Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Чудеса профилактики.

Уже со времен Ботвинника стало очевидно, что начальная стадия партии требует тщательного изучения. Рассчитывать на серьезный успех в профессиональных соревнованиях без солидной дебютной подготовки было невозможно, и практически каждый из ведущих шахматистов вносил свой вклад в развитие дебютной теории. Интересно проследить, как резко она прогрессировала с конца 40-х годов до наших дней — за эти полвека достигнут поистине невероятный прогресс, причем он продолжает идти по нарастающей.

 Пионером тут смело можно назвать Ботвинника. Хотя и Алехин, и Эйве, и Керес тоже много и плодотворно работали в области дебюта, но масштабный, глобальный подход отличал именно Ботвинника. Он разрабатывал системы и целые направления, по которым затем двигалась шахматная мысль. Смыслов, хотя это не получило должного признания, тоже выделялся весьма нешаблонным подходом, и многие дебютные направления связаны с его разработками.

Петросян, может быть, и не оставил такого глобального следа в развитии шахматной теории, как Ботвинник или Смыслов, но зато создал две характерные для его стиля системы, в староиндийской и новоиндийской защитах, связанные одной нитью — идеей профилактики. Именно в подходе к решению дебютных проблем ярко проявились особенности шахматного мировоззрения Петросяна, его общая позиционная концепция.

Система Петросяна в староиндийской защите, до сих пор остающаяся довольно неприятным оружием в руках белых, определяется ранним продвижением d4- d5 и, главное, ходом Сc1l-g5, связывающим коня f6. Этот ход выглядит бессмысленным, и лет 70, 60, даже 50 назад он вряд ли пользовался бы особым уважением экспертов. Но в 50-е годы взгляды на шахматы, на теорию дебютов да и вообще на основные шахматные ориентиры заметно изменились... Кажется, что черным не так уж сложно избавиться от связки и осуществить ключевую для данной пешечной структуры идею: отход коня с f6 (на е8, d7 или Ь5) и подрыв f7-f5. Однако при этом они теряют время и начинают испытывать дискомфорт: во-первых, им надо ослабиться ходом h7-h6, а затем либо играть g6-g5, серьезно ослабляя белые поля, за что рано или поздно придется платить, либо отходить ферзем на е8 или d7, несколько нарушая координацию сил.

Конечно, после 1.d4 Кf6 2.с4 g6 3.Кc3 d6 4.е4 можно отметить и систему Авербаха — 5. Се2 0-0 6.Сg5, и 5.h3 0-0 6.Сg5 (или 6.Кf3 и Сg5) примерно с теми же мотивами, но план Петросяна с 5.Се2 0-0 6.Кf3 е5 7.d5 и Сg5 оказался гораздо более популярным и на редкость живучим. Ныне, благодаря множеству сыгранных партий и развитию теории системы, эта идея долгосрочной профилактики против подрыва f7-f5 уже совершенно привычна — а тогда, в 50-е годы, она была настоящим открытием.

Вот партия-первоисточник, в которой Петросяну, по его собственным словам, «удалось практически доказать, что выпад слона на g5 полон яда». Случилось это в 1954 году на 1-й доске командного первенства СССР, где Тигран Вартанович помог своему родному «Спартаку» стать чемпионом страны.

 

№ 303. Староиндийская защита Е94

ПЕТРОСЯН - СУЭТИН

Командный Кубок СССР, Рига 1954

 

1 .с4 Кf6 2.КcЗ g6 З.е4 d6 4.d4 Сg7 5.Се2 0-0 6.КfЗ е5 7.d5 Кbd7. Или 7...Ка6 (№ 306).

