Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Коронная жертва.

Кто не слышал об умении Петросяна виртуозно обороняться, предотвращать опасность, используя неуловимые нюансы позиции, и о его фирменном блюде — позиционной жертве качества! В гармоническом сочетании таких вроде бы несовместимых элементов стратегии, как жертва качества и неторопливое лавирование, очевидно, и кроется один из секретов его огромной практической силы и глубокого проникновения в тайны шахмат. Ибо шахматы по своей природе исключительно гармоничны, и любые, самые разные приемы — будь то жертва материала, создание слабостей в неприятельском лагере или избавление от собственных слабостей — имеют одну и ту же цель: достигнуть гармонии в своей позиции и, напротив, внести дисгармонию в позицию соперника. Петросян очень любил позиционно жертвовать качество и умел делать это как никто другой.

Надо сказать, что с развитием шахмат представления о сравнительной ценности фигур сильно менялись. Так, в интересной статье Ханса Рея («Нью ин чесс», № 5/1999) приведен фрагмент партии Тарраша, где у белых лишнее качество, и даже годы спустя Тарраш считал эту позицию для них выигранной, а сегодня любой перворазрядник не колеблясь оценит ее в пользу черных! В порядке эксперимента позицию показали нескольким любителям из рядового голландского клуба, и все наперебой начали утверждать, что у черных чуть ли не выиграно.

Для такого переворота в умах шахматистов понадобилось много десятилетий. И ключевую роль в пересмотре наших представлений о границах возможного применения жертвы качества сыграл именно Петросян. Жертвовали многие — можно назвать целую плеяду блистательных маэстро, демонстрировавших торжество духа над материей. Например, Алехин и Таль весьма творчески подходили к оценке сравнительной силы фигур на доске. Но комбинации Алехина и Таля обычно связаны с быстрым развитием инициативы или с прямой атакой на короля. Петросян тоже, бывало, жертвовал качество ради конкретных, зримых целей, однако в данном случае речь о жертвах совсем иного рода, о самом трудном в познании шахмат — о действии долгосрочных позиционных факторов (к этому мы еще не раз вернемся).

Петросян ввел в практику жертву качества ради «качества позиции», причем у него фактор времени, столь важный в творчестве Алехина и Таля, не играл почти никакой роли. Пожалуй, даже сегодня очень немногие шахматисты могут уверенно оперировать за доской столь отвлеченными категориями. До Петросяна этого никто не изучал (разве что, в самом общем виде, Нимцович — кстати, «Моя система на практике» была настольной книгой юного Тиграна). Жертвуя качество «просто так», за некие долгосрочные выгоды, он отыскивал в позициях с нарушенным материальным равновесием такие скрытые ресурсы, увидеть и реально оценить которые было мало кому под силу.

Проиллюстрирую сказанное знаменитой партией Решевский — Петросян. Она, хотя и закончилась вничью, внесла огромный вклад в развитие понимания глубины шахмат.

 

№ 299. Защита Нимцовича Е58

РЕШЕВСКИЙ - ПЕТРОСЯН

Турнир претендентов, Цюрих 1953, 2-й тур

 1 .d4Kf6 2.с4 е6 3.Кс3 Сb4 4.еЗ 0-0 5.Cd3 d5 6.Кf3 с5 7.0-0 Кс6 8.аЗ С:сЗ 9.bс b6?! «Считается, что этот ход дает черным стесненную игру, но если «стесненная» игра такого рода нравится шахматисту, то он достигнет в ней лучших результатов, чем в иной «свободной» игре», — пишет Бронштейн в своей замечательной книге «Международный турнир гроссмейстеров». Главная линия — 9...dc 10.C:с4 Фс7 или сразу 9...Фс7, не допуская Ке5.

10.cd (грозило Са6) 10...ed.

15 

11.Сb2. В 20-м туре Тайманов, большой знаток защиты Нимцо- вича, избрал против Петросяна энергичное 11.К e5!, и после 11... Фс7 12.К:с6Ф:с6 13.f3 Cе6 14.Фе1 Кd7 15.е4 с4?! (по Бронштейну, лучше 15...f5 16.е5 b5 с идеей Кb6- с4) 16.Cс2 f5 17.е5 Лf7 18.а4 а5 19.f4 белые получили ясный перевес и одержали отличную победу.

