Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Сага о Светозаре.

Коль скоро речь зашла о староиндийской защите, нельзя пройти мимо ее видного знатока, выдающегося югославского гроссмейстера Светозара Глигорича (р. 1923), входившего в 50—60-е годы в число претендентов на первенство мира.

Вторая мировая война вычеркнула из шахматной биографии талантливого мастера четыре года, два из которых он воевал против гитлеровцев в составе партизанской армии маршала Тито. После победы Светозар вернулся к любимой игре, причем не только сражался за доской и запоем читал шахматную литературу, но и основал в Белграде Дом шахмат, организовал чемпионат столицы, а затем и страны. И быстро стал первым номером Югославии, одной из самых шахматных стран мира, где весь 20-й век не переводились высококлассные игроки: на смену Видмару и Костичу пришли Пирц и Трифунович, затем Глигорич, Рабар, Матанович, Фудерер, Ивков, Матулович, Парма, Планинц, Любоевич...

Международную известность он приобрел после сенсационного триумфа в Варшаве (1947): 1. Глигорич — 8 из 9; 2—5. Болеславский, Смыслов... — по 6 и т.д. Его сразу сочли опасным соперником советских гроссмейстеров, и какое-то время спортивное руководство СССР остерегалось посылать их на турниры, где играл молодой и амбициозный югослав. Хотя тот еще даже не был гроссмейстером: это звание ему присвоили лишь в 1951 году.

Ведомая Глигоричем югославская команда уверенно выиграла, в отсутствие сборной СССР, первую послевоенную олимпиаду (Дубровник 1950). Этот успех и призовые места на многих последующих олимпиадах были ярким свидетельством необычайной популярности шахмат в стране. И впрямь, во второй половине 20- го века Югославия стала настоящей шахматной Меккой: где еще проводилось столько международных турниров?! И, конечно же, не случайно именно здесь родилась революционная идея создания своеобразной библии для квалифицированных игроков периодического «Шахматного информатора» и пятитомной «Энциклопедии шахматных дебютов», систематизированных по знаменитой классификации Рабара: A-B-C-D-E.

Впервые с творчеством Глиго- рича я познакомился еще в юности, читая книгу Бронштейна о турнире претендентов в Цюрихе. Особенно врезалась в память следующая увлекательная партия — сложнейший пример на тему блокады: чтобы лишить подвижности неприятельские фигуры, черным пришлось пожертвовать две пешки. Это оказалось дорогой ценой, и исход сражения был неясным до самого конца.

 

№ 307. Староиндийская защита Е87

КОТОВ - ГЛИГОРИЧ

Турнир претендентов, Цюрих 1953, 25-й тур

1.d4Kf6 2.с4 g6 З.КсЗ Сg7 4.е4 d6. «Многочисленные эффектные победы Болеславского, Бронштейна, Геллера побудили меня сделать более острым и свой дебютный репертуар. После включения в него староиндийской защиты мои результаты черными значительно улучшились. На межзональном турнире в Сальтшобадене (1952) я применил ее против самого Геллера — и выиграл! И потом долгие годы был верен этому дебюту» (Глигорич).

5.f3 0-0 6.Cе3 е5 7.d5.

37

7….с5. Как вскоре выяснилось, преждевременный ход. Черные уклонились от 7...Kh5 8.Фd2 f5 9.0-0-0 f4?! 10.Сf2 Сf6 11.Кge2 Сh4 12.Сg1! (Геллер — Глигорич, 11-й тур). Попытка совместить оба плана — 9...а6 10.Сd3 с5!? (на10...Кd7 Геллер советовал 11.ef gf 12.Kge2) парируется путем 11.dc! Кс6 12.Кd5 Сe6 13.Сb6 Фd7 14. Ке2 Лас8 15.Крb1 Фf7 16.Лhe1 с некоторым давлением (Карпов — Каспаров, Лион(м/21) 1990).

Поэтому активнее 7...с6!, например: 8.Фd2 cd 9.cd Kbd7 10. Kge2 а6 11.Kc1?! (11.g4 - № 308) 11...Kh5 12.Cd3 f5 13.C1e2 Kdf6 14.ef gf 15.Kg3 e4! (по Глигоричу!) 16.Kh5 K:h5 17.fe f4! 18.Cf2 Cg4 19.h3 Cd7 20.0-0-0 Ce5! 21. Крb1 Фf6 22.Сс2 Cg3 23.Cg3?! fg 24.Cf3 Лac8... 0-1 (Георгиу — Каспаров, Салоники(ол) 1988).

8.Сd3. Через тур в партии Котов — Найдорф было обнародовано усиление — 8.g4! (отнимая у коня поле h5) 8...Ke8 9.h4 f5 10.ef gf с острой игрой, а позже Таль предложил 10.gf! gf 11.ef С:f5 12. Сd3! с перевесом благодаря контролю над пунктом е4. Важно, что не проходит 12...е4 13.fe Фe7?! (13...Сс8 14.е5!?) 14.ef Ф:е3+ 15. Фe2 Фg3+ 16.Крd2+- (Таль - Болеславский, СССР(ч) 1958).

А вот, скажем, при 8.Фd2 Кe8 9.Сd3 f5 10.ef gf 11.0-0-0 прорьш e5-e4 может оказаться весьма эффективным: 11...а6 12.Кge2 b5 13. Лdg1 Кd7 14.cb е4! 15.fe fe 16.К:e4 ab 17.Сb5 Л:a2 с отличной контригрой за пешку (Корчной — Болеславский, СССР(ч) 1957).

8...Кh5 9.Кgе2 f5 10.ef gf. Типичная для атаки Земиша напряженная позиция. Белые не спешат определять местоположение своего короля и сейчас должны принять очень ответственное решение — выбрать поле для ферзя.

11.Фc2. Логично и 11.Фd2 (контроль над полями f4 и g5), на что черные могут ответить 11... Кd7 12.Cg5 Фe8 с идеей 13.Кb5 е4! 14.fe Ке5 15.0-0 К:d3 16.Ф:d3 fe 17.Фе3 Фg6 18.Л:f8+ С:f8 19. Лf1 Сd7 (Пахман — Ивков, Сараево 1964) или попугать белых угрозой диверсии на ферзевом фланге — 11...а6 12.а4 (12.0-0-0 b5!) 12...Кd7 13.Сg5 Фе8 14.0-0 Кdf6 15.Cс2 Cd7 (Горт — Глигорич, Никшич 1978), а в случае 12.Кg3 Фе8! 13.К:h5 Ф:h5 14. 0-0-0 (покрепче 14.0-0 Кd7 15.f4 Лb8 16.а4) проходит та же идея блокады, что и в партии: 14...е4! 15.fe f4! 16.Сf2 Кd7 и далее 17.g3 f3 18.g4 Фe8 19.g5 Кe5 с компенсацией за пешку.