25

8.0-0. Позже автор системы стал играть 8.Cg5 h6 9.Ch4, например: 9...g5 10.Cg3 Kh5 11.0-0 a5 12.Kel Kf4 13.Kc2 (13.Cg4!?) 13... Kc5 14.Ke3 Ke4 15.Ke4 K:e2+ 16.Кр:e2 f5 17.f3 f4! 18.с5 fe (18...fg 19.hg! и 20.g4) 19.Ф:е3 Сf1 20.Лac1 с небольшим, но стойким перевесом (Петросян — Суэтин, СССР (ч) 1958) или 9...а6 (план Фишера) 10.Кh2 Фе8 11.0-0 Кh7 12.b4 Кg5 13.Лс1 f5 14.f3 Фe7 15.Крh1! Кf6 16.с5 Kh5 17.c6! b6 18.ef gf 19.g3! с ясным преимуществом (Петросян — Глигорич, Югославия) 1959).

8….Кc5 9.Фc2 а5 10.Сg5 (10. Кd2 Сh6!) 10...h6 11.СеЗ. Здесь, вынудив h7-h6, можно отойти и на е3, ибо 11..Кg4 парируется острым вариантом 12. С:с5 dc 13.h3 Кf6 14.К:e5 К:d5 15.cd С:e5 16.f4 Сd4+ 17. Крh2.

11...Кfd7. «Суэтин предпочел многократно испытанное и, надо сказать, шаблонное продолжение, имея в виду рекомендацию Бо- леславского 14...ef» (Петросян).

12.Кd2 f5 13.ef gf 14.f4 ef 15.С.:f4 Кe5 16.Лae1 Сd7. Итак, перед нами итоги профилактики. Освободившись от связки, черные все-таки провели программное f7-f5, но в их позиции возникли хронические слабости. Впрочем, кажется, что активность фигур должна позволить им уравнять шансы.

26

Конь на е5 — красавец, конь на с5 тоже очень хорош, а слабости (пешка f5, поля еб, g6) вроде пока не ощущаются. И снова мы сталкиваемся с примером, характерным для нашей предыдущей темы: соотношение долгосрочных факторов и конкретной динамики позиции. Полезно и интересно посмотреть, сколь искусно и аккуратно молодой Петросян (ему было тогда 25 лет) начинает гасить динамику и менять оценку позиции в свою пользу.

17.Кf3! (прежде всего устраняется конь е5) 17...Фf6. «Выявилось очередное маленькое «но». Стой пешка на b7, хорошим ходом было бы 17...Кg6. Теперь же после 18.Се3 у черных нет привлекательного движения пешки «f» из-за потери фигуры» (Петросян).

18.Фd2 Лае8 19.K:e5! Неожиданно меняя рисунок позиции. Вроде бы жалко бить на е5: теперь белый конь не попадет на d4, откуда он атаковал бы пешку f5 и угрожал скакнуть на е6. На самом же деле конь е5 настолько силен, что без его устранения не обойтись. При таком коне упомянутые слабости были бы просто мифическими, ибо черные фигуры слишком хорошо развиты.

19...de 20.Ce3 b6. Вместо слабой изолированной пешки f5 на доске появились висячие пешки «е» и f. Что это — сила или слабость? И опять Петросян исключительно тонко оценил соотношение временной динамики и долгосрочных слабостей. Пешки, конечно, стоят красиво, но эта красота только кажущаяся. Стоит любой из них двинуться, как тут же образуются явные дыры: е5-е4 ослабит поля f4, d4 и приблизит размен чернопольных слонов, a f5-f4 еще хуже, ибо после C:с5 белый конь захватит пункт е4. Поэтому черные вынуждены заняться пассивной обороной, надеясь на то, что белым трудно найти план усиления позиции.

21 .Ch5 (как указал Петросян, точнее сразу 21.Cd1, но это мелочи) 21 ...Ле7 22.Cd1! Фd6 23.Cс2. Помаленьку надавливая на висячие пешки.

27

23...Лef7. Очень важно, что ничего не дает 23...е4, так как поле d3 под контролем: 24.Сf4 Се5 25. Ке2, затем Фe3, и слабости черных видны невооруженным глазом. Поэтому Суэтин выжидает. Выжидает и Петросян — его такие вещи никогда не смущали.

