Шахматы в Питере Шахматы в Питере

 

 

глава 3

Гроссмейстер в 15 лет!

Межзональный турнир состоялся в Портороже (с 4 августа по 12 сентября 1958 года). Роберт Фишер очень надеялся хорошо выступить в этих соревнованиях, он серьезно отнёсся к подготовке, все время проводил или в турнирном зале, или в номере отеля, уделяя внимание только шахматам. Странно, но молодого американца не интересовали ни красоты и золотые пляжи лазурной Адриатики (он так ни разу и не искупался), ни ночные бары, ни местные красавицы. Кстати, заметим, что кое-кому из участников именно эти соблазны стоили потерянных очков... Турнирная дистанция состояла из двадцати одного тура: требовались полная отдачи, максимальное напряжение сил, собранность и хорошая физическая форма.

Чудаковатость Бобби бросалась в глаза окружающим. Кое-кто относил ее к издержкам характера подростка. Другим казалось, что паренек чрезмерно стесняется - и своего возраста, и простой одежды (рубашка-ковбойка, в прохладную погоду - свитер, потертые джинсы, стоптанные спортивные башмаки), и статуса новичка среди «акул» мировых шахмат.

Но, в то же время, Бобби нелегко было чем-то смутить, подавить его волю. Если ему что-то не нравилось, то мог молча уйти, даже не соизволив ответить на вопрос, мог резко отмахнуться от того, кто, по его мнению, насмехался над ним, как-то унижал или же ставил в неловкое положение. Иногда Фишер, словно опытный психолог-аналитик, по малейшим признакам, почти интуитивно чувствовал фальшь в голосе собеседника, неискренность его поведения. Достаточно было сказать не то слово, позволить себе пренебрежительный жест, даже просто отвернуться во время разговора, как паренек замыкался в себе, становился «букой». И, наоборот, Бобби мог быть веселым и словоохотливым собеседником с тем, кто ему нравился, кто был искренен и дружелюбен.

Несмотря на юный возраст, Фишер уже успел познать «изнанку» окружающего мира: безотцовщина, обман со стороны некоторых взрослых, «воспитательные методы» матери, социальное неравенство, неискренность в поведении ряда «друзей». Почему одни ездят в роскошных кадиллаках, а другие трясутся в старых автобусах? Почему учителя говорят одно, а на деле выходит иное? Как выбиться из нищеты и прозябания? Как стать богатым и независимым? Почему эти пижоны, которые не умеют даже поставить мат двумя слонами, важно рассуждают о качестве моей игры и осмеливаются давать свои никчемные советы?

Многие вопросы занимали паренька из Бруклина. Уже тогда он понял, что только заметное превосходство над остальными (или большинством остальных) может поставить его над «толпой», заставит всех считаться с ним, обеспечит ему нормальное существование.

В свои 15 лет Фишер проявлял несвойственные подросткам расчетливость и прагматизм. Накануне открытия межзонального турнира в беседе с югославским журналистом Радойчичем он уверенно заявил, что надеется попасть в первую шестерку, а для этого, мол, надо победить пяток слабых участников и сыграть вничью с гроссмейстерами; а на каждый незапланированный проигрыш нужно отвечать новой победой. Такое заявление специалистам шахмат показалось хвастливым и самоуверенным. Однако юный американец с первых туров начал претворять в жизнь свой план.

Сначала Фишер сыграл вничью с опытным болгарским международным мастером Олегом Нейкирхом, затем победил Фюштера, который в итоге занял последнее место. В третьем туре - ничья с Россетто, а в четвертом - поражение от Пала Бенко, который, бежав из коммунистической Венгрии, с 1957 года жил в США. В следующих двух турах Фишер сумел сделать ничьи с советскими гроссмейстерами Бронштейном и Авербахом. У него стало 50% очков.

