Шахматы в Питере Шахматы в Питере

На стыке эпох.

Этот том посвящен жизни и творчеству двух шахматных королей 60-70-х годов минувшего века - Петросяна и Спасского, а также их выдающихся соперников — Глигорича, Полугаевского, Портиша и Штейна.

Подробнее...

Тигран девятый.

«ЖЕЛЕЗНЫЙ ТИГРАН».

В свои лучшие годы Тигран Вартанович Петросян (17.06.1929 - 13.08.1984) проигрывал так редко, что каждое его поражение становилось сенсацией. За эту поистине легендарную непробиваемость он был прозван «железным Тиграном», хотя из-за очень своеобразного «пассивного» стиля его имя с трудом ассоциировалось с именами гордых покорителей шахматного Олимпа.

Подробнее...

Не только защитник.

Петросян родился и вырос в Тбилиси, где учился азам шахмат у тонкого позиционного мастера Арчила Эбралидзе, большого поклонника Капабланки и Нимцо- вича. Путь Тиграна наверх был таким же размеренно-неторопливым, как и его стиль. В 1945-м — чемпион Грузии, в 46-м — чемпион СССР среди юношей (14 из 15!), в 47-м, с первой же попытки — мастер. Скромные, как бы разминочные, выступления в двух чемпионатах страны (1949 и 1950), выигрыш чемпионата второй «малой родины» — Москвы. Наконец, первый крупный успех — в зональном, 19-м чемпионате СССР (1951): после двух стартовых поражений молодой мастер одерживает восемь побед при семи ничьих и выходит в межзональный турнир!

Подробнее...

Коронная жертва.

Кто не слышал об умении Петросяна виртуозно обороняться, предотвращать опасность, используя неуловимые нюансы позиции, и о его фирменном блюде — позиционной жертве качества! В гармоническом сочетании таких вроде бы несовместимых элементов стратегии, как жертва качества и неторопливое лавирование, очевидно, и кроется один из секретов его огромной практической силы и глубокого проникновения в тайны шахмат. Ибо шахматы по своей природе исключительно гармоничны, и любые, самые разные приемы — будь то жертва материала, создание слабостей в неприятельском лагере или избавление от собственных слабостей — имеют одну и ту же цель: достигнуть гармонии в своей позиции и, напротив, внести дисгармонию в позицию соперника. Петросян очень любил позиционно жертвовать качество и умел делать это как никто другой.

Подробнее...

Чудеса профилактики.

Уже со времен Ботвинника стало очевидно, что начальная стадия партии требует тщательного изучения. Рассчитывать на серьезный успех в профессиональных соревнованиях без солидной дебютной подготовки было невозможно, и практически каждый из ведущих шахматистов вносил свой вклад в развитие дебютной теории. Интересно проследить, как резко она прогрессировала с конца 40-х годов до наших дней — за эти полвека достигнут поистине невероятный прогресс, причем он продолжает идти по нарастающей.

Подробнее...

Сага о Светозаре.

Коль скоро речь зашла о староиндийской защите, нельзя пройти мимо ее видного знатока, выдающегося югославского гроссмейстера Светозара Глигорича (р. 1923), входившего в 50—60-е годы в число претендентов на первенство мира.

Подробнее...

Скромный ход пешкой.

Перейдем теперь к другой системе, тоже названной именем Петросяна, — в новоиндийской защите: 1.d4Kf6 2.с4 е6 3.Kf3 b6 4.аЗ!? или 4.KcЗ Cb7 5.аЗ!? Возможно, здесь его вклад и не столь значителен, как в «староиндийке», однако план с а2-аЗ был в свое время революционным шагом. Так играл и Симагин, но вдохнул жизнь в эту идею, дал ей широкое международное признание именно Петросян.

Подробнее...

Как одолеть Ботвинника?

Искусство Петросяна эффектив- стов, даже довольно сильных, но использовать долгосрочные само понятие «долгосрочный по- позиционные факторы общеиз- зиционный фактор» звучит рас- вестно, но для многих шахмати- плывчато — это для них нечто неконкретное, как бы не имеющее точного математического обоснования.

Подробнее...

Ошибка претендента. Первый матч со Спасским.

После трех лет безмятежного царствования Тиграна Вартановича ждало очередное трудное испытание — матч за корону с молодым и очень опасным Борисом Спасским (Москва, апрель—июнь 1966). Среди шахматистов долгое время бытовало мнение о неуверенной игре Петросяна в позициях, богатых тактическими ресурсами. И Спасский построил на этом свою матчевую стратегию: он любым цветом стремился создавать сложные, обоюдоострые ситуации, надеясь, что здесь-то ему и удастся перехитрить соперника. Но уже первая половина матча убедительно показала претенденту, что он ошибается.

Подробнее...

Лев выпускает когти: Полугаевский.

Пора рассказать и о Льве Абрамовиче Полугаевском (1934—1995), участнике пяти матчей претендентов и, пожалуй, самом выдающемся теоретике-аналитике среди гроссмейстеров, родившихся в 30-е годы, ярком преемнике традиций советской шахматной школы, идущих от Ботвинника, Болеславского, Макогонова, Бондаревского, Симагина, Фурмана, Смыслова, Авербаха, Бронштейна, Геллера, Тайманова...

Подробнее...