24.Крh1 Ла8. При 24..Лf6 25. Фe2! с угрозой а2-аЗ и b2-b4 (не сразу 25.а3 ввиду 25...а4 26.С:с5 Ф:c5 27.Фe2 Ла8 28.Ф:e5 Ф:c4) мобильность пешек «е» и «f» по- прежнему мифическая. И черные делают на первый взгляд странный ход 24...Ла8, «считая себя обязанными предупредить а2-а3 и b2-b4: на 25.а3 последует 25... а4» (Петросян).

25.Ле2! (пользуясь уходом ладьи на а8, белые усиливают давление на пешку f5) 25...Фf8 26. Лef2. С угрозой Фe2-h5.

26...Кb7. Снова плохо как 26...е4, так и 26...f4, и налицо первое достижение белых: конь вынужден «добровольно», без помощи b2-b4, покинуть поле с5 и перейти на d6, чтобы взять под защиту пешку f5.

Но после 27.Фе2 Кd6 28.с5! bс 29.C:с5 белые разрывают пешечную цепь противника на ферзевом фланге, и количество слабостей в неприятельском лагере начинает превышать допустимую норму. Впрочем, позиция еще далеко не проста: у черных есть кое-какие ресурсы обороны и минимальная фигурная игра.

29...Лb8 30.b3 Фс8. Петросян осуждал этот «непонятный маневр, уводящий ферзя с главного участка театра действий», и рекомендовал 30...е4 (31.К:е4? Сb5). Однако на это неприятно 31.Фе3 Сf6 32.Ке2 Фg7 33.Кf4 с ясным перевесом (здесь сказывается и слабость поля еб). Пожалуй, даже и после 30...Фc8 я бы не оценивал позицию черных как проигранную. Она, конечно, крайне тяжелая, но бороться еще можно.

31.Фh5 Фа6?! «Проиграв стратегическую борьбу, черные пытаются тактическим способом спасти пешку f5: 32.C:d6 cd 33.C:f5? C:f5 34.Л:f5 Фf1+» (Петросян).

28

32.g4! В подходящий момент! Осторожность Петросяна была притчей во языцех, но когда приходила пора делать резкие, ответственные ходы, он их не чурался. То есть всегда играл по позиции. Судите сами: ферзь на а6 и ладья на b8 явно забыли о своем короле.

32...f4. «Вынужденно, но теперь грозные на вид проходные пешки черных легко блокируются» (Петросян). Думаю, что на 32...е4 Тигран Вартанович сыграл бы 33.gf! C.:c3 34.f6 с разгромом. А после 32...f4 в атаку на короля включается слон с2 и все время грозит Фg6.

33.Лe1. Очень грамотный ход. Поле е4 ослаблено хронически, и торопиться с 33.Фg6?! нет никакой нужды: после 33...Лf6 34. Фh7+ Крf7 35.Сd3 Фb7 36.Се2 Сf5! 37.gf Лh8 оценка позиции могла измениться в пользу черных.

33…Фс8 34.С:d6? Петросян ставит к этому ходу восклицательный знак и поясняет: «Начало форсированного маневра, приводящего к развалу позиции черных. В цейтноте противника белые быстро выиграли». Концовка партии не комментируется, но именно здесь-то и начинаются весьма любопытные (и характерные!) события. Жаль, что многие партии великих мастеров прошлого остаются не полностью прокомментированными, иначе нам посчастливилось бы увидеть немало забавных приключений...

Не вызывает сомнений, что у белых стратегически выигрышная позиция. И все ее выгоды сохраняло спокойное 34.h3 или более решительное 34.Лg1! с дальнейшим g4-g5. А размен на d6 — поспешность, сразу же позволяющая черным создать некоторую контригру.

34...cd З5.Сg6 Лf8 З6.Ке4 f3? Грубая ошибка. Непонятно, почему Суэтин не сыграл 36... С:g4. После 37.Фh4 у белых, конечно, хорошая компенсация за пешку, но исход борьбы еще совсем неясен.

З7.g5 Лf4. Не годилось 37... Сg4 из-за 38.Фh4 Фf4 39.gh.

28 2

38.Лg1?? Ответная грубая ошибка, которая могла лишить белых заслуженной победы! Легко выигрывало 38.gh Cg4 39.Фg5.