38 

11 ...e4! (позиционная жертва ради оживления слона g7 и оккупации пункта е5, тогда как пешка белых на е4 будет сковывать их силы) 12.fe f4! 13.Сf2. Современный гроссмейстер, опасающийся блокады, может пойти на такую крайнюю меру, как жертва фигуры, — 13.е5!?, ибо при 13... С:е5? 14.Сh7+ Крh8 15.Cf2 у белых явный перевес (Кнаак — Велимирович, Сомбор 1972).

Сильнее 13...fe!, хотя после 14. C:h7 Крh8 15.е6 у черных выключен из игры целый фланг.

38 2 

Надо выбирать между 15...Кf4, 15...Лf2 и двумя контржертвами - 15...Фh4+ 16.g3 Kg3 п.ад Ф:h7 или 15...Кс6 16.dc bс с обоюдоострой игрой.

13...Кd7! 14.Кg1. С намерением разменять коня е5, хотя это не решает проблему оживления батареи Фc2+Сd3. Увы, 14.е5 поздно из-за 14...К:е5! 15. Сh7+ Фh8. Бронштейн оценивает эту позицию как безнадежную для белых. Думаю, он слишком категоричен, но после 16. 0-0-0 Фg5 17.Крb1 Ф:g2 18.Ке4 Кe4 19.Лhg1Фf3 20.К:f6 Л:f6 21. Кc3 Фh5 22.Се4 Сg4 шансы черных действительно явно выше — во многом благодаря их мощному коню е5.

14...Фg5 15.Cf1 Kе5! «Черные выиграли первое сражение, оттеснив силы противника, но еще не выиграли всю кампанию. После перегруппировки белые фигуры вновь выходят на более активные позиции» (Бронштейн).

16.Кf3 Фе7 17.К.е5 Ф:е5 18.0-0-0 Кf6 19.h3.

39

19…Cd7. «Глигорич любит хорошо подготовленные прорывы. Более нетерпеливый шахматист не удержался бы от 19...а6 20.Cd3 b5 21.cb ab 22.C:b5 Cа6 с атакой по линиям «а» и «b» и по главной диагонали» (Бронштейн). Крепче 20.а4! Cd7 21.Лde1, хотя, конечно, после 21...Кh5 у черных есть компенсация за пешку.

А совсем уж нетерпеливый шахматист не удержался бы от 19...b5!? 20.сb а6!, форсируя события: 21.а4 ab 22.Cb5 Cd7 23. Лhe1 Сb5 24.К:b5 Кh5 с неясными осложнениями.

20.Cd3 а6 21.Кb1! (с идеей 21...b5?! 22.Kd2!) 21...f3!? «Красивая игра. Намеченный белыми маневр Кd2-f3 мог привести к крушению всей блокадной стратегии черных. Глигорич проявляет себя как настоящий шахматный художник, отдавая вторую пешку, чтобы отнять у коня поле f3 и расширить сферу блокады», -пишет Бронштейн и награждает ход в партии двумя восклицательными знаками.

По-моему, это чересчур. Эффектный замысел Глигорич а обязывает его играть с предельной точностью (все-таки не хватает двух пешек!), а между тем реализовать угрозу Кd2-f3 было не так- то просто и позиция позволяла черным обойтись средствами терапии: 21...Лae8!? 22.Лde1 (22.Кd2 Ca4! 23.Ф:a4 Ке4 или 23.b3 Фa1+ 24.Кb1 Cd7 25.Лde1 Ь5=) 22...Кh5 23.Кd2 Kg3 24.Kf3 Фh5 25.Лhg1b5 с контригрой или даже 21... Cе8!? (с идеей Cg6 или Ch5) 22. Кd2 Са4! 23.b3 (23.Ф:а4 К:е4=) 23...Фa1 + 24.Кb1 Cе8!, и попытка 25.Ce1 Kd7 26.е5!? оживляет игру, но перевеса белым не сулит - 26...C:е5 27.C:h7+ Крh8 28.Cd3 Лg8 и т.д.

Кстати, и я в упомянутой партии с Георгиу не испытывал затруднений, сохранив пешку f4.

22.gf Kh5 23.Kd2 Kf4 24. Cf1.

40 

«Классический пример блокированной позиции. Непосредственными объектами являются четыре белые пешки, но влияние блокады гораздо глубже: белопольный слон превращен в пешку, у коня собственные пешки отнимают все важные поля, более того — почти полностью зажата такая подвижная фигура, как ферзь» (Бронштейн).

24...b5! Долгожданный прорыв. «Можно лишь удивляться потенциальной оборонительной силе позиции белых и искусству Котова, который с большим трудом, но все же удерживает равновесие» (Бронштейн).

25.h4 Крh8 26.Лg1 Сf6 27. Кb3 Лаb8. «В критический момент Глигорич не проявляет должной решительности и продолжает планомерно усиливать позицию. Очень сильно было 27...b4

28.Ка5 Са4 29.b3, и у черных есть минимум вечный шах, но они могут сыграть 29...Сd7, продолжая атаку» (Бронштейн).

Однако в случае 27...b4! белые могли приступить к выкуриванию с f4 коня-блокера: 28.Се3! а5 29. Фd2.

40 2

Теперь плохо и 29...Се7 30.Кd4!, и 29...Сg7 30.Лg5 Фf6 (30...а4 31. Л:е5 С:е5 32.К:с5+-) 31.е5 de 32. К:с5, и 29...Кg6 30. Крb1! (неясно 30.h5 Кh4 31.Cf4 Ф:f4! 32.Ф:f4 С:b2 33. Кр:b2 Л:f4 или 30.f4 Ф:e4 31.Сd3 Фe8 32.Лde1 Фf7) 30... К:h4 31.Сe2 a4 32.Кc1а3 33.Кd3 Фe7 34.b3 — эту крепость не пробить, и белые могут спокойно усиливать позицию: 34...Лg8 35. Сf2 Кg6 36.Лh1 Лaf8 37.Лh5 Ке5 38.Лdh1 или 34...Сс3 35.Сg5 Фe8 36.Ф:c3+! bс 37.С:h4 h6 38.Сe1! Крh7 39.С:c3 Лg8 40.Лh1 Фe7 41. Сd2 Лg6 42.Лh5 Лf8 43.Лdh1 Лff6 44.Кf4 и т.д.

Остается только 29...C:h4 30. Кd4! Кg6! 31.Се2! (слабее 31.f4 Кf4 32.Кf3 Кd3+! 33.Cd3 Л:f3) с запутанной игрой: 31...Сf6 32.f4 Ф:e4 33.Сd3 Ф:e3 34.Ф:e3 С:d4 35.Фd2 К:f4 36.Лh1 К:d3+ 37.Ф:d3 Сf5 38.Фg3 Сe5 39.Фe3 a4 40.Лdf1 а3 41.b3 или 31. ..Кf4 32.Кс6 Фf6 33.Сf1 Кg6 34.f4! К:f4 35.e5! de 36.С:с5 Фе8.

