле5 Кd7!) 19...Фb4= (Тимман — Юсупов, Тилбург(м/8) 1986) или 19. Лfe1 Лad8 20.h3 (на 20.Ле5 или 20.Л1 е3Шорт с успехом играл 20...Фf7) 20...Фd6 с примерным равновесием (Юсупов — Крамник, Вена 1996).

Позднее сам Портит в 10-й партии матча с Петросяном (Паль- ма-де-Мальорка 1974) усилил игру белых путем 8.с5!? с6 9.Сd3 b6 10.сb с5 (10...Фb6 11.0-0! Ф:b2 12.Ка4 Горт — Портит, Мадрид 1973)11.0-0 с4 12.Cс2 K:b6?! 13. Ке5 Сb7 14.f4 ЛЬ8? (14...Кfd7 15. Фh5 f5) 15.f5! Кbd7 16.Сf4 Лc8 17.Фf3 ef 18.С:f5 К:e5 19.de Ке4 20.К:e4 de 21.Фh3 g6 22.Лcd1 Фb6 23.Лd7 Лce8 24.e6!... 1-0. Эта важная партия практически вывела из употребления ход 7...а6.

8...с6. Последовательнее 8...h6 9.Сh4 dc 10.С:с4 b5 11.Се2 (№ 128) 11...с5! или сразу 8...dc 9.С:с4 b5, как играл Чом, секундант Пор- тиша, против Ульмана (Берлин 1968): 10.Cа2с5 11.0-0 Cb7 12.Фe2 h6 13.Сh4 Ке4 14.С:е7 Ф:e7 15.dc Кd:c5 16.Ке4 К:e4 1/2.

9.Cd3. Безобидный ход, сводящий игру к позициям из предыдущего примечания. Со времен Алехина и Эйве белые чаще продолжали борьбу за темп путем 9.Фc2 (№ 120) или 9.h3 h6 10.Сf4 (№ 167).

9...h6! 10.Ch4 dc 11 .C:с4 b5 12.Cа2 с5 13.0-0 Cb7 (отыграв темп, потраченный на с7-с6, черные полностью уравняли шансы и уже угрожают с5-с4) 14.dc K:с5 15.Kd4 Лс8. Проще 15... Кfe4!? 16.С:е7 Ф:e7 17.К:е4 Ке4= (Полугаевский).

16.f3!? Обоюдоострая затея: избегая пресного 16.Фe2 Кfe4, белые стремятся переиграть соперника буквально на ровном месте.

16...Фb6 17.b4. «Если 17.Фе2, то 17...Ка4 с хорошей игрой у черных» (Полугаевский). Действительно, после 18.Ке4!? Л:с1 (хуже 18...g5 19.Кd6+ С:f6 20.Сf2, 18...К:е4 19.Сe7 или 18..Сe4 19. fe) 19.Л:c1 Фd8 у них крепкая позиция, но зачем идти на такие уступки? Логичнее 17...Лfd8=.

17...Кcd7 18.Сf2. «Впечатление таково, что белые добились заметных успехов и черным нелегко выбрать приемлемый план» (Полугаевский).

144

18...Сd6! Прекрасный ресурс. Нападая на пешку h2, черные вызывают дальнейшее ослабление королевского фланга.

Неточно 18...Ke5?! 19.е4 Фс7 (19...Лfd8? 20.Кf5!; 19...Cd8 20. K:e6!?) 20.Kd5! или 18...Фa7 19.e4 Фb8 20.Сg3! (ход Полугаевского 20.Кb3 парируется простым 20... Лfd8=) 20...Ке5 (если 20...Фа7, то 21.е5! Кd5 22.С:d5 Сd5 23.К:d5 ed 24.Сf2) 21.К:e6! fe 22.С:e6+ Крh8 23.C:с8 Л:с8 24.Ke2 с некоторым перевесом белых.