«Может быть, именно эта партия, — вспоминал в середине 60-х Петросян, — стала отправным пунктом той линии в дебюте, которой я в основном придерживаюсь: не позволять противнику играть любимые схемы. Необозримые возможности шахмат позволяют почти в любой позиции найти новое или по крайней мере малоизученное продолжение».

11...с4 12.Сс2 Сg4 13.Фe1! Ке4! «В случае 13...С:f3 14.gf Кh5 у белых была бы возможность систематически усиливать свое положение ходами 15.f4!, f2-f3, Фf2, Лae1, Сс1, Крh1, Лg1, е3-е4 и тд. Поэтому Петросян продолжает вести свою логическую линию, считая, что, не сделав сомнительных или нарушающих равновесие ходов, он не должен прийти к проигрышной позиции» (Бронштейн).

14.Кd2 К:d2 15.Ф:d2 Сh5 16.f3 Сg6 17.e4 Фd7 18. Лad de 19.fe Лfe8 20.Фf4 (20.a4?! Кe5! и Кd3=) 20...b5 21.Сd1!? Лe7 22.Сg4 Фe8 23.e5 a5 24. Лe3 Лd8 25.Лfe1. Поскольку и на 25.h4, и на 25.Сf3 хорошо 25... f6!, Крауч предлагает 25.Лef3!?

15 2

На первый взгляд, шансы белых предпочтительнее. У них два слона, и хотя слон b2 пассивен, он может беспрепятственно войти в игру через c1. Пешечный перевес черных на ферзевом фланге эфемерен (ход b5-b4 ничего особенного не дает), белые же готовы к активным операциям в центре. Можно сначала усилить позицию движением пешки h, но главное устремление Решевского — прорыв е5-е6. Эта угроза весьма неприятна, и не совсем понятно, как с ней бороться. Но присмотревшись к расположению черных фигур и особенностям позиции, можно заметить, что ее оценка могла бы измениться, если бы черному коню удалось занять неприступный пункт d5. Здесь конь не только блокирует пешку d4, но и отнимает у белых фигур хорошие поля (например, f4 у ферзя).

Однако попасть конем на d5 не так-то просто: для этого ладья должна уйти с е7. Например, 25... Ла7!? — после 26.е6 f6 27.Сf3 Ke7 всё еще далеко не ясно, во всяком случае не видно способа форсированно использовать грозную проходную: черные сохраняют контроль над белыми полями, и даже если пешка проскочит на е7, может выручить слон g6. Но это было бы в русле плана белых! И Петросян делает ход, который многие шахматисты, не знакомые с этой партией, сочли бы грубым зевком и над которым «от души посмеялся бы» компьютер:

25...Ле6!! «Эта чисто позиционная жертва (тихим ходом, без шахов и видимых угроз!) произвела на меня неизгладимое впечатление» (Таль). Ход действительно невероятный: ладья просто ставится под удар. Ради чего?! Ради того, чтобы затормозить движение пешки «е» и открыть коню дорогу на d5...

Впрочем, зададимся вопросом: а почему, собственно, здесь ладья сильнее легкой фигуры? Ведь ладье нужны открытые линии, ей надо на что-то нападать — легким же фигурам нужны опорные пункты и пешечная поддержка. В дан
ном случае с открытыми линиями негусто, а помешать коню попасть на d5, где он будет неприступен, уже невозможно. К тому же с d5 конь будет атаковать пешку с3, и если белый слон не успеет перейти на d2, то он так и останется «гнить» на b2. Пробить белопольную оборону черных практически невозможно: у белых не хватает для этого ресурсов.