41

28.Сe1. Котов наметил аналогичный способ разрушения блокады (правда, как мы увидим, в его расчеты вкрался незаметный изъян). Пешку необходимо вызвать на b4: если 28.Cg3, то 28...bс! 29.C:с4 а5! 30.Фh2 Сg7 31.С:f4 Л:f4 32.Лg5 Фf6, и черные в порядке.

28...b4. Отчаянную контратаку 28...bс?! 29.С:с4 Сb5 30.Сс3 Ф:с3?! 31.bс C:с4 32.Лd2 Лb5 33.Лg4 Се5 тандем «человек + компьютер» отражает путем 34.Кd4!? cd 35.cd Ке2+ 36.Л:е2 С:е2 37.de! С:f3! 38. Лg5! Лс5 39.Ф:с5 dc 40.е6 С:е4 41. d6!, и белые пешки неудержимы.

29.Крb1 Ла8 (черные потеряли время на топтание ладьей, и это должно быть наказуемо) 30. Cg3 Лg8.

41

31.Фh2? Желание сохранить пешку h4 сбивает Котова с верного пути. При 31.Фd2! Л:g3 32. Л:g3 размен 32...Кe2(d3) 33.С:е2 (:d3) Ф:g3 пробуждал застывшие белые пешки — 34.f4! и е4-е5, поэтому Глигоричу пришлось бы искать спасения после 32...а5 33. Лс1!, например: 33...а4 34.Лg5! С:g5 35.hg Ф:g5 36.Кd3 Лf8 37. Сe2! Фg3 38.К:f4 Ф:f4 39.Ф:f4 Лf4 40.Лg1 h5 41. Крс2! Крh7 42. Крd3 или 33...Ca4 34.Лg4! С:d1 35.Лf4 Ca4 36.Лf5 Фe7 37.Фh6 C.:h4 38.e5 Cd7 39.Лh5, и трудности черных велики.

31...Л:g3 (вынужденная разменная комбинация) 32.Л:g3 Ке2! 33.Ф:е2 Ф:g3 34.Кс1. Здесь, в отличие от вариантов с 31.Фd2!, ферзь и слон белых мешают друг другу, и черные успевают защититься от f3-f4 и е4-е5. К этому времени оба соперника вошли в полосу цейтнота и больше беспокоились о надежности своих укреплений.

34...а5 35.Кd3 Сd4! Теперь е4-е5 не имеет большой силы, а мощный слон на d4 уравнивает шансы.

36.h5 Фh4 З7.Сg2 Лg8 38. Лh1 ФgЗ 39.Сf1 а4 40. Крс2? Псевдоактивизация короля! Даже 40.Крс1 было лучше, не говоря уже о 40.Фd1 и Се2. Но последние контрольные ходы «на флажках» подчиняются своим законам.

41 2 

40...а3? Упуская внезапно возникший перевес — 40...b3+! 41.ab ab+ 42. Кр:b3 Фg7 «с шансами на победу» (Бронштейн): 43.h6 Cа4+! 44.Кра2 (44. Кр:а4? Фb7) 44...Фа7 45.Крb1 Фb3 46.Кс1 Ла8 47.К:b3 Фа2+ 48. Крс1 Ф:bЗ или 43. Крс2 Фb8 (43...Са4+!?) 44. Крb1 Са4 45. Сb2 (или 45.Фg2) 45...Фa7!, и белым туго.

41 .b3. Записанный ход. После домашнего анализа партнеры согласились на ничью.

Позже Ботвинник рекомендовал мне изучать староиндийскую защиту по партиям классиков этого дебюта, в том числе Глигорича. И мое внимание привлекла еще одна его оригинальная идея в системе Земиша, рожденная в конце 50-х годов.

Это был, кстати, самый успешный и плодотворный период в карьере югославского гроссмейстера. Он пять раз подряд (а всего -11) становился чемпионом страны, занял 4-е место на мемориале Алехина в Москве (1956), блестяще играл в традиционных матчах Югославия — СССР (побеждал Петросяна, Смыслова, Кереса, Корчного, Тайманова...), разделил 1—2-е места в двухкруговом турнире восьми гроссмейстеров в Далласе (1957), а на межзональном в Портороже (1958) и на турнире в Цюрихе (1959) финишировал лишь на пол-очка позади феноменального Таля, зато впереди Фишера, Ларсена и многих других знаменитостей. Добавим к этому победу на 1-й доске (+9=6, впереди Ботвинника) на олимпиаде в Мюнхене (1958), и станет ясно, почему результат Глигорича на турнире претендентов в Югославии (1959) — дележ 5—6-го мест — пресса расценила как «итог, не соответствующий его стабильно высоким достижениям последних лет».

Итак, в поединках с Талем и Шервином (Порторож(мз) 1958) Глигорич применил контрудар от короля h7-h5, ставший с тех пор универсальной защитой против атаки g2-g4 при разносторонних рокировках (и не только в «ста- роиндийке»). Эта идея проверялась экспертами самого высокого уровня, затем надолго ушла в тень, но в 90-е годы снова попала в поле зрения ведущих гроссмейстеров. В качестве иллюстрации богатства ее содержания приведу одну из своих партий.

 

№ 308. Староиндийская защита Е89

ИВАНЧУК - КАСПАРОВ

Дос-Эрманас 1996, 5-й тур

1.d4 Кf6 2.с4 g6 3.Кс3 Сg7 4.е4 d6 5.f3 0-0 6.СеЗ е5 7. Кge2. При 7.d5 с6! (7...с5 — № 307) 8.Кd2 cd 9.cd а6 10.g4 Фbd7 11.h4 еще сильнее 11...h5! 12.Сg5 Фa5 13.gh К:h5= 14.Се7?! Ле8 (Таль — Глигорич, Порторож(мз) 1958), ибо плохо 15.С:d6? Фb6!

7...c6 8.Фd2 (8.d5?! cd 9.cd Кe8 - № 243) 8...Кbd7 9.d5 cd 10.cd а6. Современный, отшлифованный турнирной практикой порядок ходов.

11 .g4 h5! «Единственный ход, отвечающий логике событий. Он использует задержку соперника с развитием королевского фланга и нащупывает чернопольные слабости, созданные ходом g2-g4, некогда страшным оружием в системе Земиша» (Глигорич).

