читать шахматные книги

14. Связь фигур с пешечной структурой

     Сотню лет назад люди чудовищно обращались со своими фигурами, особенно в закрытых позициях. Следующая партия довольно любопытна в этом отношении. 

Подробнее...

 1. Игра в стиле Акибы Рубинштейна.

В Советском Союзе была се­рия книг с партиями выдающихся шахматистов, именуемая «Чер­ной серией», в общей сложности в ней было издано 32 тома. Когда мне было девять лет, отец купил мне книгу «Акиба Рубинштейн», написанную Разуваевым и Мурахвери (вероятно, Разуваев отве­чал за шахматную часть, а Мурахвери написал биографический очерк).

Подробнее...

2. Зажим

Рубинштейн был силен не только в доведении до победы выигрышных положений. Он столь же хорошо умел создавать давление на позицию соперни­ка, используя, например, незна­чительное преимущество в про­странстве; и затем зажимал, за­жимал, зажимал, пока соперник не ломался под давлением. По­тому что шахматы — в конечном счете игра, и состоит она в том, чтобы ставить перед соперником проблемы.

Подробнее...

3. Классические планы

Вплоть до этого момента воз­действие, оказываемое на меня Акибой, было довольно абстракт­ным. И так это и будет продол­жаться далее в книге. В отличие от других видов спорта, шахматы во многом содержат повторение общих идей и способов система­тизации мышления.

Подробнее...

4. Зажим (продолжение)

Игрок с классическим воспи­танием будет подходить к каждой позиции, основываясь на ее тре­бованиях. Если, например, у него перевес в развитии, он, вероят­но, попытается атаковать короля соперника. Если у него матери­альное преимущество, он попы­тается предотвратить всяческую контригру и, возможно, направит партию в выигранный эндшпиль. Возможностей много. Это, наде­юсь, очевидно каждому, хотя не каждый так думает!

Подробнее...

5. Лучшая пешечная структура

Мне очень нравится сцена­рий, при котором у меня несколь­ко лучшая пешечная структура, вследствие чего я могу маневри­ровать и создавать давление на позицию соперника по всей до­ске, угрожая проведением мощ­ного прорыва то здесь, то там. По­нятно, я предпочитаю, чтобы моя структура была сильной, гибкой и подвижной, а структура соперни­ка изобиловала слабостями — на­пример, изолированными стро­енными пешками. Но в реальном мире вам приходится играть с изобретательными соперниками; если вы хоть чего-то достигли, то уже впору это праздновать.

Подробнее...

6. Работает против сильнейшего

Некоторых гроссмейстеров обвиняли в том, что они играют исключительно на технику. Де­лают много-много ничьих, а по­беждают, только когда получают перевес по дебюту или когда со­перник слабо играет в техниче­ской позиции. Хочу подчеркнуть, что не выступаю в поддержку такого подхода - однако у меня есть серьезные сомнения в том, что эти описания верно представ­ляют то, что эти игроки пытаются делать.

Подробнее...

7. Пространственный перевес

Игре с пространственным перевесом я учился на партиях Рубинштейна, а также на других классических партиях. Это один из моих любимых видов преиму­щества, и в этой серии книг мы будем часто сталкиваться с ним в той или иной форме.

Не уверен, что смогу добавить нечто новое к понятию простран­ственного перевеса, но надеюсь дать читателю более высокий, с практической точки зрения, уровень понимания борьбы за дополнительное пространство и игры при обладании им.

Подробнее...

8.Неважно, кто вы - есть лишь 64 квадрата шахматной доски

И если я контролирую 40, вам остается всего 24 — независимо от того, насколько сильно вы игра­ете.

Игра на пространственный перевес — одна из моих любимых стратегий, и чрезвычайно эф­фективная. Даже чемпион мира, имея дело с ней, испытывал про­блемы.

Подробнее...

9. Шедевр

Если бы я писал сборник из­бранных партий, то следующий поединок в него, несомненно, вошел бы.

Я играл с Ван Юэ шесть раз; первый был на турнире Гран-при в Сочи 2008. Он отлично выступал в том цикле Гран-при и был бли­зок к тому, чтобы выйти в турнир претендентов. Если бы он выиграл лучшую позицию в последнем туре, то добился бы этого. 

Подробнее...

Корзина

Итоговая сумма:   0.00 RUB
В корзину