Итак, когда этот поразительный ход сделан на доске, мы вполне можем разобраться в причинах, побудивших черных отдать качество, и постигнуть глубинный стратегический смысл происходящего. Тем не менее, думаю, и сегодня на такую жертву решился бы не каждый. А ведь, владея бесценным опытом Петросяна и других, творивших позднее, выдающихся гроссмейстеров и держа в уме широко известные идеи и партии, делать подобные ходы гораздо легче... И все же они не перестают удивлять!

Похоже, был слегка поражен и Решевский: он решил обождать со взятием ладьи — мол, все равно никуда не уйдет.

17

26.а4?! Попытка, создав напряжение на ферзевом фланге, вскрыть линии и использовать лишнее качество (например, после 26...b4?! 27.d5! Л:d5 28.C:е6 fe 29.Ф:с4).

Хотя, по-моему, лучше сразу 26.С:е6 (но не 26.h4?! Кe7! и Кd5), и если, как в партии, 26...fe, то после 27.Лg3! (не столь убедительно 27.h4 Ке7 28.Лg3 Кf5 29.Лh3 Сh5 или 28.Лf3 Кd5 29.Фg5 Сd3) белые начинают готовить атаку на короля. Например: 27...Кe7 28.Лf1 Кd5 29.Фg5 Фе7 (при 29... Лd7 30.h4 Сd3 31.Лf2 еще труднее создать контригру) 30.Сс1! Ф:g5 31.Сg5 Лb8 32.Сd2 (слон успел перейти куда нужно) 32... Сd3 33.Лf2, и у черных нелегкий эндшпиль.

Поэтому здесь правильно 26... Ф:e6! После примерного 27.Лg3 Ке7 28.h4 Кd5 29.Фg5 Лd7 30.h5 h6 31.Фh4 Сd3 решить проблему слона b2 сразу не удается, но белые сохраняют некоторый перевес: 32.Cc1К:с3 33.Фf6 34.ef Ке2+ 35.Л:е2 С:е2 36.Лg7+ Крh8 37.Ch6 b4. Так что немедленное 26.C:е6, кажется, обещало им больше.

26….Ке7! С угрозой Кd5. Вскоре выяснится, что из вскрытия линий у белых толком ничего не вышло: ладьи так и остаются пассивными, да и ввести в бой слона через аЗ, как мечталось Решевскому, не удается.

27.С:е6  fe 28.Фf1! Уже планируя возврат качества. «На 28. Фf2 неприятно 28...Кd5 29.Лf3 b4» (Бронштейн).

И на 28.Лf3 также возможно 28...Кd5, например: 29.Фc1! (ход Крауча 29.Фd2 слабее из-за того же 29...b4 29...b4! 30.сb ab 31.Ф:с4 Ф:а4 32.Лa1 Фd7 или даже 32... Фe8 33.Ла7 Лс8 34.Фа6 h6 35.Лg3 Крh7 — объективно позиция белых получше, но реальных шансов на выигрыш у них нет. Сказываются те самые долгосрочные факторы, на которые уповал Петросян: не имеющий оппонента белопольный слон и вечный конь на d5 в сумме не уступают ладье с полусонным слоном b2, вынужденным сторожить проходную пешку «b».

Впрочем, сильнее сразу 28... b4! 29.Лef1 Кd5 30.Фg5 Лb8, и теперь невыгодно 31.Лf8+? Ф:f8 32. Л:f8+ Кр:f8. Здесь черные и вовсе неуязвимы: напасть на их слабости соперник не может, и по сути белые проиграли стратегическое сражение.

Таким образом, можно сделать вывод, что Решевский вовремя решил вернуть качество, тем самым признав правоту замысла Петросяна.

28....Кd5 29.Лf3 Сd3 30. Л:d3 cd 31.Ф:d3 b4! «Хитроумные зигзаги Решевского и железная логика Петросяна делают эту партию одним из украшений турнира... Теперь перед белыми стоит сложная психологическая задача: меняться на b4, что почти наверняка приведет к ничьей, или продвинуть пешку и прогнать коня, получая шансы на выигрыш... и на проигрыш» (Бронштейн).