43

12.h3. Серьезное испытание прошла эта схема в 10-й партии матча Ботвинник — Таль (1960), где белые применили острый план с 12.Сg5!? hg 13.fg Кс5 14.Кg3 С:g4 15.b4 (15.h3 Сf3!) 15...Кcd7 16.h3 Сf3 17.Лh2 и после 17...а5?! 18.b5 Фb6 19.Фf2! Ф:f2+ 20.Л:f2 Сh5 21.b6! добились перевеса. Но лучше было 17...Фb6! и Лfc8 (Таль).

На 12.g5 Кh713.h4 возможно как 13...b5 14.Кg3Кb6 15.Сd3 Сd7 16.0-0-0 Лс8 (Полугаевский — Петросян, СССР(ч) 1959), так и 13…f6 14.gf Л:f6 15.Сg1 b5 (Сабо — Глигорич, Белград 1959) или даже 15...Лf4?! 16.Сf4 ef. По мнению Таля и Глигорича, «плюсы черных стоят отданного качества», но компьютерный монстр холодно отвечает 17.Фf4 и требует детальных доказательств. Я бы против машины играть эту позицию не стал, а против человека — пожалуйста.

В конце века появилось 13. Лg1!? f6 14.gf Фf6 15.0-0-0 (Карпов — Долматов, Гронинген 1993) или 14...Лf6 15.0-0-0 (15.Кс1 Фе8!? 16.Се2 Кc5) 15...b5 16.b3! Кb6 17. Крb2 Сd7 18.Кc1 Се8 19. Се2! (наряду с пешкой b3 — важная опора белых в борьбе за перевес) 19...b4 20.Кb1 а5 21.Kd3 Лf8 со сложной игрой (Карпов — Топалов, Варна(м/3; бш) 1995). Похоже, удачнее 16...Kdf8!, заставляя слона П занять пассивную позицию: 17.Cg2 Cd7 18. Крb2 b4 19.Ka4 Лb8, и шансы черных по меньшей мере не хуже (Кампос Морено — Комас Фабрего, Каталония 2000).

43 2

12...b5! Новинка 90-х. Первопроходцы играли сразу 12...Kh7 с идеей 13.0-0-0 (13.gh?! Фh4+) 13...h4 14. Крb1 Сf6 и Сg5 (Шервин — Глигорич, Порторож(мз) 1958), а если 13.h4 hg 14.fg (Таль — Глигорич, Югославия(тп) 1959), то 14...Кdf6! 15.g5 Кg4 (15...Кh5!?) 16.Cg1 f6 (Геллер) или 16...Сd7=.

Но лучше 13.Лg1! (этот ход Тимман ввел в практику еще в 1966 году!), препятствуя оккупации пункта g5. Например: 13...h4 14.Кс1! (14.0-0-0 b5!) 14... Крh8 (14... f6!? и Кg5) 15.Кb3 С 16.g5 Сe7 17.0-0-0 f6 18.gf Л:f6 19.Се2 Фf8 (19...Кdf8?! 20.f4!) 20. Крb1 с перевесом белых (Тимман — Каспаров, Амстердам 1996) или несколько пассивное 13...hg 14.hg Фh4+ 15.Лg3 Кc5 16.0-0-0 Сd7 17.Лh3 Фe7 18.Кg3 Лac8 19. Крb1 f6 20.Ce2 Лc7 21.Лdh1 Кg5 с шансами на уравнение (Пикет — Иванчук, Монако(бш) 1996).

Энергичный ход 12...b5!, начинающий игру по всей доске, явился модернизацией плана с h7-h5.

13.Сg5 Фа5! 14.Кd1. На 14. Кg3 следует программное 14... Кh7! 15.gh (на 15.Се7 Ле8 16. С:d6 возможно 16...h4 17.Кge2 Фb6 18.СаЗ b4 19.Ка4 Фf6! 20. Ф:b4 Кg5! 21.Сg2 К:f3+ 22.С:f3 Ф:f3 23.Лh2 Сb6 с грозной инициативой) 15...К:g5 16.Ф:g5 Сf6 17.Фh6 Сg7 1/2 (Крамник - Нейбур, Гронинген 1991).

14….b4!? Парой месяцев раньше в партии Пикет — Каспаров (Амстердам 1996) встретилось 14... Фd2+ 15. Крd2 Кс5 16.Кf2 Cd7 17. gh (не решаясь на 17.Кg3 Кh7 18.Се7 из-за 18...h4! 19.С:f8 Кр:f8 20.Кe2 Ch6+ 21. Кре1 Лc8, что скорее к выгоде черных) 17...К:h5! 18.Се7 Фс8 19.К:d6 Кb7 20.Се7 f6! 21.Кd3 Крf7 22.Са3 а5 с более чем достаточной компенсацией за пешку.

15.Кg3. Жадное 15.gh?! К:h5 16.Се7 может привлечь машину, но не человека: 16...Сf6! 17.Сf8 Сh4+ 18.Кf2 Кр:f8 с дальнейшим Кс5, Сd7 и т.д.

 44

15...Kh7! 16.gh. Иванчук, как и Крамник, тоже предпочитает мирную гавань неясной позиции после 16.Cе7 h4! 17.C:f8 Кр:f8 18. Кe2 Cf6 19.Ке3 Сg5, и чернопольный слон не хуже ладьи.

16...K:g5 17.Ф:g5 Сf6 18. Фh6 Сg7. Ничья. Как видим, идея 11..h5! оказалась вполне жизнеспособной, таящей в себе резервы для улучшений.

Из дальнейших успехов Гли- горича отмечу его дележ 3—5-го мест с Кересом и Петросяном, позади Таля и Фишера, в Бледе (1961) и прекрасную игру на олимпиадах 1960 и 1962 годов, где он, в частности, дважды победил Фишера, доведя счет личных встреч с ним до +4-1=6 (будущий чемпион мира отыгрался лишь к началу 70-х, одержав пять побед подряд). На олимпиаде-1964 лидер югославских шахматистов набрал меньше очков, зато в главном матче с командой СССР нанес черными единственное поражение самому Ботвиннику.

Эта дуэль имела весьма любопытный психологический подтекст. Глигорич был настолько завзятым «староиндийцем», что его партнеры, играя 1.d4, на протяжении 25 лет могли точно предвидеть, какая позиция возникнет на доске. «Отказавшись от фактора неожиданности, я сам дал соперникам возможность демонстрировать неожиданные замыслы», — таково было кредо Глиго- рича. Однако нет правил без исключений: против Ботвинника он «уже за доской решил уклониться от любимой староиндийской защиты, опасаясь дебютной подготовки многократного чемпиона мира».

 

№ 309. Защита Грюнфельда D82
БОТВИННИК - ГЛИГОРИЧ

16-я Всемирная олимпиада, Тель-Авив 1964

1.d4 Кf4 2.с4 g6 3.Кс3 d5!? Неожиданность. «Хотя я изредка играл этот дебют, — пишет Глигорич, — здесь мне удалось выиграть 10 минут: именно столько думал Ботвинник, решая, какой вариант избрать».