38...Сf5?? Вот он, цейтнот! После 38...Сg4! Петросяна ждали нелегкие испытания: 39.Сf7+ Крh8 40.gh (40.Фg6?! Сf5 41.Ф:d6 С:e4 42.gh Сf6) 40...C:h5 41.hg+ Крh7 42.g8Ф+ Ф:g8 43.С:g8+ Л:g8 44. Л:g8 Крg8 45.К:d6 Лd4 или 39.Фh4 Сh3 40.Фh5 (40.Фg3?! Лg4 41.Фf3 Л:g1 + 42. Кр:g1 Фc1+) 40...Сg2+ 41.Лg:g2 fg+ 42.Кр:g2 Л:f2+ 43.К:f2 Фc1, и в обоих случаях неясно, смогут ли белые спастись. Удивительно, что эти казусы никак не были отражены в комментариях.

39.gh (теперь всё встает на свои места) 39...C:е4 40.C.:e4. Черные сдались. Несмотря на цейтнотные ошибки, это очень поучительная партия. Она знаменует торжество основной идеи системы Петросяна — глубинной профилактики, основанной на действии долгосрочных факторов позиции против временной, исчезающей динамики.

Следующая «индийская» партия тоже учебная, хотя она и не является в чистом виде демонстрацией идей системы, так как черные сразу пошли на закрытие центра, сыграв с7-с5 и е7-е5. Сейчас-то мы уже знаем, что это ограничивает их активные возможности, а тогда многие считали, что так тоже можно играть в шахматы и черные со своим малым центром (c5-d6-e5 против c4-d5-e4) имеют контригру в виде подрывов b7-b5 и f7-f5. На любительском уровне всё это было очень хорошо, но гроссмейстеры класса Петросяна научились использовать преимущество в пространстве. Причем с помощью той же профилактики.

 

№ 304. Индийская защита А56

ПЕТРОСЯН - ПИЛЬНИК

Турнир претендентов, Амстердам 1956, 6-й тур

1 .d4 Кf6 2.с4 с5 3.d5 е5 4.КсЗ d6 5.е4 g6 6.Кf3 Сg7 7.Сg5. И все равно так! Здесь это даже лучше, потому что у черных уже не будет коня на с5.

29

7...Kа6. «Тоньше было 7...h6. Вряд ли в столь ранней стадии белые отдали бы чернопольного слона. Слон на g5 в значительной мере затрудняет черным проведение хода f7-f5» (Петросян).

8.Се2 Kc7 9.Кd2 Сd7 (9... а6!? 10.а4 b6) 10.а4 b6. Пильник и впрямь разыгрывает дебют без особых тонкостей: пока, мол, у черных крепкая позиция, а там посмотрим. Он собрался пойти а7-а6, Лb8 и b6-b5 (если сразу 10...а6, то 11.а5!), но тут вдруг был озадачен нешаблонным ходом:

11 .Кb5! C:b5? Перед черными непростая дилемма. В случае 11.K:b5!? 12.аb у них малопривлекательная позиция, поэтому Пи- лъник предпочел 11..Cb5, явно рассчитывая на 12.аb с неясной игрой после 12...0-0 13.0-0 а5 14.bа Ка6 15.Фb3 Кb4 — пробить эту крепость довольно трудно. Но его ждет неприятный сюрприз.

12.сb! Освобождая поле с4. Ныне подобный прием стал типичным, а тогда был подлинным откровением.

12...0-0 13.b4! Очень сильно! Выясняется, что у черных большие проблемы.

30

«Взятие на b4 открывает линию «с», на которой у белых есть опорный пункт — поле с6. Черные не в состоянии будут даже противопоставить ладьи, так как поле с8 может контролироваться белым слоном. С другой стороны, достаточно неприятно для черных b4:с5. При b6:с5 (?) белые легко образуют сильную проходную на ферзевом фланге, а при d6:c5 устанавливают на с4 коня и комбинируют угрозу а4-а5 с движением проходной пешки d5» (Петросян).