19.е4 Фc7! «Портит не боится противостояния ладьи и ферзя! Во время длительного обдумывания этой позиции меня не покидало ощущение, что белые стоят значительно лучше и у них должны найтись какие-то решающие продолжения» (Полугаевский).

20.gЗ Фb8 21. Фе2. «Меня стала одолевать навязчивая идея жертвы коня на поле еб. Не удерживал от нее и пример Геллера, потерпевшего два дня назад неудачу как раз на этом злосчастном поле (№ 322), — пишет Полугаевский. — Трезво оценив обстановку, следовало сыграть 21. Kb3». Однако и здесь после 21... Лfd8 22.Фе2 (22.Ка5? Ке5!) 22... Се5 у черных нет проблем.

21...Кe5!? (примеряясь к слабостям белых) 22 .Лfd1. На 22.f4? очень сильно 22...Кeg4! 23.е5 К:f2 24.Л:f2 Л:с3! (Гуфельд) 25.Л:с3 Ке4 26.Фе3 К:с3 27.Ф:с3 Сс7, и грозные слоны при поддержке тяжелых фигур дают черным большой перевес: 28.Кf3 (плохо 28. Кс6? Сb6+ 29. Крg2 Лс8, 28.Фс5? Са8! 29.Кс6 Фb7 или 28.h3? Сb6 Крb2 Лс8 30.Фb2 Фс7!-+) 28... Сb6+ 29.Сg2 Лс8 30.Фd3 Лd8 31. Фe2 Фс7 и т.д.

«Еще не поздно было 22.Кb3, хотя у черных есть ответ 22...Кс4, и неясно 23.Кс5 К:а3, например: 24.К:b7 Фb7 25.е5 Сb4 или 24. е5 С:е5 25.К:b7 Л:сЗ» (Полугаевский). Или 25...К:с3! 26.Сс5 Л:с5! 27.К:с5 С:b4. Все эти варианты в пользу черных, как и 24.f4?! C:с5 25.C:с5 Лfd8. Остается лишь 24.Лfd1 C:с5 25.С:с5 Лfd8, и белые могут удержать равновесие, если только не пойдут f3-f4?! И при 23.Лfd1 К:а3 24.Сс5 Ке8 им надо думать прежде всего об уравнении.

Все эти трудности — прямое следствие серии ослаблений (начиная с 16.f3), вызванных чересчур агрессивным настроем белых. Полугаевский играл резко на выигрыш!

22...Лfd8. Первый критический момент сражения.

145 

23.Ке6?! «Поскольку мысль о решающем продолжении меня еще не оставила, я пошел на комбинацию, связанную с большими осложнениями. Теперь уже на 23.Кb3 вполне надежно 23... Кс4» (Полугаевский). Или 23... Се7. Но в любом случае это было для белых не так опасно, например: 23.КdЗ! (снова не 23.f4? Кeg4 24.е5 К:f2 25.Ф:f2 Л:с3!)  23...Кс4 24.Кс5 С:с5 25.bc с примерно равной игрой, ибо на К:а3, сразу или после размена на d1, есть ход Фb2!

23...fe 24.C:е6+ Крh8. Полу- гаевскому казался более сильным ответ 24...Кf7?! Но это давало белым лучшие шансы, чем в партии: 25.С:с8 Л:с8 (25...С:с8 26. Сd4!, но не 26.f4? Сg4) 26.f4!? (26. Сd4 Се5!) 26...Фа8 27.Сd4!, и нет 27...К:е4? 28.К:е4 Л:с1 29.Л:с1 С:е4 из-за 30.Фg4!+-, или даже 25.Фа2!? Лс8 (25...Лс7 26.Сb6 Лf8 27С:с7 С:с7 28. Крg2) 26.С:с8 Л:с8 (26...С:с8?! 27.f4 Сg4 28.Лe1) 27...Сd4 Се5 28.Кe2 и т.д.