В седьмом туре - победа над датчанином Ларсеном, в восьмом - над Сангинетти. Затем - ничья с Панно и поражение от Олафссона. Упорными были схватки юного американца белыми фигурами в партии с Талем и черными - с Петросяном. Обе партии завершились вничью. Затем победы над Шервином и Де Гэейфом выдвинули чемпиона США в группу лидеров.

Возмутитель шахматного мира. О жизни и творчестве Роберта Фишера. Гроссмейстер в 15 лет!

Бобби, как и планировал, старался не проигрывать сильным шахматистам (среди 21 участника было 13 гроссмейстеров) и побеждать более слабых. Он сыграл вничью с гроссмейстерами Сабо, Пахманом, Матановичем, Филипом, Пшгоричем, выиграл у Кардосо. В итоге Фишер набрал 12 очков (из 20 возможных). Он выиграл 6 партий, две проиграл и 12 сыграл вничью.

Давид Бронштейн вспоминал: «Я познакомился с Фишером на межзональном турнире в Портороже. Мы сидели там за одним столиком: ГЪломбек, я и Фишер. Завтракали, обедали, ужинали. И так целый месяц... Мне было интересно наблюдать за Фишером, но я долго не мог понять, почему этот мальчик так хорошо играет в шахматы. Бобби выглядел немного запуганным, с нами не общался, только здоровался.

Но вот однажды он нас изумил. Мы с ГЪломбеком, как давние знакомые, за трапезой обычно оживленно беседовали. Фишер слушал, но никогда не вставлял ни слова. И вдруг его что-то заинтересовало в нашей беседе. Он встрепенулся и вежливо обратился к ГЪломбеку с каким-то вопросом. Не успел он закончить фразу, как я увидел чудо: покрытые как бы туманной пленкой глаза Фишера внезапно стали раскрываться - точь-в-точь как объектив фотоаппарата, и я увидел ясные, чистые, по-детски любознательные глаза! Но если бы это было всё... 1Ъломбека тронуло обращение к нему юного гения, и он охотно и исчерпывающе ответил на вопрос. «Спасибо», - сказал Фишер, и тут мы увидели то же чудо, но в в обратном порядке: глаза Бобби вновь стали тусклыми, медленно покрываясь пленкой. И картина обрела исходное положение: мы по-прежнему оживленно беседовали, а Фишер молчал...

Конечно, этот случай не раскрыл мне загадку его феноменальной игры, но я понял главное: Фишеру интересно только то, что его интересует, тогда он включает свой интеллект, а до всего остального ему и дела нет!».

А Юрий Авербах выразился так: «Именно в Портороже я впервые увидел юного Фишера, и там же состоялась наша единственная встреча за шахматной доской. В борьбе за доской этот юнец, почти еще ребенок, проявлял себя вполне сложившимся бойцом, демонстрируя удивительное хладнокровие, точный расчет и дьявольскую изобретательность. Особенно меня поразили даже не его обширные дебютные познания, а стремление всюду искать новые пути. В игре Фишера был заметен огромный талант, к тому же чувствовалась огромная работа по изучению шахмат.

Помню, я без особого раздумья решил применить против юного Бобби свою систему. Сейчас мне кажется, что это решение было не совсем правильным. К тому времени система прочно вошла в турнирный обиход. Фишер наверняка ее знал и специально к ней готовился.

Когда в позиции у нас оставалось по 10 минут до контроля, я услышал почти шепот: «Ничья?». Поскольку турнирное положение меня устраивало и рисковать смысла не было, я решил не искушать судьбу и согласился на ничью (справедливости ради замечу, что партия могла закончиться вечным шахом).

Как известно, в дальнейшем Фишер очень редко сам предлагал ничью. И когда его однажды спросили об этой партии, он ответил так: «Авербах боялся проиграть ребенку, а я боялся проиграть гроссмейстеру. Поэтому мы согласились на ничью!».