Короче, у белых уже стратегически выигрышная позиция. Но для победы от них потребовалось еще немало усилий — напомню, что партия игралась в турнире претендентов на первенство мира!

13...h6 14.C:f6! Конкретный подход! «Слабее 14.Cе3 Kd7 с дальнейшим 15...сb и Kc5» (Петросян). И при 14.Ch4 черный конь в перспективе тоже попадал на d7 и, после с5:b4, на с5, закрывая линию «с». То есть Петросян тонко прочувствовал, что в данном случае конь f6 гораздо важнее слона и его надо ликвидировать. Теперь перекрыть линию «с» черные не смогут, ибо конь с7 очень далек от поля с5.

В связи с этим черным, может быть, стоило сыграть сначала 13... Kcе8!?, чтобы попытаться как-то приблизить коня к с5. Впрочем, и это выглядит довольно неказисто.

14...Фf6 15.0-0 Лfd8 16.Kc4 Cf8. Вполне допускаю, что Пильник считал свои бастионы достаточно крепкими.

30 2

17.g3. «Белые без помех усиливают позицию. Поэтому черные, защитив пешку d6, берут на b4» (Петросян).

17...сb. Оно и понятно: иначе белые рано или поздно (скажем, после Фg2, h2-h4 и Фb3) побили бы на с5, а дальше — как в примечании к 13.b4! Думаю, Пильник решился на с5:b4 в надежде, что слабость поля с6 пока не смертельна и черным удастся получить контригру на королевском фланге.

18.ФbЗ Крg7 19.Лfc1. Неплохо и 19.Кe3 (если 19.Ф:b4?!, то 19...Ке6! 20.de d5!) 19...h5 20.Кс2 с дальнейшим К:b4-с6, но Петросян проводит свой план, полагая, что на с6 лучше всего будет стоять ладья. В данном случае это дело вкуса.

19...h5 20.Ke3Kе8 21.Ф:b4 Лdc8 22.Лс6 Фd8 (22...Лс6?! 23. bс с угрозой Са6-b7 и а4-а5) 23. Лac1 Кf6. Пильник тоже проводит в жизнь определенный план. Он защитил пешки d6 и b6 (на случай подрыва а7-а6), поставил коня на f6 и грозит переводом Kd7-с5, после чего белым будет совсем непросто сломить оборону противника. Петросян этому препятствует.

24.Сf1 ! Лсb8. Избегая 24...Кd7? 25.Сh3 Лcb8 26.С:d7! или 25...Лc6 26.dс Кс5 27.Кd5 и с6-с7.

25.Ch3 а6! Что делать белым дальше? Хотя все их фигуры стоят красиво, слабости черных пока защищены. Без хода Kc4, создающего давление на пешки и максимально сковывающего силы черных, не обойтись — но как быть с пешкой е4?

31 

25.Лe1!! Уникальный ход — очередное торжество идеи профилактики! Белые защищают пешку заранее, через коня. «Напрашивающееся 26.f3? имеет существенные недостатки: ослабляет черные поля и 2-ю горизонталь — после 26...ab 27.ab h4 черные получают серьезную контригру. А слон на h3 слишком могуч, чтобы переключать его на скромную роль сторожа пешки е4» (Петросян). Конечно, и ладья на e1 стоит скромно, но другого не дано. Логика фантастическая! Этого хода запросто можно и не заметить, но когда он сделан, понимаешь, насколько он силен.

Машине здесь, кстати, приходится совсем туго: она настаивает на 26.f3, а 26.Ле1, с ее «точки зрения», понижает оценку перевеса белых. Убрать ладью с открытой линии — это выше «машинных сил»!

26...ab 27.ab Kh7?! Черным надо было «стоять на месте», а Пильник задергался (человек всегда стремится к инициативе), решил вывести ферзя на f6 и в итоге потерял пешку b6. На мой взгляд, упорнее 27...h4 28.Кс4 hg 29.hg Крg8 30.Фb3 Лa7 31.Фе3 Кe8, хотя и туг пешке b6 скорее всего несдобровать. Позиция черных, конечно, крайне неприятна, но сразу пробить ее не так-то просто.