4.Сf4 Сg7 5.еЗ. «Я просто перепутал порядок ходов, сыграв 5.е3 вместо 5.Кf3!, и предоставил противнику возможность применить выгодный для черных вариант» (Ботвинник).

5...0-0 (5...с5 - № 326) 6.Лс1 с5 7.dc Се6! Как известно, хуже 7...Фа5?! 8.cd Лd8, и теперь не  9.Фа4 Ф:а4 10.К:а4 К:d5= (Капабланка — Решевский, АВРО- турнир 1938) и не 9.Фd2 К:d5= (Толуш — Ботвинник, СССР(ч) 1939), а 9.Сс4!

8.Кf3 Кс6.

 45

9.Кg5?! «Этот ход был сделан автоматически, без учета того, что уже сыграно е2-еЗ и Кс6 (без этих ходов маневр Кg5 или Кd4 неплох)», — поясняет Ботвинник, приводя затем «неудачное» 9.Фa4 Кe4 10. Се2 С:с3+!? 11.bс dc= (Рагозин — Ботвинник, Ленинград (м/8) 1940) и «лучшее» 9.Се2, хотя после 9...Ке4! у черных активная игра за пешку (Люблинский — Смыслов, Москва 1944/45). Глигорич добавляет 9.Кd4 К:d4 10.ed dc=.

9...Сg4! «На это я решился после 20-минутного раздумья. Мне не хотелось допускать К:е6, а другого способа использовать уход белого коня из центра я не видел. При этом я не знал, что делаю: падаю в пропасть или принимаю блестящее решение, дающее мне хорошие шансы» (Глигорич).

10.f3. «Еще можно было отдать предпочтение спокойному 10.Се2» (Ботвинник). Но после 10…Сe2 11.Кр:е2 d4! или 11.Ф:е2 е5 12.Сg3 d4 белые испытывают дискомфорт.

10...е5! Гамбитная игра! «Каждый раз, когда мне удавалось найти удачный ответ на заготовленную новинку, комментаторы утверждали, будто этот ответ был найден дома, — сетует Глигорич. — Не без горечи вспоминаю я о подобных высказываниях и в связи с жертвой фигуры в моей партии с Ботвинником. В сущности, такие решения диктуются не какой-то «смелостью», а ощущением чрезвычайной опасности, пониманием того, что тебя могут полностью переиграть, — вот и жертвуешь, чтобы этого не случилось».

Учитывая славное боевое прошлое гроссмейстера, в этот момент он скорее всего чувствовал себя отчаянным партизаном, бросающимся с гранатой на танк.

46 

11.Сg3? Ботвинник вообще не комментирует этот важный момент, а Глигорич пишет: «Понятно, что 11.fg? ef 12.cd Кd5 к выгоде черных. Не знал я другого: к чему ведет 11.cd ef (но не 11... К:d5? 12.Ф:d5 С.d7 13.К:f7! Л:f7 14.Сс4+-) 12.dc (12.fg? К:d5!) 12... Фe7! с сильной контригрой за пожертвованную фигуру».

Сегодня можно добавить, что при 13.е4 Лad8 14.Сd3 (или 14. Фс2 bс! 15.fg?! К:g4) 14...bc! 15.fg Кd7! у черных действительно отличная игра (Дорфман - Тукмаков, СССР(ч) 1981) и что сильнее 13.fg! Ф:e3+ 14.Се2 К:g4 15.Кh3! (не 15.Лf1 Лad8! 16.Фс2 К:h2 Тукмаков) 15...Лad8 16.Фc2 с идеей 16...f3 17.gf Ке5 18.Крf1 K:f3 19.C:f3 Ф:f3+ 20.Кf3 Ф:с6 21.Ксе4! или 16...Кe5 (Халифман — Шипов, Россия(ч) 2003) 17.с7! Лd4! (Шипов) с очень острой борьбой.

11...d4! 12.fg dc 13.Ф:d8 Лf:d8 14.Л:сЗ h6. «Белые сочли за благо разменять ферзей, чтобы обезопасить застрявшего в центре короля. У них пока материальный перевес, но их пешечная структура явно хуже, чем у противника. К тому же черные благодаря удачному расположению фигур вскоре всё отыгрывают» (Ботвинник).

15.Кf3. При 15.Кh3 Ке4! 16. Лb3 К:с5 17.Лb5 b6 ладья попадала в офсайд.

15...Ке4! 16.Лс1 К:с5 17.Се2 е4 18.Кd4 (это еще меньшее из зол) 18...К:d4 19.ed С:d4.

46 2

20.b3. «Если 20.b4, то 20...Кe6 с неприятной угрозой 21...а5» (Глигорич). Пожалуй, форсированнее 20...Ка6! 21.b5 (21.Лb1? К:b4; 21. a3? Сb2) 21...Кb4 22.а4 Лас8 23. Сf2 Сb2! 24.Лd1 Кd3+ 25.С:d3 ed 26.с5 Сd4 или 22.с5 Лас8 23.а3 Ка2 24.Лс2 Кa3 с выигрышем пешки и партии.

20...CеЗ 21.Лd1 Л:d1+ 22. Сd1 Лd8 23.Сe2 a5 (23...Лd2? 24.Сf2=; 23...Кe6!? Ботвинник)24.h4 Ке6 25.ЛhЗ Сc1 26.Сe5 Кf4 (26...Лd2? 27.Лc3) 27.C:f4 C:f4 28.c5 Лd2 29.Лc3 (29. a4 Лc2) 29..Л:а2 30. Крf2 Лb2!, и после ряда взаимных упущений черные одержали победу на 79-м ходу.

В 1967 году Глигорич уверенно выступил на межзональном турнире в Сусе (+7=14; дележ 2—4-го мест) и снова вышел в соревнования претендентов. Начав с победы четвертьфинальный матч с Талем (Белград 1968), он после пяти партий вел со счетом 3:2. Однако затем в игре Гли- горича наступил психологический надлом, а Таль, наоборот, заиграл с прежней силой — и выиграл этот непростой поединок (5,5:3,5). «Естественно, публика болела за своего «Глигу» — так называют его друзья и многочисленные поклонники в Югославии. Но обстановка матча — доброжелательная и радушная — была в равной степени благоприятной для обеих сторон. И в этом прежде всего заслуга моего партнера», — вспоминал позднее Таль.

Еще с конца 50-х Глигорич сочетал интенсивные шахматные выступления с профессиональной журналистикой — семь лет работал политическим комментатором, публицистом и репортером в ведущем югославском еженедельнике. Его энергии хватало и на активную шахматно-организаторскую деятельность (думаю, не случайно исторический «Матч века» состоялся именно в Белграде). Но после матча с Талем он трезво признал, что это был потолок его возможностей, и с тех пор, несмотря на участие еще в двух межзональных турнирах, фактически отказался от борьбы за шахматную корону и играл уже просто в свое удовольствие, оставаясь грозным соперником для любого гроссмейстера.