18

32.cb. В цейтноте Решевский сыграл попроще. «В случае 32.с4 Кd6 белые пешки блокировались, а черные становились крайне опасными: 33.Лс1 К:а4 34.Са1 Фc6 или 33.d5 ed 34.с5 Ка4 35. Сd4Лc8 36.ФfЗ» (Бронштейн) 36... К:с5! и т.д.

32...ab. Возможно было и 32... К:b4. Теперь дело быстро идет к ничьей: лишняя пешка белых полностью компенсируется мощным конем d5.

33.а5 Ла8 34.Ла1 Фс6 35. Сс1. На 35.а6?! имелось 35...Кf4 36.Фf1 (не лучше 36.Фd2 g5 или 36.Фf1?! Ф:f3 37.gf Кd3 38.Cc1 b3 Крауч) 36...g5 с неприятной угрозой Фс2!

35...Фс7! Не соблазняясь 35... Л:а5? 36.Л:а5 Ф:с1+ 37.Фf1 Фе3+ 38.Крh1 (Бронштейн), ибо здесь черных губит уязвимость собственного короля.

З6.а6 Фb6 37.Cd2. Если 37. h3 (Крауч), то просто 37...Кc7!, забирая пешку «а». Или 37.Фc4 Кc7! 38.а7 Л:а7 39.Л:а7 Л:а7 40. Ф:b4 Кd5=.

37...bЗ 38.Фc4 h6 39.h3 b2 40.Лb1 Крh8 (40...Ф:а6!? 41.Ф:а6 Л:а6 42.Л:b2 Ла4 и Л:d4=) 41. Сe1. Записанный ход (ошибочно 41.Сс3? Ф:а6 42.Ф:а6 Л:а6 43. С:b2 Лb6). Ничья без доигрывания ввиду 41...Л:а6 42.Фc8+ Крh7 43.Фс2+ Крg8 44.Ф:b2 Ф:b2 45. Л:b2. Стратегический прием черных полностью оправдался!

После Цюриха Петросян стал поистине непробиваемым, пройдя без поражений два подряд чемпионата СССР (в том числе 22-й, зональный), а затем и межзональный турнир (Гётеборг 1955). Турнир претендентов в Амстердаме (1956) вылился в очередной триумф советских шахматистов: 1. Смыслов, 2. Керес, 3-7. Бронштейн, Геллер, Петросян, Спасский и венгр Сабо... Но так уж была устроена шахматная жизнь, что следующий цикл розыгрыша первенства мира «железному Тиграну» пришлось начинать... с полуфинала чемпионата страны. Уверенная победа в нем открыла серию блестящих выступлений Петросяна на длинном пути к мировой шахматной короне.

Финал зонального, 25-го чемпионата СССР он привычно закончил без поражений, заняв в острейшей борьбе 2-е место — на пол-очка позади Михаила Таля, обогнавшего конкурента только благодаря невероятной финишной победе над Спасским (№ 347). Надо ли говорить, какое спортивное значение имела сыгранная в середине турнира партия Таль — Петросян. В этой яростной схватке встретилась еще одна хресто
матийная позиционная жертва качества.

 

№ 300. Испанская партия С97

ТАЛЬ - ПЕТРОСЯН

25-й чемпионат СССР, Рига 1958

1.е4 е5 2.Кf3 Кс6 З.Сb5 а6 4.Cа4 Kf6 5.0-0 Cе7 6.Ле1 b5 7.Cb3 0-0 8.сЗ d6 9.h3 Ka5 10.Cс2 с5 11 .d4 Фс7 12.Кbd2 Сd7 13.Кf1 Кс4 14.Кe3. Безобидно 14.b3 Кb6 15.Ке3 с4 16. be К:с4 17.К:с4 bс 18.а4 Лfe8=, как было в партиях Корчной — Петросян (Кюрасао(тп) 1962) и Велимирович — Петросян (Рио- де-Жанейро(мз) 1979). А я испытывал против Тиграна Вартановича 14.d5!?Кb6     15.g4 (Баня-Лука 1979).

14...Кe3 15.С:е3 Се6?! (точнее 15...Лfc8! Карпов — Петросян, Милан(м/1) 1975) 16.Кd2 Лfe8 17.f4! Лad8. В пользу белых и 17...cd 18.cd Лас8 19.Сd3.