28.Кс4 Лa2 29.Сg2! Теперь Кd7 уже не грозит, и слон может посторожить пешку е4, чтобы освободить ладью el для защиты пешки f2.

29...Фf6 30.Лf1 Кg5 31.Фb3 Лba8 32.h4. Конь отбрасывается, и на этом атака черных кончается (впрочем, она и не начиналась).

32...Кh7 33.Л:b6 Лa1 34.Лc6 Л8а2 33.Фе3. Отражая угрозу Ф:f2+. Реализация лишней пешки не составляет большого труда для Петросяна. Как он любил шутить, «пешка есть — ума не надо!»

35…Фd8 36.Л:а1 (36.b6!+- Петросян) 36...Л:a1 + 37. Крh2 Кf6 38.f3. Тут уже ослабление черных полей не используешь (38. Ch3!?).

38...Фb8 39.Фb3 Кd7 40.b6 Кс5 41.Фb2 Ла4 42.Фb5 Ла2 43.Лc7 (грозит Ка5-с6 и b6-b7)43...g5. Пильник вновь дернулся, и дело кончается белопольным триумфом коня f5 над тупым слоном f8.

44.КеЗ! gh 45.Кf5+ Крg8 46. gh Ла6 47.b7 Ла7 48.Лс8 Ф:b7 49.Фе8 Кd7 50.К:d6. Черные сдались.

Кстати, листая сборник партий того турнира претендентов, я вспомнил еще об одной новаторской идее 9-го чемпиона мира.

 

№305

БРОНШТЕЙН - ПЕТРОСЯН

Турнир претендентов,
Амстердам 1956, 11-й тур

32 

17....C:сЗ! Смелый размен «староиндийского» слона. А ведь это тоже своего рода профилактика!

«Интересный стратегический прием — яркий пример конкретного проникновения в позицию. Устраняется конь, который мог бы сыграть активную роль в осуществлении прорыва g2-g4, и, что особенно важно, чернопольный слон белых лишен возможности занять ослабленную разменом диагональ a1-h8» (Аронин).

18.bc Кf6 19.а4 Крh8 20.Кf2 Кg8 21. Крh1 Фе8 22.Лg1 Фg6 23.Фd2 Сd7 24.g3 Лae8 25.а5 Ле7 26.Лаb1 Сc8 27.Лg2 Леg7 28.Лbg1 Ксе8 29.h3 h5! Па корню пресекая g3-g4. Ничья, хотя позиция черных даже поприятнее.

Важные для системы Петросяна партии были сыграны в 26-м чемпионате СССР, где Тигран Вартанович, снова пройдя всю дистанцию без поражений, завоевал первую из своих четырех золотых медалей. Причем на очко опередил самого Таля, уже двукратного чемпиона страны, незадолго до этого выигравшего межзональный, а вскоре и турнир претендентов (Петросян же и там, и там был третьим).

 

№ 306. Староиндийская защита Е92
ПЕТРОСЯН - ЮХТМАН

26-й чемпионат СССР, Тбилиси 1959

 

1.d4 Кf6 2.с4 g6 3.КсЗ Cg7 4.е4 d6 5.Се2 0-0 6.Кf3 е5 7. d5 Ка6. Альтернатива — 7...Кbd7 (№ 303) или 7...а5 8.Сg5 h6 9.Сh4 Ка6 10.0-0 Фе8 11.Кd2 Кh7 12.а3 h5 13.f3 Ch6? (верно 13...Cd7 14. b3 Ch6) 14.b4! Cd7 15.Лb1 с инициативой (Петросян — Коттнауэр, Лугано(ол) 1968).

8…Cg5 h6 9.Ch4.