Это доказывает и следующая поучительная партия Глигорича с Петросяном. История их личных встреч довольно кровопролитна: +11-8=19 в пользу Петросяна, который вышел вперед лишь после трех «сухих» побед в середине 70-х годов. Югослав имел подавляющий счет белыми (+5), но потерпел фиаско черными (+3-11). Однако в тот апрельский день 1970 года всё было иначе.

 

№ 310. Староиндийская защита Е97

ПЕТРОСЯН - ГЛИГОРИЧ

Ровинъ — Загреб 1970, 5-й тур

1.d4Кf6   2.с4 g6 3.Кс3 Сg7 4.е4 d6 5.Се2 0-0 6.Кf3 е5 7.0-0. Петросян уклонился от излюбленного 7.d5 Кbd7 8.Сg5, поскольку партнер очень уверенно трактовал вариант 8...h6 9. Сh4 g5 10.Сg3 Кh5. Месяцем раньше у белых ничего не вышло и после 8.Фc2!? а5 9.Сg5 (9.0-0 Кс5=) 9...h6 10.Се3 Кg4 11. Кd2 Кс5 12.h3 Кf6  13.Се3 Кh7!= (Петросян — Глигорич, Капфен- берг 1970).

7….Кc6 8.d5Кe7 9.Ь4 (весьма популярный ныне энергичный ход Тайманова) 9...Кh5. Тогда чаще играли 9...Кe8 или 9...Кd7, но Глигорич предпочитал «активный ответ: черные начинают бой там, где они сильнее».

48 

10.Кd2. Новинка, придуманная за доской специально для всезнающего соперника. Как ни странно, ход 9...Kh5 оказался незнаком Петросяну: многие партии на эту тему были сыграны еще в «доинформаторную» эпоху. Это сейчас они буквально в тот же день появляются в интернете и, таким образом, жизнь новинок исчисляется часами. Современные профи не имеют права на забывчивость — «опасно для жизни!»

Не раз встречалось 10.g3 f5 11.Кg5(11.Кe1?!Кf6 12.f3f4! 13.g4 g5 14.Кd3 Кg6 15.c5 h5 16.h3 Лf7 Матулович — Глигорич, Любляна 1960) 11..Кf6 12.f3 f4! (12...h6 13.Кe6 С:e6 14.de с6 15.b5! Тайманов — Глигорич, Санта-Фе 1960)13.b5 h6 14.Кe6 С:e6 15.de fg! 16.hg Фc8 17.Кd5 Ф:e6 18.Кc7 Фh3= (Пахман — Тайманов, Гавана 1967).

Ларсен против Ульмана (Загреб 1965) и Глигорича (Лугано 1970) безуспешно отстаивал продолжение 10.с5?!Кf4 11.С:f4 ef. Недостатки этого плана вскрыла и партия Камский — Каспаров (Нью-Йорк(бш) 1994): 12.Лc1 а5! 12.cd cd 14.Кb5 Сg4 15.Лс7 ab 16.Фd2 Cf3! 17.C:f3 Ce5 18.Л:b7 Фa5 и т.д.

А в середине 90-х возникла главная линия — 10.Ле1!, ставшая популярной во многом благодаря победам Крамника. Правда, и здесь черные всё чаще добиваются полноправной игры: 10...а5 (в центре внимания и 10...f5 11.Кg5) 11.ba (11.Са3 Кf4 12.Сf1Сg4! Крамник — Гельфанд, Дортмунд 1996) 11...f5! 12.Кd2Кf6 13.с5 Л:а5 14.cd cd 15.а4 Сh6 16.Сa3 С:d2 17.Ф:d2 fe 18.Сb5 Сf5 19.h3 Ла8= (Крамник — Смирин, Москва(бш) 2002).

10…Кf4 11.а4. На 11.СfЗ неплохо 11...f5 с идеей Крh8 и Кg8- f6, а Глигорич рекомендовал 11... КdЗ 12.Са3а5 (любопытно и 12... с5), имея в виду нечто вроде 13.bа Л:а5 14.Кb5 Cd7!? (14...с6? 15.Кb3!; 14...Кс5!? 15.Кb3 К:b3 16.Ф:b3 Сd7 17.Сb4 Ла6) 15.Кb3 Ла4 с острой борьбой (Ананд — Гельфанд, Дортмунд 1997).

11…f5 Выстроенные соперниками пешечные цепи вот-вот распадутся, и тогда слоны покажут свою силу. Поэтому размен 11... Ке2+ 12.Ф:e2 был бы микропобедой черных, дававшей им после 12...f5 13.с5 fe 14.cd cd 15.Кd:e4 Кf5 вполне приемлемую игру.

12.Сf3. «Этот ход вызвал у меня небольшой психологический шок, длившийся минут пять. А вдруг этого слона необходимо было разменять? Преодолев замешательство, я потратил 20 минут на поиски лучшего ответа в критический момент сражения. И нашел, видимо, единственно правильный ход» (Глигорич).

Будучи ярким последователем Тарраша, югославский гроссмейстер свято верил в существование лучшего хода в каждой позиции и в то, что сможет его найти. Эта уверенность и помогла ему победить терзаемого сомнениями и недовольством Петросяна.

49 

12...g5. Размен 12...fe?! 13.Кd:e4 включал в игру коня е7 — 13...Кf 5, но после 14.g3 Кh3+ 15. Крg2 белые загоняли в офсайд другого коня и добивались перевеса: 15... Фd7 16.Сg4 Ке3+ 17.С:е3 Ф:g4 18.Ф:g4 С:g4 19.f3 Сf5 20.Кb5.

однако и ход в партии не решает проблему доминации белых на пункте е4. Поэтому, может быть, перспективнее 12... Крh8!? 13.а5 Кg8 14.с5 Кf6 и лишь на 15. Cа3 - 15...g5!

13.ef Kf5 14.g3?! Ослабление, вызванное вполне понятным желанием пойти Кde4, исключив вариант 14.Кdе4?! Кh4! 15.Cf4 (15.а5? Kh3+!) 15...ef, радующий черных слонов. Но крепче 14.Cе4! и Кb3, сохраняя влияние на события в центре и неплохие перспективы.

14...Кd4!? После длительного раздумья Глигорич жертвует фигуру в стиле Таля. Думаю, что на сей раз шок испытал уже Петросян: получить такой «подарок» под тиканье шахматных часов! Конечно, он ждал 14...Кh3+ (14... Кg6? 15.Кde4 Кd4 16.С:g5!) 15. Крg2 и не боялся лихой атаки 15... g4?! 16.Сg4 ввиду 17. Кр:f2 Кh6+ 18.Сf3 Кg4+ 19. Кре2 К:h2 20.Ксе4 К:f1 21 Кр:f1.

