Шахматы в Питере Шахматы в Питере

Рука Бондаревского: дважды претендент.

Итак, в 1961 году Спасский вновь не вышел в межзональный турнир. Это был очень трудный период в биографии молодого таланта, оказавшегося на обочине шахматной жизни. «Иной мог бы и вовсе бросить шахматы, не то что оставить мечту о мировой короне, — писал позднее Бронштейн. — Но Спасский решает пройти тернистый путь сначала и приступает к осуществлению глубоко продуманного плана тренировок». Его постоянным тренером становится опытный гроссмейстер Игорь Бондаревский

Подробнее...

Первый лауреат «Оскара»: дуэли с Ларсеном и Фишером.

Созданная в 1968 году Международная ассоциация шахматной прессы (AIPE) учредила шахматный «Оскар» — приз лучшему шахматисту года, присуждаемый по итогам заочного голосования ведущих журналистов, пишущих гроссмейстеров и деятелей ФИДЕ. Надо ли говорить, что лауреатом первых двух «Оскаров» (1968 и стал Спасский. Его убедительные спортивные победы сопровождались яркими творческими достижениями, отмеченными не в одной «десятке лучших партий» выходившего раз в полугодие югославского «Информатора». В трех томах подряд (7, 8 и 9-м) Спасский занял первую строчку — благодаря эффектным разгромам, учиненным Петросяну (Мос- ква(м/19) 1969), Пенроузу (Пальма-де-Мальорка 1969) и Ларсену («Матч века»(м/2) 1970).

Подробнее...

Штурм Олимпа: второй матч с Петросяном

Уже через пару месяцев Спасский встретился в финальном матче претендентов с Корчным, одолевшим в полуфинале Таля. Виктор Львович решил проблему закрытого варианта «сицили- анки», но это ему не помогло, ибо соперник переигрывал его в сложной затяжной борьбе, да еще черными. А белыми Спасский, когда у него не пошла игра с 1.е4, запросто перешел на 1.d4, что для Корчного оказалось неприятным. В 7-й партии он как загипнотизированный избрал староиндийскую защиту и быстро сгорел в системе Земиша...

Подробнее...

«Вперед, Казимирыч!»

Говоря об истоках красивого стиля игры Спасского, сразу вспоминаешь его предыдущего многолетнего тренера (1952—1960), ленинградского гроссмейстера Александра Казимировича Толуша. Это был знаменитый мастер атаки и на редкость веселый, остроумный человек. О своем выигрыше он сообщал друзьям так: «Дзинь-Дзилевич схвачен». Когда соперник тянул безнадежное сопротивление, он жаловался: «Пушечное мясо сопротивляется». А когда тот сдавался, Толуш приговаривал: «Аминь пирожкам». Во время же блица и за анализом он подбадривал себя боевым кличем: «Вперед, Казимирыч!»

Подробнее...

Уроки Спасского.

Со Спасским я впервые встретился за доской осенью 1981 года в Тилбурге. Это был мой первый турнир экстракласса — так сказать, проба сил. Собрались все сильнейшие, кроме Карпова и Корчного, игравших тогда матч в Мерано, да еще, пожалуй, Таля и Полугаевского (они помогали Карпову). Я набрал всего 50 процентов, но, по отзывам участников турнира, играл очень интересно. Многие гроссмейстеры уже смогли оценить и мою игровую манеру, и мой потенциал. Общественное мнение потихоньку начинало настраиваться на то, что в 84-м году будет матч Карпов — Каспаров.

Подробнее...

По следам второго тома.

Перед вами наиболее интересные и важные исправления по второму тому, которые подготовлены для 2-го издания «Моих великих предшественников». Особо надо отметить находки петербургского перворазрядника Сергея Сорохтина, публикуемые время от времени на популярных шахматных сайтах. Его аналитическим удачам способствуют и консультации с гроссмейстерами, но прежде всего — тесное содружество с компьютером, ставшим сегодня незаменимым помощником шахматиста.

Подробнее...