25.f4. «Этот ход, естественно, белые имели в виду, жертвуя фигуру», — пишет Полугаевский, осуждая 25.С:с8 С:с8 26.f4?! из- за 26....Cg4 (действительно, после 27.Фа2 С:d1 28.fe С:е5 29.К:d1 Ке4 перевес на стороне черных). Однако сильнее 26.Сd4(c5) с неясной борьбой.

На 25...Л:с8!? (вместо 25... С:с8) тоже надо играть 26.Сd4!, поскольку резкое 26.f4?! Кс4 27. е5? (еще не поздно 27.Сd4 Се7 28.Кd5) наталкивается на 27... С:е5! (Гуфельд) 28.fe К:е5 с сокрушительной атакой: 29.Сс5 Кf3+ 30. Крf1 Ле8 или 29. Фb2 Кf3+ 30.Сg2 Фе5-+.

25…Лc3! Игра на опережение. Портиша не прельстило 25...Кс4 26.е5? С:е5! 27.fe К:е5 28.С:с8 Л:с8! (Полугаевский; 28...Кf3+? 29.Ф:f3!) 29.Фа2 Кfg4 З0.Сс5 Кf3+ 31.Крg2 Фe5-+ скорее всего из-за 26.С:с8 Ф:с8 27.Сd4 Се7 28.а4!? с динамическим равновесием.

26.Л:с3 К:е4 27.Ле3. «Пять фигур в ряд на одной вертикали — такое бывает редко!» (Хайтун).

27…К:f2 28. Крf2 Кс4. «Оба соперника сознательно шли на эту позицию. Я не согласен с ее оценкой в пользу черных: они теряют еще одну пешку, а белые ладьи на центральных вертикалях весьма опасны. В случае 28... Кс6 29.Сf7! грозило Л:d6» (Полугаевский). А если 29...Се7, то 30.Л:d8+ Ф:d8 31.Фd3=

29.С:с4 bс 30.Фс4 Лf8! При 30...a5 31.Фb5! ab 32.ab Фc7 33. Лd4 активная ладья с двумя пешками уравновешивает двух мощных слонов. Ход черных вызывает немедленный кризис.

146

31.Лd4? «Утомленные расчетами сложных вариантов, белые допускают фатальную ошибку, влекущую поражение. После 31. Кре1! (этот ход я вначале и собирался сделать) шансы соперников были бы примерно равны» (Полугаевский). Анализ подтверждает эту оценку:

1)31...Лf6 (с угрозой Сс6 и а6- а5 Хайтун) 32.Ле6 Л:е6+ 33.Ф:e6 Сf8 34.Фd7=;

2)31...Сс8 32.Фc6 (Полугаевский) 32...Фа7 33.Фс3 Сb8 34.Фс5 Фf7 35.Фе7! Фg8 36.Лd2 Сf5 37. Крf2 или 32.Фd3!? Сс7 33.Лe7, в обоих случаях с достаточной контригрой;

3)31..Лe8! 32.Ле6! Сf8 33.f5 (По- лугаевский; 33.Лd2!?) 33...Л:е6+ 34.Ф:е6 а5 35.f6! ab 36.fg+ С:g7 37.ab Сf3 38.Лd4 С:d4 39.Ф:h6+, добиваясь ничьей.

31...Cе5! «Ладья не может покинуть 4-й ряд из-за 32...C:f4, и белые попросту остаются без фигуры» (Полугаевский).

32.Лde4 С:е4. Беспощадный компьютер мгновенно обнаруживает 32...Сс7! (с угрозой С:е4) 33. Лd4 Сb6-+.

33.Л:е4 Фb6+ 34. Крg2 (не лучше 34.Фc5 Ф:c5+ 35.bc Сb2 36.Ла4 Лс8 37.Ла6 Лс5) 34..Сf6 (34...Сb2!?) 35. Ле6. В цейтноте белые пытаются спастись, уничтожив пешку а6.

