Шахматы в Питере Шахматы в Питере

На стыке эпох.

Этот том посвящен жизни и творчеству двух шахматных королей 60-70-х годов минувшего века - Петросяна и Спасского, а также их выдающихся соперников — Глигорича, Полугаевского, Портиша и Штейна.

В предисловии ко второму тому я писал, что подлинную революцию в шахматах совершал каждый пятый чемпион мира: Стейниц (1-й) — Ботвинник (6-й) — Фишер (11-й). Стейниц создал школу позиционной игры, Ботвинник — систему подготовки к соревнованиям и острые дебютные схемы, где черные, игнорируя классические каноны, сразу же нарушают позиционное равновесие и стремятся перехватить инициативу. При следующих четырех чемпионах — Смыслове, Тале, Петросяне и Спасском — теория игры развивалась в русле эпохи Ботвинника, которая, таким образом, продолжалась до конца 60-х годов. В начале 70-х очередной революционный рывок совершил Фишер, в сущности, заложив основы нынешних профессиональных шахмат.

Формально же эпоха Ботвинника закончилась в 1963 году, когда многолетний чемпион проиграл матч Петросяну и отказался от дальнейшей борьбы за мировую корону. Вскоре после этого Ботвинник писал в «Чесс уорлд» (№ 2/1964):

«Мне кажется, что в шахматах время гениев прошло. В свое время Морфи, Стейниц, Ласкер, Капабланка и Алехин определенно превосходили своих современников, и прежде всего — по таланту. В наши же дни одним талантом не проживешь: требуются еще здоровье, боевой спортивный характер и, наконец, специальная подготовка. Несколько десятилетий назад естественный отбор сильнейших шахматистов происходил среди сравнительно узкого круга лиц, и этих шахматистов было не так уж много — имена их всем известны. Теперь же массовая база шахмат столь велика, что этих сильнейших стало много - тесновато ныне на шахматном Олимпе. Добрый десяток гроссмейстеров отличается и ярким талантом, и завидным здоровьем, и боевым характером, и глубокой специальной подготовкой. Следует особо отметить значение специальной подготовки: иногда она бывает интуитивной, другой раз она состоит в том, чтобы свести к минимуму влияние подготовки противника, — качество, которое, видимо, свойственно новому чемпиону мира. Можно утверждать, что талант в формировании современного сильного шахматиста уже не является определяющим фактором».

Чувствуется, что у Ботвинника еще не зажили раны после тяжелого поражения. На самом деле, конечно, он понимал, что проиграл великому шахматисту. Через три года он спросил у Спасского, только что проигравшего матч Петросяну: «А вы его ходы угадывали, Борис Васильевич?» — «Нет, не всегда», — ответил Спасский. «Я тоже не угадывал», — признался Ботвинник. В его устах это была высшая похвала сопернику! Впоследствии он воздал должное и Спасскому, и Фишеру...

Спорен и его тезис о «тесноте на шахматном Олимпе». Сегодня массовая база шахмат еще больше, чем сорок лет назад, и еще больше классных гроссмейстеров, но пропорции между сильными и сильнейшими не изменились и число реальных претендентов на мировое первенство по-прежнему крайне ограниченно.

Однако в оценке Ботвинника есть историческая правда: имена чемпионов прошлого всегда были окутаны романтическим ореолом величественности. Впрочем, АВРО-турнир 1938 года, где Капабланка, Алехин и Эйве уступили дорогу молодым, знаменовал окончание героической эры шахматных титанов. И все же Ботвинник, во многом благодаря своим легендарным победам в 40-е годы, сумел продлить эту эру — недаром его называли Патриархом советской шахматной школы. Смыслов по праву считался его великим соперником, Таль — ярчайшей звездой, метеором, «вторым Морфи».

И вдруг на Олимпе появились Петросян и Спасский — с виду обычные, негероические чемпионы. Но подробное изучение их творчества показывает огромный масштаб дарования этих шахматных королей, а время их пребывания на троне стало важным этапом накопления знаний — своеобразным цементирующим периодом, когда закладывался фундамент современных шахмат. В эти годы появляется «Шахматный информатор», возникают новые дебютные схемы, углубляются представления о многих миттелынпильных позициях, пересматриваются привычные догмы (например, меняется подход к позициям с изолированной пешкой) и т.д.

Второй матч Петросян - Спасский (1969) уже предвещал грядущую смену эпох, которая началась с приходом Фишера... Но это тема следующего тома.

Выражаю благодарность гроссмейстеру Владимиру Белову, заслуженным тренерам СССР Александру Никитину и Марку Дворецкому за помощь, оказанную при подготовке этого тома к изданию.

6

 

   читать следующую главу