Впрочем, позже был найден неожиданный маневр 15...Фd7!, дающий черным достаточную контригру: 16.Кb3 (16.Сg4? К:f2!; 16.Кde4? Кd4 17.Ch5 Кf4+!) 16... Кd4 17.К:d4 ed 18.Кb5 c6! 19.Кa3 Л:f3 20.Ф:f3 g4 21.Фb3 Фe7 22. Лa2 Сf5 (Кин — Кавалек, Тис- сайд 1975) или 16.Се4 g4! 17.Кb3 Фe7 (Мэнион — Смирин, Лас- Вегас 1997).

50

15.gf. Это обрекает белых на трудную защиту, но иного нет: 15.Сg4? С:g4 16.Ф:g4 Кdе2+! 17. Ке2 h5, пленяя ферзя.

15…Kf3+. На 15...ef помимо 16.Kde4 K:f3+ 17.Фf3 g4 18.Фd1 с переходом к позиции, которая могла возникнуть и в партии, возможно 16..Cg4 (16.Cе4?! f3 17. ЛаЗ g4!) 16...f3! (рекомендация Геллера 16...C:g4?! 17.Ф:g4 f3 нехороша из-за 18.Кde4! Ке2+ 19. К:е2 fe 20.Ф:е2 С:а1 21.С:g5) 17. С:с8 Ф:с8 18. Крh1! Кe2 19.Ке2 fe 20.Ф:e2 С:a1 21.Кe4! с достаточной компенсацией за качество.

16.Ф:f3. По Глигоричу, осторожнее было 16.К:f3 ef (16...е4? 17.К:g5! С:сЗ 18.ЛаЗ Сg7 19.Лg3 +-) 17.Сb2 g4 18. Крh1, «возвращая фигуру ради восстановления равновесия» (18...gf 19.Лg1 Крh820.Ф:f3 Се5=), но заслуживает внимания 18.Кd4!?

Точнее сразу 16...g4!, и если 17.Крh1, то 17...gf 18.Фf3 Сf5 19. Лg1Сg6 20.Сd2 Фd7 21.Кe4 Лae8= (Смирин). Однако и здесь после 17.Кd2!? ef 18.Кdе4 черным надо еще искать реальную компенсацию за фигуру.

16…g4! Красивый замысел Глигорича хотя и связан с риском, психологически очень эффективен. Это один из тех «талевских случаев», когда соперник находит защиту... по окончании партии.

50 2

17.Фh1? «Столь пассивного ответа я не ожидал. Однако такие маневры типичны для оригинального стиля Петросяна: в одной из наших партий (Загреб 1965) он при короле на h1 и пешках f2, g2 и h2 внезапно пошел Фe1-g1, защитив пункт h2 и развязав себе руки на ферзевом фланге, где и решил исход борьбы в свою пользу», — пишет Глигорич и рекомендует 17.Фd3 Сf5 18.Кde4 ef 19.С:f4 (19.Лe1 f3 20. Сb2 Лe8 и Фh4=) с возвратом фигуры: 19...С:е4 20.Ф:e4 С:c3 21.Лa3 Фf6=. Правда, заслуживает внимания 18.Кce4!? ef 19. Лb 1 и Сb2.

Думаю все же, что 17.Фh1? — не плод оригинального стиля Петросяна, а следствие его крайнего неудовольствия своей игрой. Расстроенный неожиданным поворотом событий, он не смог заставить себя решать непростые (но вполне решаемые!) проблемы.

«Часто спорят, что это такое - «плохая спортивная форма шахматиста»? — пишет Петросян. -Я понимал, что, пряча ферзя в угол, попадаю под сильную атаку, и тем не менее вероятной ничьей в случае 17.Фd3 ef 18.f3! Cf5 19.Кde4 gf 20.Л:f3 С:c3 21. Ф:c3 С:e4 22.Лf4 Фg5+ 23.Фg3 Ф:g3+ 24.hg Л:f4 25.С:f4 a5 26.ba Л:а5 27.Ле1 Сg6 28.Лe7 Лc5 29. Сh6 Л:с4 30.Лg7+ Крh8 31.Лd7 Крg8 32.Лg7+ предпочел, по существу, верную гибель. Разве столь неудачный выбор из нескольких возможностей — не есть признак плохой спортивной формы?»

Мне кажется, интереснее 17. Фd1!? ef 18.Кde4 (как уже отмечалось, эта позиция могла возникнуть и при другом порядке ходов). Петросян же надеялся вызволить ферзя с h1, двинув пешку h2, однако удобный случай для этого был упущен уже следующим ходом и больше так и не представился.

17…ef 18.Сb2?! «Серию плохих ходов, коль она началась, иногда трудно остановить» (Петросян). Конечно, хочется побыстрее разменять грозного слона g7, но место слону c1 было на d2, где он мог бы защитить ладью e1 и дать шанс ферзю вернуться в игру.

Петросян считал лучшим 18. ЛаЗ, но после 18...Фh4 19.Кde4 Ce5 20.Cd2 Cf5 21.Ле1 Лае8 с дальнейшим Ле7, Лfe8, f4-f3! и отходом слона с е5 белым пришлось бы искать спасения от катастрофы по 1-й горизонтали (виной тому «сладкая парочка» Крg1+Фh1). Поэтому правильно сразу 18.Кdе4!, и на 18...Фh4 19. Сd2 Cе5 возможно даже 20.f3 Cd4+ 21.Лf2, а на 18...Сf5 19.Cd2 Фе8 - 20.Лael Фg6 21.h4! gh+ 22.Крh2 f2 23.Лg1Се5+ 24.Кg3 Сg4 25.Л:е5! и Кge4. А если 18... f3 19.Cd2 Фh4, то после 20.Кg3 Се5 21.Лfe1 Сf5 22.Ла3 Лае8 23. Кd1! белые избегают опасностей, используя перевалочный пункт еЗ.

18...Сf5 19.Лfe1 (на 19.Кd1?! C:b2 20.К:b2 неприятно 20...Фf6! 21.Ла2 Фd4) 19...f3. Клетка захлопнулась.

20.Кdе4. Трудный выбор. «И в случае 20.h4 у черных оставалась сильная атака» (Глигорич). Очевидно, имеется в виду 20... gh 21.К:f3 (21.Ф:f3? Фg5+; 21. Кf1 Фg5+ 22.Фh2 Фf4+) 21... Cg4 22.Кd2 (22.Лe3 Сh6) 22... Фh4 и т.д.