18.fe de 19.d5 Сd7 20.c4 Лb8 21.a4 b4 22.a5! Лf8 23. Сa4 С:a4 24.Л:a4.

19 

«У белых большой позиционный перевес. У них фактически лишняя защищенная проходная пешка d5, и в эндшпиле она может сыграть решающую роль. Черные могли удовлетвориться пассивной защитой — Сd6, Кd7, f7-f6, Лf7, Лbf8 и т.д., но при хорошей игре белых они рано или поздно попали бы в тяжелую позицию. И тут мне удалось придумать довольно интересный план обороны» (Петросян).

24...Лbd8 25.Фf3 Лd6! (единственный шанс — неожиданный перевод ладьи на 6-й ряд) 26. Кb3. Конь зубами вцепляется в слабую пешку с5, а штурм белых на королевском фланге кажется лишь вопросом времени.

26....Кd7 27.Лаа1 Лg6 28. Лf1 Сd6. Не знаю, рассматривал ли уже здесь Петросян возможную при случае жертву качества, но маневр Лb8-d8-d6-g6 дал черным хоть какую-то контригру. Чтобы согнать ладью с удачной стоянки, белым приходится двигать пешку «h», ослабляя прикрытие короля.

29.h4 Фd8 30.h5. На 30.Фh3 неясно 30...h5! 31Лf5 Фc8 32.Фf3 (32Л:h5?! Кf6!) 32..f6.

30...Лf6 31.Фg4. Осталось только сыграть g2-g3, разменять дерзкую ладью f6, и дальше всё пойдет как по маслу. «Я считал свою позицию выигранной, — пишет Таль. — В самом деле, белые подготовили атаку на королевском фланге, а на ферзевом у черных вместо контригры одни слабости. Но тут возник повод вспомнить Нимцовича и его теорию блокады...»

 20

31...Лf4!! Блистательный ход! И уже знакомый прием: ладья добровольно становится под бой легкой фигуры. Жертва качества (даже не за пешку!) позволяет произвести кардинальную переоценку сравнительной силы фигур.

32.С:f4?! После этого взятия неожиданно резко активизируются и тупой слон d6 (он начинает присматриваться к пункту h2), и унылый конь d7 (у него появляется шикарный пункт е5). Слаба уже не столько пешка с5, сколько пешки с4 и е4. Плюс к тому выясняется, что пешка «h» зашла слишком далеко и белый король — потенциальный объект атаки. Короче, полная смена декораций...

«Конечно, если бы Таль до конца понял, к чему приведет взятие качества, то он удовлетворился бы пешкой: 32.Лf4! ef 33.Сf4. Я считал, что эта ситуация для черных лучше, чем игра при материальном равенстве, но в очень стесненной позиции» (Петросян).

Однако примерный анализ показывает, что и здесь белые сохраняли ощутимый перевес: 33... С:f4?! 34.Ф:f4 Фе7 35.h6! g6 36. Лf1; 33...Фе7 34.h6 g6 35.Фg3 (35. C:d6!? Фd6 36.Лf1) 35...С:f4? (35... Ке5) 36.Ф:f4 f5 37.Лe1 Кe5 38.Ле2 Фc7 39.ef Лf5 40.Фe3+-; 33...Кf6 34.Фf3 С:f4? 35.Ф:f4 К:h5 36.Фe3! Фh4 37.Кc5 Ле8 (37..Кg3 38.Лe1) 38.Лf1 Кg3 39.20 К:e4 40.Лf4+-;

33...Ke5 34.Фg3 Лe8 35.h6 g6 36. Лc1 Фс7 37.Лf1! К:c4? (37...Фd8) 38.C:d6 К:d6 39.Лf6 Лd8 40.Фe5+-.

Все же у черных оставались некоторые контругрозы, и это могло не понравиться Талю, который к тому же, по собственному признанию, «в то время по молодости лет считал, что качество нужно брать всегда».