33

9...g5. Агрессивный план с переброской коня на f4. В сыгранной тогда же партии Петросян — Лутиков было 9...с5 10.Кd2 Сd7?! (точнее 10...Кс7) 11.Кb5! Сe8 (11... С:b5? 12.сb мы уже проходили) 12.а3 Фd7 (12...Кс7 13.Кс3! а6 14. b4!) 13.g4 Kc7 (13...Kh7!?) 14.Kс3 а6 15.а4 Фс8 16.h3! Лb8 17.Фс2 Сd7 18.b3 b6 19.Кd1 b5 20.а5! (типичный прием: ограничение коня с7) 20... Крh8 (20...bс 21.bc Лb4 22. Кb2! Фa8 23.Кd3 с идеей Сg3 и f2-f4) 21.Сg3 Кg8 22.Ке3 Кe7 (22... bс 23.bc Лb4 24.Фc3 и Кс2) 23. Сh4! (неясно 23.b4?! f5! 24.bс f4!) 23...Фе8?! (лучше 23...Кg8) 24.b4! Кс8 (24...bс 25.bc! или 24...сb? 25. с5!) 25.bс dc 26.cb, и на 42-м ходу белые выиграли.

10.Сg3 Кh5 11 .Кd2 Кf4 12. 0-0 Кс5. Кони стоят довольно красиво, и дальнейшая практика показала, что у черных неплохая позиция. Но от них требуется точная и энергичная игра: белые поля уже ослаблены, и активность может кончиться, а дыра на f5 останется. К тому же белые могут потихоньку готовить наступление на ферзевом фланге.

13.Сg4. Разменивая главного защитника поля f5.

13...а5?! Второсортный ход. Похоже, Юхтман не совсем понимал, чего же хотят белые: вроде бы конь f4 парализует всю их игру, дыра на d3 уже зияет, а до f5 еще очень далеко... В последующей практике применялось гамбитное 13...С:g4!? 14.Ф:g4 h5 15.Фf5 h4 16.Cf4 ef 17.Кf3 Фf6! 18.К:g5 Фf5 19.ef С:c3!? (19... Лfe8 20.Кb5 Ле7 21.Лае1 Лae8 22.Л:e7 Л:e7 23.b4 Кd3 24.К:a7 К:b4 25.Лb1 Kd3 26.Kb5 с небольшим преимуществом) 20.bс Лfe8 21.Лfe1 Крg7 22.Кf3 h3 с неясной позицией — раздробив белые пешки, черные получили реальную контригру.

Теперь интересно посмотреть, с какой методичностью использует Петросян слабость поля f5.

34

14.f3! «Слон покинет поле g3, уступая место пешке. Черный конь не удержится на f4, а без него рассчитывать на активность невозможно. План же белых прост: нужно стараться перевести коня на е3, а там и поле f5 рядом...» (Петросян).

14...Кcd3 15.Фс2 с6. Вот на что надеялся Юхтман — на контригру по линии «с». Однако она оказывается не совсем достаточной.

16.Крh1! h5 17.Сc8 Л:с8 18. a3! Очень важный и поучительный ход. Кажется, что здесь он не нужен: ведь b2-b4 все равно не пойти. Однако цель белых иная: создать угрозу С:f4 и g2-g3. На немедленное 18.С:f4 есть важный промежуток 18...Кb4!, например: 19.Фb3 ef с хорошей контригрой (20.аЗ Ка6 21.Ф:b7? Кс5 22.Фа7 Ла8) или 19.С:g5 К:с2 20.С:d8 К:a1 21.Се7 Фе8 22.С:d6 Кс2 с компенсацией за качество и обоюдными шансами.

18...cd. При 18...h4 19.С.:f4 К:f4 20.g3 Кh5 21. Крg2 Фd7 22.ФdЗ черным приходится постоянно думать о слабости на f5, а если сыграть 22...f5?!, то после 23.ef Л:f5 24.Kdе4 конь водружается на е4 и слабость белых полей становится кричащей.

19.cd. На 19.К:d5 уже необходимо было 19...h4! (19...b5!? 20. Лаb1!) 20.С:f4 К:f4 21.Фb3 К:d5 22.cd Фс1 или 21.К:f4 ef 22.Лad1 Лe8 с шансами на уравнение.