35...Фb5! Технически четкое решение. Не так ясно 35...Фd8 36. Л:а6 Фd2+ 37. Крh3 Фd1 38.Ле6 Сb2 39.Ле3.

36.Ф:b5 (белые не могут без потерь избежать размена ферзей: 36.Фе4 Сb2! или 36.Фс2 Фd5+)36...ab 37.Лb6 Ла8 38.Л:b5 Л:аЗ. Этот эндшпиль удивительно похож на окончание Портиш — Штейн (№ 332): соотношение пешек королевского фланга тоже «две на три» и цвет слона тоже противоположен полю превращения пешки «h».

147

39.h4. «Рекомендовалось 39.g4, чтобы поспешить с разменом пешек», — пишет Полугаевский и рассматривает 39...g5. Мне больше по душе компьютерный метод — 39...Ла4! с дальнейшим Се7 или Сс3.

Добавлю, что не помогало и 39.Лb8+ Крh7 40.b5 Ла2+ 41. Крh1 (41. Крh3 Сd4! и Сg1) 41...Лb2 или 39.h3 Сс3 40.Лb8+ Крh7 41.b5 Лb3 и т.д.

39...Сс3 40.Лb6. На 40.g4 хорошо 40..Сd2 41.f5 Сf4! (но не ход Полугаевского 41...Cе1? из- за 42.Лb8+ Крh7 43.g5! hg 44.hg Лg3+ 45. Крf1 Сd2 46.f6!=) с угрозой Лg3+, а если 42. Крf2, то 42...Сg3+ и С:h4-+.

40...Cе1 41.Лg6 С:b4 42. h5 Се1 43. КрhЗ Крg8 44. Крg2 Крf7 45. Крh3 ЛеЗ 46. Крg2 Ле6! 47.Лg4. Не требует комментариев 47.Ле6 Кр:е6 48.g4 Сd2 49. Крf3 Крd5.

47...Ла6 48.Лh4 Ла2+ 49. Крh3 Сf2 50.Лg4 Ла5 51. Крg2 (51. Крh4 Лf5!) 51...Сd4 52.Лh4 Сf6 53.Лh1 Лa1. Белые сдались: 54.Лh3 Кре6 55. Крf3 (или 55.g4 Лa2+ и Крd5) 55... Крf5 56.g4+ Кре6 57.Лh2 ЛаЗ+ 58. Кре4 Ла4+ 59. Крf3 Л:f4+!

Волею жребия в первом же матче претендентов-1974 соперником Портиша стал Петросян, который до этого не выиграл у него за 13 лет ни одной партии, а проиграл четыре. Однако на сей раз после четырех ничьих он победил белыми в 5-й партии и, как сам потом вспоминал, наконец- то решил для себя проблему «трудного» Портиша.

Вы спросите: в чем же состояла эта проблема? Похоже, в определенной несовместимости стилей соперников. Прямолинейный, «правильный», жестко-позиционный стиль Портиша, при игре черными — разрушителя, при игре белыми — созидателя, но в строго очерченных рамках, был неприятен для Петросяна, с его глубоко индивидуальной и хитроумной манерой «шахматного левши». Тем не менее в матче он сумел отрешиться от прошлых неудач.

«После 9-й партии счет стал 2:0 в пользу Петросяна. До победы было, как говорится, рукой подать, — пишет Авербах. — Но 44-летний экс-чемпион мира уже изрядно устал, а в его возрасте запас нервной энергии не так просто восстановить». В 10-й партии Портиш наконец размочил счет, и до крайности огорченный Петросян быстро согласился на ничью в 11-й. И вот настал день 12-й партии, предельно обострившей ситуацию в матче.

  читать следующую главу 

ООО «Шахматы»

Санкт-Петербург

время работы с 10-00 до 19-00

тел. 983-03-53 или 8-905-223-03-53

 SKYPE - Piterchess

 ICQ - 229-861-097

 VIBER: +79052230353

 info@64ab.ru