32...ef 33.Кd2 Кe5. Позиция резко обострилась, и белым уже надо играть аккуратно, а это довольно сложно. Каждому опытному шахматисту известно, как изменение характера борьбы влияет на психологический настрой. До сих пор отдельные ходы не играли решающей роли и в основном лишь намечали план в общем виде. Теперь же требуется конкретный расчет. И хотя Таль делал это блестяще, крутой поворот выбил его из колеи. Кроме того, он не любил защищаться...

34.Ф:f4? Ошибка. Правильно было 34.Фf5 или 34.Фh3 f3 35.Лf2! (но не 35.gf Кd3 36.f4Kf4 37.Фg4 Фf6, обостряя игру), и перевес белых неоспорим. В этом случае жертва качества могла оказаться недостаточной — настолько тяжелой была исходная позиция черных.

34..К:с4 (всего один легкомысленный ход белых изменил оценку почти на 180 градусов) З5.е5.

21

З5...К:е5! Без колебаний сохраняя сверхмощную позицию в центре. Возможно, Таль рассчитывал на 35...К:d2?! 36.ed К:f1 37. К:f1 h6 (37...Ф:a5 38.h6) 38.Лe1 - пешки «d» лишь формально сдвоенные, на деле они проходные!

36.Ке4 h6 37.Лае1 ? При 37.К:d6 Ф:d6 черные укрепляли коня ходом f7-f6 и имели бы неприступную крепость плюс контригру с с5-с4. Но, конечно, не стоило допускать того, что случилось в партии. Заслуживало внимания 37.b3!?

37...Cb8! 38.Лd1 с4. Угрожая Са7+ и Кd3 с матовой атакой. Положение черных уже лучше — начинает сбываться то, о чем говорилось в примечании к 32-му ходу. Белый король рискует попасть в беду.

39.d6! (пассивнее 39.Кf2 Ф:a5 40.d6 Фc5!) 39...Кd3. В обоюдном цейтноте трудно было решить, не лучше ли сначала 39... Cа7+!? На это могло последовать 40.Крh1 41.Л:d3! (но не 41. Фg4? f5, как в партии) 41...cd 42. Кg3 Ф:a5 43.Кf5 с достаточной контригрой или даже 40.Кf2 Кd3 41.Ф:с4 К:f2 (41...К:b2!? 42.Ф:а6!) 42.Л:f2 Ф:a5 43.d7 С:f2+ 44.Крf2 Лd8 45. Крg1 Ф:h5 (45...Фb6+ 46. Крh1) 46.Лd5 Фg6 47.Ф:b4, и грозная проходная «d» страхует белых от поражения.

40.Фg4? Контрольный и, видимо, проигрывающий ход. Необходимо было 40.Фе3, например: 40...КЬ2 41.Лd5! Фd7 42.Кс5 Фс6 43.Лff5! (43...C:d6 44.Фd4), 40... Фd7 41.Л:d3 (41. Крh1!?) 41...cd 42. Ф:d3Сa7+ 43.Кf2 или 40...f5 41. Фd4! (опасно 41.Кf2 Ф:d6 42.К:d3 Фh2+ 43. Крf8 Фh4+ 44. Кре2 Ф:h5+ 45.Фf3Фe8+) 41...fe 42.Ф:c4+ Крh8 43.Л:f8+ Ф:f8 44.Ф:e4 Сa7+ 45. Крh2 Кf2 46.Фe7! Фf4+ 47.g3 Фf3 48.Фe8+ или 48.d7 с ничьей.

40...Сa7+ 41. Крh1 f5. Записанный ход. При доигрывании случилось еще немало увлекательных событий.

42.Кf6+! Разумеется, Таль не упускает тактический шанс. Совсем не годилось 42.Л:f5? Л:f5 43. Ф:f5 Фh4+ 44.Фh3 Ф:e4 45.d7 Фe7-+.

42... Крh8 (42...Ф:f6?? 43.Ф:c4+ и Ф:d3) 43.Ф:c4 К:b2 44.Ф:a6 Кd1 45.Ф:a7.