34 2 

19...Кc5? Капитуляция! Раз уж Юхтман вскрыл линию «с», то имело смысл как-то это использовать. При остром 19...b5 20.С:f4 К:f4 21.Фb3 Лb8 22.Кd1! (22.К:b5 а4! 23.Ф:а4 Фb6) 22...Ке2 23.Ке3 Kd4 24.Фd3 белые сохраняли перевес, планируя 25.Кf5 К:f5 26. ef и Кe4 (слабость белых полей!). А вот после 19...Фb6! им было бы нелегко найти что-нибудь посильнее, чем скромное 20.С.:f4 (20.Лab1 h4) 20...К:f4 21.g3 (21. Лac1 Фd4!?) 21...Кe2 22.Фd3 Кd4 23.Лab1.

20.Сf2 (с угрозой g2-g3; теперь черным становится совсем худо) 20...g4?! С горя. Такого рода экстраординарные меры обычно неудачны и лишь усугубляют ситуацию, увеличивая количество слабостей. Активность черных быстро выдыхается.

21.g3 Kg6 (все-таки предпочтительнее 21...Kfd3!? 22.C:с5 Kс5 23.fg hg 24.Kc4!) 22.fg hg 23. Cе3. Пешечная структура черных напоминает решето.

35

23...b5? (агония: белые просто забирают пешку) 24.К:b5 Фb6 25.а4! Фа6 26.Кс4 f5 27.Л:f5 Л:f5 28.ef Фb7 29.Фg2 Кb3 30.Кc:d6 Фd7 31.Лf1. Черные сдались.

Играл Юхтман в этой партии, конечно, неубедительно. При всех своих тактических талантах он был слабоват в позиционной оценке, хотя, как и каждый финалист тогдашних чемпионатов СССР, весьма неплохо разбирался в шахматных тонкостях. Тем более впечатляет разница в классе между сильным советским мастером и гроссмейстером Петросяном, еще даже не достигшим апогея своей силы.

«Стиль Петросяна, — писал после того турнира чемпион мира Ботвинник, — в известной мере напоминает стиль Капабланки, Флора и, может быть, Смыслова. Шахматисты этого типа используют свою главную силу — превосходство в понимании позиции; поэтому они стремятся получать позиции, где фактор времени и тактический элемент не имеют решающего значения, где можно составлять основанные на прочной базе планы, с железной последовательностью приводящие к победе... Разумеется, если бы Петросян был только специалистом в области позиционной борьбы и не был бы к тому же хитроумным тактиком, он не сумел бы одержать столь убедительную победу в Тбилиси!»

По мнению Авербаха, данная характеристика вряд ли передает своеобразие стиля Петросяна и это непонимание его игры позже сказалось в матче Ботвинник — Петросян. Сам Тигран Вартанович говорил: «Утверждают, что мой любимый шахматист Капабланка. Даже прицепили ко мне ярлык: «приверженец капаблан- ковского стиля». На самом деле для меня в принципе не может существовать какой-то один кумир. Вот если бы можно было назвать несколько имен, я указал бы Нимцовича, Капабланку, Рубинштейна». Партии первых двух он знал с детства, а к тайнам творчества Рубинштейна приобщился в конце 50-х годов — и пришел к выводу, что «такого глубокого позиционного стиля раньше ни у кого не было».

Но что уж точно роднило Петросяна именно с Капабланкой, так это необычайная скорость мышления. Он, как и легендарный кубинец, был одним из лучших в мире блицоров (наряду с Бронштейном, Талем, Корчным, Фишером и, позже, Карповым). Когда летом 1958 года в Москву приехал 15-летний Бобби Фишер, то Петросяна, по его словам, «вызвали в ЦШК, чтобы справиться с юношей, который обыгрывал там в блиц московских мастеров». Тигран Вартанович четырежды побеждал в популярных блицтурнирах на приз газеты «Вечерняя Москва», а в марте 1971 года выиграл и Всесоюзный блицтурнир гроссмейстеров, набрав 14,5 из 15 (!!).

   читать следующую главу