Малопривлекательно было бы и 20.К:f3 gf 21.Фf3 Фh4 22.Кd1 Сb2 23.К:b2 Лf6! с инициативой черных или 20.Кf1 Фh4 21.Кe3 (хуже 21.Кd1 C:b2 22.К:b2 Фf6! или 21.Ле3 Cd4 22.Лае1 Лае8! 23.Кd1 С:еЗ 24.Kd:еЗ Сd3 25.h3 Cf1 26. Кр:f1 g3) 21...Cg6 22.Ла2 Лае8 с отличной компенсацией за фигуру.

20...Фh4. «Грозит при случае Фh3, навек запирая белого ферзя» (Петросян).

52 

21.h3? Прямая дорога на эшафот. Почему-то все прошли мимо хода 21.Кd1!, сохранявшего интригу борьбы: 21...С:b2 22.К:b2 Фh3 (убивая ресурс h2-h3) 23. Ле3 С:е4 24.Л:е4 Фе8 25.Лае1 (и если 25...Фh5, то 26.h3!) или 21... Фh3 22...С:g7 Крg7 23.Кg3, и не видно, как черным использовать запатованное положение ферзя на h1. Хитроумнее 21.. .Ch6!? 22.Cс1 (после 22.Cd4 C:е4 23.Л:е4 Лае8 опасно как 24.Кс3 Сd2 25.Лd1 С:с3! 26.Л:е8 Л:е8 27.С:с3 Ле2, так и 24.Л:е8 Л:е8 25.Кe3 С:е3!? 26.fe Лf8 или 26.С:еЗ Фf6!) 22... Лае8! 23.С:h6 Фh6 24.Kdc3 Ле5  25.h3! (но не 25.Ле3 Лfe8 26. Лae1 С:е4 27.h3? g3! 28.К:е4 Л:e4 29.Ф:f3 gf+ 30. Кр.f3 Л:е3 31.Л:е3 Лf8-+) 25...Фg7 26.hg С:e4 27. Ке4 Фe7 28.Фh6 Л:e4 с преимуществом черных, хотя говорить о выигрыше еще рановато.

21…Сe5! 22.ЛеЗ. Гибельно и 22.Кd1 Лае8 или 22.hg Ф:g4+ 23. Крf1 C:с3 24.C:с3 C:е4 25.Л:е4 К:е4 26.Фg1+ Фg6.

22...gh 23.Ф:f3 Сg4! Ферзь снова загоняется в угол, и наступает агония.

24.Фh1 h2+ 25.Фg2 (25.Фf1 Лf3!) 25...Фh5! 26.Кd2 Сd4.! 27.Фе1. На 27.Лае1 матует изящное 27...Сh3+! 28.Л:h3 Л:f2+ 29. Крg3 Фg5#.

27...Лае8! 28.Ксе4 С:b2 29. Лg3 Ce5 30.ЛааЗ Крh8 31. Крh1 Лg8 32.Фf1 С:gЗ 33.Л:g3? Л:е4. Белые сдались. Жестокое психологическое поражение Петросяна!

Кстати, на старте того турнира Глигорич выиграл староиндийскую дуэль и у Смыслова, а в итоге разделил с ним, Корчным и Торгом 2—5-е места вслед за неудержимым Фишером. Петросян же финишировал шестым, отстав от четверки на пол-очка и проиграв в 17 турах всего одну (см. выше) партию. Так стоило ли ему говорить о своей плохой спортивной форме? Скорее в тот день он был попросту не готов к жесткой борьбе — подобное состояние знакомо профессионалам.

Став в 1972 году международным арбитром, Глигорич судил затем немало соревнований, в том числе мои матчи с Корчным (Лондон 1983) и с Карповым (Москва 1984/85). Увы, в дни скандального окончания московского матча, прекращенного после множества проволочек, он не смог противостоять диктату советского руководства и президента ФИДЕ Кампоманеса. Помню, когда я в очередной раз требовал объяснить мне происходящее, югославский гроссмейстер грустно посетовал: «Знаете, я в этом деле не более чем швейцар». Действительно, что мог поделать здесь главный судья, если в Багио (1978) даже президент ФИДЕ Эйве не сумел защитить от советской агрессии Корчного? На мой взгляд, это одна из бед современных мировых шахмат: подлинные специалисты отодвинуты на второй план политиканами.

«Играю против фигур» — так назвал Глигорич книгу своих избранных партий (1981), пояснив: «Шахматы — это борьба с самим собой. Я никогда не играю против соперника, я играю против его фигур». Суждения этого шахматного рыцаря не утратили своей ценности и поныне:

«Шахматы вступили в стадию высокого профессионализма. Каждый год играются сотни партий, важных для дебютной теории. Те, кто регулярно участвует в соревнованиях, вынуждены перерабатывать постоянно растущую информацию и проводить за доской (теперь за компьютером. — Г. К.) всё больше времени, занимаясь анализом новых партий и готовясь к очередным поединкам. Приходится полностью подчинять образ жизни своей шахматной деятельности. Но все равно всего в голове не удержишь, поэтому многие пытаются облегчить жизнь, ограничив дебютный репертуар.

Сейчас за доской импровизируют нечасто. Многие стремятся применить определенный вариант, хорошо подготовленный для игры с конкретным партнером. Однако никто не гарантирован от дебютных сюрпризов. В этом случае приходится искать наилучшее решение за доской. Оказываясь в подобной ситуации, я чаще всего справлялся с проблемами, следуя принципу «решающего момента»: необходимо найти верный, порой даже единственно верный ход или целый план, опровергающий замысел соперника... Обычно мне помогала уверенность, что неприятельские новинки в хорошо изученных мною схемах вряд ли достаточно позиционно обоснованы, и потому я могу и должен найти их дефекты и опровержение».

Добавлю, что Глигорич, исходя и из собственного опыта, считал оптимальным возрастом для шахматиста 33—36 лет. Но сегодня, с появлением мощных компьютеров и интернета, шахматы стремительно молодеют. Революционно изменился не только процесс подготовки, но и само шахматное мышление: теперь мало толку опираться, как прежде, на общие оценки типа «неясно» или «с компенсацией» — надо мыслить очень конкретно. Вместо глубоких раздумий и философствований за доской на первый план вышли способность к интенсивно^ расчету и сохранение предельной концентрации мысли на протяжении всей партии. Компьютерные программы помогают юным талантам быстро набираться необходимых знаний, ибо цепкая молодая память вмещает большой объем информации, а недостаток позиционного понимания компенсируется точным расчетом и умением поддерживать напряжение борьбы. Напротив, мозг игрока старше 30 лет, уставая от непрерывной нагрузки, постепенно освобождается от переполнившей его информации и всё чаще, в порядке самосохранения, вдруг отключается в самый неподходящий момент...

Когда я пишу эти строки, Светозар Глигорич уже перешагнул рубеж 80-летия, но по-прежнему бодр духом и уважаем во всем шахматном мире.

   читать следующую главу