21 2

45...Ф:d6? После 45...Кс3! 46.Фе7 gf у черных были отличные шансы реализовать фигуру, хотя белые могли еще помутить воду:

1)47.Фе3 Лf7! (47..Лh7? 48 .Фd3! Фd7 49.Лf5 Крh8 50.а6! Фе6 51.d7 или 48...Ке4 49.Л:f5 Лe8 50.d7! Лe7 51.Лd5 с доминацией, обеспечивающей ничью) 48.а6 (48.Ф:h6+ Лh7) 48...Ф:d6 49.а7 Фd8 50.Ф:h6+ (или 50.Лa1 Фа8 51.Ф:h6+ Крg8 52.Фе3 Лg7 53.Фf3 Ке4) 50... Крg8 51.Фе3 Лg7 52.Л:f5 Фа8 53.Фf3 Ф:а7 54.Фе6+ Фf7, побеждая;

2)47.Л:f5 Ф:е7 48.de Ле8 49.Л:f6, и теперь не 49...Л:е7?! 50.а6! Кb5 51.Лb6! Ле5 52.Лh6+ Крg7 53.Лg6+ Крf8 54.Лg4= или 50... Крg7 51.Лg6+! Крf7 (51... Крh7 52.Лb6 Кd5? 53.ЛЬ7 Лg7 54.a7!) 52.Л:h6 Кb5 53.Лb6 Лe5 54.a7 Кa7 55.Л:b4=, истребляя все пешки, а только 49... Крg7! 50.ЛЬ6 Л:e7 51.Л:b4 Лe5 52.g4 Л:a5 53. ЛЬ7+ Крf6 54.Лb6+ Крg5 55.Лg6+ Крf4 и т.д. (56.Л:h6 Крg3!) или 50. Лg6+ Крf7 51.Л:h6 (51.ЛЬ6 Кd5 52. ЛЬ5 Кре6 53.a6 Ле7 54.Лb7 Лe8 55. a7 Лa8-+) 51...Кa4!! и b4-b3.

Именно этого решающего маневра конем (нечеловеческий ход!) мог не увидеть при анализе Петросян. Иначе трудно понять, почему он не сыграл 45...Kс3!

46.Фd7! Сильный ответ, после которого изворотливый Таль в конце концов добивается ничьей. Но любопытно взглянуть на дальнейшие упущения соперников: этот отрезок партии никто всерьез не анализировал, и несколько важных моментов осталось за кадром.

46...Ф:f6 47.Ф:d1 ЛЬ8! (не 47...Фа6 48.Лf4! Ф:a5 49.Фd6, за бирая на b4) 48.Лf3? Серьезный промах. Шансы на ничью сохраняло 48.Фd3 b3 49.а6, стремясь разменять пешку «а» на пешку «b».

48...Ла8? Ответная любезность. После 48...Лb5! решало плачевное положение белого короля: 49.Фe1 (49.Фa4 Фh4+ или 49.Лb3 Л:а5 50.Л:b4 Лa1) 49... Крh7 50.Лb3 Л:а5 51.Ф:b4 Ла1+ 52. Крh2 Лf1-+. Теперь же возникает объективно ничейный эндшпиль «три пешки против двух на одном фланге», но на этом ошибки не кончаются...

49.Фe1 Л:а5 50.Ф:b4 Ле5 (или 50...Фe5 51.Лf1 Лa1 52.Л:a1 Ф:a1+ 53.Крh2 Фe5+ 54. Крh3 Фе3+ 55. Крh2 Крh7 56.Фc4=) 51.Фf4 Крh7 52. Крh2 Лd5 53.Лf1 Фg5 54.Фf3 Лe5 55.Крg1 Лc5 56.Фf2 Лe5 57.Фf3 Лa5 58. Крh2 Крh8 59.Крg1 Лa2.