Победителем межзонального турнира стал рижанин Михаил Таль, набравший 13,5 очка. Второе место занял Светозар Пшгорич (13 очков). Третье и четвертое места разделили Пал Бенко и Тигран Петросян (по 12,5 очка), пятое и шестое - Фридрик Олафссон и Роберт Фишер (по 12 очков). Эти участники получили право выступить в турнире претендентов на титул чемпиона мира.

Заслуженный тренер СССР Александр Кобленц после турнира поделился своими впечатлениями: «Шесть побед при двух поражениях говорили о многом, пусть даже эти победы были одержаны в основном над шахматистами, занявшими нижнюю часть таблицы.

Каким мне запомнился Фишер? Наравне с советскими шахматистами он был в центре внимания многочисленных туристов и репортеров. За ним охотились собиратели автографов. Стоило появиться на улице этому высокому парню в парусиновых брюках и джемпере с короткими рукавами, как за ним сразу устремлялись болельщики. Но было совсем не просто поспеть за Фишером - шаг у него крупный, и ходил он очень быстро.

Большую часть времени Фишер просиживал в своем номере. Когда бы мы ни проходили мимо его двери, из комнаты слышался стук фигур.

К своим старшим коллегам он относился с большим уважением... Фишера опекал Уильям Ломбарди, несколько грузный, любезно улыбающийся молодой человек, большой любитель от души посмеяться (даже не верилось, что этот жизнерадостный остряк готовится принять сан католического священника). Ломбарди рассказывал, что иногда, чтобы отдохнуть от назойливых американских туристов, Фишер сухо спрашивал: «В шахматы играете?». Если ответ был отрицательным, он довольно резко отшивал соотечественников.

Как позднее стало известно, уже тогда, в Портороже, юношу выводило из душевного равновесия неуважительное отношение американцев к шахматам. Фишера всегда возмущало, что за бокс американцы согласны платить своим кумирам миллионы, а на шахматы не хотят тратить и цента».

Итак, все шестеро победителей межзонального турнира получили право выступить в турнире претендентов. А 15-летнему Роберту Фишеру по результатам межзонального турнира присвоили звание международного гроссмейстера. Никогда еще в истории шахмат не было столь юного обладателя высшего шахматного звания! Шахматный мир удивлялся, когда в молодом возрасте (до 20 лет) становились гроссмейстерами Тешь, Спасский и другие талантливые юноши. Но чтобы завоевать (именно заслуженно завоевать, а не получить при помощи могущественных покровителей или же набрать норму благодаря «подаренным очкам») в возрасте пятнадцати лет, нужно быть действительно очень и очень талантливым, «пробивным», настойчивым и целеустремленным. Ну а Бобби воспринял этот успех как само собой разумеющееся. Он искренне считал, что еще год назад уже играл в силу гроссмейстера.

И лишь много лет спустя, когда наступила некоторая девальвация звания гроссмейстера, рекорд Фишера был побит сразу несколькими вундеркиндами. Гениальная Юдит Полгар (Венгрия) в 1992 году завоевала звание мужского (!) гроссмейстера в 15 лет и 150 дней (Роберт Фишер в 1958 году добился этого звания в 15 лет и 94 дня), еще одна представительница прекрасного пола Хумпи Конеру (Индия) - в 15 лет и 149 дней (2002), Петер Леко (Венгрия) - в 14 лет и 144 дня (1994), Этьен Бакро (Франция) - в 14 лет и 61 день (1997)    , Руслан Пономарев (Украина) - в 14 лет и 17 дней, Тимур Раджабов (Азербайджан) - в 14 лет и 14 дней (2001), БуСянжи(Китай)-в 13лети 168 дней (2000), Магнус Карлсен (Норвегия) - в 13 лет и 119 дней (2004), Сергей Карякин (Украина) - в 12 лет и 211 дней (2003), Юрий Кузубов (Украина) в 14 лет и 226 дней (2004). Все они, с легкой руки журналистов, образовали своеобразный «клуб Бобби Фишера», в который записывают шахматистов, завоевавших звание гроссмейстера в возрасте до 16 лет.

читать главу 4