22

60.Фd5? (на миг оставляя без защиты пункт е3) 60.. Лс2? И вновь Петросян мог выиграть, но для этого требовалось знание еще неведомой тогда высшей компьютерной геометрии: 60...Фe3+! 61. Крh2 Ла4! 62.Фd8+ Крh7 63.Л:f5 Лd4! (очень красиво!) 64.Лd5 Лg4 65.Лd3 Фe5+ 66. Крg1 (66. Крh1 Фе2 67.Фd5 Лg5; 66.g3 Лg5!) 66...Фе4! 67.Фd5 (67.g3 Лg5 68.Лb3 Лd5) 67...Л:g2+ 68. Крh1 Ф:d5 69.Л:d5 Лg5!-+. Всё это «лично» проверили строгие Junior и Fritz.

61.Фa8+ Крh7 62.Фf3 Лс1?! (сильнее все же 62..Лс5) 63.Л:с1 Ф:с1 + 64. Крh2 Фс7 + 65. Крh3 Фе5 66.g4!= fg+ 67. Кр:g4 Фg5+ 68.КрhЗ Фf6 69.Фе4 + Крg8 70.Фe8+ Фf8 71.Ф:f8+ Крf8 72.Крg4 Крf7 73. Крf5. Ничья.

Следующий пример на ту же тему Петросян предварил словами: «Повторю, что первая, самая главная трудность при позиционных жертвах качества — психологическое предубеждение: ведь приходится отдавать ладью за легкую фигуру. Вторая трудность в том, что качество отдается, когда к этому не принуждают обстоятельства. Поэтому надо заранее предугадать, как будут развиваться события, и принять необходимые меры».

 

№301

ПЕТРОСЯН - ГЛИГОРИЧ

15-я Всемирная олимпиада, Варна 1962

23 2

26.Сf3! Остроумный ресурс в тяжелой позиции.

26...Лaf6. На 26...е4 следует 27.Фd4! «Под боем пешка е4, и на 27...КdЗ белые пожертвуют качество. А если 27...Фe7, то 28.Ле2 с очень острой, напряженной борьбой» (Петросян).

27.Ле1! (единственный шанс; 27.Ле2? Сd3 28.Ке4 К:е4 29.Ф:d3 Кg3+!) 27...Кd3 28.Лfe2 К:e1 29.Ф:e1 Ле8 З0.с5. «У черных чистое лишнее качество, но оно совершенно не чувствуется» (Петросян).

30...Лff8 31.Ке4. Ничья по предложению Глигорича.

Приведу еще один поучительный пример, по словам Тиграна Вартановича, очень интересный в чисто психологическом плане.

 

№ 302 ПОРТИШ - ПЕТРОСЯН

Сан-Антонио 1972

23 2

24.Cg5?! Логичнее было наращивать давление путем 24.Ле1, затем Cf4 или Cg5.

24...е5!! Сюрприз! «После моего ответа Портит задумался примерно на 10 минут и все время смотрел на меня. Он никак не мог понять, пожертвовал я качество или прозевал. В конце концов он решил, что я зевнул, взял и... попал в плохую позицию» (Петросян).

25.Cе7?! (25.de fe! с удобной игрой) 25...f5 26.Cf8 K:f8. «За два хода ситуация резко изменилась. У белых ладья за слона, но нет никакой активной игры, потому что все линии закрыты, а ладьи чего-то стоят лишь при открытых вертикалях. После е7- е5 конь на с6 стоит очень красиво, но не более. При случае у черных в бою будет лишняя фигура» (Петросян).

27.Cе2 Ch6?! (лучше сначала 27...h5!) 28.Лс2 Сс8 29.КсЗ Кfd7 30.Ле1 Кf6 31.Сf1 f4?! По Петросяну, неприятнее для белых был бы профилактический ход типа 31... Крh8!

32.Лсе2 Лf8 ЗЗ.Ка4К:а4 34. Ф:a4 Кd7 (предупреждая прорыв с4-с5) 35.Ke7+. Эту простую защиту черные просмотрели.

35... Крh8 36.К:c8 Ф:с8 37. ФаЗ Кс5 38.Фf3 Фf5. Ничья.

Итак, позиционная жертва качества была одной из ярких примет неповторимого петросяновского стиля. А что составляло его основу? Посмотрим, как 9-й чемпион мира трактовал дебют.

 

   читать следующую главу